Эта статья входит в число хороших статей

Метатеза плавных в славянских языках

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Метатеза плавных[1] — общеславянское фонетическое изменение. Заключается в устранении праславянских сочетаний *TorT, *TolT, *TerT, *TelT в середине слова и сочетаний *orT, *olT в начале слова (где T — любой согласный). Возможно, вызвано законом открытого слога. По-видимому, протекало уже в эпоху сильной диалектной раздробленности праславянского языка, поэтому дало четыре различных результата в разных группах славянских языков (один в южнославянских языках и чешско-словацкой группе, другой в восточнославянских языках, третий в польском и лужицких и четвёртый в кашубском и полабском). Среди учёных нет единого мнения о времени прохождения данного процесса, однако, как правило, его датируют VIII—IX веками н. э.

Описание явления[править | править вики-текст]

Традиционно считается, что сочетания типа *TorT, *TolT, *TerT, *TelT, *orT, *olT противоречили закону открытого слога, поэтому должны были быть устранены[2][3]. В различных славянских языках это устранение протекало по-разному, что связано с тем, что данный процесс начался уже в позднепраславянский период, когда праславянский язык был уже сильно диалектно раздроблен[4]. Однако В. Н. Чекман полагает, что закон открытого слога и метатеза плавных не связаны друг с другом по двум причинам: во-первых, в языках, в которых действует закон открытого слога, слоги могут заканчиваться на сонорный, а во-вторых, метатеза произошла накануне падения редуцированных, которое отменило закон открытого слога[5]. Он предлагает альтернативную гипотезу, согласно которой сочетания -or-, -er-, -ol-, -el- между согласными с фонологической точки зрения являлись долгими слоговыми фонемами[6].

Метатеза в сочетаниях *TorT, *TolT, *TerT, *TelT[править | править вики-текст]

В диалектах, лёгших в основу южнославянских, чешского и словацкого языков, сочетания устранялись путём метатезы плавного, которая сопровождалась удлинением гласного: *TorT > TraT, *TolT > TlaT, *TerT > TrěT, *TelT > TlěT.

В восточнославянских возникало так называемое «полногласие»: *TorT > ToroT, *TolT > ToloT, *TerT > TereT, *TelT > ToloT, TeleT, TeloT. Предположительно, промежуточной стадией были сочетания типа *TorъT, об этом говорит отсутствие заменительного удлинения в полногласных формах перед слогом с исчезнувшим редуцированным в украинском языке (укр. кінь, но город)[7][8].

В польском и лужицких языках метатеза осуществлялась без удлинения гласного: *TorT > TroT, *TolT > TloT, *TerT > TreT, *TelT > TleT. Возможно, промежуточной стадией было *TъroT с редуцированным гласным, который исчез после падения редуцированных (об этом говорит вокализация предлога в старопольском языке в словосочетаниях we głowie < *vъ gъlově < *vъ golvě, we proch < *vъ pъroxъ < *vъ porxъ)[9][10][11].

В полабском и кашубском метатеза не осуществилась в сочетании *TorT (полаб. korvo «корова», gorch «горох», stórnǎ, gord «сарай», vågard «ограда», vórtǎ «ворота», svórkǎ «сорока», кашубск. sarka, varna, mark, vårta, bårna, mårs «мороз»), в полабском известны только два слова с метатезой в этом сочетании — brödǎ и brödǎváicǎ «бородавка»[12]. Я. Розвадовский полагал, что это связано с тем, что в этих идиомах *TorT якобы совпало с *TṛT, которое закономерно давало TarT. Данная гипотеза критикуется за отсутствие доказательств[13]. В отличие от польского языка в полабском *TelT изменилось в *TolT, а затем в TloT (mlåkǎ, mlåt). *TerT и *TolT так же, как в польском, дали TreT и TloT соответственно (srédǎ, brézǎ, glåvǎ, slåmǎ, zlåtǎ)[14].

Кроме того, в среднеболгарских памятниках XIII века встречаются формы без метатезы: малдичие, зал̾таринъ, пал̾тьць, халдодавецъ, бал̾тина, салнось[15][12].

Развитие группы TelT в восточнославянских, полабском и кашубском языках[править | править вики-текст]

Отдельную проблему представляет собой неодинаковое развитие группы *TelT в восточнославянских языках: ToloT (праслав. *melko > рус. молоко), TeleT, TeloT (праслав. *šelmъ > др.-рус. шеломъ).

По предположению К. К. Уленбека, это следствие аблаутного чередования *TelT/*TolT. Мнение Уленбека было опровергнуто Т. Торбьёрнссоном, который указал на то, что рефлексы[16] типа ToloT встречаются в таких формах глагола (молоть, волочь), где невозможно наличие o-ступени аблаута. Сам Торбьёрнссон выдвинул альтернативную гипотезу, согласно которой *TelT обычно переходило в ToloT, но если вторым согласным в этом сочетании было z', s' или š, то в TeleT. Т. Лер-Сплавинский считал, что переход *TelT > TeleT осуществлялся, если второй согласный был мягким, и при условии, что ни один из согласных не был губным[17]. Ф. Р. Минлос предлагает схожее решение: рефлексы типа TeleT возникали, если второй согласный был зубным, а ToloT, если губным или заднеязычным[18].

Отражение интонационных различий[править | править вики-текст]

Интонационные различия в слогах такого типа косвенно сохранились и в языках-потомках праславянского. Слоги с акутовой интонацией (англ.)[19] дали ударение на втором слоге в полногласных сочетаниях в восточнославянских языках, долготу в чешском, краткое нисходящее ударение в сербском; слоги с циркумфлексной[20] интонацией — ударение на первом слоге в полногласных сочетаниях в восточнославянских языках, краткость в чешском, долгое нисходящее ударение в сербском[21].

литовский русский чешский сербохорватский словенский
var̃nas во́рон vran вра̂н vrân
várna воро́на vrána вра̏на vrána

Метатеза в начальных сочетаниях *orT, *olT[править | править вики-текст]

Группы *orT, *olT под акутовой интонацией у всех славян изменились в raT, laT, под циркумфлексной и новоакутовой в южнославянских языках и словацком дали также raT, laT, а в западных (кроме словацкого) и восточных roT, loT[22][23].

З. Штибер считал, что метатеза в группах *orT, *olT произошла раньше, чем в сочетаниях *TorT, *TolT, *TerT, *TelT. На это, по его мнению, указывают два факта: 1) более единообразное развитие первых групп в отличие от вторых, 2) зависимость метатезы в сочетаниях *orT, *olT от двух древнейших интонаций — акута и циркумфлекса[24].

В старославянских и церковнославянских памятниках встречаются формы с отсутствием метатезы в группе *olT: ал(ъ)кати «быть голодным», алдии «лодка» (наряду с ладии), ал(ъ)нии «лань» (наряду с лании). Это явление интерпретируют как диалектное или как явление синтаксической фонетики[25].

Примеры[править | править вики-текст]

праформа и формы родственных языков южнославянские, чешский, словацкий восточнославянские польский, лужицкие кашубский, полабский
TorT праслав. *gordъ[26],
лит. gardas «загон, хлев, стойло»
ст.‑слав. градъ, болг. град,
сербохорв. гра̑д, словен. grȃd, чеш., словацк. hrad «замок»
рус., укр. го́род польск. gród, в.-луж. hród, н.-луж. grod «замок» кашуб. gard, полаб. gord
TolT праслав. *golva[27],
лит. galvà
ст.‑слав. глава, болг. глава́,
сербохорв. гла́ва, словен. glâva
чеш., словацк. hlava
рус., укр. голова́, белор. галава польск. głowa, в.-луж. hłowa, н.-луж. głowa полаб. glåvǎ
TerT праслав. *berza[28],
лит. béržas
ц.-слав. брѣза, болг. бреза́,
сербохорв. бре̏за, словен. brė́za,
чеш. bříza, словацк. breza
рус. берёза, укр. бере́за, белор. бяро́за польск. brzoza, в.-луж. brěza, н.-луж. brjaza полаб. brezǎ
TelT праслав. *pelva,
др.-лит. pẽlūs «мякина»
ст.‑слав. плѣва, болг. пля́ва «солома», макед. плевна
сербохорв. пље̏ва «мякина», словен. plẹ́va
чеш., словацк. pleva «мякина»
рус., укр. поло́ва, белор. пало́ва польск. plewa, в.-луж. pluwa, н.-луж. plowa
őrT праслав. *ormo / *ormę «плечо»[29],
лат. armus «верхняя часть руки, лопатка»
ст.‑слав. рамо, болг. ра́мо,
сербохорв. ра̏ме, словен. ráme,
чеш. rámě, rameno, словацк. ramä
др.-рус. рамя, рамо, укр. ра́м᾽я, ра́мено, белор. ра́мя польск. ramię, в.-луж. ramjo, н.-луж. raḿе полаб. ramą́
őlT праслав. *olkomъ[30]
лит. alkti «быть голодным»
ст.‑слав. лакомъ, болг. ла́ком «жадный»,
сербохорв. ла̏ком, словен. lákom «алчный, жадный, похотливый»,
чеш., словацк. lakomý «жадный, скупой»
рус. ла́комый, укр. лако́мий «жадный, похотливый», белор. лако́мы польск. łakomy, в.-луж. łakomny
ȍrT праслав. *orstъ «рост»[31],
лат. arduus «высокий, крутой»
ст.‑слав. растъ, болг. раст,
сербохорв. ра̑ст, словен. rȃst,
чеш. vzrůst, словацк. vzrast
рус. рост, укр. ріст, белор. рост польск. wzrost, в.-луж. róst полаб. rüst́
ȍlT праслав. *oldi «лодка»[32],
лит. aldijà «чёлн, однодеревка»
ст.‑слав. ладии, болг. ла́дя,
сербохорв. ла̑ђа, словен. ládja,
чеш., словацк. lod᾽
рус. ло́дка, укр. лодь, белор. ло́дка польск. łódź, в.-луж. łódź, н.-луж. łoź полаб. lüd᾽а

Механизм явления[править | править вики-текст]

В трактовке Р. Якобсона сочетания гласного с плавным в праславянском языке изначально были двухморными дифтонгами (одна мора приходилась на гласный, а вторая на плавный). Впоследствии плавный утратил слоговость, и заменительное удлинение дало долгий гласный в южнославянских и чехо-словацких языках (*ToṛT > *TarT) с последующей метатезой (*TarT > *TraT) и эпентетический гласный в восточнославянских языках (*ToṛT > *ToroT). В лехитских языках, по данной гипотезе, сперва произошла метатеза (*ToṛT > *TṛoT), а уже затем потеря плавным слоговости и эпентеза редуцированного гласного (*TṛoT > *TъroT)[33].

Х. Андерсен предположил, что разница между лехитскими и южнославянскими рефлексами вызвана тем, что в лехитских языках смена количественного противопоставления гласных качественным произошла уже после метатезы, а в южнославянских языках до[34].

Хронология[править | править вики-текст]

Относительная хронология[править | править вики-текст]

Метатеза плавных произошла после взаимодействий *rj > *r' и *lj > *l'[35].

Абсолютная хронология[править | править вики-текст]

Основываясь на данных письменных памятников, польский учёный Е. Налепа датирует метатезу плавных у северо-западных славян концом VIII века, у болгар началом IX, а у восточных славян стыком IX и X веков[36]. С. Б. Бернштейн датирует метатезу III—V вв. н. э.[2] А. Лампрехт — 750—825 гг. н. э.[37], М. Шекли к 1 половине IX века[38]. М. А. Жовтобрюх и Г. П. Пивторак относят возникновение полногласия у восточных славян к концу VIII — началу IX веков (при этом отмечается, что второй гласный в полногласных сочетаниях, как минимум, до XII века отличался по качеству от первого)[39][7].

Данные письменных памятников[править | править вики-текст]

Древнейший зафиксированный пример группы *olT без метатезы — имя славянского вождя, записанное византийским историком Феофилактом Симокаттой в 596 году как Αρδαγαστός[40].

В хронике Фредегара имя сербского князя записано как Dervanus, что соответствует праслав. *dervanъ, а имя словенского князя передано как Walduc, что сравнивают с праслав. *voldyka и *voldъkъ[40]. В житии святого Деметрия, написанном в середине VII века, зафиксировано имя славянского князя из окрестностей Салоник в форме Περβοῦδος, что соответствует праслав. *perbǫdъ[40]. В 772 году имя славянского князя Карантании было записано как Waltunc, что сопоставляют с записью в хронике Фредегара[40].

Самая древняя фиксация группы с метатезой, вероятно, восходящая к 784 году, — имя Trebel (праслав. *terbelь) в книге монастыря святого Петра в Зальцбурге[41].

Имя славянского князя, в поход против которого в 789 году отправился Карл Великий, в европейских хрониках фиксируется уже с метатезой как Dragawitus, Tragawitus, Tranvitus, Tragowit, Dragowit, Dragoidus, Dragitus, Draoscio, Drogoviz, что соответствует праслав. *dorgovitъ[42].

Константин Багрянородный фиксирует в своём труде «De administrando imperio», написанном около 950 года, две формы без метатезы: Νεμογαρδάς (праслав. *novogordъ) и Δερβλενίνοι (праслав. *dervl'ane), однако нельзя исключить, что эти формы продолжают более раннюю традицию, и на самом деле метатеза в языке восточных славян в это время уже произошла[43].

Данные заимствований[править | править вики-текст]

Метатеза плавных охватила и древние заимствования в праславянский язык[44][45][46]:

Более поздние заимствования избавляются от нежелательных сочетаний путём вставки редуцированного[45]:

Отсутствие метатезы отражено в ряде древних заимствований из праславянского в балканские языки[51][52]:

Во время первых контактов восточных славян с финно-угорскими и балтийскими племенами в языке первых ещё не произошла метатеза, о чём говорит ряд древних заимствований[46][53]:

В свою очередь, метатеза плавных охватила и древнейшие финские заимствования в русском[46][54]:

Данные топонимов[править | править вики-текст]

Название реки в Австрии Першлинг[de] в 834 году было записано как Bersnicha и было заимствовано немцами не раньше 790-х гг. из праслав. *berzьnika[40]. Адам Бременский при описании Limes Saxoniae приводит название реки Birznig, также заимствованное из праслав. *berzьnika или *berzьnikъ[41].

Метатеза плавных произошла после заселения славянами Балкан, о чём свидетельствует её наличие в ряде топонимов, заимствованных славянами у коренного населения[55][56]:

Среди топонимов, заимствованных греками у славян, есть отражающие формы до метатезы плавных[55][57][52]:

Скандинавы, попавшие на Русь в начале IX века, записали название Полоцка (др.-рус. Полотьскъ < *poltьskъ) как Palteskia[58]. Метатеза плавных произошла в древнерусских названиях Тъмуторокань, которое было заимствовано в IX веке из тюркского Tamantarkan, и Меречь, заимствованного из лит. Merkys[52].

Метатеза произошла в топонимах, возможно, заимствованных славянами у финно-угров[55][56]:

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Наука и техника. — Минск, 1979. — С. 148.
  2. 1 2 Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 216.
  3. Хабургаев Г. А. Старославянский язык. — М.: Просвещение, 1974. — С. 131.
  4. Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2004. — С. 31. — ISBN 5-211-04969-1.
  5. Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Наука и техника. — Минск, 1979. — С. 148—149.
  6. Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Наука и техника. — Минск, 1979. — С. 149—151.
  7. 1 2 Півторак Г. П. Формування і діалектна диференціація давньоруської мови. — Київ: Наукова думка, 1988. — С. 91.
  8. Колесов В. В. история русского языка. — М., СПб.: Академия, Филологический факультет СПбГУ, 2005. — С. 84—85. — ISBN 5-8465-0174-5.
  9. Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 45—46.
  10. Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 218.
  11. Фельдштейн Р.Ф. Противоречивые количественные отражения дифотнгов на плавные в польском языке типа płótno, król, we młodości // Rozprawy Komisji Językowej ŁTN. — 2006. — Т. LI. — С. 69.
  12. 1 2 Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 220.
  13. Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 225.
  14. Селищев А. М. Славянское языкознание. Западнославянские языки. — Государственное учебно-педагогическое издательство Наркомпроса РСФСР. — М., 1941. — С. 305—308, 424—425.
  15. Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 43.
  16. Рефлекс звука в лингвистике — отражение определённого звука языка-предка в языке-потомке; например, рефлексом праславянского *ę в русском является «я» [ja/'a].
  17. Lehr-Spławiński T. O mieszaniu prasłowiańskich połączeń telt z tolt w językach północno-słowiańskich // Studia i szkice wybrane z językoznawstwa słowiańskiego. — 1957. — С. 219—222.
  18. Минлос Ф. Р. Рефлексы праслав. *CelC в восточнославянских языках // XIII международный съезд славистов. Доклады российской делегации. — 2003. — С. 390.
  19. Акутовая интонация характеризуется повышением тона.
  20. Циркумфлекс — разновидность музыкального (тонического) ударения (слоговой интонации), характеризующаяся нисходящим (постепенное понижение тона голоса) или восходяще-нисходящим движением языкового тона
  21. Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Издательство иностранной литературы, 1951. — С. 128—129.
  22. Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 220—221.
  23. Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2004. — С. 34—35. — ISBN 5-211-04969-1.
  24. Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 38.
  25. Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Издательство иностранной литературы, 1951. — С. 59.
  26. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1980. — Т. 7. — С. 37.
  27. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1979. — Т. 6. — С. 221.
  28. 1 2 Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1974. — Т. 1. — С. 201.
  29. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 2005. — Т. 32. — С. 185—187.
  30. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 2005. — Т. 32. — С. 60—61.
  31. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 2005. — Т. 32. — С. 207—208.
  32. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 2005. — Т. 32. — С. 53—54.
  33. Фельдштейн Р.Ф. Противоречивые количественные отражения дифотнгов на плавные в польском языке типа płótno, król, we młodości // Rozprawy Komisji Językowej ŁTN. — 2006. — Т. LI. — С. 68-69.
  34. Фельдштейн Р. Ф. Противоречивые количественные отражения дифотнгов на плавные в польском языке типа płótno, król, we młodości // Rozprawy Komisji Językowej ŁTN. — 2006. — Т. LI. — С. 72.
  35. Селищев А. М. Старославянский язык. — Издательство Московского университета, Наука. — М., 2006. — С. 150. — ISBN 5-211-06129-2.
  36. Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Poznań, 1968. — С. 38—39.
  37. Lamprecht A. Praslovanština a její chronologické členění // Československé přednášky pro VIII. mezinárodní sjezd slavistů. — 1978. — С. 147.
  38. Šekli M. Primerjalno glasoslovje slovanskih jezikov. — Lubljana: Znanstvena založba Filozofske fakultete, 2016. — Т. 1. — С. 271. — ISBN 978-961-237-742-7.
  39. Жовтобрюх М. А., Волох О. Т., Саміленко С. П., Слинько І. І. Історична граматика української мови. — Вища школа. — Київ, 1980. — С. 61.
  40. 1 2 3 4 5 Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Poznań, 1968. — С. 35.
  41. 1 2 Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Poznań, 1968. — С. 36.
  42. Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Poznań, 1968. — С. 36—37.
  43. Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Poznań, 1968. — С. 39.
  44. Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Издательство иностранной литературы, 1951. — С. 54.
  45. 1 2 Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — P. 396.
  46. 1 2 3 Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — P. 415.
  47. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1984. — Т. 11. — С. 82—89.
  48. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 2005. — Т. 32. — С. 166—167.
  49. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964—1973. — Т. 1. — С. 345.
  50. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964—1973. — Т. 1. — С. 317.
  51. Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — P. 415—416.
  52. 1 2 3 Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 37.
  53. Bjørnflaten J. I. Chronologies Of The Slavicization Of Northern Russia Mirrored By Slavic Loanwords In Finnic And Baltic // Slavica Helisngiensia. — 2006. — № 27. — P. 54.
  54. Хелимский Е. А. Славянские (новгородско-псковские) заимствования в прибалтийско-финских языках: -a и -u в рефлексах имён мужского рода // Компаративистика, уралистика: Статьи и лекции. — 2000. — С. 331.
  55. 1 2 3 Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — P. 395.
  56. 1 2 Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 37—38.
  57. Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — P. 416.
  58. Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Poznań, 1968. — С. 38.

Литература[править | править вики-текст]

  • Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — М.: Издательство Московского университета, Издательство «Наука», 2005. — С. 216—225
  • Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — М.: Издательство Московского университета, Издательство «Наука», 2004. — С. 31—35
  • Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Издательство иностранной литературы, 1951. — С. 54—60
  • Минлос Ф. Р. Рефлексы праслав. *CelC в восточнославянских языках. // XIII международный съезд славистов. Доклады российской делегации. — М.: Индрик, 2003. — С. 389—394
  • Селищев А. М. Старославянский язык. — М.: Издательство Московского университета, Издательство «Наука» — С. 150—158
  • Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Минск: Наука и техника, 1979. — С. 147—151
  • Lehr-Spławiński T. O mieszaniu prasłowiańskich połączeń telt z tolt w językach północno-słowiańskich. // Studia i szkice wybrane z językoznawstwa słowiańskiego. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1957. — S. 219—230
  • Lehr-Spławiński T. O tzw. przestawce płynnych w językach słowiańskich. // Studia i szkice wybrane z językoznawstwa słowiańskiego. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1957. — S. 231—250
  • Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Poznań: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1968. — S. 32—45
  • Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Heidelberg: Carl Winter Universitätsverlag, 1964. — P. 391—421
  • Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 2005. — S. 36—46

Ссылки[править | править вики-текст]