Пайналь

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Пайнал во Флорентийском кодексе.

Пайнал, Пайналь (исп. Paynal, Painal или Paynalton) — «Торопливый», «Стремительный». В мифологии ацтеков — посланник или наместник[1] (ixiptla)Уицилопочтли, который временами замещал последнего и выполнял его обязанности (в частности, во плоти — во время празднеств)[2]. Саагун называет его старшим капитаном (mayor capitan) Уицилопочтли, обожествлённым после смерти.[3]

Жак Сустель описывает шествие с участием имперсонатора Пайнала, который в свою очередь «замещал» Уицилопочтли, следующим образом:

« На заре начиналось великое шествие Пайналя, незначительного бога-посланца, который изображал Уицилопочтли. Процессия двигалась от центра столицы к Тлателолько, оттуда — к деревням побережья, Попотлану и Чапультепеку и далее к окраинам Койоакана. Время от времени процессия останавливалась, и некоторые из жертв расставались с жизнью. Когда Пайналь, описав этот большой круг, вновь появлялся в Теночтитлане и ступал на священную огороженную территорию вокруг храма, раздавался звук раковин, и пленников одного за другим приносили в жертву на камне перед воротами храма Уицилопочтли.
Жак Сустель
»

[4]

Более подробное описание шествия (ipaina Huitzilopochtli[5]) дается в книге Макса Харриса «Aztecs, Moors, and Christians: festivals of reconquest in Mexico and Spain». На заре десятого дня месяца Панкецалистли (кульминации торжеств, посвященных Уицилопочтли), жрец-имперсонатор, несущий «маленькое изображение» Пайнала, сделанное из теста, покидал huey teocalli и направлялся на площадку для священной игры в мяч (teotlachco[6]), где приносил в жертву четырёх пленников. После этого в течение двух-четырёх часов имперсонатор Пайнала, сопровождаемый большой толпой, под аккомпанемент барабанов и труб, совершал своего рода «марафонский забег» по Теночтитлану, пробегая под арками, украшенными цветами, перьями и бумажными флажками. Время от времени он останавливался, чтобы принести в жертву очередного пленника. Сделав круг по городу, процессия, наконец, возвращалась обратно в священный квартал, где участники церемониального сражения (другой важной части торжеств) при приближении Пайнала обращались в бегство подобно тому, как Сенцон Уицнауа были обращены в бегство Уицилопочтли. Таким образом, Пайнал воплощал «ужасающую скорость Уицилопочтли», которого «никто не мог схватить, никто не мог взять в плен». В финале торжеств жрец-имперсонатор Пайнала принимал участие в массовом жертвоприношении на Великой Пирамиде.[6][7][8]

Во Флорентийском кодексе Пайнал изображён сидящим и держащим в правой руке мозаичный щит из бирюзы[1], а в левой – флаг, оканчивающийся кремневым ножом. Он задрапирован в плащ, напоминающий сеть, который, согласно Кодексу, был сделан из драгоценных перьев[1] колибри, котинги и кетцаля.[9] На груди у него полукруглое белое зеркало[1], сделанное из раковины.[10] Его лицо покрыто поперечными полосами. Раскраска вокруг глаз – чёрная полумаска с белыми кружками – символизирует звёздное небо.[1][10] Он мог принимать облик колибри[1], и собственно говоря, является колибри, чьим голосом говорил Уицилопочтли.[10]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Bernardino de Sahagún. Глава 2 // Florentine Codex: General History of the Things of New Spain. — 2-ое изд. — University of Utah Press, 1970. — Т. 1 (The Gods). — С. 3. — 84 с.
  2. Patricia Turner, Charles Russell Coulter. Dictionary of ancient deities. — Oxford University Press, 2001. — С. 376. — 608 с.
  3. Bernardino de Sahagún. Глава 2. Del dios llamado Paynal... // Historia general de las cosas de la Nueva Espana. — Impr. del ciudadano A. Valdés, 1829. — Т. 1. — С. 2. — 352 с.
  4. Жак Сустель. Глава 4. День мексиканца // Ацтеки: Воинственные подданные Монтесумы. — Центрполиграф, 2010. — С. 145—146. — 228 с. — (Загадки древних народов). — 3 000 экз, экз. — ISBN 978-5-227-02191-5.
  5. Marнa Elena Bernal-Garснa. The Dance of Time, the Procession of Space at Mexico-Tenochtitlan’s Desert Garden // Sacred Gardens and Landscapes: Ritual and Agency (Dumbarton Oaks Colloquium on the History of Landscape Architecture). — Dumbarton Oaks Research Library and Collection, 2007. — С. 88—89.
  6. 1 2 Bernardino de Sahagún. Глава XXXIV. De la fiesta y sacrificios que se harían en las kalendas del decimoquinto mes, que se decía Panqüetzaliztli // Historia general de las cosas de la Nueva Espana. — Impr. del ciudadano A. Valdés, 1829. — Т. 1. — С. 172. — 352 с.
  7. Max Harris. Глава 9. The Festival of the Raising of the Banners // Aztecs, Moors, and Christians: Festivals of Reconquest in Mexico and Spain. — University of Texas Press, 2000. — С. 88—89. — 682 с.
  8. Richard J. Chacon, David H. Dye. Глава 14. The Divine Gourd Tree // The taking and displaying of human body parts as trophies by Amerindians. — Springer, 2008. — С. 426. — 680 с.
  9. Diana Magaloni-Kerpel. Real and Illusory Feathers: Pigments, Painting Techniques, and the Use of Color in Ancient Mesoamerica (неопр.). Nuevo Mundo (25/01/2006). Дата обращения 16 сентября 2010. Архивировано 21 января 2012 года.
  10. 1 2 3 Seler Ed. Costumes et attributs des divinités du Mexique, selon le P. Sahagun // Journal de la société des américanistes. — 1908. — Т. V. — С. 174—177.

Ссылки[править | править код]