Правовая культура

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Правовая культура — общий уровень знаний и объективное отношение общества к праву; совокупность правовых знаний в виде норм, убеждений и установок, создаваемых в процессе жизнедеятельности. Проявляется в труде, общении и поведении субъектов взаимодействия. Формируется под воздействием системы культурного и правового воспитания и обучения.

Правовая культура является компонентом духовной культуры.

Виды правовой культуры[править | править вики-текст]

В зависимости от носителя правовой культуры различают три её вида [1]:
-правовая культура общества;
-правовая культура личности;
-правовая культура группы.

По идеям ученых Ю.Н. Дмитриенко и И.В. Дмитриенко, апробированным в официальных исследованиях и публикациях, виды правовой культуры имеют существенными и приоритетными источниками "циклы социальной активности правового сознания", которые аргументированно интерпретируют дальнейшие условия и возможности для успешного изучения разных архитектоник правовой культуры в самых популярных её аспектах.

Правовая культура общества[править | править вики-текст]

Правовая культура общества — часть общей культуры, представляющая собой систему ценностей, накопленных человечеством в области права и относящихся к правовой реальности данного общества: уровню правосознания, режиму законности и правопорядка, состояния законодательства, состояния юридической практики и др. Высокий уровень правовой культуры является показателем правового прогресса. Культура общества является результатом социально-правовой активности отдельных личностей, коллективов и других субъектов права; она выступает отправным моментом, базой для такого рода активности и в целом для правовой культуры личности.

Правовая культура личности[править | править вики-текст]

Это обусловленные правовой культурой общества степень и характер прогрессивно-правового развития личности, обеспечивающие её правомерную деятельность.
Правовая культура личности предполагает:
1. наличие правовых знаний, правовой информации. Информированность была и остаётся важным каналом формирования юридически зрелой личности (интеллектуальный срез);
2. превращение накопленной информации и правовых знаний в правовые убеждения, привычки правомерного поведения (эмоционально-психологический срез);
3. готовность действовать, руководствуясь этими правовыми знаниями и правовыми убеждениями, то есть поступать правомерно — в соответствии с законом: использовать свои права, исполнять обязанности, соблюдать запреты, а также уметь отстаивать свои права в случае их нарушения (поведенческий срез).

Правовая культура личности характеризует уровень правовой социализации члена общества, степень усвоения и использования им правовых начал государственной и социальной жизни, Конституции и иных законов. Правовая культура личности означает не только знание и понимание права, но и правовые суждения о нём как о социальной ценности, и главное — активную работу по его осуществлению, по укреплению законности и правопорядка. Другими словами, правовая культура личности — это её позитивное правовое сознание в действии. Она включает преобразование личностью своих способностей и социальных качеств на основе правового опыта.

Правовая культура группы[править | править вики-текст]

В научной литературе нередко встречается указание ещё и на третий вид правовой культуры — правовую культуру социальной группы, характеризующуюся уровнем правосознания данной социальной группы, а также уровнем реального осуществления ею требований действующего права. Однако, учитывая, что характеристика правовой культуры общества в целом совпадает с характеристикой правовой культуры социальной группы, выделять правовую культуру социальной группы из правовой культуры общества целесообразно непосредственно при изучении конкретной социальной группы, а не правовой культуры как таковой.

Структура правовой культуры[править | править вики-текст]

Правовая культура складывается из ряда взаимосвязанных элементов:

Уровень правосознания и правовой активности граждан[править | править вики-текст]

Этот элемент выражается в степени освоения (выражения знания и понимания) права гражданами, должностными лицами, направленности на соблюдение запретов, использование прав, исполнение обязанностей. Каждый субъект призван: осмыслить, что право представляет собой ценность в сфере общественных отношений; знать право, понимать его смысл, уметь истолковать те или иные положения закона, выяснить его цель, определить сферу действия; уметь применять в практической деятельности добытые правовые знания, использовать закон для защиты своих прав, свобод и законных интересов; уметь вести себя в сложных правовых ситуациях и т. д.

Уровень (объем) знания права зависит от того, является ли гражданин профессиональным юристом, работником правотворческой или правоприменительной сферы или он занимается иной деятельностью.

Для профессионала-юриста необходимо доскональное знание правовых предписаний. Гражданин — не юрист — использует минимум правовых знаний, который требуется для его работы, поведения в быту, семье. Это, прежде всего, знания принципов права, основных норм конституционного права (права и свободы, избирательная система и др.), трудового, семейного, гражданского, предпринимательского права, понимание единства прав и обязанностей, ответственное отношение к осуществлению того и другого. Должны быть в общем виде известны гражданину нормы, предусматривающие и регулирующие юридическую ответственность и общий порядок привлечения к ней, возраст, с которого наступает юридическая и, прежде всего, уголовно-правовая ответственность, для коммерсантов — гражданско-правовая ответственность.

Имеется такой феномен правовой культуры как презумпция знания закона, что означает предположение (условность) о знании лицом закона, принятое с целью нормального функционирования всей правовой системы и выступающее в качестве непременного требования правовой культуры. Поэтому каждый гражданин должен быть заинтересован в правовой культуре. Наличие даже обширных юридических знаний у граждан, должностных лиц ещё не говорит о высоком уровне правовой культуры, ибо необходимо не только знать право, но и проявлять правовую активность.

Состояние юридической практики[править | править вики-текст]

Юридическая практика — это юридическая деятельность по принятию, толкованию, применению правовых предписаний, взятая в единстве с накопленным социально-правовым опытом.

Правоприменительная, судебная, следственная, прокурорского надзора, арбитражная, нотариальная и другие виды юридической практики представляют собой специфическое производство, соответствующим образом организованное и спланированное. Её субъекты — юристы-профессионалы. Их деятельность — показатель уровня правоприменительной культуры.

Все названные элементы правовой культуры являются теми юридическими явлениями, которые входят в правовую систему общества.

Роль правовой культуры в жизни общества[править | править вики-текст]

В обыденных дискуссиях о проблеме правовой культуры зачастую можно столкнуться с высказывания о том, что правовая культура в России отсутствует, что правовая культура присуща только обществу с развитым правовым государством.

Согласиться с этим с позиции науки нельзя. Правовая культура, как уже отмечалось ранее, не есть нечто обособленное, она, являясь частью культуры в целом, органично переплетена с последней, и, следовательно, в той или иной степени присуща как обществу в целом, так и отдельным индивидам. Мои слова в данном случае подтверждает исследователь Ратинов А. Р. Он отмечает, что «ни в одном из многочисленных исследований разных возрастных групп, включая подростков, не было обнаружено ни одного испытуемого, который не имел бы определённых правовых представлений, оценочных отношений к явлениям правовой жизни и т. п.»

Ратинов так же пишет: «Усвоение правовых ценностей, правовых норм, стандартов правового поведения идёт в течение всей жизни. Даже в самом раннем возрасте человек „с молоком матери“ впитывает первые элементы правовой культуры. Он приобретает навыки и усваивает стандарты нормативного поведения, получает первые юридические представления из сказок, в ролевых играх приобретает понятия о функциях права и его представителей и постепенно формирует хотя и примитивную, детскую, но собственную картину правовой жизни. С возрастом, по мере расширения круга общения, усложнения деятельности и выполняемых ролей происходят интенсивное обогащение и развитие этой, равно как и иных, сфер сознания»..

В подтверждение «усвоения правовых ценностей, правовых норм, стандартов правового поведения» уже в раннем детстве, достаточно привести всего лишь одну цитату:

Как услышал царь-отец,
Что донёс ему гонец,
В гневе начал он чудесить
И гонца хотел повесить;
Но, смягчившись на сей раз,
Дал гонцу такой приказ:
«Ждать царёва возвращенья
Для законного решенья».
Едет с грамотой гонец,
И приехал наконец.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой,
Обобрать его велят;
Допьяна гонца поят
И в суму его пустую
Суют грамоту другую —
И привёз гонец хмельной
В тот же день приказ такой:
«Царь велит своим боярам,
Времени не тратя даром,
И царицу и приплод
Тайно бросить в бездну вод».
Делать нечего: бояре,
Потужив о государе
И царице молодой,
В спальню к ней пришли толпой.
Объявили царску волю —
Ей и сыну злую долю,
Прочитали вслух указ,
И царицу в тот же час
В бочку с сыном посадили,
Засмолили, покатили
И пустили в Окиян —
Так велел-де царь Салтан.

(А. С. Пушкин «Сказка о царе Салтане»)

Таким образом, ни индивид, ни общество в целом не могут быть лишены правовой культуры. Но она может быть очень низкой.

Определив непременное наличие правовой культуры в жизни общества, следует обратиться к её роли в нём. В целом, роль правовой культуры общества мало чем отличается от роли культуры вообще. Интересней в этом плане обратиться к правовой культуре личности.

Так, в частности, существует мнение, что «вопреки обыденному представлению ни позитивные, ни негативные санкции сами по себе не в состоянии обеспечить выполнения должного и воздержания от запретного поведения, ибо между поведением и санкционированием нет механической связи типа „стимул — реакция“. Нужно иметь в виду относительно автономный характер ценностно-нормативной сферы личности, её конкретное содержание, характер усвоенных ценностей, норм, установок и ориентации, опосредовавших разные стороны социальной действительности, и в частности её правовую сферу. Поэтому действенность санкций зависит как от их объективного характера (значения), так и, в большей мере, от их субъективного смысла».

Иными словами исследования показывают, что тот или иной человек не совершает противоправных действий в большей степени не потому, что предвидит соответствующее наказание, а именно потому, что сам считает этот поступок недостойным, опасным, противоречащим жизненным принципам, системе ценностей и т. д. В этом, собственно, и проявляется относительно автономный характер ценностно-нормативной сферы личности.

Несколько похожая мысль высказывается А. И. Экимовым и Д. И. Луковской: «Всеобщее знание законов, как неоднократно отмечалось в социалистической правовой литературе, — это фикция… Нет, например, никакой надобности во всеобщем знании квалифицирующих признаков, отличающих кражу от ограбления или разбоя. Важно другое: чтобы каждый ясно осознавал недопустимость хищения личного, государственного или общественного имущества или посягательства на личность другого человека» Выходит, что правовая культура в деле регулирования социальных отношений и стимуляции правомерного поведения играет куда большую роль, нежели количество содержащихся в нормах права запретов или суровость наказания за их нарушение.

Для правомерного поведения в большинстве случаев достаточно усвоение индивидом социальных ценностей и общих правовых принципов.

Оценивая важную роль правовой культуры в регулировании социального поведения не трудно уяснить её роль в противодействии социальным недугам.

Очевидным становится, что если ставить целью, к примеру, снижение уровня преступности, неизбежно напрашивается вывод о необходимости, в первую очередь, повышения уровня правовой культуры, прививания уважения к социальным нормам и ценностям. (Следует отметить, что в последнее время активизировались сторонники ужесточения наказаний как метода борьбы с преступностью. Очередное подтверждение того, что подобный метод не имеет под собой научных оснований, содержится в приведённых выше цитатах. Кроме того, вопрос ужесточения наказаний — вопрос очень тонкий, лежащий в плоскости криминологии и других юридических наук (в том числе, должен рассматриваться и с позиции правовой культуры), но никак не в плоскости эмоциональных, обывательских оценок.)

Важно так же отметить роль правовой культуры в деле борьбы за субъективные права. Высокая правовая культура личности обуславливает нетерпимость к любым нарушениям законности и правопорядка вообще, в том числе, и к нарушению субъективных прав граждан.

Таким образом, правовая культура несёт на себе не только функцию аккумулирования и наследования правовых ценностей, но и, через субъективизацию правовых ценностей, сама по себе, наряду с нормами права, выступает важным регулятором социальных отношений.

Особенности российской правовой культуры[править | править вики-текст]

По мнению многих видных исследователей, немалую роль в формировании отечественной правовой культуры сыграло православие.

Так, в частности, представитель славянофильского течения К. С. Аксаков в записке «О внутреннем состоянии России» (1855 г.) пишет: «Россия никогда не обоготворяла право, не верила в его совершенство, совершенства от него не требовала», она «смотрела на него как на дело второстепенное, считая первостепенным делом веру и спасение души».

Эту же особенность российской правовой культуры подмечает М. Б. Смоленский: «Обращение к истории развития российского общества даёт возможность выявить его особенности, наглядно отражённые в правовой культуре». Так одной из особенностей, по мнению Смоленского, является: "нетерпимость, явно пренебрежительное отношение к закону при не менее очевидном уважении к «порядку». П. И. Новгородцев в статье «О своеобразных элементах русской философии права» пишет, что особенность русского духа в его понимании жизни и истории, права и государства — не что иное, как совершенное признание и утверждение основ христианской религии, отказ от осуществления совершенного правового состояния и государственности. Признавая за Ф.М Достоевским приоритет в формулировании глубочайших основ русской философии права, он, в частности, излагает его точку зрения на общественный прогресс, которая характеризуется не ожиданием грядущего рая на земле, не стремлением достичь беззаботной спокойной жизни и не верой в бесконечный прогресс человечества, а руководится сознанием неизбежного конца света и особенно убеждением в упадке всех дел человеческих, опирающихся на желание добиться земного рая и обустроиться без Бога, только силой человеческого ума.

На негативную сторону этой особенности указывает проф. О. В. Мартышин: «Вера, истина, справедливость ставились религиозным сознанием выше закона, что по-своему верно, но в то же время может легко привести к правовому нигилизму, желанию действовать на основе высших критериев и соображений в сфере, где должны царить законы».

Советский период, по сути, привнёс мало нового в правовую культуру страны. «Сколь бы качественно не отличалась советская правовая система от дореволюционной, в силу того, что в ней был воплощён принцип диктатуры одной партии, переросшей чуть ли не на четверть века в фактическую диктатуру одного из её вождей, на практике право в советской России заняло столь же скромное место, как и в дореволюционной России». Говоря о советском периоде можно констатировать явный приоритет идеологии, социалистической морали над правом в деле регулирования общественных отношений. В современной России на теоретическом уровне наметилось два противоположных взгляда на правовую культуру.

С одной стороны наблюдается либерализация законодательства, долгие годы наблюдалось направление в сторону строительства правового государства, с другой стороны набирают силу почвеннические настроения. Так, в частности, А. Г. Дугин, выступая от имени российского евразийства, полагает, что правовое государство по западному образцу чуждо природе Руси, что «национальная юриспруденция должна резко и жёстко отказаться от копирования правовых теорий Запада», «не право важно, а правда, государство правды». Надо отметить, что на практике, непосредственно в законодательстве, доминирует принцип либерализма. Основной закон России, Конституцию РФ, не без оснований именуют одним из самых либеральных в мире.

В обыденной же жизни необходимо отметить широко распространившийся правовой нигилизм, выражающийся, как и много веков назад, в неуважительном, пренебрежительном отношении к праву. С точки зрения причин это следствие юридического невежества, отсталость и правовой невоспитанности основной массы населения. Кроме того, нельзя в этом плане забывать и об исторических особенностях правовой культуры в России.

В качестве предположения, объясняющего современное положение дел в правовой культуре, можно указать на наследие советской системы. В условиях длительного подавления прав и свобод, индивид, дабы реализовать свои потребности, жизненные интересы, вынужден искать способы обойти закон, «обмануть начальника».

Опираясь на вышесказанное можно констатировать, что несмотря на достаточно высокий, хотя и далеко не совершенный, уровень развития законодательства, воплотившего в себе прогрессивные либеральные ценности, общий уровень правовой культуры населения остаётся крайне низким. И основным проблемным моментом остаётся отсутствие осознания права как важнейшей социальной ценности.

Список литературы[править | править вики-текст]

  1. Гуляихин В. Н. Правовая культура как объект научного исследования: методологические подходы, структура и критерии оценки // Юридические исследования. 2013. № 4. С. 135—158.
  2. Гуляихин В.Н. Архетипы правосознания в системе правовой культуры личности // Юридические исследования. — 2014. - № 1. - С.54-74.
  3. Дугин А.Г. Теория евразийского государства // В кн.: Алексеев Н. Н. Русский народ и государство. М., 1998.
  4. Кистяковский Б. А. Право и метод //Русская философия права: философия веры и нравственности: Антология. СПб., 1997.
  5. Ковалева И. В. Ценности правовой культуры в представлениях российского общества конца XIX — начала XX веков, 2002, В. Новгород (003298)
  6. Костенко А. Н. Культура и закон — в противодействии злу. — Киев: Атика, 2008. — 352 с.(на украинском языке)
  7. Кравченко И. И. Политические и другие социальные ценности // Вопросы философии. 2005. № 2
  8. Крапивинский С. Э. Общий курс философии: Учебник для студентов и аспирантов нефилософских специальностей. — Волгоград: Издательств Волгоградского государственного университета, 1998.
  9. Кризис правовой культуры российских государственных служащих и пути его преодоления //Актуальные проблемы правоведения. № 1-2. Самара, 2003. — 0,6 п.л.
  10. Мартышин О. В. О некоторых особенностях российской правовой и политической культуры // Государство и право. 2003. № 10.
  11. Месилов М. А. Правовая культура в механизме развития Российской государственности. Монография. - М.: Издательство «Спутник+», 2012. - 142 с.
  12. Мицкевич А. В. Взаимодействие права и нравственности. — В кн.: Взаимодействие форм общественного сознания. М., 1964,
  13. Молчанов А. А. Правовая культура в социальной жизни: вопросы методологии //Правоведение. 1991. № 1. С.63-73.
  14. Невважай И. Д Типы правовой культуры и формы правосознания.
  15. Новгородцев П. И. Соч. М., 1995.
  16. Певцова Е. А. Правовое образование в России // Основы государства и права. 2002 г. № 6.
  17. Правовая культура и вопросы правового воспитания. М., 1974.
  18. Правовая культура как конститутив жизненного пространства личности в гражданском обществе //Научный и общественно-теоретический журнал "Государственное и муниципальное управление. Учёные записки СКАГС. " 2 2003. — 0,8 п.л.
  19. Ратинов А. Р. Структура правосознания и некоторые методы его исследования. //Методология и методы социальной психологии. М., 1981.
  20. Розин В. М. Генезис права. М., 2003.
  21. Селезнёв И. А. Гражданское общество в России и правовая культура студенческой молодежи // Полит. экспертиза (ПОЛИТЭКС). — 2008 — Т. 4, № 4. — С. 152—169
  22. Силичев Д. А. Культурологи: Учеб. пособие для вузов. — М.: «Приор-издат», 2004.
  23. Скакун О. Ф. Теория государства и права. — Х.: Консум, 2000. — 604 с.
  24. Смоленский М. Б. Правовая культура, личность и гражданское общество в России: формула взаимообусловленности // Правоведенье. 2003. № 1
  25. Смоленский М. Б. Гражданское общество в условиях Российского конституционализма: аспекты правовой культуры: Монография — Москва ИКЦ «МарТ», 2003
  26. Смоленский М. Б. Конституционно-правовые основы формирования правовой культуры и развития гражданского общества в Российской Федерации. Ростов-на-Дону. Научно-практический журнал «Государственное и муниципальное управление (Ученые записки СКАГС)».№ 4.С.50-59. Изд. СКАГС. 2003. 0,55 п.л.
  27. Смоленский М. Б. Методологические аспекты изучения правовой культуры //Известия высших учебных за-ведений Северо-кавказский регион. № 1. Ростов-на-Дону. 2003.-0,5 п.л.
  28. Смоленский М. Б. Право и правовая культура в системе социальной регуляции //Научно-практический журнал "Юридический Вестник РГЭУ. № 1. Изд. РГЭУ. 2003 — 0,55 п.л.
  29. Смоленский М. Б. Правовая культура и личность в контексте Российской государственности. Монография — Ростов-на-Дону Изд. РГЭУ «РИНХ» — 7,5 п.л.
  30. Смоленский М. Б. Правовая культура и социальное самоуправление в гражданском обществе — формула взаимообусловленности. //Известия высших учебных заведений Северо-кавказский регион. Приложение № 1. Ростов-на-Дону. 2003. — 0,9 п.л.
  31. Смоленский М. Б. Правовая культура, личность, гражданское общество в России — формула взаимообусловленности — г. Санкт-Петербург //Известия вузов Санкт-Петербург. Правоведение № 1 2003 — 0,8 п.л.
  32. Смоленский М. Б. Правовая культура: опыт социокультурного анализа: Монография — Ростов-на-Дону Изд. СКНЦ ВШ. 2002. — 12, 75 п.л.
  33. Смоленский М. Б. Приоритет прав и свобод человека и гражданина как фактор витальности гражданского общества Ростов-на-Дону.
  34. Смоленский М. Б. Правовой менталитет — фактор формирования правовой культуры как основы гражданско-го общества //Известия высших учебных заведений Северокавказский регион. Ростов-на-Дону. 2002. — 0,6 п.л.
  35. Спекторский Е. В. Христианство и правовая культура // Русская философия права: философия веры и нравственности. Антология. СПб., 1997. С. 335.
  36. Теория государства и права. Ленинград. Издательстве ленинградского университета. 1987
  37. Дмитриенко Ю.Н. Подходы к изучению украинского соционического правового сознания и культуры, 2011