Путешествия Гулливера

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Путешествие Гулливера»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Путешествия Гулливера
Др. названия:
Путешествия в некоторые отдалённые страны мира в четырёх частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей
англ. Travels into Several Remote Nations of the World, in Four Parts. By Lemuel Gulliver, First a Surgeon, and then a Captain of several Ships
англ. Gulliver's Travels
Gullivers travels.jpg
Титульный лист первого издания
Автор Джонатан Свифт
Жанр сатира, притча
Язык оригинала английский
Издатель Бенджамин Мот[d]
Выпуск 1726—1727
Носитель книга

«Путешествия в некоторые отдалённые страны мира в четырёх частях: сочинение Ле́мюэля Гулливе́ра, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей» (англ. Travels into Several Remote Nations of the World, in Four Parts. By Lemuel Gulliver, First a Surgeon, and then a Captain of several Ships), часто сокращённо «Путешествия Гулливе́ра» (англ. Gulliver's Travels) — сатирико-фантастический роман Джонатана Свифта, в котором ярко и остроумно высмеиваются человеческие и общественные пороки.

Первое издание вышло в 17261727 годах в Лондоне. Книга стала классикой нравственно-политической сатиры, хотя особенно широкой популярностью пользуются её сокращённые переделки (и экранизации) для детей.

Сюжет[править | править код]

«Путешествия Гулливера» — программный манифест Свифта-сатирика.

  • В первой части книги читатель смеётся над нелепым самомнением лилипутов.
  • Во второй, в стране великанов, меняется точка зрения, и выясняется, что наша цивилизация заслуживает такого же осмеяния.
  • В третьей части высмеивается, с разных сторон, самомнение человеческой гордыни.
  • Наконец, в четвёртой появляются мерзкие еху как концентрат исконной человеческой природы, не облагороженной духовностью.

Как обычно, Свифт не прибегает к морализаторским наставлениям, предоставляя читателю сделать собственные выводы — выбрать между еху и их моральным антиподом, причудливо облачённым в лошадиную форму.

Часть 1. Путешествие в Лилипутию[править | править код]

Гулливер пленён лилипутами. Иллюстрация Жана Гранвиля

Судовой врач Лемюэль Гулливер после кораблекрушения попадает в страну Лилипутию, в которой живут маленькие, в 12 раз меньше людей, человечки — лилипуты[1]. Они захватывают Гулливера в плен. Позже местный император принимает от него вассальную клятву с обещанием послушания и освобождает.

Гулливер у лилипутов. Настенная роспись в Бремене

В этой части тетралогии Свифт саркастически описывает непомерное самомнение лилипутов и их нравы, карикатурно копирующие человеческие. Здесь, как и в других частях книги, многие эпизоды сатирически намекают на современные Свифту события. Например, есть конкретная сатира на короля Георга I (вычеркнутая редактором в первом издании) и премьер-министра Роберта Уолпола, а также выведены политические партии тори и вигов (высококаблучники и низкокаблучники соответственно). Религиозные разногласия между католиками и протестантами изображены знаменитой аллегорией бессмысленной войны Остроконечников и Тупоконечников, спорящих, с какого конца надо разбивать варёные яйца.

Гулливер, принёсший присягу Лилипутии, ввязывается в войну между ней и соседним государством Блефуску, населённым той же самой расой[~ 1]. Он захватывает вражеский военный флот и решает войну в пользу Лилипутии. Император решает полностью поработить Блефуску, где укрываются недобитые Тупоконечники и требует от Гулливера угнать все остальные корабли неприятеля, но главный герой не желает выступить орудием порабощения народа Блефуску. Один из лилипутов тайком сообщает герою, что королевский двор выдвинул против него обвинение в измене, в связи с его отказом участвовать в завоевании Блефуску и нарушением закона, запрещающего справлять нужду в пределах королевского дворца (Герой потушил пожар, охвативший дворец, струёй мочи, после чего императрица, смытая зловонным потоком затаила на него злобу). Выслушав доводы казначея, считающего, что содержание Человека-горы ложится тяжким бременем на королевскую казну, император соглашается, что Гулливера надо убить, заморив его голодом а для начала - ослепить его. Узнав об этих коварных планах Гулливер перебирается в Блефуску и найдя там выброшенную на берег шлюпку выходит в океан, где его подбирает судно и возвращает на родину[~ 2].

Часть 2. Путешествие в Бробдингнег (Страну Великанов)[править | править код]

Король великанов разглядывает Гулливера. Английская карикатура начала XIX века изображает короля Георга III и Наполеона

Небольшой отряд матросов вместе с Гулливером высаживается на неизвестном берегу. Завидев великана ростом в 22 метра (в Лилипутии все размеры в 12 раз меньше наших, в Бробдингнеге[en] — в 12 раз больше) спутники Гулливера в панике бросаются к лодке и уплывают, оставив героя на произвол судьбы. Один из батраков находит Гулливера и относит его к своему хозяину-фермеру. Фермер относится к нему, как к диковинке, и показывает его за деньги. Его алчность растёт, Гулливер буквально лишается отдыха и выбивается из сил, но, к счастью, его покупает королева Бробдингнега и оставляет при дворе в качестве забавного разумного зверька. Бробдингнег отделён от остального мира морем и непроходимой горной грядой. Все обитатели этой страны отличаются гигантскими размерами и Гулливер несколько раз попадает в опасные приключения, едва не становясь жертвой собаки, обезьяны, стаи ос, лягушки и т.д.

Гулливер обсуждает европейскую политику с королём, который иронически комментирует его рассказы. Здесь, так же как и в первой части, сатирически критикуются человеческие и общественные нравы, но уже не аллегорически (под маской лилипутов), а прямо, устами короля великанов.

Мой краткий исторический очерк нашей страны за последнее столетие поверг короля в крайнее изумление. Он объявил, что, по его мнению, эта история есть не что иное, как куча заговоров, смут, убийств, избиений, революций и высылок, являющихся худшим результатом жадности, партийности, лицемерия, вероломства, жестокости, бешенства, безумия, ненависти, зависти, сластолюбия, злобы и честолюбия… Потом, взяв меня в руки и тихо лаская, обратился ко мне со следующими словами, которых я никогда не забуду, как не забуду и тона, каким они были сказаны:

— Мой маленький друг Грильдриг, вы произнесли удивительнейший панегирик вашему отечеству; вы ясно доказали, что невежество, леность и порок являются подчас единственными качествами, присущими законодателю; что законы лучше всего объясняются, истолковываются и применяются на практике теми, кто более всего заинтересован и способен извращать, запутывать и обходить их… Из сказанного вами не видно, чтобы для занятия у вас высокого положения требовалось обладание какими-нибудь достоинствами; ещё менее видно, чтобы люди жаловались высокими званиями на основании их добродетелей, чтобы духовенство получало повышение за своё благочестие или учёность, военные — за свою храбрость и благородное поведение, судьи — за свою неподкупность, сенаторы — за любовь к отечеству и государственные советники — за свою мудрость. Что касается вас самого, — продолжал король, — проведшего бо́льшую часть жизни в путешествиях, то я расположен думать, что до сих пор вам удалось избегнуть многих пороков вашей страны. Но факты, отмеченные мной в вашем рассказе, а также ответы, которые мне с таким трудом удалось выжать и вытянуть из вас, не могут не привести меня к заключению, что большинство ваших соотечественников есть порода маленьких отвратительных гадов, самых зловредных из всех, какие когда-либо ползали по земной поверхности.

Король великанов — один из немногих благородных персонажей в книге Свифта. Он добр, проницателен, умело и справедливо управляет своей страной. Предложение Гулливера использовать порох для завоевательных войн он с возмущением отверг и запретил под страхом смерти всякое упоминание об этом дьявольском изобретении. В 7 главе король произносит известную фразу:

Всякий, кто вместо одного колоса или одного стебля травы сумеет вырастить на том же поле два, окажет человечеству и своей родине бо́льшую услугу, чем все политики, взятые вместе.

Страна великанов носит некоторые черты утопии:

Знания этого народа очень недостаточны; они ограничиваются моралью, историей, поэзией и математикой, но в этих областях, нужно отдать справедливость, ими достигнуто большое совершенство. Что касается математики, то она имеет здесь чисто прикладной характер и направлена на улучшение земледелия и разных отраслей техники, так что у нас она получила бы невысокую оценку[2]. А относительно идей, сущностей, абстракций и трансценденталий мне так и не удалось внедрить в их головы ни малейшего представления.

В этой стране не дозволяется формулировать ни один закон при помощи числа слов, превышающего число букв алфавита, а в нём их насчитывают всего двадцать две; но лишь очень немногие законы достигают даже этой длины. Все они выражены в самых ясных и простых терминах, и эти люди не отличаются такой изворотливостью ума, чтобы открывать в законе несколько смыслов; писать комментарий к какому-либо закону считается большим преступлением.

[~ 3].

Во время поездки на побережье огромный орёл уносит оставленный без присмотра походный дом Гулливера но после роняет его в море. Гулливера подбирает европейское судно и возвращает его в Англию.

Часть 3. Путешествие в Лапуту, Бальнибарби, Лаггнегг, Глаббдобдриб и Японию[править | править код]

Гулливер и летающий остров Лапута. Иллюстрация Жана Гранвиля

Гулливер отправляется в новое плавание но его корабль захватывают пираты и высаживают его на необитаемом острове к югу от Алеутских островов. Здесь героя подбирает летающий остров Лапута. Его основание - это исполинский алмазный диск, в который встроен магнит, благодаря этому Лапута совершает полёты и даже может приземляться. Все знатные жители этого острова увлечены математикой и музыкой и донельзя рассеяны. Только простонародье и женщины отличаются здравомыслием и могут поддерживать нормальную беседу. Герой тяготится пребыванием на острове и его высаживают на землю, в королевство Бальнибарби, находящееся под властью Лапуты. Там он находит приют у местного сановника Мьюноди. Герой с удивлением наблюдает сельскую местность, находящуюся в страшном запустении и как контраст - цветущее имение своего хозяина. Мьюноди объясняет, что всем хозяйством заправляют прожектёры, ни один проект которых не удаётся. А он и несколько его друзей ведут хозяйство на старинный манер

Герой посещает столичную Академию прожектёров, где пытаются претворить в жизнь различные смехотворные псевдонаучные начинания. Власти Бальнибарби потворствуют агрессивно настроенным прожектёрам, вводящим повсеместно свои улучшения, из-за чего страна находится в страшном упадке[~ 4].

Ожидая прибытия корабля, Гулливер совершает поездку на остров Глаббдобдриб[en], жители которого - чародеи, способные вызывать тени умерших, и беседует с легендарными деятелями древней истории. Сравнивая предков и современников, он убеждается в вырождении знати и человечества. Далее Свифт продолжает развенчание неоправданного самомнения человечества. Затем Гулливер приезжает в страну Лаггнегг[en], где узнаёт про струльдбругов — бессмертных людей, обречённых на вечную бессильную старость, полную страданий и болезней.

Благодаря покровительству императора Лаггнегга Гулливер попадает в Японию (в то время практически закрытую от Европы (из всех европейцев тогда туда пускали только голландцев, и то лишь в порт Нагасаки) и оттуда он возвращается на родину. Это единственное в своём роде описание путешествий: Гулливер посещает сразу несколько стран, населённых такими же людьми, как и он сам, и возвращается, имея представление о направлении обратного пути.

В этой части книги Свифт упоминает два спутника Марса, хотя открыты они были астрономом Асафом Холлом лишь в 1877 году, то есть спустя 150 лет после написания книги[3].

Часть 4. Путешествие в страну гуигнгнмов[править | править код]

Гулливер и гуигнгнмы. Иллюстрация Жана Гранвиля

Презрев своё намерение прекратить путешествия, Гулливер снаряжает собственный купеческий корабль «Адвенчюрер» (англ. Adventurer, буквально — «искатель приключений»), устав от должности хирурга на чужих судах. В пути он вынужден восполнить свой экипаж, часть которого умерла от болезней. Однако новоприбывшие матросы оказываются преступниками, они вступают в сговор, поднимают мятеж и высаживают героя на необитаемый остров, решив заняться пиратством. Гулливер попадает в страну разумных и добродетельных лошадей — гуигнгнмов. В этой стране есть и омерзительные еху — люди-животные. В Гулливере, несмотря на его ухищрения, узнают еху, но, признавая его высокое для еху умственное и культурное развитие, содержат отдельно на правах скорее почётного пленника, чем раба.

Общество гуигнгнмов описано в самых восторженных тонах, а нравы еху представляют собой сатирическую аллегорию человеческих пороков. В конце концов Гулливера, к его глубокому огорчению, изгоняют из этой Утопии, и он возвращается к своей семье в Англию. Возвращаясь в человеческое общество, он испытывает сильнейшее отвращение ко всему человеческому, встреченному им, и ко всем людям, в том числе и своим домашним (впрочем, делая некоторые послабления для конюха).

История появления[править | править код]

Гулливер рядом с бюстом Свифта пишет о своих путешествиях. Гравюра Гранвиля

Французский писатель XVII века д’Абланкур написал продолжение античного романа Лукиана «Правдивая история», где упоминается «остров животных, с которым соседствовали острова великанов, волшебников и пигмеев»[4]. Неясно, есть ли здесь связь с «Гулливером» или это простое совпадение.

Судя по переписке Свифта, замысел книги у него сложился около 1720 года.[5] Начало работы над тетралогией относится к 1721 году; в январе 1723 года Свифт писал: «Я покинул Страну Лошадей и пребываю на летучем острове… два моих последних путешествия вскоре закончатся».[6]

Работа над книгой продолжалась до 1725 года. В 1726 году первые два тома «Путешествий Гулливера» (без указания имени настоящего автора) выходят в свет; остальные два были опубликованы в следующем году. Книга, несколько подпорченная цензурой, пользуется невиданным успехом, и авторство её ни для кого не секрет. За несколько месяцев «Путешествия Гулливера» переиздавались трижды, вскоре появились переводы на немецкий, голландский, итальянский и другие языки, а также обширные комментарии с расшифровкой свифтовских намёков и аллегорий.

Вольтер, находившийся тогда в лондонском изгнании, дал восторженный отзыв о книге и прислал несколько экземпляров во Францию.[7] Первый перевод на французский язык, на многие годы ставший классическим, выполнил в 1727 году известный писатель, аббат Пьер Дефонтен. Последующие переводы на другие европейские языки долгое время (почти полтора столетия) выполнялись не с английского оригинала, а с французской версии. В письме Свифту Дефонтен извинился за то, что множество мест (почти половину текста) он переделал, чтобы книга соответствовала французским вкусам. В ответном письме Свифт, деланно отстранившись от авторства, дал оценку своему творению:[8]

Сторонники этого Гулливера, которых у нас здесь несть числа, утверждают, что его книга проживёт столько же, сколько наш язык, ибо ценность её не зависит от преходящих обычаев мышления и речи, а состоит в ряде наблюдений над извечным несовершенством, безрассудством и пороками рода человеческого.

Первое французское издание «Гулливера» разошлось за месяц, вскоре последовали переиздания; всего дефонтеновская версия издавалась более 200 раз. Неискажённый французский перевод, с великолепными иллюстрациями Гранвиля, появился только в 1838 году.

Популярность свифтовского героя вызвала к жизни многочисленные подражания, фальшивые продолжения, инсценировки и даже оперетты[9] по мотивам «Путешествий Гулливера». В начале XIX века в разных странах появляются сильно сокращённые детские пересказы «Гулливера».

Издания в России[править | править код]

Первый русский перевод «Путешествий Гулливера» вышел в 1772—1773 годах под названием «Путешествия Гулливеровы в Лилипут, Бродинягу, Лапуту, Бальнибарбы, Гуигнгмскую страну или к лошадям». Перевод выполнил (с французского издания Дефонтена) Ерофей Каржавин[10]. В 1780 году каржавинский перевод был переиздан.

В течение XIX века в России было несколько изданий «Гулливера», все переводы сделаны с дефонтеновской версии. Благожелательно отзывался о книге Белинский, высоко ценили книгу Лев Толстой и Максим Горький.[11] Полный русский перевод «Гулливера» появился только в 1902 году.

В советское время книгу издавали как в полном (перевод Адриана Франковского), так и в сокращённом виде. Первые две части книги издавались также в детском пересказе (переводы Тамары Габбе, Бориса Энгельгардта, Валентина Стенича), причём гораздо бо́льшими тиражами, отсюда и распространённое среди читателей мнение о «Путешествиях Гулливера» как о сугубо детской книге. Общий тираж её советских изданий составляет несколько миллионов экземпляров.[12]

Критика[править | править код]

Сатира Свифта в тетралогии имеет две основные цели.

  1. Свифта всегда выводило из себя излишнее человеческое самомнение: он писал в «Путешествиях Гулливера», что готов снисходительно отнестись к любому набору человеческих пороков, но когда к ним прибавляется ещё и гордость, «терпение моё истощается».[13] Во всех частях тетралогии Свифт последовательно и ярко показывает, насколько необоснованно высокомерное человеческое самомнение.
  2. Свифт не разделял либеральной идеи о высшей ценности прав отдельного человека; он считал, что, предоставленный самому себе, человек неизбежно скатится к скотскому аморализму еху. Для самого же Свифта мораль всегда стояла в начале списка человеческих ценностей. Нравственного прогресса человечества он не видел (скорее, наоборот, отмечал деградацию) и ясно показал это в «Путешествиях Гулливера».

Защитники религиозных и либеральных ценностей немедленно обрушились с резкой критикой на сатирика. Они утверждали, что оскорбляя человека, он тем самым оскорбляет Бога как его создателя.[14] Кроме богохульства, Свифта обвиняли в мизантропии, грубом и дурном вкусе, причём особое негодование вызывало 4-е путешествие.

Начало взвешенному исследованию творчества Свифта положил Вальтер Скотт (1814). С конца XIX века в Великобритании и в других странах вышло несколько глубоких научных исследований «Путешествий Гулливера».

Культурное влияние[править | править код]

Книга Свифта вызвала множество подражаний и продолжений. Начало им положил французский переводчик «Гулливера» Дефонтен, сочинивший «Путешествия Гулливера-сына»[15]. Критики считают, что повесть Вольтера «Микромегас» (1752) написана под сильным влиянием «Путешествий Гулливера». Придуманные Свифтом слова «лилипут» (англ. lilliput) и «еху» (англ. yahoo) вошли во многие языки мира.

Свифтовские мотивы ясно ощущаются во многих произведениях Герберта Уэллса. Например, в романе «Мистер Блетсуорси на острове Рэмполь», общество дикарей-каннибалов аллегорически изображает пороки современной цивилизации. В романе «Машина времени» выведены две расы потомков современных людей — звероподобные морлоки, напоминающие еху, и их утончённые жертвы-элои.[16] Есть у Уэллса и свои благородные великаны («Пища богов»).

Русский писатель-романтик А. С. Грин вспоминал, что «Путешествия Гулливера» были первой прочитанной им книгой (в шестилетнем возрасте), и книга произвела на него огромное впечатление[17].

Фридьеш Каринти сделал Гулливера героем своих двух повестей: «Путешествие в Фа-ре-ми-до» (1916) и «Капиллярия» (1920)[15]. По свифтовской схеме написана и классическая книга Лао Шэ «Записки о кошачьем городе». Выведенная там цивилизация марсианских кошек — едкий памфлет на современное автору китайское общество. Среди других известных произведений, использующих сходный приём — «Остров пингвинов» Анатоля Франса и «В стране водяных» Акутагавы.

Венгерский писатель-эсперантист Шандор Сатмари написал свой роман «Путешествие в Казохинию» в форме ещё одного путешествия Гулливера[18]. Книга, написанная вначале на венгерском языке, была затем автором переведена на эсперанто. Русский перевод существует, но пока не опубликован.

Болгарский фантаст Эмил Манов написал сатирическую антиутопию «Путешествие в Уибробию» (Пътуване в Уибробия, 1981), герои которого попадают в тоталитарную страну, населённую различными персонажами «Путешествий Гулливера»[19].

Несколько русских писателей опубликовали книги под одинаковым названием «Пятое путешествие Гулливера». Среди них: Андрей Аникин, Владимир Савченко, Михаил Козырев. Американский писатель Доктор Сьюз написал сказку «Хроника бутербродной войны», где, подобно лилипутам и блефускуанцам, юки, которые едят бутерброд маслом вверх, и зуки, которые едят бутерброд маслом вниз, ведут гонку вооружений.

Экранизации[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. В оригинале «Лилипут» (англ. Lilliput) — это название самой страны, а её жители называются лилипутийцами (англ. Lilliputians).
  2. Свифт иронически относился ко всякого рода умозрительным наукам и считал, что они должны приносить реальную пользу народным массам.
  3. Джонатан Свифт. Часть III, глава III. // Путешествия Гулливера. — 2003.
  4. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 47-48.
  5. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 20.
  6. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 21.
  7. Критики считают, что в повести Вольтера «Микромегас» ясно ощущаются гулливеровские мотивы.
  8. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 32-33.
  9. Оффенбах, 1867 год.
  10. Заблудовский М. Д. Свифт. Указ. соч. — 1945.
  11. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 194-195, 202.
  12. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 204.
  13. Джонатан Свифт. Часть IV, глава XII. // Путешествия Гулливера. — 2003.
  14. Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — С. 105.
  15. 1 2 Дмитриев В. Г. По стране Литературии. М.: Московский рабочий, 1987, стр. 117—120.
  16. H. G. Wells perennial Time machine: selected essays from the Centenary … By George Edgar Slusser, Patrick Parrinder, Danièle Chatel  (англ.)
  17. Варламов А. Александр Грин. М.: Эксмо, 2010. С. 10.
  18. Provo de recenzo pri «Vojaĝo al Kazohinio».
  19. Эмил Манов. Путешествие в Уибробию.
Комментарии
  1. Комментаторы полагают, что имеется в виду Франция, хотя есть гипотеза, что Свифт подразумевал Ирландию.
  2. Иногда в этом эпизоде видят намёк на биографию государственного деятеля и философа, виконта Болингброка — близкого друга Свифта, обвинённого Георгом I в измене и бежавшего во Францию.
  3. Последний абзац заставляет вспомнить обсуждавшееся почти на столетие раньше «Дело армии», политический проект левеллеров времён Английской революции, в котором говорилось:

    Число законов должно быть уменьшено для того, чтобы все законы поместились в один том. Законы должны быть изложены на английском языке, дабы каждый англичанин мог их понимать.

    . (Всемирная история в 24 томах. Том 13. Минск: Литература, 1996. ISBN 985-437-040-2. Стр. 107)
  4. Эта часть книги содержит едкую сатиру на спекулятивные научные теории Королевского общества.

Литература[править | править код]

  • Джонатан Свифт. Путешествия Гулливера. Сказка бочки. Дневник для Стеллы. Письма. Памфлеты. Стихи на смерть доктора Свифта. — М.: НФ «Пушкинская библиотека», 2003. — 848 с. — (Золотой фонд мировой классики). — ISBN 5-17-018616-9.
  • Заблудовский М. Д. Свифт // История английской литературы. — 2-й вып. — М., 1945. — Т. 1.
  • Муравьёв В. Путешествие с Гулливером. — М.: Книга, 1972. — 208 с.

Ссылки[править | править код]