Ревитализация (урбанистика)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ревитализа́ция (от лат. re… — возобновление и vita — жизнь, дословно: возвращение жизни) в контексте урбанистики обозначает процесс воссоздания и оживления городского пространства. Основной принцип ревитализации заключается в раскрытии новых возможностей старых территорий и построек. В процессе ревитализации используется комплексный подход с целью сохранения самобытности, аутентичности, идентичности и исторических ресурсов городской среды[1].

Ревитализация зародилась в развитых странах во второй половине XIX века, оказав значительное влияние на облик, инфраструктуру и демографическую ситуацию многих городов. Ревитализация может предполагать перемещение промышленных предприятий, переселение людей и изменение функционального назначения тех или иных городских пространств и построек.

Предыстория[править | править код]

Проспекты, созданные Османом в Париже в 1850—1870 годах

Концепция ревитализации городских пространств возникла в Англии в XIX веке как реакция на сопутствующие индустриализации и урбанизации всё более тесные и антисанитарные условия в городах. Возникшая доктрина ревитализации предполагала улучшение социально-экономической обстановки и жилищных условий в отдельно взятом городе. Параллельно с Британией, спрос на ревитализацию появляется и во Франции, где в 1853 году барон Жорж Эжен Осман был нанят для перепланировки Парижа (процесс вошёл в историю как «османизация Парижа»)[2].

В 1850-е годы ревитализация предполагала обновление города путём расселения трущоб и масштабного строительства новых жилых домов, что неоднократно делалось в Лондоне во второй половине XIX века. Процесс получил дополнительный импульс благодаря изданному Парламентом в 1875 году закона об общественном здравоохранении, что санкционировало участие властей[3]. К примеру, в 1890 году Совет Лондонского графства постановил расселить и перестроить часть бедняцкого Ист-Энда площадью 15 акров[4].

Если ревитализация в XIX веке предполагала изменение облика городов путём улучшения жилищных условий (в первую очередь для рабочих, число которых возрастало по мере индустриализации), то в настоящий момент данное явление обозначается термином Джентрификация, а понимание ревитализации несколько видоизменилось, и теперь это, в первую очередь, преобразование объектов городского пространства, утративших свою первоначальную функцию в силу изменения потребностей общества, но при этом имеющих историческую ценность, не позволяющую их уничтожать[5] . Большой популярностью пользуется ревитализация уже недействующих промышленных комплексов, находящихся в черте города, что связано с противоречиями между потребностями общества и сложившейся структурой городской среды. В таких случаях ревитализация рассматривается как реконструкция промышленной архитектуры с изменением её функций. Например, переоборудование промышленных зданий под жилые помещения — лофты. Степень изменения городской среды в процессе ревитализации зависит от степени ценности историко-культурных объектов[6][7].

История и примеры в мире[править | править код]

Ревитализация промышленных территорий последовала за деиндустриализацией ряда крупных городов, начавшемся в XX веке в связи с переносом промышленных мощностей из развитых стран в развивающиеся, а также выносом их за пределы жилых городов с последующей концентрацией в специально выделенных для этого территориях (к примеру, 16 «индустриальных бизнес-зон» в Нью-Йорке)[8]. Сокращение промышленности в городах Европы и Америки приводило, во-первых, к росту безработицы и депопуляции (так называемые «убывающие города»), а во-вторых, к появлению невостребованных заброшенных зданий, которые, при этом, могли иметь историческую ценность: наиболее яркие примеры — Детройт в США, Рурская область в Германии, Барселона в Испании. Тенденции требовали «оживления» городов как в аспекте создания новых рабочих мест, так и в возрождении заброшенных зданий[9].

Stary Browar в Познани

Обретая новую жизнь, бывшие промышленные территории в целом сохраняют свой архитектурный облик, получая новое предназначение: это могут быть музеи (посвящённые как истории города или промышленности, которая размещалась в этих стенах, так и другой тематике, — к примеру, художественные), бизнес-центры и т. д. Ярким примером является бывшая текстильная фабрика XIX века в английском Солтейре, преобразованная в 1980-е годы в художественный центр Salts Mill (англ.), который посещает около 100 тысяч человек ежегодно[8]. В британском Шеффилде в 1986 году был основан Cultural Industries Quarter («квартал культурной промышленности»), в который были включены заброшенные заводские постройки[5]. В польском городе Лодзь на базе бывшей хлопчатобумажной мануфактуры Израиля Познаньского, построенной в середине XIX века, был создан торгово-развлекательный центр Manufaktura (англ.), ставший одним из крупнейших в Восточной Европе; он считается одним из наиболее удачных проектов восстановления отживших свой век промышленных объектов[10][11]. В польской же Познани действует торгово-развлекательный центр Stary Browar на территории бывшего пивзавода[12]. В городе Форсса в Финляндии здания в прошлом градообразующей текстильной фабрики, построенные в конце XIX века, заняты музеем, торговым комплексом, офисным центром, а также университетом прикладных наук Хяме[13].

Ревитализация в России[править | править код]

Здание бывшей кондитерской фабрики «Красный Октябрь» на Берсеневской набережной в Москве
Лофт-проект «Этажи» в Санкт-Петербурге

Россия с проблемой массовой деиндустриализации столкнулась в основном в постсоветский период (начиная с 1990-х годов). Сокращение промышленности вкупе с историко-архитектурной ценностью многих промышленных зданий также создало предпосылки для ревитализации[14].

Одними из самых ярких примеров ревитализации в России можно считать два торгово-выставочных и офисных комплекса, возникших в Москве в 2000-е годы: один из них — Дизайн-завод «Флакон», основанный в 2009 году предпринимателем Николаем Матушевским на территории бывшего Хрустального завода имени Калинина[15]; а другой расположен в старых зданиях кондитерской фабрики «Красный Октябрь», перенесённой в 2007 году на новое место[16].

Примеры ревитализации промышленных зданий можно встретить и в других городах России. В Санкт-Петербурге действует лофт-проект «Этажи» на территории бывшего хлебозавода; также в 2010-е годы на набережной Обводного канала в заброшенном газгольдере открылось креативное пространство «Люмьер-Холл» и пространство «Ткачи» в здании бывшей прядильно-ткацкой фабрики им. Петра Анисимова[17][18]. Существуют и примеры создания музеев на базе заводских зданий: Завод-музей истории горнозаводской техники в Нижнем Тагиле, расположенный в зданиях старого металлургического завода, остановленного в 1989 году[19]; в Туле[20] и Невьянске (Свердловская область)[21] были открыты городские краеведческие музеи в реконструированных зданиях закрывшихся электростанций дореволюционной постройки.

Большое количество недействующих промышленных зданий формирует потенциал для их ревитализации, поскольку они, занимая полезную площадь, никак при этом не эксплуатируются[22]. Существует множество проектов по созданию арт-кластеров, торговых и офисных центров на базе бывших заводов, — к примеру, завода ЗиЛ в Москве[23] и «Красный Треугольник» в Санкт-Петербурге[24]. В Калининграде рассматриваются проекты ревитализации территорий закрывшихся в постсоветские годы целлюлозно-бумажных комбинатов «Дарита» и «Цепрусс», а также мясокомбината, пивоваренного завода и мукомольного завода[25]. Также в обозримом будущем возможна ревитализация заброшенного пивоваренного завода Альберта Суркова в Архангельске[26]. В 2016 году остановлен по причине устаревания оборудования старый никелевый завод в Норильске; дальнейшая судьба его зданий в данный момент не решена, однако рассматривается и возможность размещения в них музея и офисного центра в соседстве друг с другом[27].

Особенности[править | править код]

Ревитализация промышленных зданий отличается от реконструкции тем, что предполагает изменение функционального назначения здания, сохраняя его как ценный историко-культурный объект, то есть не изменяя его внешний облик, — практически все изменения самого здания касаются интерьеров. Ревитализированные здания могут служить разным целям — культурным или рекреационным (музеи, арт-центры, креативные пространства), торговым (магазины, торговые центры), экономическим (офисные центры, коворкинги). Особенность ревитализации в том, что вышеназванные цели могут быть удачно совмещены с сохранением исторических зданий[14].

Экономическая поддержка процессов ревитализации может быть различной. Американский урбанист Бренд Райан выделяет два типа ревитализации, в зависимости от источника инициативы и финансов: «top-down» (сверху вниз) и «bottom-up» (снизу вверх). Проекты первого типа, как правило, дорогостоящие и инициируются городскими властями, нередко оказывающими финансовую поддержку. Проекты второго типа более дёшевы, и их инициатива исходит от местных предпринимателей, культурных сообществ и т. д.[14]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Барабанов, А. А. Социально-культурные и семантические принципы ревитализации индустриального наследия / А. А. Барабанов // Эко-потенциал. — 2013. — № 3-4. — С. 237—248.
  2. Д. Жуковская. Османизация Парижа. Historicus.ru. Проверено 18 марта 2017.
  3. The Public Health Act 1875
  4. Лондон. Биография. Вонючее скопище. Langust.ru. Проверено 18 марта 2017.
  5. 1 2 Ревитализация промышленных предприятий или вторая жизнь для завода. Trendclub.ru (29 марта 2012). Проверено 18 марта 2017.
  6. Е. Владимирова. Реновация промзон: есть ли жизнь в «черной дыре». Строительство.ru (11 февраля 2015). Проверено 18 марта 2017.
  7. Демидова Е. В. Реабилитация промышленных территорий как части городского пространства / Е. В. Демидова // Академический вестник УралНИИпроект РААСН. — 2013. — № 1. — С. 8-13.
  8. 1 2 Елена Киселёва. Суть дела: Ревитализация или редевелопмент?. Ведомости (16 апреля 2014). Проверено 18 марта 2017.
  9. Татьяна Баренцева. Реконструкция промышленных объектов — модный тренд в градостроительстве. Magazine Realty. Проверено 18 марта 2017.
  10. Марина Юшкевич. Manufaktura: снова на первом месте. I like loft (25 июля 2016). Проверено 18 марта 2017.
  11. Светлана Кондратьева. Как превратить закрывшийся завод в самое живое место в городе. Strelka Magazine. Проверено 18 марта 2017.
  12. Марина Сугак. «Старый Бровар»: синтез бизнеса и искусства. Мировые рынки (ноябрь 2006). Проверено 18 марта 2017.
  13. Музей фабрики текстиля в Форсса. TravelExplore.Ru. Проверено 18 марта 2017.
  14. 1 2 3 Алексей Щукин. Оживление города. Эксперт-online (2016). Проверено 18 марта 2017.
  15. Николай Гришин. Творческие метры // Секрет фирмы. — 2013. — № 3 (328). — С. 34—39.
  16. Анна Масловская. Творческие кластеры: Красный Октябрь. The Village (5 февраля 2010). Проверено 18 марта 2017.
  17. Артем Костюковский, Максим Шер. Чувство лофта. Ъ-Огонёк (19 марта 2012). Проверено 18 марта 2017.
  18. Креативное пространство «Люмьер-Холл». Visit Petersburg. Проверено 18 марта 2017.
  19. Завод-музей. Нижний Тагил на перекрёстках веков. История Нижнего Тагила от основания до наших дней. Проверено 18 марта 2017.
  20. Электростанция на территории Тульского кремля станет атриумом. Молодой коммунар (4 июня 2013). Проверено 18 марта 2017.
  21. Евгений Коновалов. Исторические памятники Невьянска попали в неволю. Уральский рабочий (6 октября 2016). Проверено 18 марта 2017.
  22. Денис Тыкулов. Фабрики превращаются в арт-кластеры. Эксперт-online (2012). Проверено 18 марта 2017.
  23. Дарья Бычкова. Промышленный апгрейд. Urban Urban (15 января 2014). Проверено 18 марта 2017.
  24. «Красный треугольник» на Обводном превратят в резиновый «Диснейлэнд». Kanoner.com (28 июня 2016). Проверено 18 марта 2017.
  25. Анна Алимпиева. Ревитализация промышленных зон: казнить нельзя помиловать?. Pregel.Me (15 марта 2016). Проверено 18 марта 2017.
  26. Анатолий Беднов. Мерзость запустения или арт-центр?. Издательский дом «Двина». Проверено 18 марта 2017.
  27. Король умер, да здравствует «Надежда»!. Lenta.ru (11 июля 2016). Проверено 18 марта 2017.