Тагиев, Гаджи Зейналабдин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Гаджи Зейналабдин Тагиев
азерб. Hacı Zeynalabdın Tağıyev
Haji Zeynalabdin Taghiyev.jpg
Дата рождения:

1823

Место рождения:

Баку, Российская империя

Дата смерти:

1 сентября 1924(1924-09-01)

Место смерти:

Мардакан, Азербайджанская ССР, Закавказская СФСР, СССР

Гражданство:

Flag of Azerbaijan.svg Азербайджан

Награды и премии
Орден Святого Станислава II степени Орден Святого Станислава III степени Серебряная медаль «За усердие» — 1871
Орден Льва и Солнца 3 степени Орден Льва и Солнца 4 степени Орден Льва и Солнца 5 степени
Order of Noble Bukhara.jpg
Commons-logo.svg Гаджи Зейналабдин Тагиев на Викискладе

Гаджи́ Зейналабди́н Таги́ев (азерб. Hacı Zeynalabdın Tağıyev; 1823 — 1 сентября 1924) — азербайджанский миллионер и меценат, действительный статский советник. В некоторых произведениях историков и биографов в основном упоминается как «великий благотворитель».

Биография[править | править вики-текст]

Семья Гаджи Зейналабдин Тагиева происходила из Бакинской крепости (Ичери-Шехер)[1]. Его отец Таги Дост Мамед оглы, согласно устоявшейся биографии сына, был известным бакинским башмачником[1]. Между тем, в Камеральном описании г. Баку от 1849 года он указан как подёнщик[1]. В семье был ещё один сын — Али-Кули[1].

По одной из версий Г. З. Тагиев родился в 1823 году[2], которая, вероятно, связана с Камеральным описанием города Баку от 1873/1874 года, где ему показано 50 лет[3]. Э. Э. Исмаилов склонен считать датой его рождения около 1838 года, что вытекает из более точных Камеральных описаний г. Баку от 1849 и 1860 годов, где Г. З. Тагиеву записано 11 и 21 год соответственно[3].

Предпринимательство[править | править вики-текст]

В 1873 году Г. З. Тагиев вложил свои капиталы в нефтяное производство. Несмотря на то, что оно тогда не сулило больших прибылей, это вскоре принесло Г. З. Тагиеву огромное богатство, что сделало его одним из крупных промышленников Азербайджана[4]. В 1893 году у Г. З. Тагиева фонтан дал в год до 13 млн. пудов нефти[5]. Видный русский химик Д. И. Менделеев отметил его заслуги в нефтяной промышленности:

Весьма важным местным двигателем бакинского нефтяного дела должно также считать хаджи Тагиева, который с большой настойчивостью, приобретя местность Биби-Эйбат, вблизи моря и Баку, начал там бурение, провёл много буровых скважин, которые почти все били фонтанами, устроил обширный завод прямо около добычи, завёл свою русскую и заграничную торговлю и дело все время вёл с такой осторожностью, что спокойно выдерживал многие кризисы, бывшие в Баку, не переставая служить явным примером того, как при ничтожных средствах (в 1863 г. я знал г-на Тагиева как мелкого подрядчика), но при разумном отношении ко всем операциям, нефтяное дело могло служить к быстрому накоплению средств[5].

Начиная с 1877 года Г. З. Тагиев состоял в купеческом 2-й гильдии сословии, а с 1882 года — в 1-й гильдии[3]. В конце 1897 года он продал за 5 млн. рублей крупным британским капиталистам во главе с Э. Губбардом (один из директоров Английского банка) свои нефтяные промысла, керосино-масляный завод и суда для перевозки нефтепродуктов на Каспии[6]. Г. З. Тагиев получил не только деньги, но и пакет акций, учреждённой английской кампанией на 100 тыс. фунтов стерлингов (на то время примерно 1 млн. рублей), став одним из её директоров[6]. Весной 1898 года в Лондоне возникла английская фирма Бакинское общество русской нефти, одним из директоров которой также стал Г. З. Тагиев. Эта фирма приобрела в Баку за 6,8 млн. рублей промысла Арафелова и братьев Будаговых[6].

Тагиев в своём кабинете

В 1897 году Г. З. Тагиев приступил к строительству крупной текстильной фабрики, стоившая ему 6 млн. рублей[4]. По другим данным сооружение обошлось в 3,310,000 рублей, из которых 2,007,000 рублей — на приобретение технологического оборудования[7]. Строительство первой текстильной фабрики на Кавказе серьёзно тормозили препятствия, чинимые владельцами крупными фабрикантами в лице владельцев текстильных фабрик центра[7]. Тем не менее в 1900 году текстильная фабрика Г. З. Тагиева была введена в эксплуатацию[8]. К 1905 году годовая производительность фабрики составила 2200,5 тыс. рублей[9]. Согласно А. Сумбатзаде её среднегодовая производительность равнялась 1695,5 тыс. рублей[7]. Численность рабочих этой фабрики в 1909-1913 годах превышало тысячу человек, из которых около 150 являлись женщины[7].

В 1899 году представителями «Общества электрического освещения Петербурга», контролируемого немецкой фирмой «Сименс и Гальска», в Баку было создано акционерное общество «Электрическая сила»[10]. Г. З. Тагиев был одним из её директоров. Д. Сеидзаде (азерб.) полагает, что ему принадлежал значительный пакет акций этой фирмы[9].

17 апреля 1905 года его пожаловали в Коммерции советники за полезную деятельность на поприще отечественной торговли и промышленности[11]. На Зыхе, недалеко от своей текстильной фабрики, он в 1911 году построил и ввёл в эксплуатацию мельницу[12]. В 1914 году с участием Г. З. Тагиева и М. Нагиева был создан «Купеческий банк» (основной капитал 3 млн. рублей)[13].

Роль в общественно-политической жизни[править | править вики-текст]

На его средства с 1880-х годов стала издаваться газета ««Каспий» (азерб.)»[14], типография которой ему принадлежала[15]. Им также финансировалась ежедневная газета ««Хайат» (азерб.)» («Жизнь»), выходившая с 1905 года в Баку на азербайджанском языке[16]. На тот момент это был единственный печатный орган на родном языке. В знак её выхода 6 июня 1905 года был отслужен молебен и состоялось торжественное собрание «знатных лиц Баку», на котором присутствующие приветствовали Г. З. Тагиева и благодарили его «за проявленную преданность нации»[16].

В годы Первой русской революции он открыто не выступал против царизма. В характеристике, выданной бакинским губернатором В. И. Алышевским, говорилось:

В смутные годы революционного движения Тагиев смело осуждал разрушительные замыслы крайних партий и его сдерживающему влиянию правительство было в то время обязано многим. Как тогда, так и теперь Тагиев должен считать человеком не только преданным России, но и проводящим эти чувства в мусульманскую, сильно считавшуюся с его мнением, среду[17].

Революционное движение непосредственно затронуло Г. З. Тагиева. Летом 1906 года вспыхнула стачка на его текстильной фабрике, в подготовке и руководстве которой участвовали гумметисты. Во главе стачечного комитета встал М. Г. Мовсумов. Стачком выдвинул 18 требований политического и экономического характера. В числе этих требований было установление 8-часового рабочего, предусматриваемый коллективным договором декабря 1904 года; увеличение заработной платы на 30 %, отмены штрафов, улучшение условий труда и быта, принятие на фабрику рабочих всех национальностей, право организации профсоюзов и.т.д.[18].

Один из организаторов стачки С. М. Эфендиев отмечал: «Рабочие этой фабрики, почти исключительно состоящие из мусульман, были доведены до отчаяния неимоверно тяжёлыми условиями работы на предприятии своего хозяина — „гордости нации“ — Тагиева»[19]. Большое значение этой забастовки придавала большевистская газета «Девет-Коч», писавшая: «Эта забастовка имеет большое историческое значение и каждый честный друг нашей страны не может не приветствовать это великое событие в истории»[18]. Эта двухмесячная забастовка завершилась тем, что генерал-губернатор и администрация фабрики выполнили требования бастующих[18].

Г. З. Тагиев и образование[править | править вики-текст]

23 августа 1880 года его утвердили Почётным попечителем Бакинской Мариинской женской гимназии, а спустя несколько лет 30 апреля 1897 года министр народного просвещения на три года утвердил Г. З. Тагиева Почётным попечителем Бакинского низшего технического училища[11].

Г. З. Тагиев, его супруга Сона-ханум, Гасан-бек Зардаби с супругой Ганифой Меликовой, А. Топчибашев с ученицами мусульманской школы для девочек

Не владея грамотой, Г. З. Тагиев учреждал стипендии для мусульманских студентов[20]. На его средства в Петербургском институте инженеров путей сообщения учился Худадат-бек Мелик-Асланов, впоследствии министр железнодорожного транспорта Закавказской федерации и Азербайджанской Демократической Республики[21]. Г. З. Тагиев также помогал поступившему в 1902 году в Одесский университет студенту Нариману Нариманову, выплачивая ему ежемесячно стипендию в 30 рублей[22].

В августе 1906 года в Баку по инициативе Н. Нариманова и Гасан-бека Зардаби состоялся I съезд учителей-мусульман. По предложению Нариманова съезд принял решения по вопросам преподавания азербайджанского языка: введение его как обязательного предмета в школах и увеличение числа уроков в неделю, уравнение преподавателей азербайджанского языка в правах с учителями других предметов, а также принятие учителей азербайджанского языка на работу и увольнения с согласия общественности[23]. Некоторые либерально настроенные участники съезда встретили предложения Н. Нариманова крайне отрицательно. Приглашённый на следующий день Г. З. Тагиев обрушился с резкой критикой в его адрес:

« Вчерашнее ваше решение указывает на то, что съездом руководят недальновидные люди, вроде Нариманова. Знайте кто такой Нариманов: он в кармане не имеет ни одной копейки, учится на мой счёт, а здесь смеет произносить революционные речи и вводит нас в заблуждение. Я прошу отменить вчерашнее решение, так как оно бросает тень на всю нацию перед правительством»[23]. »

В ответ на критику Н. Нариманов сделал яркое заявление, встреченное аплодисментами делегатов съезда:

« Товарищи! В числе других стипендиатов г. Тагиева нахожусь и я, но я не знал, что г. Тагиев помогает бедным учителям для того, чтобы они не имели своего мнения. Если до сих пор г. Тагиев помогал студентам для того, чтобы жить только мнение г. Тагиева, то во всяком случае, я не могу из-за своего прошлого и настоящее омрачать позором: молчать там, где нужно кричать. Никому я не давал права и не позволю за презренный металл заставить меня молчать, когда в это же время не только открыто говорят, но проливают свою кровь за освобождение от царского гнёта. Перед всем съездом я с радостью отказываюсь от стипендии г. Тагиева, чтобы быть свободным от тиранов нашего времени и чтобы потомки наши не продавали себя за презренное золото[23]. »

По прошествии нескольких лет Н. Нариманов напишет: «Я, пятнадцать лет работавший на народной ниве, отдавший лучшие свои молодые силы распространению просвещения в Баку, был оскорблён, унижен всесильным Гаджи, что имел дерзость противоречить ему в вопросе, касающемся не каких-нибудь семейных дрязг, а целого народа, его воспитания и духовного развития. Борьба между мною, бедным студентом, и Гаджи — миллионером — была идейная»[24].

Кончина[править | править вики-текст]

Гаджи Зейналабдин Тагиев скончался 1 сентября 1924 года в своём доме в посёлке Мардакян, близ Баку[25].

Владения[править | править вики-текст]

По определению Бакинского окружного суда от 21 февраля 1909 года Г. З. Тагиеву было передано «в управление для пользования доходами взамен процентов по уплате Банку по первой закладной» всё недвижимое имение Мир Ахмед-хана Талышинского[26]. Оно включало селения в Астаринском магале, дом в Ленкоране и земли в Аркеванском приставстве[26]. Как гласил судебный вердикт: «в течение десятков лет Талышинский не только не платил частных долгов, но и казённых долгов, вследствие чего накопилось недоимок свыше 30-и тысяч рублей»[26].

В 1895—1901 годах, по проекту польского архитектора И. Гославского, Гаджи Зейналабдин выстроил в центре Баку большой дворец. Все четыре фасада этого величественного особняка и гигантские купола на крыше издалека привлекают внимание. Одна сторона здания смотрела на Барятинскую, другая — на Старую Полицейскую, третья выходила на Меркурьевскую, четвёртая на Горчаковскую улицы (ныне здесь находится Национальный музей истории Азербайджана).

Эффектность и выразительность внешнего облика, изящество архитектурных деталей отличают это здание — одно из красивейших в Баку. В центре Москвы, неподалеку от Румянцевского музея, Тагиев выстроил четырёхэтажный особняк, где останавливался, когда приезжал в Москву. На каждом из четырёх углов и у главного входа горел огромный газовый фонарь, заливая весь квартал ярким светом. Тагиев был владельцем мельницы, крупным рыбопромышленником, торговцем и хозяином грузовых судов. Ему принадлежали также леса в Губе, Евлахе, Атлыхане. В живописных окрестностях Энзели и Решта раскинулись густые леса, также принадлежавшие Гаджи Зейналабдину, который отстроил здесь красивое имение, имел свою деловую контору. Подобные же представительства у Гаджи были во многих городах. В Иране ему принадлежало несколько каравансараев, в Москве Тагиев построил четырёхэтажный дворец. В этих лесах охотился Великий князь Михаил Александрович, брат Николая II и в благодарность передал бакинскому миллионеру золотую чарку, украшенную драгоценностями. Тагиев сам имел торговые, грузовые и пассажирские суда.

Благотворительность[править | править вики-текст]

Tagiyev's house.jpg
History Museum of Azerbaijan.jpg
Здание дома Тагиева в 1905 году (слева) и сегодня (здание Музея истории Азербайджана)

Гаджи Зейналабдин Тагиев остался в памяти народа, как щедрый меценат. В частности, он сделал следующие пожертвования в благотворительных целях: на здание мусульманского благотворительного общества в Петербурге — 11000 рублей, для женской русской школы «Святая Нина» — 5000 рублей, на ремонт мечетей Кавказа и Дагестана — 5000 рублей, для благоустройства Бакинского кладбища — 5000 рублей, на ремонт Астраханской мечети — 5000 рублей, на строительство здания медресе в Тегеране — 55 000 рублей, в помощь школе «Саадат» — 5000 рублей, для детей сирот, для больных женщин и вдов — 8500 рублей, для коммерческого училища и обучения мусульманских детей — 50000 рублей и. т. д. Действовавшие в Баку мусульманское, русское, армянское и еврейское благотворительные общества избрали Тагиева почётным председателем.

Здание построенное Тагиевым в память 300-летия дома Романовых

В 1883 году он строит на свои средства здание драматического театра. В 1893 году Гаджи Зейналабдин значительно расширяет здание театра. В 1909 году реакционеры подожгли театр, но Тагиев отстроил его заново. В 1910 году праздновалось тридцатилетие первой театральной постановки в Баку. В связи с этим событием Узеир Гаджибеков сочинил даже торжественный марш. Когда Гаджи Зейналабдин появился в театре, его приветствовали весьма почтительно: оркестр заиграл марш, артисты с уважением расступились, а весь зал, стоя, рукоплескал щедрому меценату.

В то время заключённых содержали на острове Наргин. Родные и близкие находящихся там заключённых с большим трудом добирались туда и обратно. В конце концов, народ обратился к Гаджи Зейналабдину с просьбой помочь ему в этом деле. Тагиев, недолго думая, отдал под тюрьму пятиэтажное здание мельницы, которую он выстроил между Куба-мейданы (площадь Физули) и Кёмюр-мейданы. Мукомольные машины и оборудование, выписанные из-за границы, разместились в новом здании. Оно было построено недалеко от текстильной фабрики. Здесь же, близ фабрики, Тагиев выстроил дом для себя и своей семьи.

У Тагиева есть большие заслуги в области книгоиздания. Интересна история перевода Корана на азербайджанский язык. Реакционное духовенство яростно сопротивлялось переводу Корана, доказывая, что изречения Корана суть божественного происхождения, а потому никто не имеет права вникать в их смысл и переиначивать их по-своему. Тагиев отправляет кази Мирмагомеда Керима в Багдад, откуда тот привозит официальное разрешение на перевод. Затем Гаджи заказывает из Лейпцига арабский шрифт и печатает перевод. Переводчиком был сам кази Мирмагомед Керим. На средства Тагиева печатаются книги Сеида Азима Ширвани и Мухаммеда Хади.

Тагиев внёс огромный вклад в развитие образования, открыв первую мусульманскую школу для девушек. Духовенство опять встало на пути у Тагиева. Противники открытия школы оскорбили сторонников Тагиева: дом кази Мирмагомеда чуть не сожгли, а ворота ахунда Абутураба измазали нечистотами. Тагиев посылает молу Мирза Мухаммеда по святым местам за разрешением от самых уважаемых мужтахидов. В 1901 году вложив 300 тыс. рублей (по тем временам огромнейшие деньги) Тагиев открывает первую в Баку женскую школу. Это была единственная школа европейского типа не только в Баку и Азербайджане, но и во всём мусульманском мире. Школа находилась на Николаевской улице. Сейчас здесь размещается Институт рукописей Академии наук Азербайджана. Здание школы занимало место в 864 квадратных метров. Своей красотой, лаконичностью и строгим изяществом оно вписало новую блестящую страницу в архитектуру Николаевской улицы. Первым директором школы была Ганифа Меликова (жена Гасан бека Зардаби). В школу приняли 58 девочек, 35 из них были из бедных семейств. Их освободили от платы за учение. Расходы на питание и одежду взялся возмещать Тагиев. Школа представляла собой закрытый пансион. Пансионеркам разрешалось навещать родителей один раз в неделю — по пятницам, с 10 до 17 часов дня. Занятия в школе начались 7 сентября 1901 года. А 9 сентября состоялась праздничная церемония открытия. По этому случаю пришло множество поздравительных телеграмм из Крыма, Узбекистана, Петербурга, Казани и других мест. Сенатор Янковский, к примеру, писал Тагиеву: «Желаю успехов Школе, для открытия которой вы приложили столько усилий…». А Тагиев, выступая перед собравшимися, сказал: «Эту женскую школу мы должны в будущем превратить в гимназию. Сие моя заветная мечта». На церемонии открытия выступало много интеллигентов. Среди тех, кто не мог скрыть бурной радости по поводу этого знаменательного события, был редактор первой азербайджанской газеты «Экинчи» («Пахарь») Гасан бека Зардаби. Своё пламенное выступление он закончил следующими словами: «Долгие тебе лета, Гаджи!».

На торжественной церемонии первого выпуска Гаджи Зейналабдин подарил выпускницам Коран, переведённый на азербайджанский язык, произведения Льва Толстого, Пушкина, Лермонтова, новые платья, памятные сувениры. С той поры дарить выпускницам подарки сделалось добрым обычаем. Когда шах Ирана посетил проездом Баку, его супруга нанесла визит в эту школу и подарила каждой ученице в память о встрече золотую десятку на золотой цепи. Девочки носили подарок, как амулет. Следует особо сказать о школьной библиотеке. И здесь Гаджи Зейналабдин не пожалел средств. В библиотеке была собрана значительная часть русской, зарубежной и восточной классики. Получали в школе множество газет и журналов. Некий француз по имени Да Бай в книге, изданной в Париже, назвал первую мусульманскую женскую школу в Баку непостижимым чудом. В Баку к 1915 году было уже 5 женских школ. Одна из них — в рабочем районе города — Балаханах. Тагиев имел немалые заслуги и перед Российской империей: своими благотворительными делами он способствовал развитию просвещения и культуры, способствовал претворению в жизнь многих полезных начинаний. Поэтому по высочайшему указу ему было присвоено звание действительного статского советника.

Бильярдный стол Тагиева в его Доме-музее

Он также предлагал материальную помощь правительству АДР. Гаджи Зейналабдин Тагиев посылает денежные средства в Иран сторонникам революционного движения Саттар-хана и что надобно принять соответствующие меры пресечения. В октябре того же года градоначальство получило ещё одно предписание от начальника Канцелярии наместника. Градоначальник пригласил к себе Тагиева и Мухтарова, напомнил им о том, что Российская империя связана узами дружбы с персидским монархом. Не следует помогать иранским смутьянам и тем вызывать законное недовольство шаха. Сие может бросить тень на взаимоотношения двух держав. Тагиев ответил градоначальнику:

« Мы не оказываем никакой поддержки революционерам. В результате столкновений и междоусобиц погибло много людей. Остались сироты, вдовы, старики. Они погибают от голода, болезней. Мы помогаем несчастным. По шариату, долг каждого правоверного мусульманина — поддерживать обездоленных. Иначе нас назовут кафирами. »
Тагиев с семьей Сенмарка, управляющего промыслами Ришара на Биби-Эйбате.

Когда оставалось завершить кладку, заделать последний камень на главном куполе мечети, каменщик отложил в сторону свой мастерок. Послали за Гаджи Зейналабдином Тагиевым, рукой которого был уложен первый камень в фундамент мечети «Таза Пир». «Первый каменщик» заложил её, ему же принадлежала честь её завершения. В 1895 году Гаджи Зейналабдин Тагиев основал в пригородном посёлке Мардакян школу садовников и цветоводов, заложил в песчанике опытную рощу, пытаясь решить задачу озеленения Баку. Надо сказать, что выпускники школы через несколько лет выросли в отряд умелых специалистов, которые принесли немало пользы родному городу. В 1892 случилась засуха и недород; цены на ячмень и пшеницу подскочили в десять раз. С другой стороны, началась эпидемия холеры. Люди погибали от голода и болезней. Перекупщики, наживаясь на народном горе, продавали пшеницу, ячмень и просо по дорогой цене. Гаджи Зейналабдин соорудил четыре деревянных амбара, которые засыпал ячменем, рисом, пшеницей и мукой. Всё содержимое амбаров он раздал сирым, больным и голодным.

В 1899 Гаджи Зейналабдин Тагиев заключил с иностранной фирмой договор на 25 тысяч рублей, пригласил из Франкфурта-на-Майне известного инженера Вильяма Линдлея, который имел опыт прокладки водопровода в городах Европы. Он поручает Линдлею провести изыскательские работы и доводит до сведения городской управы, что водопровод будет проведён в любом случае — с помощью государственной казны или за его собственный счёт. Линдлей находит в окрестностях Кубы, в 190 километрах от Баку, шолларскую воду. По его расчётам, этой воды вполне достаточно для водоснабжения города. Члены городской управы с недоверием отнеслись к этой находке и постарались похоронить проект до начала строительства. Но Тагиев встал на защиту проекта и водопровод был проведён. Церемония открытия прошла весьма торжественно. Кази Мир Магомед Керим выступил перед собравшимися с Кораном в руках. Он напомнил, что вода явилась основой божественного мироздания, прочёл благодарственную суру из Корана, помолился за здравие государя-императора и членов царской фамилии. Поздравив горожан с завершением строительства водопровода, кази пожелал многие лета всем тем, кто приложил силы и средства к этому благородному делу, особенно отметив при этом заслуги Гаджи Зейналабдина Тагиева, которому и была доверена честь первому открыть кран. Эту честь Гаджи разделил со старым кузнецом, самоотверженно потрудившимся на прокладке водопровода — мастером Агаджаве.

Когда голодающее азербайджанское население города Шуша посылало отчаянные телеграммы Гаджи Зейналабдину Тагиеву, тот послал в Шушу верблюжьим караваном и фургонами продовольствие и как действительный статский советник, используя право, данное ему законом, телеграфировал Воронцову-Дашкову, прошу вас обеспечить безопасность людей и груза. Наместник переадресовал депешу своему заместителю по военным делам — Греневу. Тот разрешил отправку продовольствия и приставил к каравану отряд солдат. Таким образом народ был избавлен от голода.

Семья[править | править вики-текст]

Первый раз он женился на своей двоюродной сестре по отцу (дочь дяди) Зейнаб-ханым, в браке с которой родилось трое детей: сыновья — Исмаил (1865-1930) и Садых (1868-1943), а также дочь Халима (1871-1916)[3].

Семья Тагиева

Вторым браком, заключённым в Дербенте в 1896 году, Г. З. Тагиев женился на дочери генерал-майора Балакиши бека Араблинского — Соне Араблинской[3]. От этого брака у них были пятеро детей: два сына — Мамед Таги (1900-?) и Мамед Казым (1903-1910), а также три дочери — Лейла (1898-?), Сара (1899-1991) и Сурая (1904-1975)[3].

Старший сын Исмаил Тагиев был избран депутатом Государственной думы Российской империи II созыва от города Баку, однако в Петербург не приехал[27]. В результате этого Баку оказался в Думе без представительства и лишился его на будущих выборах[28]. Он состоял в браке с младшей сестрой второй супруги своего отца[25].

Второй сын — Садых Тагиев, был женат на дочери принца Хан Баба-хана Каджара принцессе Маликсиме Каджар и имел двоих детей: сына и дочь[25]. Сын Зейналабдин Тагиев (1907-1940) до 1937 года являлся экспертом Торговой палаты, пока его не арестовали. Расстрелян в июне 1940 года[25]. Дочь Заринтадж вышла замуж за своего двоюродного брата по материнской линии принца Бахман Мирзу Каджара (1894-1927) и в этом браке у них родилось двое детей[25].

Другой сын был офицером «Дикой дивизии». Весной 1918 года он погиб во время столкновения между мусульманскими и русско-армянскими частями в городе Ленкорань. Его тело для погребения доставили в Баку. Как отмечает американский исследователь Майкл Смит, эти похороны стали для Баку «самыми важными и памятными похоронами за много лет»[29]. Г. З. Тагиев, чтобы почтить память сына, не пожалел расходов[29]. Однако вслед за этим в Баку развернулись кровопролитные события, которые, по мусульманской версии, начались с того, что Бакинский Совет разоружил и запер на корабле небольшую группу почётного караула убитого[29].

Старшая дочь Халима Тагиева вышла замуж за видного учёного-химика Мовсум-бека Ханларова[25].

Награды и титулы[править | править вики-текст]

Награды Тагиева в его доме-музее в здании Музея истории Азербайджана
Действительный статский советник Г. З. Тагиев
  • Орден Святого Станислава II степени (1902)[25]
  • Орден Святого Станислава III степени (1898)[25]
  • Персидский Орден Льва и Солнца I степени[25]
  • Персидский Орден Льва и Солнца III степени[25]
  • Персидский Орден Льва и Солнца IV степени[25]
  • Бухарская Золотая звезда II степени[25]
  • Две Золотые медали с надписью «За усердие» для ношения на шее на Станиславской ленте (1886, 1889)[25]
  • Золотая медаль с надписью «За усердие» для ношения на шее на Аннинской ленте (1895)[25]
  • Серебряная медаль в память царствования императора Александра III[25]
  • Серебряная медаль с надписью «За усердие» для ношения на груди на Станиславской ленте (1872)[11]
  • Серебряная медаль с надписью «За усердие» для ношения на шее на Станиславской ленте (1874)[30]

Интересные факты из жизни Тагиева[править | править вики-текст]

  • На торжествах по случаю восшествия на престол Александра III, мусульман Кавказа представлял Гаджи Зейналабдин Тагиев. Он был одет в восточном стиле. Представляя его царю, предполагая о не знании русского языка Тагиевым, председатель совета министров сказал: «Ваше величество, это представитель дикого народа». Тагиев ответил: «Мы не дикие, мой народ не дикий, он имеет богатую многовековую историю!»
  • Во время визита Александра III в Баку Тагиева уполномочили приветствовать от имени населения города. Александр III недовольно посмотрел на папаху Тагиева и спросил: «Ты чей подданный?». — «Подданный вашего величества», — зашептал Тагиеву губернатор. Но Гаджи Зейналабдин ответил по своему разумению: «Я подданный Российской империи».
  • Первый автомобиль в Азербайджане появился у Тагиева, а затем у Ротшильдов.
  • У Гаджи Зейналабдина был старинный топор, который служил ему верой и правдой, когда Тагиев ещё работал каменщиком-строителем. Он подвесил этот топор на внутренней стене одного из своих двух огромных сейфов, напротив двери, чтобы всякий раз, открывая её, видеть топор, вспоминать о превратностях судьбы и никогда не кичиться нажитым богатством.
  • Когда в 1917 году в момент революции Тагиева выселяли, он сказал членам семьи: «Возьмите только личные вещи, все остальное останется народу»

Память[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 Исмаилов, 2003, с. 17.
  2. Свидетельство о рождении. Государственный исторический архив Азербайджанской Республики. ф. 372, оп. 1, д. 40, л. 22
  3. 1 2 3 4 5 6 Исмаилов, 2003, с. 18.
  4. 1 2 История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 259-260.
  5. 1 2 Нефть, в технике // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. 1 2 3 Сеидзаде, 1978, с. 27.
  7. 1 2 3 4 Сумбатзаде, 1972, с. 60-61.
  8. Л. М. Алиева. Рабочие-текстильщики Баку в начале XX века. — Баку, 1969, с. 17
  9. 1 2 Сеидзаде, 1978, с. 29-30.
  10. Сумбатзаде, 1972, с. 53.
  11. 1 2 3 Исмаилов, 2003, с. 19.
  12. Сумбатзаде, 1972, с. 63.
  13. Сумбатзаде, 1972, с. 74.
  14. Сеидзаде, 1991, с. 9.
  15. Сеидзаде, 1978, с. 31.
  16. 1 2 Сеидзаде, 1991, с. 16-17.
  17. Сеидзаде, 1978, с. 40-41.
  18. 1 2 3 История Коммунистической партии Азербайджана. Ч. 1. — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1958. — С. 118—120.
  19. Каренин А. Султан Меджид Эфендиев (биографический очерк). — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1963. — С. 24.
  20. Баберовски Й., 2010, с. 44-45.
  21. Джаваншир Н. А. О родословной Мелик-Аслановых // Известия Азербайджанского историко-родословного общества. Вып. 2. — Баку, 2001. — С. 28-29.
  22. Баберовски Й., 2010, с. 221.
  23. 1 2 3 История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 619-620.
  24. Агасиев В. А. Одесские страницы (Одесский период жизни и деятельности Наримана Нариманова). — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1981. — С. 76-77.
  25. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Исмаилов, 2003, с. 20.
  26. 1 2 3 Исмаилов Э. Э. Генеалогия Талышинских-Талышхановых. — Баку, 2001. — С. 46.
  27. Сеидзаде, 1991, с. 54-55.
  28. Багирова И. С. Политические партии и организации Азербайджана в начале XX века (1900—1917). — Баку: Элм, 1997. — С. 151.
  29. 1 2 3 Смит М. Память об утратах и азербайджанское общество // Азербайджан и Россия: общества и государства / Отв. ред. и сост. Д. Е. Фурман. — М.: Летний сад, 2001. — С. 94-95. — ISBN 5-94381-025-0.
  30. Исмаилов, 2003, с. 19-20.

Литература[править | править вики-текст]

  • Баберовски Й. Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина», 2010. — 855 с. — ISBN 978-5-8243-1435-9.
  • Исмаилов Э. Э. Некоторые сведения по родословной Гаджи Зейналабдина Тагиева // Известия Азербайджанского историко-родословного общества. Вып. 4. — Баку, 2003. — С. 17-22.
  • Сеидзаде Д. Б. Азербайджанские депутаты в Государственной Думе России. — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1991.
  • Сеидзаде Д. Б. Из истории азербайджанской буржуазии в начале XX века. — Баку: Элм, 1978.
  • Сумбатзаде А. С. Социально-экономические предпосылки победы Советской власти в Азербайджане. — М.: Наука, 1972.