Топонимия Чечено-Ингушетии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Топонимия Чечено-Ингушетии
Издание
Жанр топонимический словарь
Автор А. С. Сулейманов
Язык оригинала русский
Дата написания 2-я пол. XX века
Дата первой публикации 1976 (1-я часть)
1978 (2-я часть)
1980 (3-я часть)
1985 (4-я часть)
Издательство Чечено-Ингушское книжное издательство

«Топонимия Чечено-Ингушетии» (в поздних переизданиях «Топонимия Чечни») — основной труд чеченского исследователя-краеведа А. С. Сулейманова, впервые опубликованный четырьмя частями с 1976 по 1985 год. Работа не является академическим исследованием признанным официальной наукой, однако, на сегодняшний день, это наиболее полное описание топонимии Чечни и Ингушетии, а также вайнахских этногрупп-обществ[Комм. 1], проживавших/проживающих на этой территории.

История создания[править | править код]

Автор «Топонимии Чечено-Ингушетии» — краевед А. С. Сулейманов — не являлся представителем официальной науки. По сообщениям писателя Х.-А. Берсанова, интерес к топонимии Чечни и Ингушетии у А. С. Сулейманова возник ещё в Казахстане, где он, как и большинство вайнахов, оказался в результате депортации чеченцев и ингушей 1944 года. Х.-А. Берсанов описывал случай, произошедший с А. С. Сулеймановым когда он учился в Семипалатинском государственном педагогическом институте и туда приехал некий профессор из Москвы: «Ахмад слушал его и думал о своём, о том, что тревожило его уже много лет, с тех пор, как он был оторван от родной земли. Когда профессор закончил читать лекцию, Ахмад задал ему вопрос: „Уважаемый профессор! Какая наука может доказать, что данный этнос является хозяином своей земли?“. „Есть такая наука, молодой человек, — ответил профессор. — Она называется топонимия. Эта наука утверждает, что человек обязательно оставляет свои следы там, где живёт, в названиях сёл, рек, холмов, святилищ.“»[1].

Воспоминания Зайнап Сулеймановой (дочь автора):
«Он [А. С. Сулейманов] ставил на краю села палатку и жил там, пока собирал материал. Сельчане звали его к себе. Но он не любил создавать никому проблемы. Люди приносили ему горячие чIепалгаш, другую еду. В одном селе ему даже подарили живую овцу.»

 — «Судьбы учёных (Сборник документальных очерков)», 2014[2].

Вероятно, после этого молодой А. С. Сулейманов и начал собирать материалы для своей будущей работы. В те годы он думал, что ссылка для вайнахов в Среднюю Азию это надолго. Уже тогда А. С. Сулейманов начал встречаться с ссыльными стариками, спрашивать у них и записывать названия различных вайнахских топонимов, пытался вникнуть в их этимологию[3]. После возвращения на родину А. С. Сулейманов продолжил по собственной инициативе заниматься вопросами изучения топонимии Чечни и Ингушетии — он совершал самостоятельные пешие экспедиции, в которых собирал материал для своего труда. Изыскания А. С. Сулейманова пришлись на 2-ю половину XX века и в общей сложности продолжались более 20 лет. Результатом этих многолетних полевых работ исследователя и стала «Топонимия Чечено-Ингушетии» — основной труд А. С. Сулейманова, состоящий из четырёх частей[Комм. 2].

Первая публикация[править | править код]

Первоначально работа была опубликована в городе Грозном в Чечено-Ингушском книжном издательстве в 1976 году — 1-я часть, 1978 году — 2-я часть, 1980 году — 3-я часть и 1985 году — 4-я часть (тираж — 5000 экземпляров каждая часть). Собранные в этом труде сведения представляют большой интерес для кавказоведения и затрагивают вопросы, касающиеся сразу целого ряда наук: истории, этнографии, лингвистики, археологии и других[4]. В 1995 году «Топонимия» удостоена Государственной премии Чеченской Республики Ичкерия, но до читателей издание 1995 года дойти не успело — тираж был уничтожен в результате боевых действий[5].

Цель работы[править | править код]

Труд А. С. Сулейманова, как пишет сам автор, посвящён проблемам топонимики — разделу лексикологии, изучающей географические названия. Однако, в «Топонимии Чечено-Ингушетии» также затрагиваются и многие другие вопросы: например антропонимики и, в значительной части, этнонимики (в современной научной систематике эти дисциплины, вместе с топонимикой, относят к разделам ономастики). Изучение этих лингвистических дисциплин даёт науке много материала для освещения неясных моментов быта и истории народов, особенно в период когда какой-либо народ являлся бесписьменным. К таковым бесписьменным народам и относят средневековых вайнахов — предков современных ингушей и чеченцев, описанных в «Топонимии Чечено-Ингушетии»[6].

По словам А. С. Сулейманова, в период написания его работы, жители нагорной Чечни и Ингушетии, исключая её восточную часть, переселялись на равнину — так называемую «плоскость»[Комм. 3]. Причиной учёный называет отсутствие удобных дорог, сложности в использовании сельскохозяйственной и другой техники[Комм. 4]. А. С. Сулейманов в предисловии к первому изданию своего труда сетует, что «старые аулы заброшены и от них остаются руины…, в связи с этим топонимические названия забываются, всё меньше становится людей старшего поколения, „знающих всё“ и „помнящих всё“». Записывая огромное количество топонимических названий на территории проживания вайнахов, учёный преследовал цель сохранить их и, по возможности, объяснить этимологию этих названий[7].

Источники и структура[править | править код]

Материалы «Топонимии Чечено-Ингушетии» собраны лично А. С. Сулеймановым путём опроса и осмотра, поэтому в работе почти отсутствуют ссылки на научные источники. По словам автора: «В основу всей работы положена память народа, и не только вайнахского, но и других народов, и, кроме того, те неисчерпаемые возможности вайнахского языка и языков других народов, как близких так и далёких во времени и пространстве, которые когда-либо имели военные и политические, культурные и экономические контакты и связи с вайнахским народом». Среди своих информаторов, в основном людей старшего поколения, А. С. Сулейманов называет, помимо вайнахов, адыгов, армян, бурятов, греков, грузин (в том числе тушинцев), дагестанцев, евреев, казахов, калмыков, осетин, русских, таджиков, узбеков и других[Комм. 5][8].

По своей сути «Топонимия Чечено-Ингушетии» представляет из себя топонимический словарь. Интересно, что автор намеренно отступил от общепринятого алфавитного списка подаваемого материала. Структуру «Топонимии Чечено-Ингушетии» А. С. Сулейманов составил гнездовым способом — располагая топонимический материал в привязке к вайнахским обществам, с учётом их географического положения в бассейнах рек. Общества перечисляются А. С. Сулеймановым с запада на восток и с юга на север. Таким образом он рассчитывал, «что это обстоятельство наилучшим образом поможет читателю разобраться во всём, что зарегистрировано в данном обществе»[9].

Содержание[править | править код]

Часть 1[править | править код]

Первая часть «Топонимии Чечено-Ингушетии» вышла в 1976 году и называлась «Горная Чечня». Книга охватывала топонимические названия городов, сёл, хуторов, местностей, речек, источников и древних поселений, которые использовались/используются вайнахским населением Советского района Чечено-Ингушской АССР (ныне Шатойского района Чечни), а также некоторых других местностей горной части Чечни[10][11]. А. С. Сулейманов посвятил эту часть памяти своего отца — Сулеймана, написав такие слова: «Светлой памяти Муртазалиева Сулеймана — моего отца — посвящаю»[12]. Из воспоминаний фольклориста Исмаила Мунаева[13]:

« В 1977 или 1978 году я упросил Ахмада Сулейманова побывать вместе со мной в Институте этнологии и антропологии АН СССР, где у меня были хорошие знакомые, и показать учёному совету этого института только что законченную им первую часть „Топонимии Чечено-Ингушетии“, за которой последовали ещё три тома. Мы с Ахмадом Сулеймановичем прибыли к учёному совету, но его члены, после ознакомления с представленной книжкой, отказывались верить, что это — труд одного человека. „Это просто невозможно. В Швеции, — сказали они, — открыт подобный нашему институт со штатом около ста учёных и программой работы примерно на сто лет. Данная работа по своему объёму напоминает труд целого этого института“.
«Судьбы учёных (Сборник документальных очерков)», 2014.
»
Исторические
области/местности
Главные
селения
Вайнахские общества-этногруппы
(тукхумы, тайпы, гары или некъи)
Страницы
Малхиста
малхистинцы
11
Кей
кейцы
21
Терла
терлоевцы
26
Дишни, Дишни-Мохк
Эзи
дишнийцы
51
Чуо
Гута
чуойцы
60
Мулка
Гезир-кхелли
мулкойцы
73
Майста
Фаранз-кхелли
майстинцы
81
Хильдеха
хильдехаройцы
91
Хачара
хачаройцы
108
Чаьнта
Итон-кхелли
чантийцы
119
Зумса
зумсойцы
144
Чиннах
чиннахойцы
152
Гучан-кхелли
Гучан-кхелли
гучан-кхаллойцы
157
Нихала
Нихала
нихалойцы
160
Шуьйта
Шатой
шотойцы
163
Сербала
сербалойцы
173
Сандаха
сандахойцы
175
Кесала
кесалойцы
180
Шикара
Шикара
шикаройцы
184
Шора, Шарой
Шора, Шарой
шаройцы
188
Цеса
цесойцы
194
Дай
дайцы
197
Хуланда, Хуландой
хуландойцы
200
Хакмадой
хакмадойцы
203
Химой
Химой
химойцы
207
Кири
кирийцы
209
Бути
бутийцы
212
Чайра
Чайра
чайройцы
213
Нохч-Киела
нохч-киелойцы
214
Нижала, Нижалой
Нижала, Нижалой
нижалойцы
216
Чеберла
Макажа, Макажой
чеберлойцы
218

Часть 2[править | править код]

Вторая часть «Топонимии Чечено-Ингушетии» вышла в 1978 году и имела самое длинное название — «Горная Ингушетия (юго-западная часть), Горная Чечня (центральные и юго-восточная части)». В работе описаны топонимические названия использовавшиеся/используемые вайнахским населением в Назрановском районе Чечено-Ингушской АССР (ныне тот же район Республики Ингушетия), а также Веденском и Ножай-Юртовском районах Чечено-Ингушской АССР (ныне те же районы в Чеченской Республике). А. С. Сулейманов посвятил эту часть своего труда памяти матери — Гази́, написав такие слова: «Светлой памяти матери моей — Муртазалиевой Гази посвящаю»[14].

Исторические
области/местности
Главные
селения
Вайнахские общества-этногруппы
(тукхумы, тайпы, гары или некъи)
Страницы
Жайрах
жайраховцы
7
Мецхал, Фяппий Мецхал мецхальцы, фяппинцы (вяппинцы)
17
Цхорой
цхоройцы
64
Орстхой
Цечу ахкие
орстхойцы
78

Часть 3[править | править код]

Третья часть «Топонимии Чечено-Ингушетии» вышла в 1980 году и имела название «Предгорная равнина Чечено-Ингушетии». В работе описаны топонимические названия использовавшиеся/используемые вайнахским населением в равнинной и предгорной областях Чечено-Ингушетии. А. С. Сулейманов посвятил эту часть своего труда памяти старшего брата — Темирбулата, написав такие слова: «Светлой памяти брата моего Темирбулата Сулейманова посвящаю»[15].

Часть 4[править | править код]

Четвёртая часть «Топонимии Чечено-Ингушетии» вышла в 1985 году и не имела собственного отдельного названия[16]. В работе описаны вайнахские (а также некоторые русские, кумыкские и ногайские) топонимические названия использовавшиеся/используемые местным населением на территории плоскостной Чечено-Ингушетии — на равнинах бассейнов рек Терека и Сунжи. Эти территории сейчас находятся в составе Маголбекского и Сунженского районов современной Ингушетии, а также Сунженского, Гудермесского, Грозненского, Надтеречного, Наурского и Шелковского районов современной Чечни[17].

Автор А. С. Сулейманов посвятил эту часть труда памяти своего среднего брата — Мутуша, написав в предисловии такие слова: «Хранителю мудрости и лучших традиций чеченского народа, брату моему Мутушу Сулейманову посвящаю»[18].

Оглавление
(главы и страницы)
НП Этносы и
этногруппы
Историко-географические
области/местности
Предисловие
3
Малгобек
5
Малгобек (Стар., Нов.), Южный, Вежарий, Чкалова, Новый Редант, Инарке, Сагопши
ингуши
Терский хребет, Ингушская равнина, Алханчуртская долина
Вознесенская
10
Вознесенская, Акки-Юрт[Комм. 6]
Терский хребет
Горагорск
12
Горагорск (Стар., Нов.), Комарово, Калаус[Комм. 7]
Терский хребет
Карабулак
13
Карабулак орстхойцы, русские Ингушская равнина
Троицкая
17
Троицкая Ингушская равнина
Орджоникидзевская
23
Орджоникидзевская Ингушская равнина
Серноводская
27
Серноводская Чеченская равнина
Ассиновская
33
Ассиновская Чеченская равнина
Алхан-Кала
37
Алхан-Кала Чеченская равнина
Микротопонимия г. Грозного
41
Грозный Чеченская равнина
Гудермес
47
Гудермес Чеченская равнина
Братское
67
Братское Терско-Кумская низменность (Ногайская степь)
Гвардейское
70
Гвардейское Терско-Кумская низменность
Бено-Юрт, Беной-Юрт
71
Бено-Юрт Терско-Кумская низменность
Знаменское
75
Знаменское Терско-Кумская низменность
Надтеречное
79
Надтеречное Терско-Кумская низменность
Макане, Мекен-Юрт
85
Мекен-Юрт Терско-Кумская низменность
Минеральный
87
Минеральный Терский хребет
Кень-Юрт
90
Кень-Юрт Сунженский хребет
Брагуны
94
Брагуны брагунские кумыки (терские кумыки) Брагунский хребет
Микротопонимия Терского хребта
123
Терский хребет
Ищёрская
127
Ищёрская Терско-Кумская низменность
Алпатово
132
Алпатово Терско-Кумская низменность
Наурская
133
Наурская Терско-Кумская низменность
Савельевская
142
Савельевская Терско-Кумская низменность
Калиновская
143
Калиновская Терско-Кумская низменность
Мекенская
154
Мекенская Терско-Кумская низменность
Николаевская
158
Николаевская гребенские казаки[Комм. 8] Терско-Сулакская низменность (Кумыкская равнина)
Червлённая
162
Червлённая гребенские казаки Терско-Сулакская низменность
Шелковская
180
Шелковская гребенские казаки Терско-Сулакская низменность
Гребенская
185
Гребенская гребенские казаки Терско-Сулакская низменность
Старогладовская
190
Старогладовская гребенские казаки Терско-Сулакская низменность
Каргалинская
198[Комм. 9]
Каргалинская гребенские казаки Терско-Сулакская низменность
Сары-Су
200[Комм. 10]
Сары-Су ногайцы Терско-Сулакская низменность[Комм. 11]
Дубовская
206
Дубовская гребенские казаки Терско-Сулакская низменность
Бороздиновская
208
Бороздиновская гребенские казаки Терско-Сулакская низменность
Заключение
212
Этнографическая карта нахских обществ
220

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Представители некоторых северокавказских народов использовали сложную и не всегда однозначную систему названий для существовавших в их среде форм объединений. Например, нахские народы употребляли целый ряд терминов — тукхумы/шахары, тайпы, гары, некъи, ца, доьзалы и другие. Для упрощения в кавказоведении применительно к крупным формам таких объединений используется термин «вольные общества» или просто «общества».
  2. Издавая первую часть, А. С. Сулейманов задумывал не вошедший в неё материал опубликовать ещё в одной части — таким образом, изначально, автор планировал издать весь свой труд только в двух частях (Сулейманов, 1976, с. 9).
  3. Процесс переселения горцев на равнину шёл не только в XX веке, он, с некоторой периодичностью, осуществлялся ещё с древних времён (также вероятно, что в древности мог идти и обратный процесс — переселение-бегство с равнин в горы).
  4. А. С. Сулейманов тактично обходит вопрос запустения горных вайнахских аулов — на самом деле множество селений в Горной Чечне и Ингушетии, после того как были принудительно оставлены во время депортации чеченцев и ингушей в 1944 году, во время их возвращения на родину не заселялись — так как являлись закрытыми территориями.
  5. А. С. Сулейманов являлся известным в Чечено-Ингушской АССР педагогом, в связи с чем он не преминул упомянуть в предисловии к первой части «Топонимии Чечено-Ингушетии» благодарность и своим юным соавторам — учащимся школ республики, составившим своеобразный краеведческий кружок (Сулейманов, 1976, с. 10).
  6. В предыдущей главе этот НП уже упоминался под названием «посёлок им. Чкалова». Здесь автором по нему дана дополнительная информация (Сулейманов, 1985, с. 8, 11).
  7. Местоположение и второе название, указанные в работе А. С. Сулейманова сомнительны.
  8. А. С. Сулейманов крайне редко конкретно употреблял здесь этноним «гребенские казаки»; обычно он использовал термин просто «казаки» (это касается и остальных НП, заселённых гребенскими казаками).
  9. В содержании книги ошибочно указана 197 страница (Сулейманов, 1985, с. 223).
  10. В содержании книги ошибочно указана 199 страница (Сулейманов, 1985, с. 223).
  11. Граница между Терско-Кумской и Терско-Сулакской низменностями весьма условна, село Сары-Су расположено на границе этих областей и его можно отнести как к одной, так и к другой низменности.
Источники

Литература[править | править код]

  • Великий ашуг // Судьбы учёных (Сборник документальных очерков) / Сост. и ред. З. Х.-А. Берсанова. — Грозный-Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2014. — Т. I. — С. 276-310. — 464 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-94587-569-2.
  • Сулейманов А. С. I часть: Горная Чечня // Топонимия Чечено-Ингушетии: в IV частях (1976-1985 гг.) / Ред. А. Х. Шайхиев. — Грозный: Чечено-Ингушское книжное изд-во, 1976. — 239 с. — 5000 экз.
  • Сулейманов А. С. II часть: Горная Ингушетия (юго-западная часть), Горная Чечня (центральная и юго-восточная части) // Топонимия Чечено-Ингушетии: в IV частях (1976-1985 гг.) / Ред. А. Х. Шайхиев. — Грозный: Чечено-Ингушское книжное изд-во, 1978. — 289 с. — 5000 экз.
  • Сулейманов А. С. III часть: Предгорная равнина Чечено-Ингушетии // Топонимия Чечено-Ингушетии: в IV частях (1976-1985 гг.) / Ред. А. С. Лепиев. — Грозный: Чечено-Ингушское книжное изд-во, 1980. — 224 с. — 5000 экз.
  • Сулейманов А. С. IV часть // Топонимия Чечено-Ингушетии: в IV частях (1976-1985 гг.) / Рецензент Я. У. Эсхаджиев, ред. И. А. Ирисханов. — Грозный: Чечено-Ингушское книжное изд-во, 1985. — 224 с. — 5000 экз.
1-е переиздание (изменённое, включает 4 части): Сулейманов А. С. Топонимия Чечни. — Нальчик: «Эль-Фа», 1997. — 685 с. — 1000 экз. — ISBN 5-88195-263-4.
2-е переиздание (изменённое, включает 4 части): Сулейманов А. С. Топонимия Чечни / Ред. Т. И. Бураева. — Грозный: ГУП «Книжное издательство», 2006. — 5000 экз. — ISBN 5-98896-002-2.