Яномама

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Яномама
Современное самоназвание яномами тоэпоэ[1]
Численность 35 000
Расселение  Венесуэла — 16 000
 Бразилия — 19 300
Язык яномамские языки
Религия традиционные верования
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Женщина яномамо с ребёнком, 1997 год

Янома́ма[2][3] (яномамо, яномам, яномаме, яномами, яномае, яноама и т. д.; англ. Ya̧nomamö, исп. Yanomami, порт. Ianomâmis) — группа родственных индейских племён, численностью около 35 тысяч человек[4], проживающих примерно в 250 деревнях в джунглях на севере Бразилии и юге Венесуэлы, в области, ограниченной на западе и юго-западе рекой Риу-Негру, на востоке — рекой Урарикуера и горным хребтом Серра-Парима. Известны как народ, постоянно живущий в состоянии войны между поселениями[5]; правдивость этой характеристики оспаривается несколькими учёными[6]. Яномамо стали считать единым народом лишь в конце 1960-х годов[7].

Устройство[править | править код]

Ареал проживания яномамо

Яномамо воспринимают всех людей как своих дальних родственников, говорящих на искажённых яномамских языках, не деля на народы[8]. Самоидентификация происходит по деревне, яномамо не считают себя принадлежащими к какой-то более общей группе[7]. Сообщества связывает родство и браки между семействами[6]. Яномамо имеют давние связи с говорящем на карибском языке народом екуана[en]. Екуана жили у реки Ориноко, а затем переселились в высокогорные районы Бразилии и Венесуэлы[9].

Немолодые мужчины обладают политическим и религиозным авторитетом. У каждой деревни есть вождь, но среди вождей нет иерархии. Вождём признаю́т того, кто обладает политической властью и может разрешать споры как внутри деревни, так и между сообществами. Обычно избрание происходит по соглашению зрелых мужчин[10].

Повседневная жизнь, одежда, пища[править | править код]

Жилище яномамо, шабоно

Яномамо жили в деревнях вместе с детьми и родственниками. Население деревни в большинстве случаев составляло от 40 до 300 человек[7]. Все жители занимали единственное огромное овальное жилище шабоно с открытым центром[11]. Под крышей шабоно жилища разделены несущими столбами. Из-за того, что все строительные материалы имеют растительное происхождение, подобное жилище постепенно портится из-за сильных дождей, ветра и насекомых; каждые 4—6 лет яномамо разделялись на группы и основывали новые деревни[7]. В 1990-х годах информант сообщал, что яномамо перестали строить шабоно и селятся в отдельных шалашах[12].

Основа пропитания этого народа — подсечно-огневое земледелие[6], выращивание бананов, собирание фруктов, охота и рыболовство. Периодически люди снимаются с истощённых почв и переходят на новые земли. При этом и яномамо, и имеющие с ними связи екуана преследуют любое животное даже в неплодородных районах, не стремясь к умеренности[5].

Женщины выращивают плантаны и маниок (основные культуры), сахарный тростник, манго, батат, папайю, кукурузу и другие растения[13]. Сельское хозяйство даёт около 80 % пищи[14]. Огороды используются до истощения почв, после чего мужчины вырубают деревья для организации новых. Женщины во время сбора урожая носят корзины более 30 кг весом[15].

Мужчины очищают место для огородов и охотятся на мелкую и крупную дичь[7]; лучшие охотники имеют больше внебрачных связей[5]. Помимо этого, яномамо поедают личинок жуков[16]. Традиционная диета содержит очень мало соли. Кровяное давление яномамо одно из самых низких в мире[17][18].

Утром мужчины отправляются на работу, а женщины с детьми отправляются на поиски термитников и личинок, которые позже зажаривают. Кроме того, они ловят лягушек, крабов, гусениц, а также ищут материалы для плетения корзин и гамаков. Другие женщины уходят рыбачить[19]. Кроме этого женщины готовят маниоковую муку, растирая корни и сливая ядовитый сок. Затем из муки на углях готовят лепёшки[20].

Из полос коры и корней женщины плетут украшенные гамаки и корзины[11]. В корзинах переносят продукты, в том числе урожай к шабоно[15]. Соком красной ягоды «оното» или «уруку» яномамо разрисовывают корзины, гамаки, одежду и свою кожу[19]. Кроме того, корзины украшают чёрной краской, сделанной из древесного угля[21].

Сексуальность и брак[править | править код]

Девушка-яномамо с традиционным женским пирсингом: палочками в губах и носу и проколотыми ушами[22]

Сексуальность обычно не обсуждается, хотя и не подавляется, до тех пор, пока остаётся в культурно обусловленных пределах[23]. Дети знают о половых сношениях и, как и взрослые, периодически занимаются анальным сексом[24]. Это не обсуждается и принимается как данность. Женщинам запрещено заниматься гомосексуальным сексом, в отличие от мужчин. Так как женщины имеют право заниматься сексом только со своим мужем или мужьями, многие практикуют мастурбацию и лесбийские связи[25], за что могут быть избиты или даже убиты ревнивыми мужьями[26].

Инцест (то есть, половые акты с родителями, детьми или сиблингами) яномамо презирают. Если женщину застают за сексом с сыном или близким родственником, её изгоняют из деревни, а после смерти не кремируют[25].

Маленькие дети всё время проводят возле матерей; значительную часть ухода за детьми выполняют женщины и их дочери, которые помогают матерям со всеми традиционными обязанностями. За мальчиков примерно с 8 лет отвечают мужчины деревни.

Первая менструация считается началом взрослой жизни, после её начала большинство девочек вступает в брак[27]. Ритуалы, сопровождающие менструации, имеют много общего с теми, что выполняет убивший другого человека[28]. Женщина отправляется в укрытие, где постится и сохраняет молчание несколько дней. Если необходимо что-то сказать, она может только тихо шептать[29]. Менструальная кровь, как и сама менструирующая женщина, именующаяся словом «унокаи», то есть «в состоянии убийства»[30], считается очень опасной (особенно для мужчин, которым запрещено смотреть на женщину в этот период времени)[31][30]. Предполагается, что хижина помогает защитить деревню от последствий менструации[25]. Женщина в хижине должна быть обнажена; ей запрещён прямой контакт с водой; для питья используется пустотелая палка, которую следует засунуть глубоко в рот (считается, что зубы выпадут, если на них попадёт вода); запрещено касаться себя руками, поэтому для чесания её снабжают палкой; диета ограничена небольшим количеством плантанов, зажаренных на углях из корней таро[32]. Менструальная кровь стекает свободно, особых приспособлений для её удержания нет[33]. Муж менструирующей женщины должен спать в гамаке из коры, ему запрещено касаться воды и мёда, а также чесаться руками[34].

После начала первой менструации мать девочки немедленно строит укрытие для неё, а сама вместе со старшими подругами девочки отправляется за её новой одеждой, символизирующей готовность к браку[25]. С этих пор ходить голой девочке нельзя[29]. Желание или нежелание само́й яномамо при вступлении в брак не учитывается[35]. Зачастую девочку обещают в жёны в пятилетнем возрасте[20]. Однако если жена не может более терпеть мужа, она имеет право вернуться в родительский дом и жить с братьями[20].

Менструации у яномамо происходят редко из-за частых беременностей и лактационной аменореи[24][33].

Среди яномамо широко распространены как моногамия, так и полиандрия и полигиния[36][37]. Полиандрия возникает, когда один брат делится с другими своей женой[38]. Нескольких жён берут себе мужчины, убивавшие врагов (они также называются «унокаи»)[39][30]. Старшая жена считается главной среди жён, она распределяет обязанности и может поручать неприятные дела той, что ей не нравится (например, той, кому муж выказывает большее расположение)[24].

Религия[править | править код]

Яномамские женщины в Венесуэле

Ритуалы крайне важны в яномамской культуре. Рождение ребёнка, убийство, подготовка к охоте, менструации — все важные события отмечены разнообразными ритуалами. Большой урожай отмечают пиршеством, на которое приглашают жителей соседних деревень. При этом мелкой дичью и выращенными бананами яномамо не делятся[5]. Имеется табу на называние умерших родственников[40]. Яномамские шаманы используют галлюциногенные грибы, которые называют «екуана» или «ёкоана», для установления контакта с духами[41].

После убийства совершивший его должен несколько дней поститься и соблюдать обет молчания, в это время нужно выполнить обряды ритуального поедания крови, мяса и жира убитого, а затем принять рвотное средство и тем самым завершить процесс[31]. Если этого не выполнить, то убийца быстро постареет, кроме того начнутся непрекращающиеся дожди с грозами, а на землю опустится тьма[30].

Яномами практикуют эндоканнибализм, то есть поедают прах кремированных родственников, смешивая его с плантанами[29]. После смерти, вызывающей у остальных яномамо гнев (на виновного в смерти злого духа), тело украшают перьями и раскрашивают, в рот покойному кладут порцию жевательного табака. Окружающие начинают петь, звать душу покойного, умоляя её вернуться в тело. Этого не происходит, и начинается плач по умершему. По его окончании труп сжигают в костре. Кремацию нельзя откладывать более чем на сутки. Из остывшего пепла родственники достают фрагменты костей, которые через неделю перемалывают в муку, а её спустя продолжительное время смешивают с плантанами и употребляют все в деревне[7]. Прах могут поглощать частями, храня остатки в тыкве[42]. Употребление мяса с кровью при этом (в том числе мяса животных) строго запрещено и отвратительно для яномамо[43].

Космологические представления яномамо заключаются в следующем: имеется несколько горизонтальных слоёв пространства, с краёв которых предметы падают на более низкий уровень. Верхний уровень, «дуку-ка-миси», опустел, после того, как оттуда упали все предметы. Второй слой, «хеду-ка-миси», населён умершими; там растут сады, стоят деревни — этот уровень представляет собой копию «человеческого слоя». Небо — это нижняя поверхность хеду-ка-миси, причём яномамо считают, что она находится так близко от земли, что предполагают столкновения с ней при полётах на самолёте. Люди живут на третьем слое, «хей-ка-миси». Он появился, когда от хеду-ка-миси откололся огромный кусок и упал вниз. Следующий слой «хей-та-беби» бесплоден, там якобы живёт разновидность яномамо, упавшая с хей-ка-миси, «амахири-тери». Из-за того, что на хей-та-беби нет джунглей, амахири-тери недостаёт мяса, они превратились в каннибалов и посылают духов охотиться на души детей яномамо на третьем уровне. Этому противостоят шаманы[43].

Христианская миссионерская деятельность среди индейских яномамо не имела успеха[12] до 2012 года. Благодаря миссионерской организации «Renew Outreach» в ноябре 2013 года проведена удачная евангельская программа на территории Хакома, располагающейся в джунглях на севере Бразилии и юге Венесуэлы. Более 400 человек из племени яномамо, названного «Разбивающие черепа»[уточнить] , прошли водное крещение и приняли причастие, используя съедобный маниок и сок капустной пальмы[44].

Язык[править | править код]

Дети яномамо

Яномамская семья языков включает четыре основных языка (или диалекта): янам, санума, яномами и яномамё. Языки взаимопонятны[35], Количество когнатов в 200-словном списке Сводеша — 70—80 %[45]. Родства с другими языковыми семьями не установлено. Помимо местных вариантов имеется церемониальный язык вайамо, на котором мужчины общаются с гостями и говорят на межплеменных собраниях. Женщины понимают вайамо, но используют только при пении[46].

Насилие[править | править код]

В ранних описаниях яномамская культура описывалась как пропитанная насилием. Яномамо известны насилием не только по отношению к соседним племенам, но и друг к другу[47][48].

Получивший широкую известность труд Наполеона Шаньона дал яномамо прозвище «народа, живущего в постоянном состоянии войны»[16][6]. Описания (как Шаньона, так и другие) яномамо как жестоких и воинственных людей привлекли к этому народу постоянный и сильный исследовательский интерес. Многочисленные споры велись о том, насколько распространено насилие в яномамском обществе, о том, следует ли считать насилие и войны неотъемлемой частью их культуры, или же лучше объяснить это реакцией на некие исторические события. Антрополог Жак Лизо, проживший с яномамо более 20 лет, в 1985 году писал:

Я бы хотел, чтобы моя книга помогла пересмотреть утрированный образ насилия у яномамо. Яномамо — воины, они могут быть грубыми и жестокими, но они могут быть и нежными, и чувствительными, и любящими. Насилие имеет спорадический характер; оно не доминирует в общественной жизни ни в какой промежуток времени, взрывы насилия могут быть разделены многими мирными месяцами. Знакомые с обществами североамериканских равнин или обществами Гран-Чако в Южной Америке никогда не скажут, что культура яномамо зиждется на войне, как это сделал Шаньон.

Lizot, Jacques. 1985. «Tales of the Yanomami», pp. xiv–xv)

Антропологи, работающие в экологической традиции, как Марвин Харрис, считают, что насилие развилось у яномамо из соревновательности из-за недостатка питательных веществ в местах их обитания[49][50]. Однако в труде 1995 года «Yanomami Warfare» Брайан Фергюсон изучил все документированные случаи военной агрессии среди яномамо и заключил, что, несмотря на то, что некоторые яномамо вовлечены в ожесточённые войны и кровавые конфликты, последние следует считать не неотъемлемой чертой культуры данного народа, а результатом воздействия западной культуры. Он сообщает, что все известные случаи войн между яномамо происходят в «племенной зоне», которую населяют люди, не имеющие отношения к государству, но которым приходится реагировать на результаты действия властей[51]. Фергюсон подчёркивал, что яномамо попали под воздействие европейцев задолго до 1950-х годов, и европейские культура и орудия появились у них намного раньше, через торговлю[47]. Фергюсон обвиняет Шаньона в том, что, распространяя среди яномамо эффективные орудия труда, он ставил деревни в неравное положение и поощрял конкуренцию. Ещё одна возможная причина культивации насилия среди этого народа — репутация кровожадных воинов помогала получить желаемые европейские товары[52].

Насилие — ведущая причина смертей среди яномамо. До половины мужчин этого народа умирают в конфликтах за ресурсы, причём эти конфликты зачастую приводят к разделению и перемещению деревень[25]. Яномамо убивают маленьких девочек[en][53]. Женщины часто страдают от физического насилия. Когда на деревню нападают, женщин обычно насилуют, избивают и крадут, поселяя в деревне налётчиков. Мужья часто избивают жён, чтобы те были покорными и верными мужьям[54][47]. Значительная часть насилия вызвана ревностью[24]. Женщин бьют дубинками, палками, мачете и другими тупыми или острыми предметами. Клеймение широко практикуется и символизирует власть мужа над женой[29]. Контакты с европейцами могли ухудшить ситуацию с насилием в отношении женщин, так как мужчины из деревень, имеющих доступ к европейским товарам, могли откупиться от семьи невесты этими предметами и забрать новых жён к себе в поселение; женщина таким образом теряет связь со своими родными и лишается их защиты[52][55].

Известны случаи убийства детей при набегах на вражеские деревни[56]. Хелена Валеро, бразильянка, украденная яномамскими воинами и жившая среди яномамо много лет, присутствовала при атаке племени караветари (Karawetari).

Они убили столько людей. Я рыдала от страха и умоляла пощадить меня, но сделать ничего нельзя было. Они вырывали детей из рук матерей и убивали, а другие держали матерей за руки, выстроив в ряд. Все женщины рыдали… Мужчины начали убивать детей; маленьких, больших, они убили множество детей.

Отношения с европейцами[править | править код]

Впервые о яномама сообщил бандейранте Аполинар Диаш де ла Фуэнте, экспедиция которого в 1654 году посетила народ екуана, проживавшее тогда на реке Падамо. По его словам, яномама не отличались храбростью и жили замкнуто, не общаясь с другими племенами. Начиная с этого времени и вплоть до середины XIX века[52] охотники за индейцами угоняли мужчин племени в рабство. В конце XIX века началась массовая добыча каучука, и европейцы стали принуждать проживающие в тропических лесах народы собирать сок каучуконосных растений под угрозой смерти[52]. Всё это сделало племя яномама ещё менее контактным народом.

В 1962 году итальянским исследователем Этторе Биокка (Ettore Biocca) были записаны на магнитофон воспоминания белой венесуэлки, по другим данным, метиски, Хелены Валеро (Helena Valero), в 1935 году[57], в 12-летнем возрасте[58], захваченной индейцами яномама на реке Рио-Димити, прожившей в сельве свыше 20 лет, побывавшей несколько раз замужем и прижившей с ними четверых детей. Лишь в 1956 году Валеро чудом удалось бежать и вернуться к цивилизации. Ценные сведения её о повседневной жизни, быте, занятиях, погребальных и религиозных обрядах, брачно-семейных отношениях, межплеменных войнах яномама были положены в основу книги Э. Биокка «Яноама»  (англ.), опубликованной в 1965 году в Бари[59] и затем неоднократно переиздававшейся. В 1974 году Валеро ещё проживала в католической миссии в Каракасе, где с ней встречался чехословацкий путешественник Владимир Плешингер[60].

В середине 1970-х годов золотодобытчики гаримпейро (порт. garimpeiros) и рабочие, прокладывавшие дороги через амазонские джунгли[61], начали вторгаться в жизнь яномамо. Гаримпейро убивали тех яномамо, с которыми у них происходили земельные споры. В местах, где проходило дорожное строительство, яномамо стали заболевать неизвестными им доселе и оттого смертельными болезнями, в частности, гриппом, корью и туберкулёзом[52][61]. Кроме того, технологии золотодобычи гаримпейро приводили к деградации почв. Несмотря на существование Национального фонда индейцев, государство почти не защищало яномамо от этих опасностей. В нескольких случаях государство обвиняли в поддержке горнодобывающей отрасли, вторгающейся на территории яномамо. Профессор Университета Бразилиа[en] Кеннет Иэн Тэйлор в 1975 году разработал программу сохранения здоровья индейцев, живших рядом с дорогой, но спустя всего год с начала реализации его идей военные запретили дальнейшее воплощение программы, сославшись на недопустимость работы иностранца-профессора в непосредственной близости от границы страны. В итоге часть яномамо отошли от традиционного уклада, забросили возделывание бананов и стали просить еду у бразильцев. В 1976 году строительство дороги было прекращено из-за недостатка финансирования. В 1978 году правительство предложило создать «охраняемые заказники яномамо», которые оказались небольшими островками земли, выбранными без учёта образа жизни яномамо, их торговых путей, а границы определялись отсутствием на террирории разведанных минеральных ресурсов[62]. В 1990 году более 40 000 золотоискателей вторглись в земли яномамо[63]. В 1992 году правительство по совету местных антропологов и организации Survival International[en] выделило яномами традиционные земли для проживания, однако туда продолжают заходить не-яномамо. Правительства Венесуэлы и Бразилии не принимают достаточных усилий для ограничения доступа чужаков на земли этого народа[64].

Наполеон Шаньон и его ассистент Джеймс Нил собирали у яномамо образцы крови, что привело к биоэтическому конфликту: у яномамо считается недопустимым хранить фрагменты тела умершего, а донорам не сообщали, что кровь забирается для бессрочного хранения[65]. Несколько яномамо отправляли письма исследователям, требуя возврата образцов крови, некоторые лаборатории начали процесс возврата крови испытуемым в 2010 году[66][67]; процесс завершился в марте 2015 года[68].

В 2000 году вышла книга Darkness in El Dorado[en], в которой Шаньон и Нил были обвинены в нанесении вреда яномамо, в частности, в халатности, приведшей к возникновению эпидемии кори. Члены Американской антропологической ассоциации в 2002 году пришли к заключению, что Джеймс Нил и Наполеон Шаньон нарушили кодекс профессиональной этики в процессе работы с яномамо. Несмотря на то, что в 2004 году по результатам голосования (846 против 338) ААА аннулировала этот отчёт, в пояснении ассоциации говорится о том, что степень вины Шаньона и Нила считается неизменной[69][70].

Потери[править | править код]

С 1987 по 1990 количество яномамо сильно сократилось из-за малярии, отравления ртутью, недоедания и в результате конфликтов с браконьерами, лесозаготовщиками, строителями и золотоискателями[71]. В 1987 году президент FUNAI отрицал, что резкое увеличение смертности связано с вторжением золотоискателей, а президент Бразилии отметил важность работы гаримпейро для экономики страны[72]. Антропологи, работающие с яномамо, в частности, Альсида Рамос (Alcida Ramos) называют эти три года санкционированным геноцидом[73].

В 1993 году произошёл вооружённый конфликт, названный «Резнёй яномамо»[en]. Группа гаримпейро убила по крайней мере 16 яномамо, а те в ответ убили двоих золотоискателей и ранили ещё двоих. Правительство провело расследование в 2012 году. Согласно яномамо, деревню с 80 жителями атаковал вертолёт, выжило всего трое мужчин, охотившихся в джунглях[74]. Спустя два месяца, в сентябре 2012 года Survival International, поверившая этим заявлениям, отказалась от них, не найдя подтверждений[75].

Примечания[править | править код]

  1. БРЭ.
  2. Яномама // Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  3. Л. А. Файнберг. Яномама // Народы и религии мира / В. А. Тишков. — Большая Российская Энциклопедия, 1999. — С. 667.
  4. Povos Indigenas no Brasil: Yanomami. Дата обращения: 2 сентября 2014. Архивировано 10 апреля 2020 года.
  5. 1 2 3 4 Ридли, 2013.
  6. 1 2 3 4 Borofsky, 2005, p. 5.
  7. 1 2 3 4 5 6 Rabben, 2004, p. 92.
  8. Shagnion, 1992, p. 100.
  9. Early, 2000, p. 4.
  10. Hames, Beierle, Raymond B., John Culture Summary: Yanoama. New Haven, Connecticut. Дата обращения: 10 декабря 2013.
  11. 1 2 Народы мира, 1988, с. 538.
  12. 1 2 Rabben, 2004, p. 93.
  13. Napoleon A. Chagnon (1992). Yanomamo. NY: Harcourt Brace College Publishers. Fourth edition.
  14. Survival.
  15. 1 2 Kenneth Good (1991). Into the Heart: One Man’s Pursuit of Love and Knowledge Among the Yanomami. NY: Simon and Schuster.
  16. 1 2 Ya̦nomamö: the fierce people (Chagnon 1968; Chagnon 1977; Chagnon 1983; Chagnon 1992; Chagnon 1998; Chagnon 2012)
  17. «Yanomami Indians in the INTERSALT study» Архивная копия от 18 февраля 2020 на Wayback Machine (accessed 14 January 2007)
  18. Зидек, 2009, с. 184.
  19. 1 2 Ramos, 1995.
  20. 1 2 3 Schwartz, David M, with Victor Englebert. Vanishing Peoples Yanomami People of The Amazon. New York: Lothrop, Lee & Shepard Books.
  21. Cruz, Valdir. Faces of the Rainforest: The Yanomami (неопр.). — New York: PowerHouse Books  (англ.), 2002.
  22. Tahan, 2002, p. 36.
  23. Marcus, 1992, p. 53.
  24. 1 2 3 4 Chagnon, Napoleon A. (1974). Studying the Yanomamo. New York: Holt, Rinehart, and Winston.
  25. 1 2 3 4 5 Chagnon, Napoleon A. (1968). Yanomamö: The Fierce People. New York: Holt, Rinehart, and Winston.
  26. Lizot, 1991, p. 68.
  27. Blundell, 2014, p. 141.
  28. Marcus, 1992, p. 59.
  29. 1 2 3 4 Good, Kenneth, with David Chanoff (1988) Into the Heart. London: The Ulverscroft Foundation.
  30. 1 2 3 4 Gregor, 2001, p. 164.
  31. 1 2 Lizot, 1991, p. 75.
  32. Lizot, 1991, p. 76.
  33. 1 2 Gray, 2013, p. 179.
  34. Lizot, 1991, p. 77.
  35. 1 2 Skutsch, 2013.
  36. Rabben, 2004, p. 45.
  37. Peters, 1998, p. 26.
  38. Chagnon, 1997.
  39. Borofsky, 2005, p. 201.
  40. Borofsky, 2005, p. 12.
  41. Borofsky, 2005.
  42. Andrew N. Woznicki — Endocannibalism of the Yanomami. Дата обращения: 2 сентября 2014. Архивировано 9 марта 2012 года.
  43. 1 2 Chagnion, 1992, p. 100.
  44. glavred. (Эксклюзив) Евангелие для индейских племён Амазонки | ТБН (12 сентября 2018). Дата обращения: 21 сентября 2019. Архивировано 21 сентября 2019 года.
  45. Dixon, 1999, p. 345.
  46. Aikhenvald, 2012, p. 369.
  47. 1 2 3 R. Brian Ferguson (1995). Yanomami Warfare: A Political History. Santa Fe: School for American Research Press.
  48. Ramos, Alcida Rita (1987), Reflecting on the Yanomami: Ethnographic Images and the Pursuit of the Exotic. Cultural Anthropology, 2: 284—304. doi:10.1525/can.1987.2.3.02a00020
  49. Harris, Marvin. 1984. «A cultural materialist theory of band and village warfare: the Yanomamo test». in Warfare, Culture, and Environment, R.B. Ferguson (ed.) pp. 111-40. Orlando: Academic Press.
  50. Harris, 1979.
  51. Ferguson, R. Brian. 1995. Yanomami Warfare: A political history. SAR Press. p. 6
  52. 1 2 3 4 5 Robbins, 2012, p. 320—322.
  53. Marcus, 1992, p. 52.
  54. Rabben, 2004, p. 46.
  55. Miller, 1993, p. 66.
  56. Valero, 1997.
  57. Biocca, 1966, p. 36.
  58. Shapiro Judith. Yanoáma: The Narrative of a White Girl Kidnapped by Amazonian Indians Архивная копия от 19 июля 2022 на Wayback Machine // American Anthropologist. — Vol. 73. — Issue 6. — December 1971. — p. 1332.
  59. Biocca, 1966, p. 39.
  60. Плешингер В. «Я предложу мир…» Архивная копия от 19 июля 2022 на Wayback Machine // Вокруг света. — 1982. — № 8. — С. 44.
  61. 1 2 Rabben, 2004, p. 94.
  62. Rabben, 2004, p. 96.
  63. Kottak, Conrad Phillip (2004) Anthropology: the exploration of human diversity, 10th ed., p. 464, New York: McGraw-Hill.
  64. Chagnon, N. Yanamamo: Case Studies in Cultural Anthropology. 2009. p. 231—232.
  65. Briggle, 2012, p. 98.
  66. Couzin-Frankel, Jennifer. «Researchers to return blood samples to the Yanomamö». Science. Vol. 328, No. 5983: 1218. Архивная копия от 24 сентября 2015 на Wayback Machine
  67. Rabben, 2004, p. 180.
  68. Indigenous tribe’s blood returned to Brazil after decades. Дата обращения: 3 апреля 2015. Архивировано 5 апреля 2015 года.
  69. American Anthropological Association. Referendum to Rescind the AAA's Acceptance of the Report of the El Dorado Task Force (англ.). American Anthropological Association. Дата обращения: 2 сентября 2014. Архивировано из оригинала 25 апреля 2014 года.
  70. «Never Mind» Архивная копия от 3 сентября 2014 на Wayback Machine, Inside Higher Ed, 29 Jun 2005
  71. Seduced, 1995.
  72. Rabben, Linda. Brazil's Indians and the Onslaught of Civilization (англ.). — Seattle: University of Washington Press  (англ.), 2004. — P. 103.
  73. Ramos, 1995, p. 291.
  74. "Venezuela investigating alleged massacre of indigenous people in the Amazon". MercoPress. 2012-08-30. Архивировано из оригинала 3 марта 2016. Дата обращения: 9 апреля 2013.
  75. Jonathan Watts (2012-09-11). "Campaign group retracts Yanomami 'massacre' claims". The Guardian. Архивировано из оригинала 12 сентября 2012. Дата обращения: 13 сентября 2012.

Литература[править | править код]

  • Биокка Этторе. Яноама / Пер. Л. А. Вершинина. — М.: Мысль, 1972. — 206 с.: ил. — (Путешествия. Приключения. Поиск).

В кино[править | править код]

  • «Враг богов» (Yai Wanonabalewa: The Enemy God) — реж. Кристофер М. Бессетт (США-Венесуэла, 2008)

Ссылки[править | править код]