Большевик

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск


И. Я. Билибин, плакат «О том как немцы большевика на Россию выпускали», 1917 год.
Б. М. Кустодиев Большевик. 1920. ГТГ. 1920

Большеви́к — член левого революционного, левоэкстремистского[1][2][3][4][5][6][7] крыла Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) после её раскола на фракции «большевиков» и «меньшевиков».

Название «большевики» появилось после II съезда РСДРП, как группы, получившей большинство при выборах ЦК[8]. Большевики стремились создать партию профессиональных революционеров, меньшевики же опасались криминализации партии. Впоследствии появился миф, отстаиваемый во многих странах анархистами и эсерами-максималистами, что название «большевики» (переводилось за рубежом как «максималисты») произошло от «максимальной» программы (полное уничтожение буржуазного класса и создание чисто рабочего движения), а другую фракцию якобы составили сторонники «минимальной программы» партии (якобы отстаивали интересы мелких буржуа и кулаков). В действительности «знамя меньшевизма» на II съезде РСДРП поднял ультрареволюционер Троцкий, стремившийся привлечь в партию больше членов, а самым авторитетным меньшевиком на съезде был умеренный Г. В. Плеханов. Образование двух думских фракций соответствует 1910 году, когда начала заседания третья Дума (куда были избраны, между прочим, представители РСДРП, и большевиков, и меньшевиков, как одной партии). Фактический раскол произошел намного позже, когда на Венской конференции РСДРП, созванной в противовес Пражской, в августе 1912 года был создан Организационный комитет РСДРП без участия ленинцев, но поддерживавшийся вперёдовцами. С другой стороны, на Пражской конференции 1912 года присутствовали меньшевики-партийцы, так как Ленин стремился размежеваться только с ликвидаторами, а после начала мировой войны — ещё и с оборонцами. Окончательно большевики выделились в отдельную партию РСДРП(б) (название партии официально не принималось на съезде или конференции) только весной 1917 года, а меньшевики сохранили название РСДРП.

II съезд РСДРП и образование большевиков и меньшевиков как фракций (1903 год)[править | править вики-текст]

«Бессмысленное, уродливое слово, - с горечью замечал Ленин о стихийно сложившимся термине «большевик», - не выражающее абсолютно ничего, кроме того чисто случайного обстоятельства, что на съезде 1903 года мы имели большинство»[9].

Раскол РСДРП на большевиков и меньшевиков произошёл на II съезде РСДРП (1903). На этом съезде выделились две основные группы делегатов: сторонники Ленина и сторонники Ю.О. Мартова.

Идейные разногласия между сторонниками Ленина и сторонниками Мартова касались 4 вопросов. Первым был вопрос о включении в программу партии требования диктатуры пролетариата. Сторонники Ленина были за включение этого требования, сторонники Мартова — против (Акимов (В. П. Махновец), Пиккер (А. С. Мартынов) и бундовец Либер ссылались на то, что в программах западноевропейских социал-демократических партий этот пункт отсутствует). Вторым вопросом было включение в программу партии требований по аграрному вопросу. Сторонники Ленина были за включение этих требований в программу, сторонники Мартова — против включения. Часть сторонников Мартова (польские социал-демократы и Бунд), кроме того, хотели исключить из программы требование права наций на самоопределение, поскольку считали, что справедливо разделить Россию на национальные государства невозможно, и во всех государствах будут дискриминировать русских, поляков и евреев. Кроме того, мартовцы выступали против того, чтобы каждый член партии постоянно работал в одной из её организаций. Они желали создать менее жесткую организацию, члены которой могли бы участвовать в партийной работе по собственному желанию. В вопросах, касавшихся программы партии, победу одержали сторонники Ленина, в вопросе о членстве в организациях — сторонники Мартова.

На выборах в руководящие органы партии (ЦК и редакцию газеты «Искра» (ЦО)) сторонники Ленина получили большинство, а сторонники Мартова — меньшинство. Получить большинство сторонникам Ленина помогло то, что некоторые делегаты покинули съезд. Это были представители Бунда, сделавшие это в знак протеста против того, что Бунд не был признан единственным представителем еврейских рабочих в России. Ещё два делегата ушли со съезда из-за разногласий по поводу признания заграничного союза «экономистов» (течения, считавшего, что рабочие должны ограничиться лишь профсоюзной, экономической борьбой с капиталистами) представителем партии за границей.

Происхождение названия[править | править вики-текст]

После победы в голосовании Ленин назвал своих сторонников "большевиками", после чего Мартов назвал своих сторонников "меньшевиками". Существует мнение, что принятие столь невыигрышного названия фракции стало крупным просчетом Мартова и, наоборот: закрепление сиюминутного электорального успеха в названии фракции было сильным политическим ходом Ленина[10]. Хотя в дальнейшей истории РСДРП, сторонники Ленина зачастую оказывались в меньшинстве, за ними закрепилось политически-выигрышное название "большевики".

После II съезда и до окончательного раскола с меньшевиками (1903—1912)[править | править вики-текст]

Меньшевики однако не оставили мысли захватить руководство партией. С этой целью они создали т. н. Бюро меньшинства, подменившее для них центральный комитет.

Мартов отказался работать в избранной на съезде по предложению Ленина редакции «Искры» (Плеханов, Ленин, Мартов) из-за невключения членов группы «Освобождение труда». После шести номеров газеты покинул редакцию и Ленин, после чего Плеханов восстановил редакцию «Искры» в прежнем, досъездовском составе, но без Ленина (Г. В. Плеханов, Л. Мартов, П. Б. Аксельрод, В. И. Засулич, А. Н. Потресов). Затем меньшевики получили большинство и в ЦК из-за перехода на их сторону Плеханова и большевиков Красина и Носкова.

Ленин отреагировал на это выпуском работы «Шаг вперед, два шага назад», где подверг критике взгляды меньшевиков на организационное устройство партии и развил учение о партии как передовом, наиболее сознательном отряде рабочего класса, а фракция большевиков в целом — подготовкой 3-его съезда РСДРП (на котором она надеялась свергнуть променьшевистский ЦК) и созданием особого большевистского органа — газеты «Вперед».

В условиях начала революции 1905—1907 годов прошли в январе 1905 года III съезд РСДРП (на котором присутствовали только большевики из-за ухода девяти меньшевистских делегатов, которые, оказавшись в меньшинстве, объявили съезд фракционным) и Конференция в Женеве (на которой присутствовали только меньшевики)[11].

Основных различий в линиях III съезда и конференции было два. Первым различием был взгляд на то, кто является движущей силой революции в России. По мнению большевиков такой силой являлся пролетариат — единственный класс, которому выгодно полное свержение самодержавия. Буржуазия же заинтересована в сохранении остатков самодержавия для его использования в подавлении рабочего движения. Из этого следовали некоторые различия в тактике. Во-первых, большевики стояли за строгое отделение рабочего движения от буржуазного, так как считали, что их объединение под главенством либеральной буржуазии облегчит ей предательство революции. Главной его целью они считали подготовку вооруженного восстания, которое должно привести к власти временное революционное правительство, созывающее затем Учредительное собрание для установления республики. Более того, они считали руководимое пролетариатом вооруженное восстание единственным способом получить такое правительство. Меньшевики не были с этим согласны. Они считали, что Учредительное собрание можно созвать и мирным путем, например, решением законодательного органа (хотя и не отвергали и его созыв после вооруженного восстания). Вооруженное восстание они считали целесообразным только в случае крайне маловероятной тогда революции в Европе.

Различались и желаемые крыльями партии исходы революции[источник не указан 1635 дней]. Если меньшевики были готовы удовлетвориться как наилучшим исходом обычной буржуазной республикой, то большевики выдвинули лозунг «демократической диктатуры пролетариата и крестьянства», особого наиболее высокого типа парламентарной республики, в которой не ликвидированы ещё капиталистические отношения, но буржуазия уже оттеснена от политической власти.

Со времен III съезда и Конференции в Женеве большевики и меньшевики действуют отдельно, хотя относятся к одной партии, и многие организации, вплоть до Октябрьской революции, являются объединёнными, особенно в Сибири, Закавказье.

В Революции 1905 года их расхождения проявились ещё неярко. Хотя меньшевики были против бойкота булыгинской законосовещательной думы, и приветствовали думу законодательную, виттевскую, которую надеялись революционизировать и привести к идее Учредительного собрания, но после провала этого плана они активно участвовали в вооруженной борьбе с властями. Члены меньшевистского Одесского комитета РСДРП К. И. Фельдман, Б. О. Богданов и А. П. Березовский пытались руководить восстанием на броненосце «Потемкин», во время московского декабрьского восстания 1905 года среди 1,5-2 тысяч повстанцев было около 250 меньшевиков — больше, чем большевиков. Однако неудача этого восстания резко изменила настроения меньшевиков, Плеханов даже заявил, что «не нужно было и браться за оружие», вызвав этим взрыв возмущения у радикальных революционеров. В дальнейшем меньшевики относились к перспективе нового восстания достаточно скептически, и стало заметно, что все основные радикально-революционные действия (в частности, организация нескольких вооруженных восстаний, хотя в них участвовали и меньшевики) осуществляются под руководством и по инициативе большевиков или социал-демократов национальных окраин, русские меньшевики же следуют как бы «в прицепе», неохотно соглашаясь на новые массовые радикальные действия.

Раскол ещё не воспринимался как нечто естественное, и IV («Объединительный») съезд в апреле 1906 года его устранил.

Меньшевики составляли на этом съезде большинство. Практически по всем вопросам съезд принял резолюции, отражавшие их линию, однако большевики сумели провести решение о замене мартовской формулировки первого параграфа устава партии ленинской.

На этом же съезде встал вопрос об аграрной программе. Большевики выступали за передачу земли в собственность государства, которое предавало бы её крестьянам в безвозмездное пользование (национализация), меньшевики — за передачу земли органам местного самоуправления, которые бы сдавали её крестьянам в аренду (муниципализация). Съезд принял меньшевистский вариант программы.

Нерешительные действия меньшевистского ЦК, избранного на IV съезде, позволил большевикам на V съезде РСДРП взять реванш, получить преобладание в ЦК и провалить предложения меньшевиков о проведении «рабочего съезда», на котором присутствовали бы социал-демократы, эсеры и анархисты, и о нейтральности профсоюзов, то есть о том, что профсоюзы не должны вести политическую борьбу.

В годы реакции подпольные структуры РСДРП несли тяжёлые потери в результате постоянных провалов, а также отхода от революционного движения тысяч подпольщиков; некоторые меньшевики предлагали перенести работу в легальные организации — фракцию Государственной думы, профсоюзы, больничные кассы и т. д. Большевики назвали это «ликвидаторством» (ликвидацией нелегальных организаций и прежней партии профессиональных революционеров).

От большевиков откололось левацкое крыло (так называемые «отзовисты»), требовавшее применения только нелегальных методов работы и отзыва социал-демократической фракции в Государственной Думе (лидером этой группы был А. А. Богданов). К ним примыкали «ультиматисты», требовавшие предъявления фракции ультиматума и роспуска её в случае невыполнения этого ультиматума (их лидером был Алексинский). Постепенно эти фракции сплотились в группу «Вперед». Внутри этой группы развился ряд антимарксистских по своей сути течений, самым ярким из которых было богостроительство, то есть обожествление народных масс и трактовка марксизма как новой религии, проповедовавшаяся А. В. Луначарским.

Наиболее болезненный удар противники большевиков нанесли им в 1910 году, на пленуме ЦК РСДРП. Из-за примирительской позиции представлявших на пленуме большевиков Зиновьева и Каменева, а также дипломатических усилий Троцкого, получившего за них субсидию на издание своей «нефракционной» газеты «Правда», которая издавалась c 1908 года (не путать с большевистской газетой «Правда», первый номер которой вышел 22 апреля (5 мая1912 года), пленум принял крайне невыгодное для большевиков решение. Он постановил, что большевики должны распустить Большевистский центр, что все фракционные периодические издания должны быть закрыты, что большевики должны выплатить якобы украденную ими у партии сумму в несколько сотен тысяч рублей.

Большевики и меньшевики-партийцы решения пленума, в основном, выполнили. Что же касается ликвидаторов, то их органы, под разными предлогами, продолжали выходить как ни в чём не бывало.

Ленин понял, что полноценная борьба с ликвидаторами в рамках одной партии невозможна, и решил перевести борьбу с ними в форму открытой борьбы между партиями. Он организует ряд чисто большевистских совещаний, принявших решение об организации общепартийной конференции.

Такая конференция была проведена в январе в 1912 в Праге. Все делегаты на ней, кроме двух меньшевиков-партийцев, были большевиками. Противники большевиков впоследствии утверждали, что это — следствие специального отбора делегатов большевистскими агентами и охранным отделением департамента полиции, которое считало, что лучше сможет контролировать организованных большевиков с внедрёнными в их руководство агентами охранного отделения, чем разношерстных и плохо дисциплинированных меньшевиков. Конференция исключила из партии меньшевиков-ликвидаторов и подчеркнула, что заграничные группы, не подчиняющиеся ЦК, не могут пользоваться именем РСДРП. Конференция также отказалась от поддержки газеты Л. Д. Троцкого «Правда», издававшейся в Вене.

Меньшевики организовали в противовес пражской конференцию в Вене в августе того же года. Венская конференция осудила пражскую и создала довольно лоскутное образование, именуемое в советских источниках Августовским блоком. Но они считали себя просто прежней РСДРП. Букву (м) в названии они не добавляли. Иногда добавлялась о — объединённая.

Роль в революционном терроре в годы первой русской революции[править | править вики-текст]

7 февраля 1905 тесно связанный с большевиком А. Е. Карелиным Г. А. Гапон-Новых обратился с «Открытым письмом к социалистическим партиям России», в котором призывал их объединиться в борьбе с самодержавием. Письмо было отправлено в Международное социалистическое бюро и разослано всем заинтересованным организациям. Чтобы обеспечить представительство революционных партий, Гапон вёл предварительные переговоры с их лидерами. Гапон встречался с представителями меньшевиков, большевиков (Плехановым и Лениным), Бунда, «Союза освобождения» и различных национальных партий и настаивал на применении террора и совместной подготовке вооружённого восстания всеми революционерами, с чем, учитывая настроения рабочих, вынуждены были согласиться и лидеры социал-демократов. В условиях необходимости конкуренции в плане экстремистской революционной деятельности с партией эсеров, «славившихся» деятельностью своей Боевой организации, после некоторых колебаний лидер большевиков Ленин выработал под влиянием Гапона свою позицию в отношении террора. Большевики отказались создать объединённую боевую организацию с другими партиями, как предлагал Гапон, или, как настаивал Гершуни, поставлять боевиков в надпартийную Боевую организацию эсеров, но, как и эсеры, широко практиковавшие террор, ленинцы создали свою боевую организацию (известна под названиями «Боевая техническая группа», «Техническая группа при ЦК», «Военно-техническая группа»).[12] Как отмечает исследователь проблемы революционного терроризма Анна Гейфман, ленинские протесты против терроризма, сформулированные до 1905 года и направленные против эсеров, находятся в резком противоречии с ленинской же практической политикой, выработанным им после начала русской революции «в свете новых задач дня»[13]. Ленин призывал к «наиболее радикальным средствам и мерам, как к наиболее целесообразным», для чего, цитирует документы Анна Гейфман, лидер большевиков предлагал создавать «отряды революционной армии… всяких размеров, начиная с двух-трех человек, [которые] должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, палка, тряпка с керосином для поджога…)», и делает вывод, что эти отряды большевиков по сути ничем не отличались от террористических «боевых бригад» воинственных эсеров.

Ленин теперь, в изменившихся условиях, уже был готов идти даже дальше эсеров, и, как отмечает Анна Гейфман, шёл даже на явное противоречие с учением Маркса ради террористической деятельности своих сторонников, утверждая, что боевые отряды должны использовать любую возможность для активной работы, не откладывая своих действий до начала всеобщего восстания.

Ленин по существу отдавал приказ о подготовке террористических актов, которые он раньше сам же и осуждал, призывая своих сторонников совершать нападения на городовых и прочих государственных служащих, осенью 1905 года открыто призывал совершать убийства полицейских и жандармов, черносотенцев и казаков, взрывать полицейские участки, обливать солдат кипятком, а полицейских серной кислотой. Последователи лидера большевиков не заставили себя долго ждать, так, в Екатеринбурге террористы под личным руководством Якова Свердлова постоянно убивали сторонников «черной сотни», делая это при каждой возможности[14].

Как свидетельствует одна из ближайших коллег Ленина Елена Стасова, лидер большевиков, сформулировав свою новую тактику, стал настаивать на немедленном приведении её в жизнь и превратился в «ярого сторонника террора»[15].

На счету террористических актов большевиков было и множество «спонтанных» нападений на государственных чиновников, так, Михаил Фрунзе и Павел Гусев убили урядника Никиту Перлова 21 февраля 1907 года без официальной резолюции. На их счету были и громкие политические убийства. Утверждается даже, что в 1907 году большевиками был убит «некоронованный царь Грузии» знаменитый поэт Илья Чавчавадзе — вероятно, одна из самых знаменитых национальных фигур Грузии начала XX века"[16].

В планах большевиков были и громкие убийства: московского генерал-губернатора Дубасова, полковника Римана в Петербурге, а видный большевик А. М. Игнатьев, близкий лично Ленину, предлагал даже план похищения самого Николая II из Петергофа. Отряд большевиков-террористов в Москве планировал взрыв поезда, перевозившего из Петербурга в Москву войска для подавления декабрьского революционного мятежа. В планах большевистских террористов был захват нескольких великих князей для последующего торга с властями, бывшими близко уже в тот момент к подавлению декабрьского восстания в Москве.

Некоторые террористические нападения большевиков были направлены не против чиновников и полиции, а против рабочих с отличными от большевистских политическими взглядами. Так, по поручению Петербургского комитета РСДРП было осуществлено вооружённое нападение на чайную «Тверь», где собирались рабочие Невского судостроительного завода, состоявшие членами Союза русского народа. Сначала большевистскими боевиками были брошены две бомбы, а затем выбегающие из чайной расстреливались из револьверов. Большевиками было убито 2 и ранено 15 рабочих.[17]

Как отмечает Анна Гейфман, многие выступления большевиков, которые вначале ещё могли быть расценены как акты «революционной борьбы пролетариата», в реальности часто превращались в обычные уголовные акты индивидуального насилия. Анализируя террористическую деятельность большевиков в годы первой русской революции, историк и исследователь Анна Гейфман приходит к выводу, что для большевиков террор оказался эффективным и часто используемым на разных уровнях революционной иерархии инструментом"[14].

Экспроприации[править | править вики-текст]

Кроме лиц, специализирующихся на политических убийствах во имя революции, в социал-демократических организациях существовали люди, выполнявшие задачи вооруженных грабежей и конфискации частной и государственной собственности. Следует отметить, что официально лидерами социал-демократических организаций такая позиция никогда не поощрялась, за исключением одной из их фракций — большевиков, — чей лидер Ленин публично объявил грабеж допустимым средством революционной борьбы. По мнению А. Гейфман, большевики были единственной социал-демократической фракцией в России, прибегавшей к экспроприациям (т. н. «эксам») организованно и систематически[18].

Ленин не ограничивался лозунгами или просто признанием участия большевиков в боевой деятельности. Уже в октябре 1905 года он заявил о необходимости конфисковывать государственные средства и скоро стал прибегать к «эксам» на практике[19]. Вместе с двумя своими тогдашними ближайшими соратниками, Леонидом Красиным и Александром Богдановым (Малиновским), он тайно организовал внутри Центрального комитета РСДРП (в котором преобладали меньшевики) небольшую группу, ставшую известной под названием «Большевистский центр», специально для добывания денег для ленинской фракции. Существование этой группы «скрывалось не только от глаз царской полиции, но и от других членов партии»[20]. На практике это означало, что «Большевистский центр» был подпольным органом внутри партии, организующим и контролирующим экспроприации и различные формы вымогательства.

[18]

В феврале 1906 года большевиками и близкими им латышскими социал-демократами было совершено крупное ограбление филиала Государственного банка в Гельсингфорсе[21], а в июле 1907 года большевиками были осуществлены известная Тифлисская экспроприация.

Большевики, близкие к Леониду Красину, в 1905—1907 годах играли важную роль в приобретении взрывчатки и оружия за рубежом для всех террористов из социал-демократов[22].

В период с 1906 по 1910 год Большевистский центр руководил осуществлением большого числа «эксов», набирая исполнителей для этого из некультурной и необразованной, но рвущейся в бой молодежи. Результатами деятельности Большевистского центра были ограбления почтовых отделений, касс на вокзалах и т. д. Организовывались террористические акты в виде крушения поездов с последующим их ограблением. Постоянный приток денег Большевистский центр получал с Кавказа от Камо, организовавшего с 1905 года серию «эксов» в Баку, Тифлисе и Кутаиси, и бывшего фактически руководителем боевой «технической» группы большевиков. Формально главой боевой организации был Сталин, лично не принимавший участия в террористических актах, однако полностью контролировавший деятельность организации, в практической плоскости руководимой Камо.

Известность Камо принес так называемый «тифлисский экс» — экспроприация 12 июне 1907 года, когда на центральной площади столицы Грузии большевиками были брошены бомбы в две почтовые кареты, перевозившие деньги Тифлисского городского банка. В результате боевики похитили 250 000 руб. При этом большевиками были убиты и ранены десятки прохожих.

Кавказская организация Камо не была единственной боевой группой большевиков, несколько боевых отрядов действовало на Урале, где с начала революции 1905 года большевики осуществили более сотни экспроприаций, нападая на почтовые и заводские конторы, общественные и частные фонды, артели и винные лавки[23]. Наиболее крупная акция была предпринята 26 августа 1909 года — налет на почтовый поезд на станции Миасс. В ходе акции большевиками были убиты 7 охранников и полицейских, украдены мешки с суммой около 60 000 руб. и 24 кг золота. При этом работа защищавшего впоследствии нескольких из участников налета боевиков адвоката Керенского была оплачена теми самыми украденными деньгами.

Действия боевиков-большевиков не остались незамеченными для руководства РСДРП. Мартов предложил исключить большевиков из партии за совершаемые ими незаконные экспроприации. Плеханов призывал бороться с «большевистским бакунинизмом», многие члены партии считали «Ленина и Ко» обычными жуликами, а Федор Дан называл большевистских членов ЦК РСДРП компанией уголовников.

Раздражение меньшевистских лидеров в отношении «Большевистского центра», и без того готовых нанести по нему удар, многократно усилилось после оказавшегося чрезвычайно неприятным для всей РСДРП грандиозного скандала, когда большевики предприняли попытку поменять в Европе деньги, экспроприированные в Тифлисе Камо. Скандал превратил всю РСДРП в глазах европейцев в уголовную организацию. С другой стороны, когда русские меньшевики пытались провести экспроприации у грузинских марганцепромышленников, в условиях полного распада полиции связанный с большевиками грузинский социал-демократ Сталин и его группа во время революции 1905—1907 года фактически выполняли функции охранного отделения департамента полиции, возвращая деньги ограбленным и высылая меньшевиков в Россию.[24][неавторитетный источник?]. Среди радикалов всех направлений РСДРП практиковалось присвоение партийных денег, но особенно среди большевиков, чаще принимавших участие в успешных актах экспроприации. Деньги шли не только в партийные кассы, но и пополняли личные кошельки боевиков.[25]

В 1906—1907 годах экспроприированные большевиками деньги использовались ими для создания и финансирования школы боевых инструкторов в Киеве и школы бомбистов во Львове[26].

Несовершеннолетние террористы[править | править вики-текст]

К террористической деятельности радикалы привлекали несовершеннолетних. Это явление усилилось после взрыва насилия 1905 года. Экстремисты использовали детей для выполнения разнообразных боевых задач. Дети помогали боевикам изготавливать и прятать взрывные устройства, а также принимали участие непосредственно и в самих терактах[27][28][29]. Многие боевые дружины, особенно большевики и эсеры, обучали и вербовали несовершеннолетних, объединяя будущих малолетних террористов в специальные молодежные ячейки. Привлечение несовершеннолетних (в Российской Империи совершеннолетие наступало в 21 год) было обусловлено ещё и тем, что их было легче убедить совершить политическое убийство (потому что их не могли приговорить к смертной казни).

Террористы передавали опыт своим четырнадцатилетним братьям и другим детям, давали им опасные подпольные задания. Самой молодой помощницей террористов была 4-летняя девочка Лиза, дочь Ф. И. Драбкиной, известной как «товарищ Наташа». Эта большевичка брала своего ребёнка для прикрытия, когда перевозила гремучую ртуть.[27][30]

Наследство Николая Шмита[править | править вики-текст]

Утром 13 февраля 1907 года фабриканта и революционера Николая Шмита нашли мертвым в одиночной камере Бутырской тюрьмы, где он содержался.

По версии властей, Шмит страдал психическим расстройством и совершил самоубийство, вскрыв себе вены припрятанным осколком стекла. Большевики же утверждали, что Шмита убили в тюрьме уголовники по приказу властей.

По третьей версии убийство Шмита организовали большевики, чтобы получить его наследство — Шмит в марте 1906 года завещал большевикам большую часть полученного от деда наследства, оцениваемого в 280 тысяч рублей.

Распорядителями наследства стали сестры и брат Николая. К моменту его гибели младшая из сестер, Елизавета Шмит была любовницей казначея московской организации большевиков Виктора Таратуты. Находившийся в розыске Таратута устроил весной 1907 года фиктивный брак Елизаветы с большевиком Александром Игнатьевым. Это замужество позволило Елизавете вступить в права наследства.

Но у младшего наследника капиталов Шмитов, 18-летнего Алексея, имелись опекуны, которые напомнили большевикам о правах Алексея на треть наследства. После угроз со стороны большевиков в июне 1908 года было заключено соглашение, по которому Алексею Шмиту досталось всего 17 тысяч рублей, а обе его сестры отказались от причитавшихся им долей на общую сумму в 130 тысяч рублей в пользу партии большевиков.

На старшей из сестер Николая Шмита, Екатерине Шмит женился большевик Николай Адриканис, но получив право распоряжаться доставшимся жене наследством, Адриканис отказался делиться им с партией. После угроз он, однако, был вынужден передать партии половину наследства.[31]

От образования РСДРП(б) и до Октябрьской революции (1912—1917)[править | править вики-текст]

После образования РСДРП(б) как отдельной партии большевики продолжают как легальную, так и нелегальную работу, проводившуюся ими раньше и делают это довольно успешно. Им удается создать в России сеть нелегальных организаций, которая, несмотря на огромное количество засылаемых правительством провокаторов (даже в ЦК РСДРП(б) был избран провокатор Роман Малиновский), вела агитационную и пропагандистскую работу и внедряла агентов большевиков в легальные рабочие организации. Им удается наладить выпуск в России легальной рабочей газеты «Правда». Также большевики участвовали в выборах в IV Государственную думу и получили на них 6 из 9 мест от рабочей курии. Всё это показывает, что среди рабочих России большевики были наиболее популярной партией.

Первая мировая война усилила репрессии правительства в отношении проводивших пораженческую политику большевиков: в июле 1914 года закрыта «Правда», в ноябре того же года закрыта и сослана в Сибирь фракция большевиков в Государственной думе. Закрывались и нелегальные организации.

Запрет легальной деятельности РСДРП(б) в годы Первой мировой войны был вызван её пораженческой позицией, то есть, открытой агитацией за поражение российского правительства[32][33] в Первой мировой войне, пропагандой приоритета классовой борьбы перед межнациональной (лозунг «превращения войны империалистической в войну гражданскую»).

В результате, до весны 1917 г. влияние РСДРП(б) в России было незначительным. В России они вели революционную пропаганду среди солдат и рабочих, выпустили более 2-х миллионов экземпляров антивоенных листовок. За границей большевики приняли участие в Циммервальдской и Кинтальской конференциях, которые в принятых резолюциях призвали к борьбе за мир «без аннексий и контрибуций», признали войну империалистической со стороны всех воюющих стран, осудили социалистов, голосовавших за военные бюджеты и участвовавших в правительствах воюющих стран. На этих конференциях большевики возглавили группу наиболее последовательных интернационалистов — Циммервальдскую левую.

К лету 1917 года стали учащаться случаи захвата крестьянами земель помещиков, большевики в этом всецело поддерживали крестьян и приветствовали распространение анархии[34].

Уже к осени 1917 года, в результате сначала победы над левыми с помощью правых, потом над правыми — с помощью левых, Временное правительство стало настолько слабым, лишившись союзников, что, после недвусмысленного заявления большевиков о их намерении захватить в октябре в свои руки власть, оно уже оказалось совершенно неспособным что-либо противопоставить рвущимся к власти экстремистам левого толка[35].

Классовый состав большевиков к моменту революции[править | править вики-текст]

С началом Первой мировой войны в России резко возрос процент женщин, занятых в производстве, и в том числе в промышленности. Даже в таких неженских отраслях, как машиностроение и металлообработка, доля женщин в общем числе занятых выросла с 3 % накануне войны до 18 % к 1917 году[36]. Вместе с тем, в составе партии большевиков доля женщин, которые по своему социальному положению принадлежали рабочему классу, практически не изменилась: с 43 % до революции их удельный вес к 1917 году вырос до 45,7 %. Это было ненамного больше, чем доля коммунисток, принадлежавших к среднему классу и даже аристократии: их совокупная доля, составлявшая до революции 40 %, возросла к 1917 году до 52,5 %, при одновременном снижении с 12 % до нуля тех, чья классовая принадлежность до революции была показана как «прочие».

Зимняя мода 1918 года — фасон «большевик»

Джейн МакДермид и Анна Хилльяр приводят следующие данные[36]:

Женщины-большевички по социальному происхождению
  До 1917 1917
Аристократия 20 % 12,2 %
Интеллигенция 16 % 25,1 %
«Белые воротнички» 4 % 15,3 %
Рабочий класс 43 % 45,6 %
Крестьянки 5 % 1,8 %
Прочие 12 %

После Октябрьской революции[править | править вики-текст]

В ходе Гражданской войны все противники большевиков потерпели поражение (кроме Финляндии, Польши и стран Прибалтики). РКП(б) стала единственной легальной партией в стране. Слово «большевиков» в скобках сохранялось в названии коммунистической партии до 1952 года, когда XIX съезд переименовал партию, называвшуюся к тому времени ВКП(б), в Коммунистическую Партию Советского Союза. Троцкий и его сторонники использовали самоназвание «большевики-ленинцы».

Расширенное толкование[править | править вики-текст]

«Бей большевика!» Польский плакат времен советско-польской войны

В первой половине XX века термин «большевики» иногда трактовался расширенно и использовался в пропаганде для обозначения политического режима в РСФСР и, — позднее, — в СССР (См. пропагандистский плакат времен советско-польской войны).

В нацистской пропаганде[править | править вики-текст]

Пропаганда Третьего рейха утверждала, что большевизм тесно связан с евреями. Был изобретен и широко использовался для описания представителей советской власти дерогативный термин «жидо-большевики»[37]. По воспоминаниям С. А. Олексенко, секретаря Каменец-Подольского подпольного обкома[37]:

В каждом городе [оккупационные власти] издают газету на украинском языке… Выпускают много воззваний, листовок и красочных плакатов. Во всех изданиях помешались на жидо-большевизме. Любая тема — всё виноваты жидо-большевики

См. также[править | править вики-текст]

Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «большевик»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Кенез Питер Красная атака, белое сопротивление. 1917—1918/Пер. с англ. К. А. Никифорова. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. — 287 с — (Россия в переломный момент истории). ISBN 978-5-9524-2748-8, стр. 13
  2. Г. К. Ашин. Формы рекрутирования политических элит
  3. Александр Ципко, политолог, «Российская газета» — Федеральный выпуск № 4103 от 28 июня 2006 г.
  4. доц. Рыбаков С. В. Вторая половина XIX—XX вв. Курс лекций. Ч. I1. Под ред. академика Личмана Б. В. Уральский гос. тех. ун — т, Екатеринбург, 1995
  5. Р. Г. Ланда. Политический ислам: предварительные итоги (М., 2005). Гл. II. § 3
  6. Гейфман А. Революционный террор в России ,1894-1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспресс») ISBN 5-232-00608-8, глава 3 «Социал-демократы и террор», раздел «ТЕРРОР НА ПРАКТИКЕ: БОЛЬШЕВИКИ»: "Используя убийства в целях устрашения сторонников самодержавия, большевики также стремились посеять смятение и панику а правительственных структурах и таким образом помешать властям бороться с распространяющимся революционным насилием. Экстремисты безжалостно расправлялись со своими «мишенями», которыми были главным образом местные правительственные служащие от полицейских инспекторов фабрик до городовых. Комментируя эти акты, некоторые большевики признавали разрушительное воздействие насилия ради насилия: «В 1907 году, осенью… боевая молодежь потеряла руководство и стала отклоняться в анархизм… устроила несколько экспроприаций, потом убийства стражников, городовых, жандармов… Они были заражены и считали, что надо просто действовать». Два таких террориста-большевика «от нечего делать преследовали казаков, ожидая удобного момента, чтобы забросать их бомбами»
  7. д.и.н. Боханов А. Н. Николай II / А. Н. Боханов. — М.:Вече, 2008. — 528 с.: ил. — (Императорская Россия в лицах). ISBN 978-5-9533-2541-7,стр.184: «Выборы в Государственную Думу проходили в марте 1906 года. В стране ещё бушевали общественные страсти, и ежедневно из различных мест Империи поступали сообщения о погромах, поджогах, насилиях и убийствах на политической почве. Но ситуация уже начинала поддаваться контролю со стороны властей, хотя в некоторых окраинных районах продолжала сохраняться нестабильность, и там не удалось организовать продедуру „народного волеизъявления“. Экстремистские группировки, например большевики-ленинцы, призывали к бойкоту. Они все ещё надеялись на возможность „народного восстания“»
  8. Большевики // Новый энциклопедический словарь: В 48 томах (вышло 29 томов). — СПб., Пг.: 1911—1916.
  9. Другой Ленин - ПРОКЛЯТОЕ ДАЛЕКО
  10. Роберт Сервис «Ленин. Биография», с. 179
  11. С.Тютюкин, В.Шелохаев. Стратегия и тактика большевиков и меньшевиков в революции
  12. Первая боевая организация большевиков. 1905—1907 гг. М., 1934. Стр. 15.
  13. Гейфман А. Революционный террор в России , 1894—1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспересс») ISBN 5-232-00608-8, глава 3 «Социал-демократы и террор»
  14. 1 2 Гейфман А. Революционный террор в России ,1894-1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Сери) ISBN 5-232-00608-8, глава 3 «Социал-демократы итеррор»
  15. Гейфман А. Революционный террор в России ,1894-1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспресс») ISBN 5-232-00608-8, глава 3 «Социал-демократы и террор»
  16. Гейфман А. Революционный террор в России, 1894—1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Сери) ISBN 5-232-00608-8, глава 3 «Социал-демократы и террор»
  17. Первая боевая организация большевиков. 1905—1907 гг. М., 1934. Стр. 221.
  18. 1 2 Гейфман А. Революционный террор в России, 1894—1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспресс») ISBN 5-232-00608-8, раздел «ЭКСПРОПРИАЦИИ»
  19. Ленин, ПСС, 11:с.341-342
  20. Спиридонович. История большевизма в России, с. 137
  21. Виктор Тополянский. Фартовое дело. «Континент», 2009, № 139
  22. Гейфман А. Революционный террор в России, 1894—1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Сери) ISBN 5-232-00608-8, «Сотрудничество внутри РСДРП»
  23. Белобородов «Из истории партизанского движения на Урале»
  24. Островский А. В. Кто стоял за спиной Сталина? Olma Media Group, 2002. — 638 с. — ISBN 978-5-7654-1771-3. М.-СПб, 2003 (допечатка); 2 изд. М.-СПб., 2004. — 642 (с именным указателем)
  25. Гейфман А. Революционный террор в России. 1894—1917./ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспресс») ISBN 5-232-00608-8 Глава 5 «Изнанка революции» Раздел «Преступность и этика в среде террористов»
  26. Сулимов «К истории боевых организаций на Урале»
  27. 1 2 Гейфман А. Революционный террор в России. 1894—1917./ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспресс») ISBN 5-232-00608-8 Глава 5 «Изнанка революции» Раздел «Несовершеннолетние»
  28. Симанович Воспоминания пролетария 1931, с.94
  29. Заварзин Жандармы и революционеры 142—145, 148—149
  30. Заварзин Жандармы и революционеры с. 145—148
  31. Максим ТОКАРЕВ.ТРИ СМЕРТИ НИКОЛАЯ ШМИТА
  32. Кенез Питер Красная атака, белое сопротивление. 1917—1918/Пер. с англ. К. А. Никифорова. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. — 287 с — (Россия в переломный момент истории). ISBN 978-5-9524-2748-8
  33. Пораженчество
  34. Кенез Питер Красная атака, белое сопротивление. 1917—1918/Пер. с англ. К. А. Никифорова. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. — 287 с — (Россия в переломный момент истории). ISBN 978-5-9524-2748-8, стр. 17
  35. Кенез Питер Красная атака, белое сопротивление. 1917—1918/Пер. с англ. К. А. Никифорова. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2007. — 287 с — (Россия в переломный момент истории). ISBN 978-5-9524-2748-8, стр. 16
  36. 1 2 Jane McDermid, Anna Hillyar. Midwives of the revolution: female Bolsheviks and women workers in 1917. — Taylor & Francis, 1999. — С. 6, 80.
  37. 1 2 А. Гогун ЕВРЕИ В СОВЕТСКОМ ПАРТИЗАНСКОМ ДВИЖЕНИИ УКРАИНЫ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Литература[править | править вики-текст]