Облик грядущего

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Облик грядущего
H.G.Wells' Things to Come
Постер фильма
Жанр

фантастика

Режиссёр

Уильям Кэмерон Мензис

Продюсер

Александр Корда

Автор
сценария

Герберт Уэллс

В главных
ролях

Рэймонд Мэсси
Эдвард Чэпмен
Ральф Ричардсон
Маргаретта Скотт

Композитор

Артур Блисс

Кинокомпания

London Film Productions

Длительность

100 мин.

Бюджет

£300 тыс.

Страна

ВеликобританияFlag of the United Kingdom.svg Великобритания

Язык

английский язык

Год

1936

IMDb

ID 0028358

«Облик грядущего» (англ. H.G.Wells' Things to Come, 1936) — английский философско-фантастический художественный фильм Уильяма Кэмерона Мензиса по сценарию Герберта Уэллса.

«Облик грядущего» стал значимой вехой в истории кинофантастики. Хотя история этого направления к моменту создания этого фильма уже насчитывала более 30 лет (традиционно первым фантастическим фильмом считается комедия Жоржа Мельеса «Путешествие на Луну», снятая в 1902 году), прежде проблемы развития цивилизации редко становились предметом серьёзного рассмотрения в фантастических фильмах. Среди немногих исключений были немецкие фильмы «Метрополис» (1927) и «Триумф воли» (1935), со многими идеями последнего создатели «Облика грядущего» впрямую полемизируют.

«Облик грядущего» также можно считать одним из первых примеров реализации постапокалиптической темы в кинематографе.

Сюжет[править | править исходный текст]

Город Эвритаун, 1940 год. Канун Рождества. Люди готовятся к празднику, на улицах много гуляющих, звучат песни. Но в то же время повсюду рядом с надписями в честь Рождества — на плакатах, расклеенных на стенах, на трамваях, в крупных газетных заголовках — слово «война», «угроза войны», «мир на пороге войны», «европейский ультиматум». Постепенно эти плакаты занимают все поле зрения.

В уютной мирной квартире Джона Кэбела (Рэймонд Мэсси) трое мужчин, в том числе Пиппа Пассуорти (Эдвард Чэпмен), обсуждают последние события. Дети возле рождественской ёлки катают игрушечные танки. Один из мужчин, развлекаясь, надевает на голову пехотный шлем, потом отдаёт его маленькому мальчику.

Взрослые говорят о прогрессе. Прогресс — великое благо, но он делает оружие всё более ужасным, и новая война может уничтожить и прогресс, и цивилизацию — такую, какой мы её знаем. С войной нужно покончить, говорит Кэбел, иначе война покончит с нами. Но что же мы можем сделать? — возражают ему.

Звон рождественских колоколов вдруг разбивается отдалёнными разрывами. Ночное небо перечёркивают лучи прожекторов. Учения? На Рождество? Звонок телефона. Мобилизация! По радио объявляют, что флот и города подверглись нападению неопознанных самолётов. Потери незначительны, сохраняйте спокойствие.

Мужчины уходят на мобилизационные пункты. Мальчик в пехотном шлеме и с барабаном провожает отца. Над ним строем проходят огромные силуэты солдат.

Война волной накатывается на не успевший погасить праздничную иллюминацию город. С грузовиков раздают противогазы. Зенитки, установленные посреди площадей, пытаются отогнать вражеские самолёты, разрывы снарядов и бомб обрушивают здания прямо на людей.

Город разрушен. Война победила. Но она продолжается — идёт в атаку пехота, танки сносят заграждения, флот выходит в море, над белыми прибрежными скалами Дувра проходят тысячи бомбардировщиков. Бомбы с ядовитым газом падают на города.

Рядом со сбитым самолётом приземляется другой. Пилот (это Джон Кэбел) помогает раненному вражескому лётчику, машину которого он только что сбил, выбраться из-под обломков. Ветер гонит к ним облака отравленного газа. Лётчики достают противогазы, но в это время к ним подбегает девочка — и раненый вражеский пилот отдаёт ей свою маску. Перед смертью он еще успевает посмеяться над тем, что погибнет от газа, который сам же и сбросил.

В дыму и копоти сражений на фоне неба появляется дата «1945». Затем ее сменяет дата «1955».

Война продолжается. Танков и самолётов уже нет. По дорогам Европы идут караваны фургонов, солдаты, одетые в обноски, вооружены охотничьими ружьями и саблями. На заграждениях из колючей проволоки истлевают тела.

1960 год. Заросшие травой и кустами развалины. Заголовок листовки: «Победа уже близка!.. бродячая лихорадка… отравленные бомбы… заражённая вода…»

1966 год. Эвритаун разрушен, но развалины обитаемы. Люди живут в подвалах и на первых этажах. На исходе войны бактериологическая атака вызвала эпидемию «бродячей лихорадки», загадочной болезни, которая бесконтрольно распространяется среди выживших. Единственный известный людям способ сдержать лихорадку — немедленно убивать каждого заболевшего. Запасы лекарств давно истощены. Почти все врачи погибли. Цивилизация отброшена на столетия в прошлое.

1967 год. Подобно средневековой Чёрной Чуме, «бродячая лихорадка» выкосила более половины населения Европы.

1970 год. Смерти от лихорадки прекратились. Эпидемия закончилась, и люди начали постепенно создавать новое социальное устройство. Энергии, топлива и средств связи больше нет. Отдельные островки цивилизации становятся самостоятельными княжествами, постоянно воюющими друг с другом.

Эвритаун — одно из таких княжеств, во главе которого стоит решительный и властолюбивый Вождь (Ральф Ричардсон) в пехотном шлеме с петушиными перьями. По улицам города ходят коровы и свиньи и ездят автомобили, запряженные лошадьми. Молодой механик в кожаном лётном костюме пытается восстановить и поднять в воздух старые самолёты. Вождь поддерживает его усилия, мечтая о возрождении боевой авиации.

В это время раздаётся звук мотора. В небе над городом появляется удивительный чёрный самолет с коротким фюзеляжем и идет на посадку. Из кабины выходит седой человек в скафандре — это постаревший на тридцать лет Джон Кэбел. Вождь приказывает арестовать его, но Кэбел не обращает внимания на назойливого стражника и ведет себя в городе как хозяин. Он находит механика и своего старого знакомого, доктора Хардинга (Морис Брэддел), и рассказывает им, что во время войны он и его единомышленники, пытаясь противостоять всеобщей катастрофе, объединились в организацию «Крылья над миром» и создали в районе Персидского залива анклав цивилизации, собрали там учёных и инженеров. Они не могли противостоять войне и лихорадке, но за тридцать лет анклав вырос, накопил силы, создал новые удивительные машины. Теперь, когда война закончена, настало время снова объединить мир и под руководством «Крыльев» повести его вперёд.

Кэбела все-таки арестовывают и приводят к Вождю. Вождь не собирается становиться вассалом технократов, он готов к любому их вторжению. Посадив Кэбела в подвал, он проводит для самоутверждения маленькую победоносную войну и захватывает у соседей крепость (бывшую фабрику). Вождь требует у механика ускорить ремонт самолетов, а доктора Хардинга пытается заставить сделать отравляющие газы. Ученый отказывается: он хочет остаться цивилизованным человеком и не будет помогать человечеству скатываться к варварству.

Вскоре над Эвритауном появляются гигантские чёрные самолеты «Крыльев над миром». Они сбрасывают газовые бомбы, а затем высаживают десант. В бомбах не ядовитый, а усыпляющий газ — горожане уснули, чтобы проснуться уже в новом мире. Умер только Вождь — он был человеком из прошлого, в прошлом и остался.

Начинается возрождение цивилизации. Огромные машины дробят горные породы, строят дома, возрождается производство. Эта часть фильма — настоящий гимн прогрессу и человеку-созидателю. Новый город создаётся под землей, он идеально спланирован, в нём всё будет подчинено разуму и целесообразности.

Настаёт 2036 год. Сменились поколения, Эвритаун — блистательный город будущего. Побеждены болезни, человеческая жизнь длится как никогда долго. Но и здесь прогресс не воспринимается как нечто однозначно положительное, у него есть противники, недовольные упорядоченностью и запланированным счастьем. Готовится полёт вокруг Луны, для чего построена гигантская пушка. Но у планов космической экспансии есть мощная оппозиция в лице антипрогрессистов во главе со скульптором Теотокопулосом (Седрик Хардвик). Они пытаются воспрепятствовать старту, но молодые энтузиасты не отступают и старт осуществляется до того, как толпа антипрогрессистов добирается до управляющей космической пушкой аппаратуры.

В финале фильма внук Джон Кэбела, Освальд Кэбел (Рэймонд Мэсси), на фоне звёздного неба беседует с Рэймондом Пассуорти (Эдвард, Чэпмен). Сын Рэймонда и дочь Кэбела отправились в космос, и Рэймонд преисполнен страха.

— То, что сделали наши дети, потрясающе, но вернутся ли они?

— Вернутся, — отвечает Кэбел, — вернутся и снова отправятся в космос — до тех пор, пока посадка на Луну не будет осуществлена. И это будет только начало.

— Но вдруг они не вернутся?

— Тогда по их стопам пойдут другие.

— Боже, настанут ли когда-нибудь счастливые времена? Или покой недостижим?

— Каждого из нас ждет покой, и имя ему — смерть. Но для Человечества нет ни смерти, ни покоя. Оно должно идти вперед, свершая одно завоевание за другим. Сначала мы выйдем за пределы нашей маленькой планетки, а затем познаем все законы духа и материи, которые привязывают нас к ней. Затем — планеты. Затем — звёзды…

— Но человек так хрупок, так слаб…

— Если мы не более, чем слабые животные, то должны довольствоваться толикой счастья, что нам отмерена, страдать и исчезать, как и другие животные. Но нам дан выбор, Пассуорти: Вселенная — или ничто. Что мы предпочтем? Что предпочтет Человечество?..

Интересные факты[править | править исходный текст]

  • Этот фильм можно считать авторским проектом Герберта Уэллса — он написал сценарий по мотивам своей публицистической книги «Облик грядущего», участвовал в подборе актёров, объяснял им задачи на съёмочной площадке, контролировал работу художников по костюмам, утвердил композитором фильма Артура Блисса.
  • Перед началом работы над фильмом всем имеющим отношение к моделированию и выполнению костюмов и декораций для заключительной части фильма был роздан меморандум, в котором обрисовывались основные требования к декорациям и костюмам. В этом меморандуме будущий «Облик грядущего» резко противопоставлялся «Метрополису»: «Галиматью, вроде той, что мы находим в таком фильме, как „Метрополис“ Фрица Ланга с его „роботами“ — механическими рабочими, сверхнебоскребами и пр., и пр. — нужно раз и навсегда выбросить из головы перед тем, как приступить к работе над данным фильмом. Как общее правило вы должны усвоить себе, что то, что сделал Ланг в „Метрополисе“, прямо противоположно тому, чего добиваемся мы.» [1]
  • Премьера фильма состоялась в Лондоне 20 февраля 1936 года.
  • 17 ноября 1936 года фильм был показан в посольстве США в Москве, где его посмотрели Михаил Булгаков с женой. Елена Сергеевна Булгакова записала в дневнике:

«Приём у военного атташе Файмонвилла в доме американского посла. Два фильма. Первый, по Уэллсу, — „Грядущее“ („Future“) — о будущей войне. Начало очень сильное, конец — надуманный, неубедительный…»

  • В 1979 году по мотивам «Облика грядущего» в Канаде был снят фильм «Образ грядущего Г. Уэллса» (The Shape of Things to Come), который имеет довольно мало общего с первоначальным фильмом.

За кулисами фильма[править | править исходный текст]

  • Считается, что Уэллс имел беспрецедентный для сценариста контроль над созданием фильма. Он лично контролировал почти все аспекты постановки. На рекламных плакатах фильма было написано «H. G. Wells' THINGS TO COME» («Облик грядущего» Г. Уэллса), ниже, более мелкими буквами, было написано «an Alexander Korda production» (производство Александра Корды). Однако фактически Уэллс не получил контроля над монтажом. В результате большое количество отснятых сцен включены в фильм не были. Первоначальная версия фильма имела продолжительность в 130 минут; версия, предоставленная британскому совету киноцензоров (British Board of Film Censors) шла 117 минут[1]; вышедшая в прокат в Великобритании версия длилась 108 минут,[2] (позднее она была сокращена до 98 минут), версия для проката в США имела продолжительность в 96 минут. Доступная сейчас версия имеет продолжительность всего 92 минуты, хотя в США, где этот фильм является общественным достоянием, циркулируют варианты, включающие сцены, которые входили в первоначальную прокатную версию для США.
  • Первоначально Уэллс хотел, чтобы музыка была записана до съёмок фильма, а фильм, таким образом, должен был быть построен «вокруг» музыки. Но такой подход был признан слишком радикальным, и саундтрек работы композитора Артура Блисса был «наложен» на фильм после съёмок, в соответствии с традиционным способом озвучивания. Концертная сюита на основе музыки к этому фильму сохранила популярность, по состоянию на 2003 год продолжали издаваться около полудюжины различных записей этого произведения.
  • Уже после начала съёмок к работе над фильмом был приглашён венгерский художник-абстракционист Ласло Мохой-Надь, который должен был создать эффекты, сопровождающие сцены восстановления Эвритауна. Мохой-Надь создал нужные эффекты в виде абстрактного светового шоу, но только 90 секунд из реализованного им материала вошло в фильм (как просвечивающая проекция, сквозь которую видны работающие строительные машины и возводимые здания). Однако осенью 1975 исследователями были обнаружены четыре ранее неизвестные сцены этого шоу, не вошедшие в окончательный монтаж.[3]

Исторические параллели[править | править исходный текст]

Фильм примечателен из-за его предсказания Второй мировой войны. Изображённые в фильме стратегические бомбардировки в сценах, где Эвритаун разрушается воздушными атаками и общество скатывается к варварскому уровню, говорят об опасности бомбардировок. Во многом эти сцены предсказали подлинные события Второй мировой войны. Сам Уэллс был известен своими предсказаниями боевого использования авиации, например, в 1908 году он написал роман «Война в воздухе», а в 1913 году — «Освобожденный мир», где описал атомную войну.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Things to Come at BBFC
  2. The History of the British Film 1929—1939, Rachel Low (George Allen & Unwin, London, 1985)
  3. Christopher Frayling Things to Come. — British Film Institute, 1995. — С. 72-73. — ISBN 0-85170-480-8

Литература[править | править исходный текст]

  • Frederik Pohl, Frederik Pohl IV Science Fiction Studies in Film. — Reissue edition. — Ace Books, 1984. — С. 346. — ISBN 0-441-75434-1

Ссылки[править | править исходный текст]