Саругаку

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Саругаку (яп.猿楽, саругаку: «обезьянья музыка») — вид японского народного фарса, содержащего акробатику, клоунаду, жонглирование, хождение на ходулях, танцы, фокусы и т. д.

Происхождение[править | править вики-текст]

В Японии традиционно считается, что театр Но создали бродячие мимы саругаку-хоси («хоси» — монах), чье искусство было распространено уже в VIII в. Нищие бродячие актеры увеселяли народ на дорогах и в деревнях представлениями саругаку, включавшими акробатику, клоунаду, жонглирование, хождение на ходулях, танцы, фокусы. «Саругаку» нередко переводится в европейской литературе как «monkey music», однако японские исследователи считают, что в обоих вариантах написания слова «саругаку» (猿楽/申楽) первый иероглиф употреблен фонетически и смысловой нагрузки не несет. По словам Н. Г. Анариной, к началу XI в. актёры саругаку-хоси разыгрывали и сюжетные фарсовые сценки, которые создавались методом импровизированной игры и сопровождались кратким комическим диалогом или монологом.

Развитие жанра саругаку[править | править вики-текст]

Игры саругаку пользовались всеобщей любовью, и, видя это, служители святилищ и монастырей начали оказывать исполнителям свое покровительство. С XI в. представления бродячих актёров саругаку-хоси стали включаться в программу общественных и религиозных празднеств, а в XII в. при ряде храмов в близлежащих от столицы провинциях жили свои исполнители саругаку, которые объединились в цехи дза (яп. 座: «труппа»). Актёры выступали в дни праздничных богослужений, после мистериальных действ, среди которых самыми распространенными были синтоистские кагура и эннэн, а также буддийские дзюси. Есть сведения, что уже в 1246 году представления саругаку включали в себя песни и танцы под музыкальный аккомпанемент.

От саругаку к Но[править | править вики-текст]

Сосуществование простонародного саругаку с культовыми действами на территории храмов повлияло на дальнейшую судьбу этого искусства. Оседлая жизнь при храмах способствовала повышению исполнительского мастерства актёров, для них впервые также возникла возможность обучиться грамоте, ознакомиться с буддийскими текстами, литературой и поэзией. Это привело к изменению содержания представлений саругаку, перешедших от изображения бытовых и сатирических сцен к религиозно-философским темам. Новые пьесы, придуманные актёрами саругаку-хоси, получили название Но, а их представление стало именоваться саругаку-но Но.

Саругаку, дэнгаку и сангаку[править | править вики-текст]

Существует точка зрения, согласно которой как дэнгаку (яп. 田楽?, «музыка рисового поля»), так и саругаку можно считать продуктом местного восприятия заимствованного из Китая искусства сангаку (яп. 散楽?, «разнообразные развлечения») — различных видов развлекательных представлений, начиная от танцев и кончая акробатикой и шпагоглотанием. Вначале актеры дэнгаку выступали с ритуальными танцами под музыку флейт, барабанов и трещоток во время крестьянских праздников, к чему добавляли, впрочем, весьма дозировано, жонглирование, акробатику, фокусы. Подобные представления вошли в моду в XIIXIII веках, когда актеры стали выступать при императорском дворе, на виллах вельмож, во время вечеринок аристократов и высокопоставленных самураев. Это искусство в своей сценической форме оставалось довольно примитивным, и потому со временем было вытеснено другим производным от сангаку. Юмористические мимические сценки, ставшие центральным жанром этого вида искусства, привели к смене названия. Вместо сангаку стали говорить саругаку, якобы «обезьянья музыка».

Подобные представления с начала XIII века широко распространились по Японии, став непременной составной частью религиозных праздников, причем не только в храмах, но и на рыночных площадях. Так как время широкого распространения саругаку и дэнгаку примерно совпадает, а форма и стиль исполнения часто были трудноразличимы, актёры и тех, и других дза могли принимать участие в одних церемониальных представлениях.

Литература[править | править вики-текст]

Анарина Н. Г. Японский театр Но. — М.: Наука, 1984. — 213 с.