Девятный Спас

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Девятный Спас» — историко-приключенческий роман русского писателя Григория Чхартишвили (известного как Борис Акунин), опубликованный под псевдонимом Анатолий Брусникин, написанный в 2007 году. Роман повествует о приключениях троих друзей в России в эпоху царствования Софьи и Петра I.

Автор[править | править код]

Анатолий Брусникин — автор-дебютант, и успех его дебюта, а равно оказанная ему издательством АСТ рекламная поддержка, вызвали в прессе подозрения в том, что писателя Брусникина не существует. По мнению обозревателей, за псевдонимом Анатолий Брусникин скрывался какой-то известный писатель, например, Борис Акунин[1][2]. Так приводятся доводы, что «А. О. Брусникин» (в одном из интервью его назвали Анатолием Олеговичем)[3] — это анаграмма известного имени: «Борис Акунин». Кто-то подметил, что инициалы А. Б. легко подойдут и Александру Бушкову.

В 2010 году вышел новый роман Анатолия Брусникина «Герой иного времени», действие которого происходит во время Кавказской войны в 40-е годы XIX века.

11 января 2012 года Борис Акунин в своём блоге в Живом Журнале подтвердил[4], что именно он является автором, скрывающимся под псевдонимом Анатолий Брусникин. Кроме того, он раскрыл, что является также и автором романов «Анны Борисовой».

Сюжет[править | править код]

Дворянский сын Дмитрий Никитин, попович Алексей Леонтьев и крестьянин Илья — друзья с малолетства. Играя в лесу, они оказались случайно вовлечены в интригу государственной важности. На самом пике противостояния с молодым Петром, царевна Софья родила внебрачную дочку Василису. Её доверенный боярин Автоном Зеркалов, предчувствуя падение Софьи, похитил девочку и знаменитую икону «Девятный Спас», которую Софья собиралась предъявить как доказательство своей власти. Автоном надеялся таким образом попасть в фавориты к восходящему Петру. Однако дети, приняв его за разбойника, спасли девочку.

Судьба разлучила друзей. Алёша отправился в Москву учиться, однако вскоре бежал от домогательств наставника за границу с итальянским авантюристом и его любовницей. Дмитрий стал чашником в окружении Ивана Алексеевича, брата Петра. А Илья пропал, и все считали его погибшим. Во время очередных гонений на сторонников Софьи, Никитин попал в руки преображенцев, которые намеревались под пыткой вынудить его признаться в заговоре против царя. Какой-то иностранец, учитель фехтования, вызволил Митю и отвез к отцу. «Иностранцем» оказался Алёшка, который успешно продвигался при дворе нового царя. Алёша дал Мите рекомендательное письмо к казакам. Преображенцы захватили усадьбу Никитиных, отец Мити погиб, но он сам спасся на болотах.

Тем временем, внебрачная дочь Софьи Василиса подрастала в семье родственников Зеркалова, которым её когда-то подбросил Лёша. Она встречалась и с Автономом, и с его сыном Петрушей, который был аутистом и подающим надежды художником. Когда Зеркалов вновь нагрянул в их дом и запугал приёмного отца девушки до смерти, Василиса бежала в лес, где её приютил незнакомец, оказавшийся Ильёю. Илья после травмы потерял способность ходить, зато стал выдающимся мастером в механике.

Спустя много лет Дмитрий, повоевавший в рядах казаков, вернулся на Москву с посланием от гетмана Мазепы. Здесь он поступил в распоряжение князя Ромодановского, главы Преображенцев, и вместе с Алёшей расследует заговор против Петра. Шведы, с которыми царь ведёт войну, финансировали заговор старообрядцев и стрельцов, которые должны были совершить на Москве переворот. Стрелецкий подрывник собирался взорвать дом князя Ромодановского, после чего началось бы выступление. Митя, Алёша и оказавшийся теперь в Москве Илья раскрыли заговор. Зачинщики заговора схвачены, но Автоном Зеркалов, теперь доверенное лицо Ромодановского, узнал, что среди участников заговора — царевич Алексей Петрович. Автоном решил использовать ситуацию в своих целях. Он обманул троицу, заставив поверить, что нужно изобразить поддельный взрыв. На самом деле он хотел убить всех троих и поддержать заговорщиков, чтобы выслужиться перед царевичем, который в случае успеха станет царём, и даже выдать за нового царя удочерённую им Василису.

Троица срывает планы интригана и на этот раз. Автоному удаётся скрыть от Ромодановского участие в заговоре царевича, а также своё. Ромодановский винит Автонома всего лишь в халатности, за что ссылает его в Сибирь с сыном. Героям все труднее делить любимую ими Василису. Илья и Алексей уступают девушку Мите, но Василиса сама предпочитает художника Петрушу и отправляется за ним в Сибирь.

Персонажи[править | править код]

Автоном Львович Зеркалов[править | править код]

Стольник на службе у Софьи, сестры Петра I, затем доверенное лицо Ромодановского. Создатель и первый руководитель российской внешней разведки и контрразведки. Талантливый организатор. Умный и энергичный, но крайне подлый и циничный человек. Интригует с целью возвыситься, постоянно предаёт тех, кому служит. Его продуманные интриги дважды срывают Дмитрий, Алексей и Илья. В конце книги отправляется в ссылку в Сибирь.

На протяжении длительного времени был бесплоден, хотя очень хотел иметь детей и имел отношения со многими женщинами. Затем женился на 12-летней девочке, которая забеременела и родила ему сына Петрушу. Во время родов вынужден был убить жену, чтобы спасти ребёнка. Очень любит сына.

Пётр Автономович Зеркалов (Петруша)[править | править код]

Сын Автонома Зеркалова. Ясновидящий и художник. В детстве был аутистом. После встречи с Василисой излечился от аутизма и стал способным художником. Спас Василису от Яхи, предупредив Илью и Дмитрия. «Вылечил» Илью от паралича. Не дал отцу убить Алексея. В конце книге отправлен в ссылку в Сибирь вместе с отцом.

Высказывалось предположение, что настоящим отцом Петра Зеркалова может быть Яков Срамнов[5].

Яков (Яха) Срамнов (Срамной)[править | править код]

Боевой холоп Автонома Зеркалова. Циник и мизантроп, любит только Автонома Зеркалова и предан ему как собака. Карлик, ловок и силён физически.

Отец Якова Срамнова хотел утопить сына, когда понял, что тот не вырастет, однако, неся сына к проруби, встретил соседа, убедившего отдать мальчика в шуты. После этого Яков стал панически бояться воды (не моется, обходит лужи, не пьёт воду и всё, что её напоминает, прячется от дождя и т. д.) и её обитателей.

Любит спиртные напитки и много времени проводит в кабаке. В еде неприхотлив (способен питаться насекомыми и т. д.). Отлично владеет приёмами защиты и нападения, огнестрельным и холодным оружием. Хорошо знает человеческую анатомию, способен проводить непростые хирургические операции. Хорошо разбирается в психологии страха и пытках, способен «расколоть» любого человека. Ценим, но не любим, своим покровителем. Прозвище получил из-за несоразмерно большого, как у взрослого мужчины, «чресляного устройства». Педофил[6]. Возможно, настоящий отец Петра Зеркалова. Были обнаружены некоторые параллели между Срамновым и Картофельным Эльфом, персонажем одноимённого рассказа Владимира Набокова[5].

После переезда Василисы в Московию известен как сержант Журавлёв (фамилию придумал Зеркалов из-за неуклюжести карлы на железных ногах, изготовленных для Яхи Ильёй).

В конце книги Яков Срамнов тонет в омуте.

Василиса[править | править код]

Внебрачная дочь Софьи, сестры Петра I. После рождения похищена Автономом Зеркаловым, собиравшемся продемонстрировать девочку Петру I как живое свидетельство разврата матери. Спасена от Автонома Зеркалова Дмитрием, Алексеем и Ильёй. Алексей спас её от утопления и подкинул к родственникам Зеркалова, в имении которых она и росла. В раннем детстве познакомилась с Петром Зеркаловым, после чего тот исцелился от аутизма. Когда Василисе было 9 лет, Автоном Зеркалов приказал Яхе Срамнову её убить, но Дмитрий спас девушку от карлика. Несколько месяцев провела в летаргическом сне в избушке Ильи, затем найдена Ромодановским. Последний запретил Автоному Зеркалову убивать девочку, пригрозив в случае её смерти отобрать поместье. Вернулась в имение и некоторое время страдала от жестокого обращения управляющего, но сумела прекратить его издевательства, угрожая самоубийством. Влюбилась в Петра Зеркалова. В детстве любила отождествлять себя как с Василисой Прекрасной, так и с Василисой Премудрой. Дмитрий, Алексей и Илья полюбили её, но она предпочла отправиться в сибирскую ссылку с возлюбленным Петрушей.

Василиса обязана жизнью многим персонажам романа:

  • Автоном Зеркалов убедил царевну Софью родить ребёнка.
  • Царевна Софья — её мать.
  • Алексей спас Василису в младенчестве (от падения в воду).
  • Пётр Зеркалов косвенно спас ей жизнь: увидев, что общение с Василисой действует на сына благотворно, Автоном Зеркалов оставляет сына Петра жить в Сагдеевке.
  • Пётр предупреждает Илью и Дмитрия о похищении Василисы Яхой.
  • Дмитрий спас девятилетнюю Василису от изнасилования и убийства Яхой Срамновым.
  • «Князь-кесарь» Ромодановский запретил Автоному Зеркалову убивать девочку.
  • Илья ухаживал за Василисой, когда она находилась в летаргическом сне. Затем поймал девушку, когда её столкнул с балкона Пётр Зеркалов.

Сама Василиса, в свою очередь, подарила Дмитрию, Алексею и Илье три подарка, каждый из которых в критической ситуации спас жизнь своему обладателю.

Дмитрий, Алексей и Илья[править | править код]

Друзья детства. Молочные братья (все трое выкормлены молоком матери Ильи). Родились и выросли в Аникеевке.

Дмитрий (Митьша) Никитин — барич. Стал придворным в окружении Ивана Алексеевича, брата Петра. Во время очередных гонений на сторонников Софьи, попал в руки преображенцев. Подвергнут пыткам. Спасён Алексеем, выдававшем себя за иностранца. Бежал к запорожским казакам, воевал вместе с ними, потом вернулся в Москву. Мать умерла родами, отец убит Яхой Срамным, спасая сына, бежавшего от преображенцев. Дмитрий благороден, крайне честен и слишком добр.

Алексей (Лёшка-блошка) — попович. Отдан в семинарию, бежал от сексуальных домогательств наставника. Обвинён им в краже креста, за что полагалось колесование. Бежал за границу с итальянским авантюристом и его любовницей. Умён, хитёр и изворотлив. Недостаток физической силы компенсирует ловкостью и выносливостью. Превосходный фехтовальщик. Выдавая себя за иностранца, вернулся на родину. Поэт; переводит на русский басню Лафонтена «Ворона и лисица».

Илья (Илейка, Ильша) — крестьянский сын. Упал в омут во время драки с Автономом Зеркаловым и Яхой Срамным. Спасён Бабинькой, но от пережитого страха ноги остались парализованными. Жил в лесной избушке с Бабинькой, там же остался и после её смерти. Обладает нечеловеческой физической силой (задушил голыми руками медведя; убил отряд преображенцев, будучи парализованным) и высоким уровнем интеллекта. Флегматичен и немногословен. Бесстрашен. Искусный механик. Сделал себе самодвижущееся кресло на колёсиках. Исцелился от паралича, когда Пётр Зеркалов столкнул с балкона Василису: чтобы спасти девушку, встал и побежал. Так сбылось предсказание Бабиньки, что Илья излечится от паралича, если испугается.

В духе постмодернизма, «Девятный Спас» содержит ряд отсылок к другим произведениям. Так, имена троих главных героев и отчасти их биографии напоминают о трёх богатырях: Добрыне Никитиче, Алёше Поповиче и Илье Муромце, соответственно.

Бабинька[править | править код]

Жительница Аникеева. Уже в начале действия очень стара (по меркам XVII века); живёт одна, занимается врачеванием, и в деревне считается ведьмой. Выходила Илью. В молодости тайно вышла замуж, но молодой муж был убит молнией в ночь венчания.

Параллели с романом Елены Чудиновой «Ларец»[править | править код]

Елена Чудинова обвинила издательство АСТ и тех, кто бы ни скрывался под именем Анатолия Брусникина, в заимствовании фабулы её романа «Ларец»[3] (2003), первоначально выпущенного издательством православной литературы «Лепта» в 2004 году.

В фантастическом романе «Ларец» действие разворачивается в 1783—1784 гг., главными героинями являются три девочки (дворянка Нелли Сабурова, цыганка Катя и крестьянка-колдунья Параша), борьба ведётся за возвращение в дом Сабуровых ларца с их фамильными драгоценностями, а героини оказываются посвящёнными в тайну царского рода Рюриковичей, согласно сюжету имеющему тайную ветвь.

По словам писательницы, она вела в 2007 году переговоры с издательством АСТ об издании трилогии «Ларец», «Лилея» и «Декабрь без Рождества», где ей ответили, что «не видят перспектив» для темы XVIII века, но все же они готовы ещё раз прочесть «Ларец» и «Лилею» и подумать, как это можно «правильно позиционировать»[3].

Основные параллели
«Ларец» «Девятный Спас»
время действия Россия, XVIII век (екатерининские времена) Россия, конец XVII века — начало XVIII века (петровские времена)
главные герои три подруги из разный сословий три друга из разный сословий
травничество девочка-крестьянка училась траволечению у бабки (своей) мальчик-крестьянин учился траволечению у бабки (не своей)
особый, значимый для повествования предмет три подруги связаны с особым предметом (ларец с драгоценностями Сабуровых) три друга связаны с особым предметом (икона Романовых);
концепция автора многие русские беды пошли по вине плохого царя — Ивана Грозного многие русские беды пошли по вине плохого царя — Петра Первого
незаконнорождённый царский отпрыск царевич Георгий, сводный брат Ивана Грозного Василиса, незаконная дочь царевны Софьи
языковая стилизация частичная стилизация под язык описываемой эпохи частичная стилизация под язык описываемой эпохи

Неточности[править | править код]

  • В одном из эпизодов книги монах угощает героев семечками. Но подсолнечник был завезён в Россию только Петром I, и то как декоративное растение. В пищу семена подсолнуха стали употреблять гораздо позже, уже в 19 веке.
  • В главе 1 части первой об отце Алексея Попова о. Викентии говорится, что он «постиг в совершенстве … греческий с латынью». Однако в главе 5 в разговоре с ректором «еллино-греческой академии» о. Дамаскином о. Викентий делает грубую ошибку в склонении прилагательного, когда говорит: «Corpus у него minimus» (правильно было бы «Corpus … minimum»). Кроме того, человек, знавший латынь в совершенстве, вряд ли стал бы так мешать латынь с русским, а сказал бы «Corpus habet minimum».
  • В главе 1 части 3 говорится, что из-за забора «генерального двора Преображёнки» (Преображенского приказа) были видны «барабаны да башенки Преображенского дворца, где … проживал царевич Алексей». Однако Преображенский приказ находился на левом, высоком, берегу Яузы, а преображенский дворец Алексея Михайловича, о котором идёт речь, — на низком правом берегу, и потому его строения не могли быть видны из-за забора приказа.
  • В главе 3 части 3 Алексей Попов обращается к фон Мюльбаху «не на швабском, а на чистейшем немецким, каким при венском дворе говорят». При венском дворе говорили на австрийском диалекте немецкого, а не на «чистом немецком», если под последним иметь в виду Hochdeutsch. Возможно, впрочем, что это не ошибка, а отражение самомнения венского двора, считавшего именно себя культурным центром всего немецкоговорящего мира и смотревшего на прочих немцев свысока
  • Там же описывается, как после дуэли с лейтенантом фон Мюльбахом Алексей Попов топит его тело в Яузе: «Большинство швабских немцев — католики, поэтому Алёша наскоро прочёл Te Deum». Однако Te Deum — пространная благодарственная молитва, совсем не предназначенная для заупокойной службы. Читать благодарственную молитву католиков за успех на дуэли у Алексея оснований не было, как потому, что он вовсе не хотел убивать противника, так и потому, что и сам он был православным.
  • Св. Димитрий Солунский ошибочно назван в романе «архистратигом». Очевидно, автор его спутал со св. Михаилом, почитаемым как архистратиг небесного воинства.

Примечания[править | править код]

  1. Екатерина Кронгауз. Брусникин, Акунин, другой? // OpenSpace.ru, 23.05.2008.
  2. Анна Наринская. Таинственный псевдонимец // Коммерсантъ Власть, № 45(749), 19.11.2007.
  3. 1 2 3 Екатерина Кронгауз. Брусникин, Акунин, другой? // OpenSpace.ru, 23.05.2008.
  4. Любовь к истории — Проект «Авторы»: Анна Борисова // Блог Бориса Акунина
  5. 1 2 Вячеслав Десятов. На берегу пустынных волн: Акунин, Пелевин и Набоков в 2008 году // Nabokov Online Journal, Vol. III, 2009.
  6. «Ты куда меня везёшь, Яшенька? — спросила она без крика, рассудительно. — Ночь ведь. <…> — Ямку копать. — Он игриво похлопал её по животу. — Но сначала поженимся». (В цитируемом отрывке Яха разговаривает с девятилетней Василисой)

Ссылки[править | править код]