Литвинизация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Литвинизация (иногда Литуанизация) — это процесс освоения нелитовскими народами литовской культуры и языка.

История[править | править код]

В раннем средневековье консолидация племён Литовского княжества привела к их постепенной литвинизации[источник не указан 2398 дней]. Последующее освоение земель соседних прибалтийских племен привели к ассимиляции их(полной или частичной) селов, ятвягов, надровов и куршей[источник не указан 2398 дней]. Культурное и религиозное сходство усиливало данный процесс.

Русские земли в Великом княжестве Литовском в XIIIXV веках подверглись некоторой литвинизации. Большая часть Великого княжества Литовского была восточнославянской, и ввиду религиозной, языковой и культурной развитости восточнославянских земель , славянизация балтских племен имела широкий масштаб. Кроме того, после завершения расширения Великого княжества Литовского, в балтские земли славянские князья приносили славянский язык и культуру. Даже если на балтских землях наместниками назначались Гедиминовичи, то они перенимали славянские обычаи и принимали православное христианство, сливаясь с литвинской знатью. В результате слияния двух культур большая часть высшего класса «русинов» объединилась с литовской знатью и стали называть себя «литвинами»[1], сохранив западнорусский язык[2][3]. В результате этих процессов литовской знатью стали, в основном, «русины», в то время как дворянство в этнической Жемайтии продолжало пользоваться родным жнмайтским языком. Западнорусский язык, приобрёл статус главного канцелярского языка в местных делах и отношениях с другими православными княжествами, латинский язык использовался в отношениях с Западной Европой.

Ярким примером литвинизации в XIX веке было смешение евреев, на тот момент самой крупной этнической группой среди мещан в крупных городах Литвы, с этническими жемайтами из сельской местности. Такой процесс литвинизации был, в основном, демографическим и не носил системного характера. С восстановлением литвинской государственности проводилась кампания с целью культурной и языковой ассимиляции других этнических групп Литвы, в основном поляков и немцев. Литовская Тариба приняла резолюцию на Вильнюсской конференции в 1917 году, в которой провозглашалось право национальных меньшинств на свободу удовлетворения культурных потребностей. После Первой мировой войны в составе Государственного Совета Литвы, законодательного органа власти, было увеличено количество еврейских и белорусских представителей. Были созданы министерства еврейских и белорусских дел; однако после выступления генерала Желиговского Срединная Литва была оторвана от нового государства, и крупные общины белорусов, евреев и поляков оказались за пределами Литвы. Поэтому министерства были ликвидированы. В 1920 году еврейская община получила национально-культурную автономию; однако отчасти из-за внутренней борьбы между сторонниками иврита и идиша проект был прекращён в 1924 году. После этого в национальной политике был провозглашён лозунг «Литва для литовцев», и евреи оказались более изолированными и отчужденными. В 1919 году насчитывалось 49 еврейских школ, в 1923 — 107, в 1928 — 144[4]. В 1931 году количество школ сократилось до 115, и эта цифра оставалась стабильной до 1940 года.

После получения независимости в Литве усиливались националистические настроения. Государство стремилось увеличить использование литовского языка в общественной жизни. Среди мер, принимаемых правительством Литвы, была принудительная литвинизация нелитовских имён.

Доля польского населения в Литве по состоянию на 1929 год

В начале 1920 года в Литве насчитывалось 20 польских школ. Их число увеличилось до 30 в 1923 году, но затем упало до 24 в 1926 году. Основной причиной снижения стала политика литовских христианских демократов по переводу в литовские школы учеников, чьи родители имели национальность «литовцы» в паспорте. После того как партия ослабила контроль, число польских школ выросло до 91. Вскоре после государственного переворота 1926 года, приведшего к власти националистов во главе с Антанасом Сметоной было решено запретить литовцам учиться в польских школах. Дети из смешанных семей теперь должны были ходить в литовские школы. Многие поляки в Литве в паспортах были записаны как литовцы, поэтому они были вынуждены учиться в литовских школах. В итоге с тех пор число школ на польском языке постепенно снизилось до 9 к 1940 году. В 1936 году был принят новый закон, который позволял обучение в польской школе, только если оба родители были поляками. Ввиду этого были открыты частные польские школы, которых насчитывалось в 1935 году более 40. В основном они спонсировались компанией «Pochodnia». Подобная ситуация сложилась и с немецкими школами в Клайпедском регионе[5][6].

Отношение литовцев к этническим полякам было как к единокровным литовцам, которые подверглись полонизации в предыдущих столетиях, и которые должны были снова вернуться к своей подлинной идентичности. Важным фактором были также напряжённые отношения между Литвой и Польшей из-за аннексированного Польшей Вильнюсского края, и культурных и образовательных ограничений, которым там подвергались литовцы. Например, в 1927 году в Польше были закрыты 47 литовских школ, а председатель литовского объединения «Ритас», аналогичного польскому объединению в Литве «Pochodnia», и 15 преподавателей подверглись аресту[7].

В то время как в Конституции Литовской Республики гарантировались равные права всем конфессиям, однако литовское государство постановило передать католической церкви те православные храмы, которые ранее были католическими. На деле в католические церкви были преобразованы также и 17 православных храмов, никогда прежде не принадлежавших католикам. 13 православных церквей было разрушено. Все это сопровождалось выражениями гнева против православных в прессе и на собраниях. Были сделаны попытки наладить отношения путём религиозной унии. Объектом дискриминации оказались также поляки. Антипольские настроения, возникшие в годы литовского национального возрождения, усиливались[8]. Националистически настроенные священники, так называемые «литвоманы», настаивали на замене везде литовским языком польского, который использовался в богослужении во многих местах на протяжении веков. Антипольская пропаганда велась при поддержке государства. Появилось множество карикатур на поляков, где они выставлялись бродягами или преступниками.

Поляк-бродяга в правом нижнем углу. На остальных карикатурах американец, англичанин, немец, японец и француз

Современная ситуация[править | править код]

В современной Литве, независимой после распада Советского Союза, литвинизация не является официальной государственной политикой, но ультраправые группы пытаются её навязать, такие как «Вильния», чьи действия приводят к напряженности в польско-литовских отношениях.

Государство устанавливает литовскую форму имён людей и требует удаления польских уличных указателей.

Примечания[править | править код]

  1. Bumblauskas, Alfredas. Globalizacija yra unifikacija (Lithuanian), alfa.lt. Дата обращения 7 августа 2009.
  2.  (англ.) Jerzy Lukowski; Hubert Zawadzki. A Concise History of Poland (неопр.). — Cambridge: Кембриджский университет Press, 2001. — С. 33—45. — ISBN 0-521-55917-0.
  3.  (англ.) Serhii Plokhy. The Origins of the Slavic Nations: Premodern Identities in Russia, Ukraine, and Belarus (англ.). — Cambridge: Cambridge University Press, 2006. — P. 109—111. — ISBN 0-521-86403-8.
  4.  (лит.) Šetkus, Benediktas. Tautinės mažumos Lietuvoje // Gimtoji istorija. Nuo 7 iki 12 klasės (неопр.). — Vilnius: Elektroninės leidybos namai, 2002. — ISBN 9986-9216-9-4. Архивная копия от 3 марта 2008 на Wayback Machine
  5. SILVA POCYTĖ, DIDLIETUVIAI: AN EXAMPLE OF COMMITTEE OF LITHUANIAN ORGANIZATIONS ACTIVITIES (1934—1939) Архивировано 27 сентября 2007 года.
  6. Edgar Packard Dean, Again the Memel Question, Foreign Affairs, Vol. 13, No. 4 (Jul., 1935), pp. 695—697
  7.  (лит.) Kulikauskienė, Lina. Švietimo, mokslo draugijos ir komisijos // Gimtoji istorija. Nuo 7 iki 12 klasės (неопр.). — Vilnius: Elektroninės leidybos namai, 2002. — ISBN 9986-9216-9-4. Архивная копия от 3 марта 2008 на Wayback Machine
  8.  (лит.) Eugeniusz Römer. "Apie lietuvių ir lenkų santykius" translated from "Zdziejów Romeriow na Litwie. Pasmo czynnośći ciągem lat idące..." (польск.) // Lietuvos Bajoras. — 2001. — T. 5. — S. 18—20.