Мичуринская агробиология

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Мичуринская агробиология (также мичуринская биология, мичуринская генетика, мичуринское учение) — лженаучное[1][2] направление в биологии, возникшая и достигшая кратковременного расцвета в середине XX века в СССР. Развивалось под руководством Т. Д. Лысенко. Философско-идеологическое обоснование мичуринской биологии дал И. И. Презент[3]. К Ивану Владимировичу Мичурину имеет косвенное отношение.

Зарождение[править | править код]

Иван Владимирович Мичурин имеет лишь косвенное отношение к мичуринской биологии. В годовщину смерти Мичурина в Комсомольской правде вышла программная статья «Множьте ряды мичуринцев» (6 июня 1936 года). Авторами этой статьи были Лысенко и Презент. Спустя два месяца Лысенко в статье «О внутрисортовом скрещивании растений самоопылителей» открыто выступил против «большинства представителей генетики» (или представителей «моргановского и вейсмановского направлений»)[4] за учение о «частичках наследственности». Звучала критика и в адрес Вавилова. Лысенко выступил с программой перестройки «буржуазной генетической теории» в соответствии с его видением принципов Дарвина, Тимирязева и Мичурина. В основе «нового подхода» лежали положения о детерминации организма не столько наследственностью (роль хромосом игнорировалась), сколько воздействием внешней среды и питанием (принцип: «организм требует условий»). Новая теория декларировала две главные цели: борьба с «ухудшением» и повышение урожайности.

Критерии, по которым мичуринская агробиология не является научной[править | править код]

  1. Принцип верифицируемости: многочисленные опыты генетиков, проводившиеся как в Советском Союзе, так и за границей, не только не подтвердили тезисы мичуринской агробиологии, но и опровергли.[5] Также были отмечены случаи прямой подтасовки.[6][7]
  2. Принцип соответствия: всякая научная теория не должна входить в противоречие с уже доказанными и проверенными положениями науки. Мичуринская агробиология же противоречила достижениям генетики, цитологии, эмбриологии, уже доказанным и проверенным (пример: самозарождение клеток из неклеточной массы в опытах Лепешинской, эта теория Лепешинской использовалась самим Лысенко для обоснования якобы происходящего превращения одних видов злаковых в другие.[8][9] противоречит принципу Вирхова «Каждая клетка — из клетки»).
  3. Рациональный принцип: мичуринская генетика существовала на опровергнутых современной (и на тот период) биологией предпосылках ламаркизма и возможности наследования приобретённых признаков.
  4. Само утверждение о наследуемости приобретённых признаков ставит закономерный вопрос — как могут существовать виды как стабильные репродуктивно изолированные единицы в условиях, когда при наследовании приобретённых признаков в каждом поколении вид должен необратимо изменяться, что ставит под сомнение само существование вида?[10]

Таким образом, мичуринская агробиология не является научной, так как не соответствует всем критериям научности.

Основные положения мичуринской агробиологии[править | править код]

  • Изменённые условия внешней среды могут изменять процесс построения тела (идея, заимствованная из ламаркизма), в том числе и построение хромосом и вообще зачатковых клеток для будущего поколения.[11]
  • Механизм изменения наследственности — изменение ассимиляции и диссимиляции в организме, изменение обмена веществ, влияющие на формирование гамет.[11]
  • Наследственные признаки могут передаваться непосредственно от привоя к подвою (при вегетативной гибридизации).[12]
  • Изменение организмов или их отдельных органов и свойств не всегда или не в полной степени передаётся потомству, но измененные зачатки новых организмов всегда получаются только в результате изменения тела родительского организма, в результате прямого или косвенного воздействия условий жизни на развитие организма или отдельных его частей.[11]
  • Изменение наследственности, приобретение новых свойств и их усиление в ряде последовательных поколений всегда определяется условиями жизни организмов.[11]
  • Мичуринская генетика отрицала значение хромосом как носителя наследственности:

Отвергая наследуемость приобретаемых качеств, Вейсман измыслил особое наследственное вещество, заявляя, что следует «искать наследственное вещество в ядре» и что «искомый носитель наследственности заключается в веществе хромосом», содержащих зачатки, каждый из которых «определяет определенную часть организма в её появлении и окончательной форме».[13]

Само собой понятно, что сказанным биологическая роль и значимость хромосом в развитии клеток и организма нисколько, конечно, не отрицается, но это вовсе не та роль, которая приписана хромосомам морганистами.[13]

  • Мичуринская генетика утверждала, что клетки способны самозарождаться из неклеточной массы.[8][14][15] и отрицала общепринятый в биологии принцип Вирхова, охарактеризовав такие взгляды как «вирховианство» (ср. с вейсманизмом-морганизмом — термином, который использовали последователи Лысенко для обозначения классической генетики)[9][16].
  • Также оперировала понятием «Живого вещества»[8][9][14][15], тем самым возрождая витализм.
  • Отрицала роль математики и статистических методов в биологических исследованиях, постулируя, например, следующее: «поскольку менделевские законы являются законами биологическими, никакое статистико-математическое доказательство (или опровержение) дать им невозможно»[17].
  • Отрицала существование внутривидовой конкуренции[18].

…Но внутривидовой конкуренции нет и в самой природе. Существует лишь конкуренция между видами: зайца ест волк, но заяц зайца не ест, — он ест траву. Пшеница пшенице также не мешает жить. А вот пырей, лебеда, осот являются представителями других видов и, появившись в посевах пшеницы или кок-сагыза, отнимают у них пищу, борются с ними[18].

  • Отрицала роль ДНК как вещества наследственности[1]:

Никакого шифра или кода, записей информации и т. п. в ДНК также нет. О какой матрице для копирования наследственного вещества (для копирования ДНК) можно говорить, зная детально наши экспериментальные данные по получению озимых из яровых?[19]

  • Отрицала наличие летальных генов[20].
  • Утверждала, что современные виды способны превращаться один в другой под действием условий внешней среды:[21]

Отрицать порождение в соответствующих условиях пшеницей ржи — это значит противоречить действительности. Отрицать, что пшеница в соответствующих условиях порождает отдельные зерна ржи, которые потом вырастают и вытесняют пшеницу, — это значит отворачиваться от жизни, от практики[22].

Мичуринская биология и И. В. Мичурин[править | править код]

Российский и советский селекционер И. В. Мичурин считал, что окружающая среда оказывает важное влияние на наследственность организмов (в особенности в некоторые стадии развития растений и у гибридов). Также И. В. Мичурин верил в возможность образования гибридов путём прививки и первоначально отвергал законы Менделя (по его мнению действовавших только лишь в особых условиях), возможно, предвосхищая теорию Лысенко. Однако Мичурин никогда не создавал общебиологической системы (какой являлась мичуринская генетика) и не абсолютизировал влияние окружающей среды на наследственность. В последующем И. В. Мичурин принял учение Менделя и утверждал, что опыты, поставленные им для опровержения законов Менделя, на самом деле подтвердили их (Мичурин ставил опыты на плодовых деревьях, а так как они сами по себе являются гибридами, то при их скрещивании выщеплялись гомозиготные по некоторым генам генотипы — «дички»).

Мичуринская агробиология таким образом основывалась на ранних работах Мичурина (причём поздние работы с подтверждением законов Менделя замалчивались) и Мичурина нельзя назвать основоположником так называемой «мичуринской генетики» — мичуринская биология от Мичурина взяла лишь имя и некоторые из его ранних предположений.[23]

Современные представления[править | править код]

В современной биологии известны многие явления, представляемые как доказательства ламаркизма и мичуринской генетики, например, эпигенетические изменения, проявляющиеся в изменении профиля метилирования ДНК, специфическая соматическая рекомбинация генов иммуноглобулинов у млекопитающих. Но по сути эти явления не служат доказательством истинности мичуринской генетики. Эпигенетические изменения являются модификационными изменениями и при этом не изменяется последовательность нуклеотидов в генах, сами эпигенетические изменения редко наследуются более чем на одно поколение[24][25], эпигенетика не опровергает законы Менделя, точно также как и не возрождает ламаркизм[26]. При специализированной соматической рекомбинации генов иммуноглобулинов изменения в последовательности генов иммуноглобулинов происходят лишь в В-лимфоцитах — и никогда в гаметах либо зиготе. Наличие же у плода и новорождённого гуморального иммунитета против заболеваний, которыми переболела мать, объясняется транспортом иммуноглобулинов класса G (IgG) через гематоплацентарный барьер во время беременности и наличия IgG в материнском молоке — таким образом тут идет речь скорее о пассивной иммунизации младенца, защищающей младенца в первые месяцы жизни, чем о наследовании приобретённого иммунитета[27].

Противостояние мичуринской агробиологии и классической генетики[править | править код]

Вопрос о противоречиях между «мичуринской агробиологией» и «классической генетикой» связан в большей степени со сложившейся в СССР внутриполитической ситуацией, чем с наукой.

Значение менделевской генетики для сельского хозяйства[править | править код]

В 1900-м году произошло переоткрытие законов Менделя, что дало начало интенсивному развитию генетики и селекции. Были выяснены механизмы наследования и проявления различных особенностей организмов, в том числе — и хозяйственно важных признаков. Разработаны новые эффективные методы получения новых сортов растений и пород животных. Тем не менее, время необходимое на получение новых сельскохозяйственных сортов (пород), оставалось достаточно большим — более 10 лет. Сельское хозяйство СССР нуждалось в более быстром получении высокопродуктивных групп растений и скота.

Проблемы менделевской генетики начала XX века. Работы Мичурина[править | править код]

В начале XX века многие учёные (в том числе — Мичурин) ставили под сомнение универсальность механизмов наследования признаков, открытых Грегором Менделем. В частности, Мичурин, который работал с плодовыми деревьями, наблюдал более сложную и неоднозначную картину наследования, чем ожидается при менделевском наследовании. Нельзя сказать, что Мичурин был противником классической генетики, но его опыт показывал, что классическая генетика того времени не могла объяснить многие закономерности наследования признаков у тех объектов, с которыми он работал. Мичурин не дожил до разгрома советской генетики в 1948 году (он умер в 1935 году). Есть данные, что Мичурин, в путях выведения новых сортов растений, оценивал метод «воспитания» (термин часто упоминающийся впоследствии в лысенковской идеологии) — то есть приучения растений к новым условиям среды, как ошибочный, а методы близкие к классическим селекционерным — слишком медленными[28].

Представления о наследственности Т. Д. Лысенко. Их внутриполитическое значение в СССР[править | править код]

Трофим Денисович Лысенко

В 1930-х годах влияние в советской генетике приобретает Трофим Денисович Лысенко. Его представления о принципах наследования отличаются от классической генетики по следующим пунктам:

  1. наследуются приобретённые признаки;
  2. отсутствует материал наследственности, в высокой степени независимый от действия различных внешних факторов на организм;
  3. путём особого «воспитания» организмов возможно получение направленных наследуемых изменений.

Представления Лысенко (сходные со взглядами Ж. Б. Ламарка) попали на благодатную почву в СССР.

Во-первых, Лысенко обещал, что с помощью его методов возможно получение высокоурожайных сортов (пород) в очень короткие сроки.

Во-вторых — представления Лысенко в высокой степени соответствовали идеологии коммунистической партии СССР; Лысенко противопоставлял «коммунистическую» и «буржуазную» науку. Под «буржуазной» наукой понималась классическая генетика. Классических генетиков презрительно называли «вейсманисты-морганисты», в соответствии с фамилиями Августа Вейсмана, создателя представлений о зародышевой плазме — веществе наследственности, и Томаса Ханта Моргана — известного американского генетика.

Научные и практические результаты, полученные на основании представлений Лысенко, часто фальсифицировались или выполнялись с методологическими ошибками.[29][30]

Псевдонаучная школа Лысенко, ссылалась на авторитеты уже умерших Мичурина и Тимирязева, провозгласила себя продолжательницей работ Мичурина. Последователи Лысенко стали называться мичуринцами.

Следствием противоречий, возникших между псевдонаучной школой Лысенко и советскими классическими генетиками[31] были репрессии советских генетиков в конце 30-х годов — начале 40-х. Наиболее тяжёлой потерей для мировой генетики был арест Н. И. Вавилова в 1940 году.

Николай Иванович Вавилов

Идеологические противоречия подогревались также тем, что ряд ранних генетиков, в частности, Морган, скептически относился к дарвиновской теории эволюции[32].

Разгром советской генетики[править | править код]

В 1948 году произошла печально известная среди генетиков «августовская сессия ВАСХНИЛ». Это «научное» совещание было проведено лысенковцами с целью объявить классическую генетику лженаукой. В результате люди, которые занимались генетикой, были уволены из образовательных и научных учреждений или были вынуждены работать там по другим специальностям.

Восстановление генетики в СССР[править | править код]

После смерти Сталина и ослабления идеологического пресса, учёное сообщество стало задумываться над возобновлением генетических исследований. Мощную поддержку генетикам оказали учёные, работавшие в области ядерной физики, так как критически важные исследования по радиобиологии и радиационной медицине немыслимы без надёжной теоретической основы, которой могла стать только генетика. И. В. Курчатов, руководивший ядерными исследованиями в СССР, в 1955 году инициировал появление «письма трёхсот», в котором многие виднейшие биологи и учёные других специальностей высказывали тревогу относительно преобладания школы Лысенко и требовали открытой дискуссии по положению в биологических науках[33].

Институт цитологии и генетики СО РАН

Возрождение в СССР происходило, главным образом, на базе формирующегося Сибирского отделения академии наук СССР в Новосибирске. В 1957 году был открыт Институт цитологии и генетики СО АН СССР. Большинство лучших генетиков страны, которые хотели и не боялись снова начать работать по специальности, приехало работать именно в ИЦиГ СО АН. Институт длительное время находился на полулегальном положении. С конца 50-х годов по 60-е годы институт пережил множество проверок, целью которых было закрытие института. Однако институт удалось сохранить, не в последнюю очередь благодаря заступничеству председателя СО АН СССР М. А. Лаврентьева[33].

Со временем генетика в СССР восстановилась как наука. Возобновилось преподавание генетики в Московском, Ленинградском, Томском и других университетах. Открылись исследовательские институты генетического направления. В 1970-х годах ошибочность представлений Лысенко была признана официально.

Образ мичуринской агробиологии в литературе[править | править код]

В повести Аркадия и Бориса Стругацких «Сказка о тройке» одиозный лжеучёный Амвросий Амбруазович Выбегалло (прототипом для него, по уверению авторов, являлся сам Т. Д. Лысенко) заканчивал большую работу по «выведению путём перевоспитания самонадевающегося на рыболовный крючок дождевого червя» — аллюзия к «методу воспитания», разрабатываемому Т. Д. Лысенко в рамках мичуринской генетики[34].

Главный герой романа Владимира Дудинцева «Белые одежды» — изначально «мичуринец» — проводит инспекцию своего родного института для выявления скрытых «вейсманистов-морганистов» и постепенно осознаёт ложность постулатов мичуринской агробиологии и присоединяется к подпольно действующим генетикам[35]. Роман был удостоен Государственной премии СССР (1988).

Осмеянию деятельности Лысенко и мичуринской агробиологии посвящены расходившиеся самиздатом поэмы профессора Ивана Пузанова, заведующего кафедрой зоологии Одесского государственного университета[36] «Астронавт» и «Трофимиана» (последняя попала в архив Лысенко[37])[38].

Также теорию Лысенко пародирует миниатюра Феликса Кривина "Педагогика в земледелии".

Мичуринская биология после Лысенко[править | править код]

Апологетом мичуринской биологии после отставки Лысенко стал философ Г. В. Платонов (закончивший Сельхозакадемию им. Тимирязева в 1939 г., но защитивший кандидатскую и докторскую диссертации по специальности «философия»[39]), который скептически относился к «формальной генетике».[40] В 1965 году в МГУ Ф. Пинтером была защищена кандидатская диссертация, в которой была предпринята попытка реабилитировать «мичуринскую биологию» и очистить её от «наивных представлений Лысенко».[40] А в 1978 издательство МГУ выпустило книгу Г. В. Платонова «Жизнь, наследственность, изменчивость», которая являлась лысенковской по содержанию (в книге используется термин «мичуринское учение») и включала в том числе отвергнутые наукой и поддерживаемые самим Лысенко тезисы:

  • якобы происходящее превращение современных видов злаковых в другие в опытах лысенковцев, ссылаясь на очевидно псевдонаучную (как по современным стандартам, так и по стандартам 50-х годов) статью Авакяна «Наследование организмом приобретенных признаков», опубликованную после печально известной сессии ВАСХНИЛ 1948 года в журнале Агробиология (основной журнал Лысенко)
  • наследуемость приобретённых признаков
  • отрицание «монополизма» ДНК, при этом абсолютизируются факторы «пищи» и «температуры», становящиеся в его учении наследственными факторами и активно используемые самим Лысенко в том же ключе.[40]

В настоящее время[когда?] защитником Т. Д. Лысенко и его мичуринской агробиологии является Ю. И. Мухин, считая, что «Т.Д. Лысенко был прав во всех основных положениях своей теории, а его противники были псевдонаучными шарлатанами».[41]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Александров, В. Я. Трудные годы советской биологии. — СПб.: Наука, 1992. — 262 с.
  2. Корочкин, Л. И. Неолысенковщина в современной биологии // В защиту науки. Бюл. № 3 / Отв. ред. Э. П. Кругляков; Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией науч. иссл. РАН. — М.: Наука, 2008. — С. 115—125. — ISBN 978-5-02-036767-8.
  3. Музрукова Е. Б., Чеснова, Л. В. Советская биология в 30-40-е годы: кризис в условиях тоталитарной системы. // Репрессированная наука. — Вып. 2. — СПб.: Наука, 1994. — С. 45—56.
  4. О внутрисортовом скрещивании растений самоопылителей
  5. V.N. Soyfer, 2001. «The consequences of political dictatorship for Russian science», Nature Reviews Genetics 2, 723—729
  6. Власть и наука (История разгрома коммунистами генетики в СССР)
  7. Открытое письмо в редакцию «Литературной газеты»(5 июня 1953 г.) И. А. Рапопорт
  8. 1 2 3 Лепешинская О. Б. Происхождение клеток из живого вещества и роль живого вещества в организме. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Изд-во АМН СССР, 1950. — 304 с. — книга вышла с предисловием Лысенко Т. Д., измышления Лепешинской стали основой мичуринской агробиологии и объясняли якобы происходящее превращение одних видов растений в другие
  9. 1 2 3 О работах действительного члена Академии медицинских наук СССР О. Б. Лепешинской. Выступление на совещании по проблеме живого вещества и развития клетки, происходившем в Москве 22—24 мая 1950 г. в Отделении биологических паук Академии наук СССР, публикуемое в издаваемом Академией наук стенографическом отчете. Т. Д. Лысенко
  10. Биологический энциклопедический словарь / главный редактор М. С. Гиляров. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Советская энциклопедия, 1986. — С. 94. — См. определение Вида как стабильной репродуктивно изолированной единицы эволюции
  11. 1 2 3 4 Т. Д. Лысенко «Агробиология» «Генетика», для 3-го издания Сельскохозяйственной энциклопедии (том I, слово «Генетика»), 1946.
  12. Лысенко Т. Д. «Агробиология» — «О путях управления растительными организмами», 28 апреля 1940 г.
  13. 1 2 О положении в биологической науке. Стенографический отчёт сессии всесоюзной Академии Сельскохозяйственных Наук имени В. И. Ленина, 31 июля — 7 августа 1948 г., Заседание первое (Вечернее заседание 31 июля 1948 г. — доклад академика Т. Д. Лысенко о положении в биологической науке)
  14. 1 2 Гл. 3 // Александров В. Я. Трудные годы советской биологии. — СПб.: Наука, 1992. — 262 с.
  15. 1 2 Струнников, В. А., Шамин, А. Н. Лысенко и лысенковщина: особенности развития отечественной генетики // Биология в школе : журнал. — 1989. — № 2. — С. 15—20.
  16. Студинский А. Н. (доктор биологических наук профессор)Живое вещество // «Огонёк», № 31 (июль) 1950 г.
  17. См. Долгое прощание с лысенковщиной В. П. ЛЕОНОВ Часть 2 Ответная статья Лысенко
  18. 1 2 См. Т. Д. Лысенко «Почему буржуазная наука восстаёт против работ советских учёных», 1947 г. Цитируется по изданию Т. Д. Лысенко «Агробиология. Работы по вопросам генетики, селекции и семеноводства», Москва, Государственное издательство сельскохозяйственной литературы, 1952 г., с.542-545
  19. Из отчёта Лысенко о своей научной работе за 1974 г
  20. Лысенко Т. Д. Жизненность растительных и животных организмов. «Доклады Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени Ленина», 1952 г., № 9.
  21. Лысенко Т. Д.Новое в науке о биологическом виде
  22. Лысенко Т. Д. Теоретические основы направленного изменения наследственности сельскохозяйственных растений. Газета «Правда», 20 января 1963 г., № 29.
  23. Гл. IV. Генетика» // Грэхэм Л. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. / Пер. с англ. — М.: Политиздат, 1991. — 480 с.
  24. Wolf ReikReview Article Stability and flexibility of epigenetic gene regulation in mammalian development // Nature. 2007. 447, p. 425-432. doi:10.1038/nature05918
  25. См. http://www.nature.com/cgi-taf/DynaPage.taf?file=/ng/journal/v33/n3s/full/ng1089.html
  26. Philip Hunter The silence of genes. Is genomic imprinting the software of evolution or just a battleground for gender conflict? // EMBO Reports. — 2007. — Т. 8, № 5. — С. 441–443.
  27. Галактионов В. Г. Происхождение специфических иммуноглобулинов // Природа. № 7. 2004.
  28. Дубинин Н. П. Эволюция популяций и радиация, стр 309
  29. Graham Loren. «Lysenko’s ghost: Epigenetics and Russia». — Cambridge — MA, London: Harvard University Press, 2016. — pp. 82-100 — ISBN 978-0-674-08905-1
  30. Kolchinsky E.I. (2017) «Current attempts at exonerating 'Lysenkoism' and their causes». In: «The Lysenko controversy as a global phenomenon» (Edited by deJong-Lambert W., Krementsov N.), vol. 2, p. 222. Palgrave Studies in the History of Science and Technology, Palgrave Macmillan / Springer Nature, ISBN 978-3-319-39178-6
  31. Жимулёв И. Ф. Общая и молекулярная генетика
  32. Elof Axel Carlson.The Unfit: A History of a Bad Idea., Cold Spring Harbor Press., 2004
  33. 1 2 Ю. Чёрная. Лаврентьев и генетика, Наука в Сибири (15 ноября 2012), стр. 4. Проверено 11 июня 2014.
  34. См. http://www.rusf.ru/abs/int_t15.htm
  35. Дудинцев, В. Белые одежды.
  36. Курск. Гордость земли курской. И. И. Пузанов.
  37. Ошибка 500.
  38. Сатирическая поэма «Трофимиана» профессора И. И. Пузанова.
  39. Платонов Георгий Васильевич — профессор философии МГУ.
  40. 1 2 3 Грэхем Л. «Биология и диалектический материализм после Лысенко»
  41. Захаров-Гезехус, 2015, с. 86—87.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]