Великая эпидемия чумы в Лондоне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сбор тел для захоронения во времена Великой эпидемии чумы

Великая чума (16651666) — массовая вспышка болезни в Англии, во время которой умерло приблизительно 100 000 человек, 20 % населения Лондона. Долгое время болезнь называлась бубонной чумой; это инфекционное заболевание, возбудителем которого является бактерия чумная палочка (лат. Yersinia pestis), её переносчиком были блохи. Эпидемия 1665—1666 годов была значительно меньше по масштабам, чем более ранняя пандемия «Чёрная смерть» (смертельная вспышка болезни в Европе между 1347 и 1353 годами). Однако только в XVII веке бубонную чуму запомнили как «великую» чуму, потому что это бедствие стало одним из самых заметных проявлений болезни в Англии в то время.

Предпосылки[править | править вики-текст]

Карта Лондона, изданная Ральфом Агасом, предположительно создана между 1570 и 1605 годами

Зимой 1664 года на небе была видна яркая комета[1], и лондонцы опасались, что она предвещает ужасные события. Лондон в то время представлял собой поселение в 448 гектаров, окружённых городской стеной, которая изначально строилась для защиты от набегов. В стене имелись ворота Людгейт, Ньюгейт, Олдерсгейт, Крипплгейт, Мургейт и Бишопгейт, а с юга протекала Темза, которую можно было пересечь по Лондонскому мосту[2]. Это был город резких контрастов, где в коттеджах Уайтхолла и Ковент-Гардена могло служить до 60 человек, за городом строились роскошные фахверковые тюдоровские особняки, а чердаки и подвалы переполняла беднота. В городе отсутствовала санитария, сточные воды текли прямо по центру извилистых улочек. Булыжники были скользкими от выброшенных из домов мусора, навоза и помоев; летом на улицах роились полчища мух. Корпорация Сити пыталась убирать часть мусора, — его доставляли за пределы стен и оставляли разлагаться там. Повсюду стояло ужасное зловоние, люди ходили, закрывая носы платками[3].

Некоторые из товаров, необходимых Лондону, доставлялись на баржах, как, например, уголь, но большинство привозилось по дорогам. Тележки, экипажи, всадники и пешеходы толпились около узких ворот, через которые было довольно сложно пройти в город. Лондонский мост был перегружен ещё больше. Состоятельные люди нанимали экипажи и паланкины, чтобы добраться до места назначения, минуя дорожную грязь. Бедным же приходилось идти пешком и попадать под брызги, летящие из-под колёс телег, и помои, сбрасываемые с верхних этажей зданий. Ещё одной опасностью было возможное удушье от дыма фабрик, производящих мыло, пивоваренных компаний и металлургических заводов, а также 15 000 домов, в которых топили углём[4].

За городскими стенами, в пригородах, проживали торговцы и ремесленники, также каждый день стремившиеся попасть в уже переполненный город из своих деревянных лачуг, — трущоб, где тоже полностью отсутствовала санитария. Правительство пыталось контролировать рост этой застройки, однако не слишком эффективно: там жило более четверти миллиона человек[5]. Иные иммигранты присвоили себе большие и богатые городские дома, освобождённые роялистами, бежавшими из страны во время республики; такие дома разбивались на мелкие квартиры и превращались в переполненные трущобы[5].

Блоха крысиная южная (Xenopsylla cheopis), заражённая бактерией чумная палочка, которую видно по тёмной массе

По оценкам Джона Граунта, в 1665 году в Лондоне проживало около 460 тысяч человек. Граунт был демографом и выпускал оценки смертности за каждую неделю. Когда кто-либо умирал, звонил колокол и приходил «искатель смерти», чтобы осмотреть труп и определить причины смерти. Искатели в большинстве своём были невежественными старухами, которые за плату могли внести в официальные записи искажённую причину смерти. Когда человек умирал от чумы, подкупленный искатель называл иную причину смерти. Это происходило потому, что дома жертв чумы по закону должны были быть закрыты на 40-дневный карантин, причём все члены семьи запирались в доме. Двери такого дома отмечались красным крестом и словами «Господи, помилуй нас», также около дверей ставился караульный[5].

Великая эпидемия 1665 года стала последней крупной вспышкой бубонной чумы в Великобритании. До этого вспышки наблюдались в 1603 году, когда от болезни умерло 30 тысяч лондонцев[6], в 1625, когда произошло 35 тысяч смертей, и в 1636 году, когда от чумы умерло около 10 тысяч человек[7]. В период Великой эпидемии мало кто понимал истинную причину заболевания. В качестве вариантов предлагались: пары от земли, необычная погода, болезни у скота, увеличение числа мух, моли, лягушек и мышей[8]. Причина не была известна до 1894 года, когда исследование Александра Йерсена показало, что болезнь возбуждала чумная палочка, переносимая крысиной блохой[9].

Вспышка[править | править вики-текст]

Ранние дни[править | править вики-текст]

Считается, что в Англию эпидемия пришла из Нидерландов, где очаги бубонной чумы возникали периодически с 1599 года. Изначально заразную болезнь на территорию Великобритании завезли голландские торговые суда, которые перевозили кипы хлопка из Амстердама (в 1663—1664 годах Амстердам был опустошён, умерло около 50 000 человек[10]). Портовые пригороды Лондона, включая приход церкви Сент-Джайлса на полях (англ. St. Giles-in-the Fields), который был битком набит нищими рабочими, живущими в ужасных условиях, первыми пострадали от чумы. Две первые подозрительные смерти в приходе были зарегистрированы в декабре 1664 и феврале 1665 годов. Эти случаи не были опознаны как чумные, и поэтому властями не было предпринято никаких мер по предотвращению эпидемии, но за первые четыре месяца 1665 года общая смертность сильно возросла. Несмотря на это, к концу апреля официально зарегистрированными в качестве именно чумных оказались только 4 смерти, и первым официально зарегистрированным случаем смерти от чумы стала кончина некой Ребекки Эндрюс, которая умерла 12 апреля 1665 года; в то же время общее число смертей в неделю возросло с 290 до 398[11].

Зима была тяжёлой, но с приходом тёплой погоды болезнь начала распространяться быстрее. Первоначально были поражены приходы Сент-Эндрю, Холборн, церкви Сент-Джайлса на полях, Сент-Клеменс-Денс и Сент-Мери-Вулчёрч. Только последний из них относился к Сити, все остальные были расположены в пригородах. Среди населения началась паника. 30 апреля Сэмюэл Пипс записал в своём дневнике: «Большие опасения по поводу болезни, говорят, уже 2 или 3 дома в Сити умерли. Господи, помилуй нас всех!»[12].

10 июня Пипс записал: «Вечером, за ужином, к величайшему своему огорчению, узнал, что чума пришла и в Сити (в городе-то онa уже четвёртую неделю, но до сего дня — за пределaми Сити), и надо же было так случиться, что сaмой первой её жертвой стал мой добрый приятель и сосед доктор Бернетт с Фэнчерч-стрит. И то, и другое повергает меня в смятение»[12]. Доктор Бернетт добровольно закрыл свой дом на карантин после того, как диагностировал у себя заболевание. Он оставался там 2 месяца, за которые умер его слуга, но сам доктор выжил. Выздоровев, он продолжил работать среди бедных слоёв населения, пока не заразился снова и не умер в конце августа того же года[13].

Эмиграция из города[править | править вики-текст]

К июлю 1665 года чума добралась до Лондона. Король Англии Карл II вместе со своей семьёй и свитой покинул Лондон и уехал в Оксфордшир[14]. Однако олдермен и большинство других представителей городской власти предпочли остаться. Сэр Джон Лоуренс, лорд-мэр Лондона, также решил остаться в городе, подвергнув самого себя карантину с помощью специально построенной витрины из стекла; таким образом, в результате, он вполне мог выполнять свои обязанности, но при этом ему не надо было иметь прямой контакт с заразой. Когда большинство богатых купцов покинули город, торговая деятельность приостановилась. Несколько священников (включая Архиепископа Кентерберийского и епископа Лондона), врачей и аптекарей также вынуждены были остаться, так как эпидемия чумы свирепствовала всё лето. Среди оставшихся были Сэмюэл Пипс, занимавший важный пост в Адмиралтействе, и Генри Фой, шорник, проживавший в Ист-Энде. Пипс записывал события чумы в свой дневник, а племянник Генри Фоя Даниель Дефо в 1722 году опубликовал Дневник чумного года, возможно, основанный на дневниках Фоя.

Беднота была встревожена распространившейся заразой, и некоторые покинули город; однако в иных местах им негде было разместиться, не было средств к существованию, так что, пугаясь неопределённого будущего, многие всё же остались в городе. Покидая городские ворота, каждый должен был предъявить справку о хорошем здоровье, выданную лордом-мэром, получить которую становилось всё труднее. Шло время, количество жертв увеличивалось, и жители окрестных деревень начали возмущаться эмиграцией из Лондона, поскольку уже не было мест для размещения беженцев. Беженцы возвращались, их не допускали в города, и многим приходилось путешествовать по пересечённой местности и жить на собранное с полей или украденное. Многие умерли в пути от жажды или голода[15].

Пик эпидемии[править | править вики-текст]

Список умерших во время чумы в 1665 году.

В списке умерших в последнюю неделю июля значится 3014 смертей, из которых 2020 произошло от чумы (нормальная смертность в неделю в это время года составляла 300 человек). По мере увеличения количества жертв вырывались всё новые и новые ямы для трупов. Специально нанятые люди ездили на телегах по городу, призывая людей: «Выносите ваших мёртвых», и увозили груды тел. Власти забеспокоились, что лавинообразный рост числа смертей может вызвать среди населения панику, и приказали проводить вывоз и захоронение трупов только ночью[16]. Скоро тележек просто перестало хватать, и трупы начали складывать вдоль домов. Были восстановлены дневные разъезды и рытьё ям, которые заполнялись уже разлагающимися трупами. Власти прихода Олдгейт вырыли возле кладбища масштабную яму 15 на 6 метров. Рабочие копали яму, в то время, как трупы складывались в уже прокопанную часть. Когда пришлось остановиться из-за того, что рабочие достигли грунтовых вод, глубина ямы составляла 6 метров. Всего в яме было похоронено 1114 человек[17].

Было предпринято несколько попыток создать систему мер общественного здравоохранения для эффективной борьбы с эпидемией. Городские власти наняли врачей и организовали тщательное захоронение жертв, однако из-за распространившейся по городу паники, люди, боясь заражения, хоронили трупы поспешно. Причина болезни была неизвестна, но многие считали, что её переносили животные, и, поэтому, Лондонская Корпорация приказала убивать кошек и собак[18]. Вполне возможно, что это решение удлинило эпидемию, поскольку животные контролировали численность крыс, которые переносили блох. Власти также распорядились о том, чтобы огонь постоянно горел, и днём и ночью, в надежде на то, что он очистит воздух[19]. Для того, чтобы отогнать инфекцию, жгли разные вещества, распространяющие сильные запахи, такие как перец, хмель и ладан. Жителей Лондона насильно заставляли курить табак[20].

По документам установлено, что смертность в Лондоне доходила до 1 000 человек в неделю, затем — до 2 000 человек в неделю, и уже к сентябрю 1665 года достигла 7 000 человек в неделю. К концу осени смертность начала снижаться, и в феврале 1666 года сочли безопасным возвращение в город короля и его окружения. К этому времени, в связи с непрерывающимися торговыми контактами с континентальной Европой, вспышка чумы перекинулась во Францию, где следующей зимой она и затихла.

Несмотря на то, что вспышка чумы сконцентрировалась в Лондоне, она также поразила и другие регионы страны. Возможно, самым известным примером стала деревня Им (англ. Eyam) в английском графстве Дербишир. Предполагается, что чума была завезена в деревню купцами, которые перевозили тюки ткани из Лондона, хотя этот факт не подтверждён. Для того, чтобы остановить дальнейшее распространение заразы, жители деревни добровольно подвергли себя карантину. Распространение чумы в ближайших районах замедлилось, но при этом в самой деревне умерло приблизительно 75 % жителей.

Последующие события[править | править вики-текст]

В конце осени, когда смертность уже начала уменьшаться, и особенно позднее, — за монархом, начали интенсивно возвращаться и другие жители города. Улицы были запружены повозками, возобновилась торговля. Лондон стал центром притяжения многих предприимчивых людей. В конце марта 1666 года, Лорд-канцлер записал: «… улицы полны народа, Биржа переполнена, люди столь многочисленны, как можно было когда-либо видеть…»[21].

Случаи возникновения очагов заболевания продолжались до сентября 1666 года, но уже значительно более медленными темпами. Большой (Великий) пожар (англ. Great Fire of London), который случился в Лондоне со 2 по 5 сентября, уничтожил дома в большинстве густонаселённых районов. Примерно в это же время вспышки чумы прекратились, вероятно, вследствие того, что большинство инфицированных блох погибло во время пожара вместе с крысами, которые их переносили.

Упоминание в литературе[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Pepys, Samuel March 1st // Diary of Samuel Pepys. — 1665. — ISBN 0-520-22167-2.
  2. Leasor, 1962, pp. 12-13
  3. Leasor, 1962, pp. 14-15
  4. Leasor, 1962, pp. 18-19
  5. 1 2 3 Leasor, 1962, pp. 24-27
  6. London and the Great Plague of 1665 (англ.). Historylearningsite.co.uk (30 March 2007). Проверено 23 июня 2013. Архивировано из первоисточника 25 июня 2013.
  7. The Great Plague of 1665 (англ.). Mason.gmu.edu (13 July 2010). Проверено 23 июня 2013. Архивировано из первоисточника 25 июня 2013.
  8. Leasor, 1962, pp. 42
  9. Bockemühl J 100 years after the discovery of the plague-causing agent--importance and veneration of Alexandre Yersin in Vietnam today = Immun Infekt. — 1994. — В. 2. — Т. 22. — С. 72-5. — PMID 7959865.
  10. E. Social, economic, and political impacts of the plague on Eurasia and Africa, New York State Education Department
  11. Leasor, 1962, pp. 46-50
  12. 1 2 Diary of Samuel Pepys (30 Apr 1665) (англ.). Dictionary of Science Quotations. Проверено 23 июня 2013. Архивировано из первоисточника 25 июня 2013.
  13. Leasor, 1962, pp. 55-56
  14. Leasor, 1962, p. 103
  15. Leasor, 1962, pp. 66-69
  16. Leasor, 1962, pp. 141-145
  17. Leasor, 1962, pp. 174-175
  18. Moote, Lloyd and Dorothy The Great Plague: the Story of London's most Deadly Year. — Baltimore, 2004. — P. 115.
  19. Leasor, 1962, pp. 166-169
  20. The Great Plague 1665-66 (англ.). Inside Guide to London. Проверено 24 июня 2013. Архивировано из первоисточника 25 июня 2013.
  21. Leasor, 1962, pp. 193-196

Библиография[править | править вики-текст]

  • Leasor, James The Plague and the Fire. — London: George Allen and Unwin, 1962. — ISBN 978-0-75510-040-8.

Ссылки[править | править вики-текст]