Гёльдерлин, Фридрих

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Гёльдерлин, Иоганн Христиан Фридрих»)
Перейти к: навигация, поиск
Фридрих Гёльдерлин
Johann Christian Friedrich Hölderlin
Friedrich hoelderlin.jpg
Имя при рождении:

Иоганн Христиан Фридрих Гёльдерлин

Дата рождения:

20 марта 1770({{padleft:1770|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:20|2|0}})

Место рождения:

Лауффен-на-Неккаре, Баден-Вюртемберг

Дата смерти:

7 июня 1843({{padleft:1843|4|0}}-{{padleft:6|2|0}}-{{padleft:7|2|0}}) (73 года)

Место смерти:

Тюбинген

Гражданство:

Германия

Род деятельности:

поэт, библиотекарь, писатель, автор и переводчик

Язык произведений:

немецкий

Подпись:

Подпись

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Фридрих Гёльдерлин на Викискладе

Иоганн Христиан Фридрих Гёльдерлин (нем. Johann Christian Friedrich Hölderlin; 20 марта 1770, Лауффен-на-Неккаре — 7 июня 1843, Тюбинген) — выдающийся немецкий поэт.

Биография и творчество[править | править вики-текст]

Ещё студентом Тюбингенского университета Гёльдерлин начал писать стихи, в форме и содержании которых заметно подражание Клопштоку. Шиллер принял в нём самое теплое участие. В студенческие годы его однокурсником и лучшим другом был Гегель, с которым в дальнейшем Гёльдерлин несколько лет продолжал переписку. В 17941795 годах Гёльдерлин жил в Йене. В 1794 году посещал лекции Фихте в Йенском университете. Здесь, в центре романтического движения, он завязал личные отношения с представителями нового литературного направления; здесь же у Гёльдерлина обнаружились впервые зачатки ипохондрии. Болезненное настроение усилилось под влиянием безнадёжной и страстной любви к матери одного из его учеников; он видел в ней воплощение фантастического идеала женщины, который уже с самых юных лет был предметом мечтаний, и изобразил её под именем Диотимы в своем романе «Гиперион».

Родной дом Гёльдерлина, ок. 1840

В 1798 году Гёльдерлин расстался со своей Диотимой, переезжал с места на место и в 1802 году вернулся на родину с явными признаками помешательства. Самое крупное из произведений Гёльдерлина — роман «Гиперион», представляющий как бы исповедь поэта. Характерная черта романа — чисто романтическое стремление связать философию с поэзией так, что границы между ними совершенно сглаживаются: для Гёльдерлина только та научная система удовлетворительна, которая стоит в связи и гармонирует с идеалом прекрасного. Идеи, имеющие нечто общее с воззрениями Гёльдерлина, позднее получают развитие в философских системах Шеллинга и Гегеля. В романе любопытна и другая сторона: болезненная мечтательность и чрезвычайно развитое чувство изящного создали в Гёльдерлине отвращение к современной действительности; он изображает в карикатуре свое время и своих соотечественников, а идеал свой ищет под дорогим ему небом Эллады.

Башня Гёльдерлина, Тюбинген

Кроме «Гипериона», после Гёльдерлина остались ещё неоконченная трагедия «Смерть Эмпедокла» — лирическое стихотворение в драматической форме, служащее, как и «Гиперион», выражением личного настроения поэта; переводы из Софокла — «Антигона» и «Царь Эдип» — и ряд лирических стихотворений. Лирика Гёльдерлина проникнута пантеистическим мировоззрением: христианские идеи просачиваются как бы случайно; в общем настроение Гёльдерлина — настроение язычника-эллина, благоговеющего перед величием божественной природы. Стихотворения Гёльдерлина богаты идеями и чувствами, иногда возвышенными, иногда нежными и меланхолическими; язык чрезвычайно музыкален и блещет яркими образами, особенно в многочисленных описаниях природы.

Болезнь[править | править вики-текст]

В истории литературы Гёльдерлин - фигура трагическая. На тридцать первом году жизни на поэта, который и до того был меланхоличным, мечтательным и сверх меры чувствительным, обрушивается неизлечимое безумие, и остаток своей долгой семидесятитрехлетней жизни он проводит в Тюбингене в замке Гельдерлинов над Неккаром, погруженный во мрак шизофренического психоза. В одном из окон замка часто можно было видеть странную фигуру в белом остроконечном колпаке, которая, словно привидение, то появлялась, то исчезала. Под впечатлением этой картины молодой студент Мёрике написал фантастическую балладу об огненном всаднике: "Видите вон там, в окошке, / Шапку красную опять...". Однако постепенное остывание чувств и окоченение души можно было за много лет до вспышки собственно психоза почувствовать в звуках стихов Гёльдерина, от которых веет шизофреническим ужасом, постепенно превращающим его собственный дух и окружающий мир в мир призраков.

"Так где Ты? Мало жил я, но вечер мой

Уж дышит холодом. И уже я здесь -

Тень тишины; уже безгласно

Дремлет, в груди содрогаясь, сердце".

Гёльдерлин, отличавшийся чрезвычайно сенситивной, нежной, нуждавшейся в защите душевной организацией, был глубоко религиозной натурой. Уже в последние годы своего безумия он вдруг попросил ходившего за ним умелого столяра Циммера смастерить для него из дерева греческий храм и написал ему на доске такие слова:

"Зигзаги жизни вычертят такое,

Что путь тропы и склон горы напомнит,

Бог Вечности нас, здешних, там исполнит

Гармонией, воздаянием и покоем".

Чувства Гёльдерлина и до болезни часто бывали уязвлены. Внутренне он никогда не мог преодолеть глубокую пропасть между аутистическими мечтами своей нежной и гордой души и грубыми, травмирующими реалиями человеческого мира. Но сильно развитое чувство духовной независимости не позволяло ему искать в учении церкви удовлетворения своей внутренней потребности в "гармонии и покое". Поэтому его религиозное чувство нашло для себя весьма показательный выход в скромном глубоком пантеизме, который с самой юности оставался у него некоей исходной точкой его личности и его поэтического творчества. Внутренние истоки этой его мистической любви к природе он сам указывает в оде "Капризные". "Я понимал молчание эфира, людское слово я не понимал. Гармонья шепчущих дубрав - мой воспитатель, среди цветов учился я любить. И на руках богов я вырастал".

Шизоидные люди обычно серьезны, и Гёльдерлин тоже был в значительной мере лишен чувства юмора. Он был не только аутистически сверхвосприимчив к впечатлениям реальной жизни людей, но у него ещё и отсутствовала способность примиряющего внутреннего синтеза этих впечатлений. Оказываясь в обществе он решительно не понимал невиннейших шуток, с подозрением относился к безобиднейшим замечаниям и способен был почувствовать, что чья-то мимолетная усмешка "бесчестит его самое святое". Поэтому его слишком напряженное идеалистически возвышенное представление о взаимоотношениях людей в обществе постоянно бросало его то в экстаз фанатического культа дружбы, то в изнеможенное и разочарованное уныние. Свое чувство отчуждения и страха, которое он испытывал перед действительностью, он сам описывает такими словами: "Я почти уверился, что педантичен единственно в любви, и не потому робок, что я боялся, что эта действительность помешает мне в моем эгоизме, но я робок, ибо я боюсь, что эта действительность помешает мне в мое внутреннем участии, с которым я тщусь присоединится к чему-то другому; я боюсь, что эта жизнь, теплящаяся во мне, вмерзнет в ледяную историю дня".

Гениальный шизофреник Гёльдерлин в качестве убежища от обид грубой и враждебной человеческой деятельности возводит из своих любимейших грез наяву храм своего мировоззрения, в котором греческие боги существуют рядом с матерью-природой и отцом-эфиром, - храм, в котором благородная стилевая чистота классицизма приглушена нежной мистической полутьмой романтизма. Себя самого и людей, которых он любит, он ощущает эллинами, заблудившимися в поздней варварской эпохе, а в идеальных, по его представлениям, фигурах перикловых Афин он видит своих братьев, которых он тщетно искал среди своих современников. Все фигуры, возникающие в фантазии Гёльдерлина и, затем, в его стихах, кротки, тихи и прекрасны. Нигде не слышится шум действительности, везде - персонифицированные чувства самого поэта и мягкий, приглушенный внутренний свет его аутистично-мечтательной личности. Для шизоидов всякое отношение к действительности человеческой жизни - диссонанс, а гармония - только в грезоподобной красоте безлюдной природы. Таков тот внутренний пантеизм Гёльдерлина, отзвуком которого становится "Гиперион", - освобождение от действительности и затопление потоком любви всего того, что он ещё способен был любить.[1]

Признание и наследие[править | править вики-текст]

«Гёльдерлиновское возрождение» — значимая тенденция в движении мировой поэзии второй половины ХХ — начала XXI веков. Это относится к переводам и переложениям его стихов, которым отдают свои силы в этот период крупнейшие поэты разных языков, и к более широкому опыту усвоения поэтики как ранних, романтических, так и поздних его сочинений. Его произведения не только переводили и изучали заново, но публично декламировали (например, в Берлине в экспрессионистском «Новом клубе»).

Поэзия, проза, переводы и сама фигура Гёльдерлина дала стимул к размышлениям философов и теологов (В.Дильтей, Ф. Ницше, К. Ясперс, М.Хайдеггер,В. Беньямин, М.Бланшо, А.Фиоретос, Х.Кюнг), филологов (Р.Якобсон, П.Сонди), к творчеству писателей (С.Цвейг, Георг Гейм, П.Хертлинг и др.). Среди инициаторов русских переводов Гёльдерлина — Михаил Цетлин (Амари) и Яков Голосовкер, его стихи переводили Аркадий Штейнберг, Сергей Петров, Ефим Эткинд, Грейнем Ратгауз, Владимир Микушевич, Сергей Аверинцев, Вячеслав Куприянов.

Цитата Фридриха Гёльдерлина «Что всегда превращало государство в ад на земле, так это попытки человека сделать его земным раем» является эпиграфом к главе «Великая утопия» книги нобелевского лауреата по экономике Ф. фон Хайека «Дорога к рабству»[2].

В 1983 году немецкий скульптор Ангела-Изабелла Лайх создаёт скульптуру из мрамора «Гиперион», скульптура представляет главного героя одноимённого романа поэта.

Гёльдерлин и музыка[править | править вики-текст]

На стихи Гёльдерлина писали музыку, среди многих других:

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Кречмер, Эрнст Гениальные люди: пер. с нем. / Э. Кречмер. — СПб.: Академический проект, 1999. — 303 с.: порт.. — ISBN 5-7331-0165-2.
  2. Хайек, Фридрих Август фон Дорога к рабству. — М.: Новое издательство, 2005. — С. 49. — 264 с. — (Библиотека Фонда «Либеральная миссия»). — 3000 экз. — ISBN 5—98379—037—4.

Издания[править | править вики-текст]

  • Смерть Эмпедокла. Пер.Я. Голосовкера., Предисл. А. Луначарского. М.-Л.: Academia, 1931
  • Сочинения. М.: Художественная литература, 1969
  • Гиперион. Стихи. Письма. Сюзетта Гонтар. «Письма Диотимы» (Письма к Фридриху Гёльдерлину). Издание подготовила Н. Т. Беляева. Москва: Наука, 1988 (Литературные памятники).

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]