Оккупация территории СССР войсками Третьего рейха и его союзников

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Немецкая оккупация СССР»)
Перейти к: навигация, поиск
Наибольшее продвижение войск Германии и союзников на советской территории в 1941—1942 годах
Первые дни оккупации. Войска вермахта продвигаются на восток.

Оккупация территории СССР войсками Третьего рейха и его союзников, Немецкая оккупация СССР — термины, которыми в советской и российской историографии принято обозначать любую форму контроля территории СССР, занятой нацистской Германией и её союзниками в ходе Второй мировой войны, вне зависимости от её формально-юридического статуса: некоторые территории были включены в состав Третьего рейха и имели гражданскую администрацию (см.: Рейхскомиссариат), другие находились в режиме собственно оккупации, то есть имели военную администрацию.

Нападение 22 июня 1941 года на Советский Союз Германии и её союзников (Румынии, Финляндии, Венгрии, Словакии и Италии), ознаменовавшее для СССР начало Великой Отечественной войны, привело к установлению на части территории СССР контроля Германии и её союзников: территории Белорусской, Украинской, Эстонской, Латвийской, Литовской ССР, 13 краёв и областей РСФСР — под контролем Германии; Молдавская ССР и некоторые районы юга Украинской ССР находились под управлением Румынии (Транснистрия), часть Карело-Финской ССР была занята войсками Финляндии (см.: Карело-Финская ССР во время Великой Отечественной войны).

Цели Германии на Востоке[править | править вики-текст]

Как отмечал в 1999 году немецкий историк доктор Вольфрем Верте, «война Третьего рейха против Советского Союза была с самого начала нацелена на захват территории вплоть до Урала, эксплуатацию природных ресурсов СССР и долгосрочное подчинение России германскому господству. Перед прямой угрозой планомерного физического уничтожения оказались все евреи, цыгане, гомосексуалисты, психически больные, коммунисты и другие "нежелательные" элементы.[источник не указан 835 дней]

О военно-политических и идеологических целях «войны на Востоке» свидетельствуют, в частности, следующие документы[1]:

Начальник штаба оперативного руководства ОКВ после соответствующей правки возвратил представленный ему 18 декабря 1940 года отделом «Оборона страны» проект документа «Указания относительно специальных проблем директивы № 21 (вариант плана „Барбаросса“)», сделав приписку о том, что данный проект может быть доложен фюреру после доработки в соответствии с нижеследующим его положением:

«Предстоящая война явится не только вооружённой борьбой, но и одновременно борьбой двух мировоззрений. Чтобы выиграть эту войну в условиях, когда противник располагает огромной территорией, недостаточно разбить его вооружённые силы, эту территорию следует разделить на несколько государств, возглавляемых своими собственными правительствами, с которыми мы могли бы заключить мирные договоры.

Создание подобных правительств требует большого политического мастерства и разработки хорошо продуманных общих принципов.

Всякая революция крупного масштаба вызывает к жизни такие явления, которые нельзя просто отбросить в сторону. Социалистические идеи в нынешней России уже невозможно искоренить. Эти идеи могут послужить внутриполитической основой при создании новых государств и правительств. Еврейско-большевистская интеллигенция, представляющая собой угнетателя народа, должна быть удалена со сцены. Бывшая буржуазно-аристократическая интеллигенция, если она ещё и есть, в первую очередь среди эмигрантов, также не должна допускаться к власти. Она не воспримется русским народом и, кроме того, она враждебна по отношению к немецкой нации. Это особенно заметно в бывших прибалтийских государствах. Кроме того, мы ни в коем случае не должны допустить замены большевистского государства националистической Россией, которая в конечном счете (о чём свидетельствует история) будет вновь противостоять Германии.

Наша задача и заключается в том, чтобы как можно быстрее с наименьшей затратой военных усилий создать эти зависимые от нас социалистические государства.

Эта задача настолько трудна, что одна армия решить её не в состоянии».

30.3.1941 г. … 11.00. Большое совещание у фюрера. Почти 2,5-часовая речь…

Борьба двух идеологий… Огромная опасность коммунизма для будущего. Мы должны исходить из принципа солдатского товарищества. Коммунист никогда не был и никогда не станет нашим товарищем. Речь идет о борьбе на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьём врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность. Мы ведём войну не для того, чтобы законсервировать своего противника.

Будущая политическая карта России: Северная Россия принадлежит Финляндии, протектораты в Прибалтике, Украина, Белоруссия.

Борьба против России: уничтожение большевистских комиссаров и коммунистической интеллигенции. Новые государства должны быть социалистскими, но без собственной интеллигенции. Не следует допускать, чтобы образовалась новая интеллигенция. Здесь достаточно будет лишь примитивной социалистской интеллигенции. Следует вести борьбу против яда деморализации. Это далеко не военно-судебный вопрос. Командиры частей и подразделений обязаны знать цели войны. Они должны руководить в борьбе…, прочно держать войска в своих руках. Командир должен отдавать свои приказы, учитывая настроение войск.

Война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке жестокость является благом на будущее. Командиры должны пойти на жертвы и преодолеть свои колебания…

— Дневник начальника генерального штаба сухопутных сил Ф. Гальдера[2]

Экономические цели сформулированы в директиве рейхсмаршала Геринга (написано не позднее 16 июня 1941 года):

I. Согласно приказам фюрера, необходимо принять все меры к немедленному и возможно более полному использованию оккупированных областей в интересах Германии. Все мероприятия, которые могли бы воспрепятствовать достижению этой цели, должны быть отложены или вовсе оставлены.

II. Использование подлежащих оккупации областей должно проводиться в первую очередь в области продовольственной и нефтяной отраслей хозяйства. Получить для Германии как можно больше продовольствия и нефти — такова главная экономическая цель кампании. Наряду с этим германской промышленности должны быть предоставлены и другие сырьевые продукты из оккупированных областей, насколько это технически возможно и с учётом сохранения промышленности в этих областях. Что касается рода и объёма промышленного производства оккупированных областей, которые надлежит сохранить, восстановить или организовать вновь, это следует также определить в самую первую очередь в соответствии с требованиями, которые ставит использование сельского хозяйства и нефтяной промышленности для германской военной экономики.

Немецкий агитационный плакат «Воины Гитлера — это друзья народа»

В этом явно выражаются установки по руководству экономикой в оккупированных областях. Это относится как к главным целям, так и к отдельным задачам, помогающим их достижению. Кроме того, это ещё говорит о том, что задачи, не согласующиеся с основной целевой установкой или мешающие выдержать её, должны быть оставлены, если даже их проведение в определённых случаях и кажется желательным. Совершенно неуместна точка зрения, будто оккупированные области должны быть возможно скорее приведены в порядок, а экономика их — восстановлена. Напротив, отношение к отдельным частям страны должно быть дифференцированным. Развитие хозяйства и поддержание порядка следует проводить только в тех областях, где мы можем добыть значительные резервы сельскохозяйственных продуктов и нефти. А в остальных частях страны, которые не могут прокормить сами себя, то есть в Средней и Северной России, экономическая деятельность должна ограничиваться использованием обнаруженных запасов.

— Главные экономические задачи[3]

Рейхскомиссариаты[править | править вики-текст]

Остланд и Московия[править | править вики-текст]

17 июля 1941 года на основании декрета Гитлера «О гражданском управлении в оккупированных восточных областях» было создано Имперское министерство оккупированных восточных территорий (нем. Reichsministerium für die besetzten Ostgebiete (RMfdbO)). Возглавил его Альфред Розенберг. В этот же день учреждены две административных единицы Великогерманского рейха — Рейхскомиссариат Остланд, включавший в себя Прибалтику и Западную Белоруссию и подразделявшийся на четыре генеральных округа (нем. Generalbezirke), Estland, Lettland, Litauen и Weißruthenien, и Рейхскомиссариат Московия, который должен был включить всю европейскую часть России, за исключением юга и западных областей (Псков и др.), вошедших в «Остланд». К этому моменту территория последнего была захвачена почти полностью, за исключением северной части Эстонии.

Украина[править | править вики-текст]

30 июня 1941 года после отступления советских войск из Львова ОУН(б) во главе со Степаном Бандерой провозгласила восстановление Украинского государства. Председателем правительства — «Украинского государственного правления» — был назначен Ярослав Стецько. Позднее, после оккупации вермахтом Киева, конкурировавшая ОУН(м) Андрея Мельника провозгласила создание Украинского национального совета. Однако власти Третьего рейха не признали ни одно из новопровозглашенных правительств. Их члены поочерёдно несколько раз арестовывались, а впоследствии были отправлены в концлагеря (до сентября 1944 года).

20 августа 1941 года декретом Гитлера учреждён рейхскомиссариат Украина как административная единица Великогерманского рейха. Он включал в себя захваченные украинские территории за вычетом дистрикта Галиция (передававшегося под контроль Генерал-губернаторства), Транснистрии (Заднестровья) и Северной Буковины, отходивших Румынии, и, позже, выделения Таврии (Крыма), аннексированной Германией под будущую немецкую колонизацию как Готии (Готенгау). Кроме того рейхскомиссариат Украина должен был позже охватить российские области: Курскую, Воронежскую, Орловскую, Ростовскую, Тамбовскую, Саратовскую и Сталинградскую.

Планируемая Гитлером немецкая колонизация Причерноморья имела целью «восстановить» государство готов в Крыму, для чего предполагалось переименовать Симферополь в Готенбург («Город готов»), а Севастополь — в Теодериксхафен («Порт Теодориха»). Теодорих[уточнить] действительно был королём готов, но других — на Балканах и в Италии. В Крыму он никогда не был. Но нацистское руководство это не смущало, так как имя Готенхафен («Порт готов») было уже занято польской Гдыней.

Прибалтика[править | править вики-текст]

Кавказ[править | править вики-текст]

На Кавказе предполагалось создать автономную область (рейхскомиссариат) в составе Третьего рейха. Столица — Тбилиси. Территория охватывала бы весь советский Кавказ от Турции и Ирана до Дона и Волги. В составе рейхскомиссариата планировалось создать национальные образования. Основой экономики этого края должны были стать добыча нефти и сельское хозяйство.[источник не указан 1925 дней]

Подготовка к войне и начальный период боевых действий[править | править вики-текст]

Как пишет российский историк Геннадий Бордюгов, «политическое и военное руководство Германии с самого начала… потребовало от солдат готовности к противоправным, преступным, по сути, действиям. Представления Гитлера на этот счёт были последовательным развитием тех политических принципов, которые он изложил в своих книгах, написанных ещё в 1920-е годы… Как уже говорилось выше, 30 марта 1941 года на секретном совещании Гитлер, выступая перед 250 генералами, войскам которых предстояло участвовать в операции „Барбаросса“, назвал большевизм проявлением „социальной преступности“. Он заявил, что „речь идет о борьбе на уничтожение“».[4]

Согласно приказу начальника верховного командования вермахта генерал-фельдмаршала Кейтеля от 13 мая 1941 года «О военной подсудности в районе „Барбаросса“ и об особых полномочиях войск», подписанному им на основании распоряжений Гитлера, фактически объявлялся режим неограниченного террора на территории СССР, занятой немецкими войсками. В приказе содержался пункт, фактически освобождавший оккупантов от ответственности за преступления против гражданского населения: «Возбуждение преследования за действия, совершенные военнослужащими и обслуживающим персоналом по отношению к враждебным гражданским лицам, не является обязательным даже в тех случаях, когда эти действия одновременно составляют воинское преступление или проступок».

19 мая 1941 года были приняты «Руководящие указания о поведении войск в России», ограничивавшие уголовное преследование немецких военнослужащих.

23 июля 1941 года, уже в ходе военных действий, Кейтель отдал приказ войскам о необходимости применения самых суровых мер в отношении гражданского населения: «Частям, назначенным для охраны оккупированных восточных районов, ввиду их обширности следует подавлять сопротивление гражданского населения не методом юридического наказания преступников, а путем запугивания с тем, чтобы отбить у него всякую охоту продолжать борьбу… Для поддержания порядка командующие не должны требовать подкреплений, а применять самые драконовские меры».[4]

Геннадий Бордюгов указывает также на существование других документальных подтверждений отношения немецких военачальников к гражданскому населению, оказавшемуся в зоне боевых действий, — так, командующий 6-й армией фон Райхенау требует (10 июля 1941 года) расстреливать «солдат в штатском, которых легко узнать по короткой стрижке», и «гражданских лиц, манеры и поведение которых представляются враждебными», генерал Г. Хот (ноябрь 1941 года) — «немедленно и безжалостно пресекать каждый шаг активного или пассивного сопротивления», командир 254-й дивизии генерал-лейтенант фон Вешнитта (2 декабря 1941 года) — «стрелять без предупреждения в любое гражданское лицо любого возраста и пола, которое приближается к передовой» и «немедленно расстреливать любого, подозреваемого в шпионаже».[4]

16 декабря 1942 года Кейтель подписал директиву «Борьба с бандами», в которой подтвердил, что немецкие войска «имеют право и обязаны применять в этой борьбе любые средства, без ограничения, также против женщин и детей, если это только способствует успеху».[4]

Управление оккупированными территориями[править | править вики-текст]

Немецкая директива 1942 о похоронах местного населения на оккупированных территориях
Директива Бормана 1942 о поощрении абортов и запрете прививок местному населению на оккупированных территориях

20 апреля 1941 года Гитлер предложил одному из идеологов национал-социализма Альфреду Розенбергу возглавить осуществление оккупационной политики на Востоке. 9 мая Розенберг представил Гитлеру проект директив по восточной политике, который, в частности, предусматривал расчленение СССР на ряд губернаторств.

17 июля 1941 года на основании распоряжения Гитлера «О гражданском управлении в оккупированных восточных областях» под руководством Розенберга было сформировано Имперское министерство по делам оккупированных восточных территорий. Ему подчинялись рейхскомиссариаты:

  • Рейхскомиссариат Остланд (центр — Рига), включавший территорию прибалтийских республик СССР и Белоруссии (рейхскомиссар Генрих Лозе);
  • Рейхскомиссариат Украина (центр — Ровно), в который вошла территория Украины, за исключением нескольких областей Западной Украины, а также часть белорусских областей — юг Брестской области, почти вся Гомельская и часть Пинской и Полесской областей (рейхскомиссар Эрих Кох).

Предусматривалось также создание рейхскомиссариатов «Кавказ» (центр — Тбилиси, рейхскомиссар А. Шикеданц), «Московия» (Центральная Россия до Урала; рейхскомиссар 3. Каше), «Туркестан» (территория Средней Азии). Аппараты рейхскомиссариатов «Кавказ», «Московия» и «Туркестан» были сформированы в 1941 году, однако к работе приступили лишь некоторые административные органы на Кавказе и в Центральной России.

После освобождения советскими войсками территории СССР аппарат рейхскомиссариатов был эвакуирован, министерство фактически расформировано, а его состав — мобилизован в ходе мероприятий по ведению тотальной войны.

Другие административно-территориальные образования Третьего рейха на оккупированных советских территориях:

Территории к востоку от рейхскомиссариатов «Остланд» и «Украина» находились под военным управлением главнокомандующего немецкими сухопутными войсками, командующих группами войск и армий.


Рейхскомиссариаты в административно-территориальном отношении состояли из генеральных округов, областей (гебитов), округов, районов, уездов, волостей, которые возглавляли генеральные, гебит- и районные комиссары.

Оккупированные области РСФСР не имели единой гражданской администрации и унифицированного управления. В городах создавались управы, в сельских районах — комендатуры.

Вся полнота власти в районах (волостях) принадлежала соответствующим военным комендантам. В волостях назначались старшины (бургомистры), в деревнях и селах — старосты. Все бывшие советские органы были распущены, общественные организации — запрещены.

Порядок в сельских районах обеспечивали полицейские, в крупных населённых пунктах — подразделения СС и охранные части.

Был введён строгий учёт местного населения, которое подлежало регистрации в полиции. Жителям запрещалось без разрешения властей покидать места постоянного проживания.

Причина смерти — расстреляна немецкими оккупантами

Обычным наказанием за нарушение распоряжений оккупационных властей и средством устрашения населения служила смертная казнь через повешение — например, за пользование колодцами, которыми пользовались немецкие солдаты, или за нахождение в запретной зоне железной дороги.

Местное население обязано вести себя в соответствии с немецкими законами и с приказами, изданными для него немецкими властями. Поскольку местные жители не являются немецкими подданными или лицами немецкой национальности, они подлежат следующему особому положению о наказаниях:

  • Все лица, осуществляющие акт насилия против немецкой империи или против органов власти, находящихся на территории оккупированных восточных областей,
  • все лица, намеренно разрушающие учреждения, принадлежащие немецким властям, объекты, служащие деятельности немецких властей, или сооружения, служащие общественным интересам,
  • все лица, распространяющие враждебные немцам слухи путем ведения ненавистнической или подстрекательской пропаганды,
  • все лица, подстрекающие к неподчинению указам или постановлениям немецких властей,
  • все лица, совершающие акты насилия, направленные против немецких граждан или лиц немецкой национальности в связи с их принадлежностью к немецкому народу,
  • все лица, совершающие акты насилия против военнослужащих немецкой армии, немецкой полиции, в том числе её вспомогательных сил, представителей управления государственной трудовой повинности, работников немецких властей, служебных органов или партийных организации НСДАП,
  • все лица, намеренно совершающие поджоги и тем самым разрушающие общенемецкое имущество или же имущество немецких граждан либо лиц немецкой национальности,

подлежат смертной казни, а в менее тяжелых случаях — заключению в каторжную тюрьму.

— Указ Министра по делам оккупированных восточных территорий Альфреда Розенберга о вынесении специальными судами приговоров о смертной казни лицам, не повинующимся оккупационным властям, Берлин, 23 августа 1941 года.[5]

Снабжение населения продовольствием со стороны оккупационных властей не было, в особенно трудных условиях оказались городские жители. На оккупированных территориях повсеместно были установлены штрафы, телесные наказания, натуральные и денежные налоги, размеры которых большей частью устанавливались оккупационными властями произвольно. Литература и немецкие периодические издания на оккупированной территории СССР в годы Великой Отечественной войны несли, в основном, пропагандистскую нагрузку.

Репрессии[править | править вики-текст]

Операция проходила планомерно, исключая сдвиги некоторых её этапов во времени. Основная причина их была следующая. На карте населенный пункт Борки показан как компактно расположенное село. В действительности оказалось, что этот поселок простирается на 6 — 7 км в длину и ширину. Когда с рассветом это было мною установлено, я расширил оцепление с восточной стороны и организовал охват села в форме клещей при одновременном увеличении дистанции между постами. В результате мне удалось захватить и доставить к месту сбора всех жителей села без исключения. Благоприятным оказалось, что цель, для которой сгонялось население, до последнего момента была ему неизвестна. На месте сбора царило спокойствие, количество постов было сведено до минимуму, и высвободившиеся силы могли быть использованы в дальнейшем ходе операции. Команда могильщиков получила лопаты лишь на месте расстрела, благодаря чему население осталось в неведении о предстоящем. Незаметно установленные легкие пулеметы подавили с самого начала поднявшуюся было панику, когда прозвучали первые выстрелы с места расстрела, расположенного в 700 м от села. Двое мужчин пытались бежать, но через несколько шагов упали, пораженные пулеметным огнем. Расстрел начался в 9 час. 00 мин. и закончился в 18 час. 00 мин. Из 809 согнанных 104 человека (политически благонадежные семьи) были отпущены, среди них были рабочие имения Мокраны. Расстрел проходил без всяких осложнений, подготовительные мероприятия оказались весьма целесообразными.

Конфискация зерна и инвентаря происходила, если не считать сдвига во времени, планомерно. Число подвод оказалось достаточным, так как количество зерна было не велико и пункты ссыпки необмолоченного зерна расположены не очень далеко…

Домашняя утварь и сельскохозяйственный инвентарь были увезены подводами с хлебом.

Привожу численный итог расстрела. Расстреляно 705 человек, из них мужчин — 203, женщин — 372, детей — 130.

Количество собранного скота может быть определено лишь приблизительно, так как на сборном пункте учета не производилось: лошадей — 45, крупного рогатого скота — 250, телят — 65, свиней и поросят — 450 и овец — 300. Домашнюю птицу можно было обнаружить только в отдельных случаях. То, что удалось найти, было передано отпущенным жителям.

Из инвентаря собрано: 70 телег, 200 плугов и борон, 5 веялок, 25 соломорезок и прочий мелкий инвентарь.

Все конфискованное зерно, инвентарь и скот переданы управителю государственного имения Мокраны…

При проведении операции в Борках израсходовано: винтовочных патронов — 786, патронов для автоматов — 2496 штук. Потерь в роте не было. Один вахтмистр с подозрением на желтуху отправлен в госпиталь в Брест.

— Зам. командира роты обер-лейтенант охранной полиции Мюллер[6]

На оккупированной территории СССР шло уничтожение советских военнопленных, попавших в руки наступающих немецких войск.

Поселок Дарница находится на левом берегу Днепра в 12 км от Киева, где сходятся железнодорожные линии, соединяющие Киев с Москвой и Харьковом. Он расположен среди леса, который с севера и востока переходит в крупный лесной массив. Ещё осенью 1941 года немецкими военными властями это место было избрано для устройства лагерей военнопленных. Один из этих лагерей расположен на окраине Дарницы, между проходящим здесь шоссе и колеей железной дороги. Он занимает огромную площадь длиной 1,5 км и шириной около 1 км… По сообщению очевидцев и лиц, содержавшихся в лагере, последний был всегда ещё оцеплен вооруженными часовыми с собаками, которые не подпускали на близкое расстояние приходящих родственников. Как показывают многочисленные свидетели, очевидцы и бывшие военнопленные, в лагере царил дикий, безудержный произвол. Жестокий режим, истязания и глумление над самыми элементарными человеческими правами, полное лишение пищи в течение продолжительного времени, холод, отсутствие возможности согреться и другие невыносимые условия существования влекли за собой тяжелое истощение, массовые заболевания и, как естественное следствие этого, очень высокую смертность. Помимо этого, количество жертв постоянно пополнялось ещё систематически производимыми расстрелами в массовом количестве…

Комиссия, основываясь на результатах судебно-медицинских исследований извлеченных трупов, на изучении материалов следствия и, принимая во внимание количественные показатели трупов в разрытых ямах-могилах, а также данные обследования участков территории массовых погребений, приходит к выводу, что:

1. В указанных выше пунктах поселка Дарница и его окрестностях количество трупов военнопленных и других советских граждан, умерщвленных и погибших в период временной оккупации немцами, исчисляется свыше 68 тыс., распределяясь следующим образом:

а) на территории леса, около большого лагеря — 11 тыс. трупов,
б) на кладбище и прилегающих к нему участках — 40 тыс. трупов,
в) в других местах Дарницы и её окрестностей — 17 тыс. трупов.

— из Акта о расследовании массового истребления советских военнопленных в лагерях поселка Дарница Киевской области от 18 декабря 1943, составленного Киевской областной комиссией[7]

Айнзатцгруппа расстреливает евреев, Каунас, 1942
Images.png Внешние изображения
Image-silk.png «Трупы расстрелянных советских людей, приготовленные фашистскими извергами к сожжению» (лагерь смерти Клоога, Эстония, 1944 г.. Архивировано из первоисточника 17 октября 2012.
Image-silk.png Останки расстрелянных немцами советских граждан, 1944 г.. Архивировано из первоисточника 17 октября 2012.
Image-silk.png «Ров, куда гитлеровские палачи сбрасывали расстрелянных узников». Архивировано из первоисточника 17 октября 2012.
Image-silk.png Другие примеры преступлений. Архивировано из первоисточника 17 октября 2012.

Также Совинформбюро докладывало о немецких преступлениях:

23 сентября 1942 года рота «Нюрнберг» 3-го батальона 15-го полицейского полка под командованием обер-лейтенанта Глюкса, в которую входили немецкие полицейские из города Нюрнберг, вместе с националистами из вспомогательной полиции (полицаев из Ратного, Каменя-Каширского, белорусских городов Малориты, Дывына) окружила село Кортелисы. Его жителей согнали в центр и расстреляли из пулеметов. Село было уничтожено. В Кортелисах на мемориальных плитах вычеканено: «Здесь и в 20 близлежащих хуторах 23 сентября 1942 года погибли 2875 человек, в том числе 1620 детей, сожжено 715 усадеб».

Во второй половине марта, после вторичной оккупации Харькова немецкими войсками, туда прибыла команда палачей под названием «ЭК-5». В первые же дни эта команда арестовала 2.500 советских граждан и расстреляла их в селе Куряж (в 12 километрах от Харькова). Эта же команда расстреляла в лесопарке около 3.000 советских граждан, среди которых было много женщин и детей. В августе текущего года, за несколько дней до своего бегства из Харькова, гитлеровцы увезли 500 жителей в село Куряж и зверски убили их.

Немецко-фашистские мерзавцы зверски убивают нетрудоспособных и больных советских граждан, насильно угнанных немецкими войсками при отступлении. В посёлке Гурки, Витебской области, 25 ноября немцы отравили супом два эшелона, в которых было много больных советских граждан. В Минске только за два дня 18 и 19 ноября фашистские изверги отравили около 1.500 нетрудоспособных стариков, женщин и детей. Трупы отравленных сожжены.

Ниже публикуется акт о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев в хуторах Ленинский, Дьяки и Вдовин Хутор, Кировоградской области: «Девятнадцатого октября 1943 года немцы сожгли дотла населённые пункты Вдовин Хутор, Дьяки и Ленинский и истребили почти всех мирных жителей. Огнём уничтожено 276 домов со всеми надворными постройками и имуществом колхозников. Гитлеровцы расстреляли, сожгли и удушили 1.070 женщин, стариков и детей.

Получены новые сообщения о зверских расправах немецко-фашистских мерзавцев над мирными советскими гражданами. На станции Лесная, Барановичской области, скопилось много тысяч жителей, которых немцы при отступлении насильно угоняли из родных сёл и городов на каторгу в Германию. В конце ноября после беглого медицинского осмотра гитлеровцы отобрали свыше 900 нетрудоспособных и больных и расстреляли их.

В гор. Борисове, Минской области, скопилось большое количество мирных жителей, угнанных, немцами из разных районов. В середине ноября немецкие власти начали сортировать эвакуированных. Трудоспособных мужчин и женщин гитлеровцы отправляют на каторгу в Германию. Всех нетрудоспособных, в том числе и детей, немецкие людоеды расстреливают. Только за два дня—15 и 16 ноября в гор. Борисове немецко-фашистские изверги убили 840 советских граждан, в большинстве стариков, детей и больных.

Жители деревни Лыково, Орловской области, составили акт о чудовищных злодеяниях гитлеровских мерзавцев. В акте говорится, что немцы, отступая из Лыкова, подожгли деревню со всех концов. Сгорели все 100 жилых домов колхозников, надворные и хозяйственные постройки. Жители пытались скрыться от огня в подвалах, погребах и ямах. Тогда немцы стали забрасывать их гранатами, а всех пытавшихся спастись расстреливали из пулемётов и автоматов. В результате этой дикой расправы немецких бандитов из 730 мирных жителей деревни в живых осталось всего 50 человек. (680)

Немецко-фашистские мерзавцы разрушили дотла колонию и село Малин, Острожецкого района, Ровенской области. Комиссия, расследовавшая чудовищные злодеяния гитлеровцев, составила акт, в котором говорится: «Рано утром немцы оцепили колонию и село Малин и согнали всё население на площадь. Затем гитлеровцы заперли мужчин в школе и церкви, а женщин и детей — в сараях. Фашистские убийцы обложили деревянные здания школы, церкви и сараи соломой, облили керосином и подожгли. У дверей и окон караулили немецкие часовые. Они расстреливали из автоматов каждого, кто пытался выбраться из огня и спастись. Гитлеровские изверги за этот день убили и сожгли 603 советских гражданина, из них 205 малолетних детей. Фашистские бандиты сожгли также 355 жилых домов и хозяйственных построек».

В ходе отступления 17 армии из Крыма в Севастополь 11 апреля 1944 г., один из отрядов крымских партизан захватил город Старый Крым. Тем самым была перерезана дорога отступавшим из Керчи подразделениям 98 пехотной дивизии из состава 5 армейского корпуса 17 армии. Вечером того же дня, к городу вышел один из полков этой дивизии, усиленный танками и штурмовыми орудиями. В ходе ночного боя немцам удалось захватить один из городских кварталов (улицы Северная, Полины Осипенко, Сулу-Дарья), который находился в их руках 12 часов. За это время немецкие пехотинцы уничтожили все его население - 584 человека. Поскольку условия боя не позволяли, как это обычно делалось, согнать обреченных в одно место, то немецкие пехотинцы методично прочесывали дом за домом, расстреливая всех, кто попадался им на глаза, независимо от пола и возраста.

Когда гитлеровцы начали массовую отправку советских граждан на каторгу в Германию, многие жители гор. Керчи ушли в каменоломни. Немцы оцепили каменоломни колючей проволокой и вывесили объявление: «Кто будет замечен возле пещер — будет расстрелян на месте». Во многих местах около выходов из пещер немцы заложили мины. Перед отступлением из посёлка Аджим-Ушкай фашистские людоеды загнали в катакомбу 500 жителей и расстреляли их.

Ниже публикуется акт о зверствах немецко-фашистских мерзавцев в посёлке Кирпичного завода и селе Куяльник, Одесской области: «Отступая под ударами Красной Армии, гитлеровцы вымещали свою злобу на мирных жителях. Девятого апреля немецкие солдаты и офицеры загнали в глиняный карьер женщин, детей и стариков и учинили над ними зверскую расправу. Фашистские палачи расстреливали ни в чём не повинных мирных советских людей из автоматов и пистолетов. Немецкие изверги в течение этого дня убили до 400 жителей. От рук фашистских палачей погибло более 30 малолетних детей».

Объявление коменданта гор. Киева генерал-майора Эбергарда о расстреле жителей гор. Киев 22 ноября 1941 г. "В Киеве злонамеренно попорчены средства связи (телефон, телеграф, кабель). Так как вредителей нельзя было дольше терпеть, то в городе было расстреляно 400 мужчин, что должно послужить предостережением для населения. Требую ещё раз о всяких подозрительных случаях немедленно сообщать немецким войскам или немецкой полиции, для того чтобы в надлежащей мере были наказаны преступники. Эбергард, генерал-майор и комендант города"

С первых же дней оккупации местечка Чарторийск, Волынской области, немцы начали производить повальные грабежи и массовые убийства. Расстрелы мирных советских граждан происходили в овраге за кладбищем, близ урочища Котелец. Особенно жестоко расправлялись немцы с интеллигенцией. Они расстреляли учителя Гордия Свенты вместе с четырнадцатилетним сыном, зверски замучили и убили учителя Григория Чеба. В конце января текущего года в местечко прибыл отряд эсэсовцев, который согнал жителей на строительство оборонительных сооружений. Когда работы были закончены, немецко-фашистские изверги расстреляли свыше 400 мирных советских граждан, работавших на строительстве укреплений.

Дикие зверства учинили немецко-фашистские мерзавцы в сёлах Большая Обуховка и Бакумовка, Миргородского района, Полтавской области. Только за два дня гитлеровские палачи расстреляли в Большой Обуховке 370 советских граждан. Немцы ходили из дома в дом и убивали всех, кого находили. Фашистские бандиты сожгли более 150 жилых домов.

Отступавшие немецкие изверги учинили неслыханное зверство над населением деревень Санники, Малиновка и Решетовка, Калининской области. Все три деревни сожжены дотла. Жители селений в количестве 301 человека — женщины, старики и дети — расстреляны и сожжены немцами. Наши передовые части, занявшие эти деревни, смогли извлечь из груды трупов только 10 тяжело раненных женщин и детей. Остальные погибли.

Так, в октябре прошлого года гитлеровские изверги расстреляли в совхозе 300 мирных жителей Симферополя. Фашистские палачи свезли трупы расстрелянных в поле, сложили в штабеля, облили бензином и сожгли.

Отступая под натиском наших частей, немцы расстреляли и замучили более 300 мирных жителей в селе Большая Гомольша. В соседнем селе гитлеровцы сожгли хаты, забрали у колхозников всё имущество и продукты и расстреляли 25 стариков и подростков.

Гитлеровские людоеды истребляют мирных жителей оккупированных советских городов и сёл. В городе Таганроге только за последнее время замучены и расстреляны многие сотни людей. 18 января в городе неизвестными были убиты один немецкий офицер и 5 солдат. В связи с этим 19 января во дворе завода № 31 было расстреляно 300 ни в чём не повинных стариков, женщин и детей. 29 января на окраине города расстреляли 75 человек. 31 января расстреляно 35 женщин и детей, 4 февраля за повреждение телеграфной связи расстреляно 153 человека, 8 и 9 февраля расстреляно 250 человек.

В Порховском районе вспомнят сожженных фашистами жителей деревни Красуха. 27 ноября исполняется 65 лет с того трагического момента, когда в 1943 году фашистские оккупанты согнали всех жителей деревни Красухи в сарай, облили бензином и сожгли. В огне и муках погибли 280 детей, женщин, стариков.Поводом к расправе послужило то, что в ноябре 1943 года между Порховом и Островом, близ деревни, взрывом была уничтожена автомашина фашистского командования.

Немецко-фашистские мерзавцы истребляют мирное население оккупированных ими районов Смоленской области. Недавно карательный отряд эсэсовцев учинил зверскую расправу над жителями деревни Лениницы. Гитлеровцы сожгли в этой деревне 20 жилых домов, замучили и расстреляли 270 женщин, детей и стариков.

В декабре 1942 г. фашисты полностью уничтожили села Мочалище, где в огне погибло 267 человек, и Ракитное, в котором было убито 197 жителей, а 77 — заживо сожжено.

Жители села Озеряны, Черниговской области, рассказали о чудовищных зверствах немецко-фашистских мерзавцев: «За время оккупации гитлеровцы зверски замучили сотни мирных жителей. 19 марта 1943 года немецкие изверги сожгли 93 хозяйства со всеми надворными постройками. В огне погибло 267 жителей, которых немцы не выпустили из домов.

Матреновка — сестра таких деревень, как Хатынь, Лидице, Орадур, чья судьба стала одной из самых печальных страниц Второй мировой. Трагедия в Матреновке произошла 20 мая 1943 года: немецкие солдаты вошли в деревню, чтобы покарать непокорных матреновцев, помогавших партизанам. Жители попытались бежать, но их тут же перехватывали и заталкивали в развалины уцелевшей бани. Когда здание было заполнено, гитлеровцы заперли двери, облили стены бензином и подожгли. В тот день оборвалась жизнь 253 матреновцев: детей, женщин, стариков.

Жители города Белая Церковь, Киевской области, составили акт о зверствах немецко-фашистских оккупантов. В акте говорится: «… В январе 1944 года гестаповцы загнали 250 человек в один из домов в предместье города. Фашистские мерзавцы облили дом бензином и живьём сожгли запертых там советских людей… »

В деревне Серники фашисты собрали около 250 местных жителей и принудили рыть яму. Когда яма была выкопана, фашистские изверги открыли огонь из пулемётов и расстреляли всех собранных жителей.

Получено сообщение о новых чудовищных злодеяниях немецко-фашистских мерзавцев. Гитлеровцы ограбили Макарьевский дом инвалидок (Ленинградская область), отняли у беззащитных женщин всё продовольствие и тем самым обрекли их на голодную смерть. За короткий срок 60 человек умерли от голода. Вскоре гестаповцы выгнали 244 оставшиеся в живых женщины в поле и расстреляли их из пулемётов.

В ночь на 8 марта на станции Шидловская гитлеровские бандиты загнали в вагоны всё мужское население села Знаменка и открыли по вагонам стрельбу из автоматов. Из 250 человек осталось в живых только 40 человек. (210)

Заставить людей работать на столь ужасных условиях было просто. На стенах комендатур висели грозные предупреждения: «Кто отказывается от работы, считается врагом германского государства и будет расстрелян». Это были не шутки: когда в поселке Мизихеева Поляна под Краснодаром люди отказались выйти на лесоразработки, 207 человек были немедленно расстреляны.

При отступлении немцев от деревни Драчево Гжатского района в марте 1943 года помощник начальника немецкой полевой жандармерии лейтенант Бос согнал в дом колхозницы Чистяковой 200 жителей из деревень Драчево, Злобино, Астахово, Мишино, закрыл двери и поджег дом, в котором сгорели все 200 человек.

В деревне Басманово Смоленской области немцы «выгнали в поле более 200 школьников, прибывших в деревню на уборку урожая, окружили их и перестреляли. Большую группу школьниц они вывезли в свой тыл «для господ офицеров»

Гитлеровские бандиты сожгли в селениях Голубовка и Большая Берёзка, Сумской области, 500 дворов. Палачи замучили, сожгли живьём и расстреляли 200 мирных жителей.

В Сахновщине немецкие палачи расстреляли свыше 200 местных жителей. (1942)

Разоблачение и наказание[править | править вики-текст]

Оценки характера оккупационной администрации[править | править вики-текст]

По мнению российского историка А. Р. Дюкова, «жестокость оккупационного режима была такова, что, по самым скромным подсчётам, каждый пятый из оказавшихся под оккупацией семидесяти миллионов советских граждан не дожил до Победы».[8]

По оценке Тэйлора, представителя обвинения от США на Нюрнбергском процессе, «зверства, совершённые вооружёнными силами и другими организациями Третьего рейха на Востоке, были такими потрясающе чудовищными, что человеческий разум с трудом может их постичь… Я думаю, анализ покажет, что это были не просто сумасшествие и жажда крови. Наоборот, налицо имелись метод и цель. Эти зверства имели место в результате тщательно рассчитанных приказов и директив, изданных до или во время нападения на Советский Союз и представляющих собой последовательную логическую систему».[8]

Как указывает российский историк Г. А. Бордюгов, в делах Чрезвычайной государственной комиссии «по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников» (июнь 1941 — декабрь 1944 годов) зафиксировано 54784 акта о зверствах в отношении мирного населения на оккупированных советских территориях. Среди них — такие преступления, как «использование гражданского населения в ходе военных действий, насильственная мобилизация мирного населения, расстрелы мирных жителей и уничтожение их жилищ, изнасилования, охота за людьми — невольниками для германской промышленности».[4]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png На оккупированной территории (тематический каталог фотодокументов Росархива).

Немецкая оккупация СССР и её инициаторы были публично осуждены международным трибуналом в ходе Нюрнбергского процесса.

Объявление немецкого коменданта в селе Мариновка в Донбассе

В искусстве[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]