Птолемей III Эвергет

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Птолемей III Эвергет
др.-греч. Πτολεμαῖος Εὐεργέτης — («Птолемей Благодетель»)
Птолемей III Эвергет
Монета Птолемея III
царь Эллинистического Египта
246/245222/221 до н. э.
Предшественник: Птолемей II
Преемник: Птолемей IV
 
Рождение: около 280 года до н. э.
Смерть: 222/221 до н. э.
Род: Птолемеи
Отец: Птолемей II
Мать: Арсиноя I
Супруга: Береника II
Дети: 1. Птолемей IV
2. Маг
3. Арсиноя III

Птолемей III Эвергет I — царь Египта, правил в 246/245 — 222/221 годах до н. э. Один из самых могущественных правителей Египта из династии Птолемеев.

Вступление на престол и международная обстановка[править | править вики-текст]

12 или 13 ноября 247 года до н. э. молодой Птолемей (которому на то время было чуть за тридцать), известный впоследствии как Птолемей III Эвергет, стал соправителем отца на египетском троне.[1] По рождению он был сыном Птолемея II и Арсинои I дочери Лисимаха, а по официальным надписям и в вымыслах придворных — сыном Птолемея II и его родной сестры Арсинои Филадельфии. Вскоре все убедились, что на египетский трон снова взошёл сильный человек. В своих деяниях Птолемей III больше напоминал своих дедов Птолемея I Сотера и Лисимаха, чем своего отца Птолемея II Филадельфа.[2]

Между тем ему досталась непростая международная ситуация. Согласно договору между Птолемеем II и Антиохом II, последний должен был отослать свою первую супругу Лаодику с её двумя сыновьями в Малую Азию, тогда как дочь Птолемея Береника будет править в Антиохии и рожать наследников Державы Селевкидов. Однако Лаодика принудила Антиоха вернуться к ней в Эфес, и затем, после его внезапной смерти в 246 году до н. э. (не без некоторых подозрений, что она приложила к этому руку), она отправила эмиссаров в Антиохию, чтобы те убили Беренику и её малолетнего сына. Известно, что Береника пыталась защититься и отчаянно сражалась, но тщетно. Двойное убийство свершилось. Сын Лаодики Селевк II был провозглашён владыкой Селевкидского царства. Убийство дочери и внука Птолемея II стало грубым оскорблением Египту, которое не могло не толкнуть его на новую войну[3][4][5].

Имя[править | править вики-текст]

Тип имени Иероглифическое написание Транслитерация — Русскоязычная огласовка — Перевод
«Хорово имя»
(как Хор)
G5
V28 k
nw V1 R8 H1
Z2
D2 Z1
I9
[6] ḥkn-nṯrw-rmṯ-ḥr.f.
V28 k
nw R8A H1
Z2
D2
Z1
I9
Aa15
Из Эвергета.png
A9 M23
X1
M17 M17 G20
JT.f..png
[7] ḥkn-nṯrw-rmṯ-ḥr.f.-m-šzp.f-nsyt-m-ˁ-jt.f.
G36
r
Phtj.png
M17 G43
a
S3 M17
JT.f..png
D4
V26
D46
V16
T31
Aa15
D58
Новый иероглиф.png
Nw.f..png
[8] wr-pḥtj-jrj-ˁḏt-m-bṯnw.f.
«Небти имя»
(как Господин двойного венца)
G16
q W24
n
a
Ndtj.png
W24
X1
Часть Птолемея имя Небти.png
U22
Часть Птолемея имя Небти2.png
U7
r
O5
O49
[9] qnw nḏtj-nṯrw jnb-mnḫ-n-T3mrj
«Золотое имя»
(как Золотой Хор)
G8
Птолемей 3 эвергет Золотое имя.jpg [9] wr-pḥtj jrj-3ḫt nb-ḥ3bw-sd-mj-Ptḥ-T3ṯnn jty-mj-Rˁ
«Тронное имя»
(как царь Верхнего и Нижнего Египта)
M23
X1
L2
X1
Птолемей эвергет 3 т1.jpg [10] jwˁ-n-nṯrwj-snwj stp-(n)-Rˁ sḫm-ˁnḫ-n-Jmn.
Птолемей 3 эвергет тронное имя 2.jpg [7] jwˁ-n-nṯrwj-snwj stp-(n)-Rˁ sḫm-ˁnḫ-n-Jmn.
Птолемей 3 эвергет тронное имя 3 Исправленный.jpg [11] jwˁ-n-nṯrwj-snwj stp-(n)-Rˁ sḫm-ˁnḫ-n-Jmn.
«Личное имя»
(как сын Ра)
G39 N5
 
Hiero Ca1.svg
Q3
X1
V4 E23
Aa15
M17 M17 S29 S34 D&t&N17 Q3
X1
V28 U6
Hiero Ca2.svg
[12] ptwlmjs Ep.ˁnḫ-ḏt mrj-Ptḥ.
Эпитет
Q3 R8 U22
[13] p3 nṯr mnḫ (θεός εὐεργέτης) — Бог Благодетель
U22 R8 U22 R8
[14] nṯrwj mnḫwj (θεοί εὐεργέτεις) — Боги Благодетели

Третья Сирийская война[править | править вики-текст]

«Волосы Береники»[править | править вики-текст]

Согласно Юстину, Птолемей III выступил из Египта во главе своего войска, когда Береника ещё была жива и находилась в осаждённой Дафине подле Антиохии, но опоздал и не сумел её спасти. Перед уходом он упрочил положение в Египте, заключив брак с Береникой Киренской, помолвка с которой состоялась за несколько лет до того. Киренаика снова присоединилась к царству Птолемеев. Место рядом с Птолемеем III заняла царица, в которой также проявилась македонская сила воли. После этого он развязал войну с династией Селевка — Третью Сирийскую войну, как называют её современные учёные; в своё время, очевидно, она называлась «Лаодикийской войной»[15], то есть войной с убийцей Лаодикой. Сам Птолемей выступил из Египта во главе войска и вторгся в Северную Сирию. Накануне его ухода молодая царица посвятила пряди своих волос в храме Арсинои Афродиты в Александрии. Вскоре после этого придворный астроном Конон заявил, что увидел эти пряди на небе, где они превратились в созвездие, которого, как уверял, раньше на этом месте не было. Великий поэт той эпохи Каллимах написал об этом поэму, которая в древности, должно быть вызывала восхищение, раз два столетия спустя Катулл перевёл её на латынь. Хотя оригинал не сохранился, его ещё можно прочитать в римской поэтической версии — Coma Berenices — «Волосы Береники» (Вероники). По словам Катулла Птолемей отправился опустошать «территорию Ассирии» (так в то время называлась Месопотамия) и «завоевав Азию, добавил её к границам Египта».[16][17][18]

Источники по Третьей Сирийской войне[править | править вики-текст]

Поход, с которым Птолемей III отправился в Азию, окончился величайшим военным триумфом, когда-либо достигнутым династией Птолемеев. К сожалению, подробная история этого похода не сохранилась до наших дней. Всё, что мы о ней знаем, приходится выуживать из четырёх очень коротких и малосодержательных повествований, случайных замечаний у Полиэна и Аппиана и любопытного отрывка из письма или доклада на листе папируса, найденого в файюмском Гуробе.

  • Один рассказ взят из надписи, сделанной в Адулисе, видимо, каким-то египетским командиром, отправленным в эти места охотится на слонов. Оригинальная надпись не сохранилась, и мы вынуждены доверять копии, сделанной монахом Козьмой Индикоплевстом в VI веке, или вернее, списку со списка Козьмы, дошедшему до наших дней в рукописях. В том виде, в котором надпись сохранилась до нашего времени, она гласит:
    «Великий царь Птолемей, сын царя Птолемея и царицы Арсинои, Богов Адельфов, отпрысков царя Птолемея и царицы Береники, Богов Спасителей, потомок по отцовской линии Геракла, сына Зевса, а по материнской Диониса, сына Зевса, унаследовав от отца царство Египта, Ливии, Сирии (то есть Келесирии), Финикии, Кипра, Ликии, Карии и Киклад, отправился с походом в Азию с пешими и конными войсками и боевыми кораблями и слонами, троглодитскими и эфиопскими, которых его отец первым захватил в этих местах и, доставив их в Египет, обучил для применения в бою. Но, овладев всей страной по эту сторону Евфрата, а также Киликией, Памфилией, Ионией, Геллеспонтом и Фракией, и одолев все военные силы в этих странах и индийских слонов, и сделав туземных династов всех этих областей своими вассалами, он перешёл реку Евфрат, и, покорив Месопотамию, Вавилонию, Сузиану, Персию и Мидию и все остальные земли до самой Бактрии, и найдя все священные предметы, увезённые из Египта персами, и привезя их назад с остальными сокровищами из этих стран в Египет, он послал войско через каналы…»
    Здесь надпись в том виде, в каком её нашёл Козьма, обрывается.
  • Второй рассказ содержится в трёх стихах книги Даниила, написанной примерно через восемьдесят лет после произошедших событий:
    «…дочь южного царя придёт к царю северному, чтобы установить правильные отношения между ними; но она не удержит силы в руках своих, не устоит и род её, но преданы будут как она, так и сопровождавшие её, и рожденный ею, и помогавшие ей в те времена. Но восстанет отрасль от корня её, придёт к войску и войдёт в укрепления царя северного, и будет действовать в них и усилится. Даже и богов их, истуканы их с драгоценными сосудами их, серебряными и золотыми, увезёт в плен в Египет и на несколько лет будет стоять выше царя северного. Хотя этот и сделает нашествие на царство южного царя, но возратится в свою землю».[19]
  • Третий рассказ — это комментарий к этому фрагменту из Даниила, написаный святым Иеронимом, который взят из более старой работы, где Порфирий истолковал книгу Даниила и объяснил её историческую подоплеку; Порфирий имел перед собой сочинения греческих историков, теперь утерянные. Иероним коментирует так:
    «Когда Береника была убита, а её отец Птолемей Филадельф умер в Египте, её брат, сам также Птолемей, прозванный Эвергетом, стал преемником и третьим царём ствола от того же корня, по которому он был её братом; и явился он с великим войском и вошёл в провинцию северного царя, то есть Селевка, прозванного Каллиником, который со своей матерью Лаодикой правил в Сирии, умело разбил их и добился того, что овладел Сирией, Киликией, верхними землями по ту сторону Евфрата и почти всей Азией. И, услышав, что в Египте поднялось восстание, он взял добычу в царстве Селевка и увёз 40 000 серебряных талантов, драгоценные кубки и изображения богов числом 2500, среди которых были также те, которые, взяв из Египта, Камбис привёз в страну персов. Наконец, египетский народ идолопоклонников прозвал его Эвергетом, потому что он вернул их богов через много лет. И Сирию он оставил себе, а Киликию отдал своему другу Антиоху, чтобы править там, а Ксантиппу, другому военачальнику, отдал провинции за Евфратом».
  • Наконец, в нашем распоряжении имеется рассказ Юстина, сокращённый из труда римского историка Помпея Трога:
    «После смерти сирийского царя Антиоха ему наследовал его сын — Селевк. Он начал своё царствование с убийства своих родичей, подстрекаемый к этому матерью своей Лаодикой, которая должна была бы удержать его от преступлений. Селевк убил свою мачеху Беренику, сестру египетского царя Птолемея, вместе с малолетним своим братом, от неё рожденным. Совершив это преступление, он и себя опозорил и навлек на себя войну с Птолемеем. Когда Береника в своё время узнала, что посланы люди, которые должны её убить, она заперлась в Дафине. Как только по городам Азии разнеслась весть, что Береника вместе с малолетним сыном находится в осаде, они, чтя память её отца и её предков и сокрушаясь о столь незаслуженной превратности её судьбы, все послали ей на помощь вспомогательные отряды. Спешно прибыл [на помощь ей] со всеми своими силами, покинув своё собственное царство, также и брат её Птолемей, испуганный опасностью, грозившей сестре. Но Береника была убита раньше, чем подошла помощь; её не могли одолеть силой, а обошли хитростью. Это преступление возмутило всех. Поэтому все города, [ранее отложившиеся, немедленно снарядили огромный флот], потрясенные таким проявлением жестокости, перешли на сторону Птолемея, чтобы отомстить за ту, кого они хотели защитить. Если бы Птолемей не был отозван в Египет, где началось восстание, он захватил бы всё царство Селевка».[3]
  • Полиэн, рассказывает:
    «Антиох по прозвищу Теос женился на Лаодике, своей сестре по отцу, и от него у неё родился сын Селевк. Кроме того, он впоследствии женился на Беренике, дочери царя Птолемея, от которой у него также был сын, но когда этот сын был ещё младенцем, сам Антиох умер, оставив царство Селевку. Лаодика считала, что её сын не будет в безопасности на троне до тех пор пока сын Береники жив, и искала средства, чтобы умертвить его. Береника взывала к жалости и помощи подданных мужа — но поздно. Убийцы, впрочем, показали народу ребёнка, очень похожего на того, которого они убили; они объявили, что это царский сын, которого они пощадили. Для его защиты был назначен охранник. У Береники тоже была охрана из галльских наёмников, для жительства ей была назначена укрепленная цитадель, и народ присягнул ей на верность. По внушению своего врача Аристарха, она уже считала, что находится в полной безопасности, и надеялась склонить на свою сторону всех, кто был враждебен к её притязаниям. Но они присягали ей только чтобы отдалить её от охраны, и когда они своего добились, она сразу же была тайно умерщвлена. Некоторые из женщин, которые её окружали, погибли при попытке спасти её. Тем не менее, Панариста, Мания и Гетозина похоронили тело Береники, а в её кровать, где она была убита, положили другую женщину. Они делали вид, что Береника всё ещё жива, и, вероятно, оправится от ран. И они убеждали в этом её подданных, пока не прибыл Птолемей, её отец (тут явная описка, нужно — брат). Он направил в соседние страны письма от имени своей дочери и её сына, как если бы они были ещё живы, и этой хитростью Панаристы он получил для себя всю страну от Тавра до Индии, без единого боя».[20]
  • Аппиан замечает:
    «Антиох, которому жителями Милета впервые было дано имя „Теос“ („Бог“) за то, что он уничтожил у них тирана Тимарха. Но этого бога жена погубила ядом. Он имел жен — Лаодику и Беренику, по любви и по обручению… дочь Птолемея Филадельфа. Лаодика убила его, а за ним и Беренику и её маленького ребёнка. Как мститель за это Птолемей, сын Филадельфа, убил Лаодику, вторгся в Сирию и дошёл до Вавилона. И парфяне начали тогда своё отпадение, так как царский дом Селевков находился в таком неустройстве».[21]

Восточный поход[править | править вики-текст]

Из вышеизложеного ясно одно — что армия Птолемея III преодолела все препятствия в Азии. Безусловно, она должна была сломить любое сопротивление, которое могла встретить в Северной Сирии, поскольку до тех пор, пока Северная Сирия не была подчинена и занята гарнизонами, египетская армия не могла двинуться через Евфрат в Месопотамию. Поход Птолемея не встретил особого сопротивления в Азии. Это следует объяснить не столько силой самого Птолемея, сколько слабостью, непопулярностью его врагов — Лаодики и её сыновей, «прославившихся» соучастием в убийстве отца, а главное — причастных к угнетательской политике Селевкидов в предыдущие годы. Недаром Юстин пишет о повсеместном переходе городов Азии на сторону Птолемея, да и Полиэн указывает, что Птолемей захватывал территории «без войны и боя». К тому же Птолемей, по словам того же Полиэна, прибегнул к некой хитрости; он рассылал от имени Береники и её сына, как будто они были живы, повсюду письма с приказом переходить на сторону египтян. Возможно, что при этом он воспользовался услугами подставного лица — женщины, выдающей себя за Беренику. Об этом может говорить папирус из Гуроба, описывающий начальный фазис похода — вторжение в Сирию и Киликию. В нём говорится о взятии Селевкии Пиерийской, над которой затем Птолемей поставил стратегом Эпигена. Далее следует любопытный рассказ о том, как полководцы Пифагор и Аристокл, действуя по приказу некой личности, именуемой, в папирусе «Сестрою» (вероятно лже-Береники), отправились в Солы Киликийские, где помогли народу свергнуть сторонника Лаодики стратега Арибаза. Арибаз пытался спастись бегством и даже забрать с собой казну, чтобы переправить в Эфес Лаодике. Но Пифагор и Аристокл вовремя захватили эти деньги и перевезли их в Селевкию Пиерийскою: всего 1500 талантов серебра. Арибаз всё таки бежал из города и приближался к перевалу Тавр, но там некие местные жители отрубили ему голову и прислали в Антиохию. В последующих частях текста гуробского папируса сам царь восторжено рассказывает о своём прибытии на кораблях в Селевкию, затем в Антиохию, о пышном приёме оказанном здесь завоевателю: «Не оставленно было никакой возможности превзойти в благорасположении и дружбе к нам… Ничто нам не доставило столько удовольствия, как старание их». В Антиохии царь совершил жертвоприношения, а около захода солнца имел свидание с «Сестрою».[22]

Поход Птолемея III на восток начался в конце 246 года до н. э. или, самое позднее, в феврале—марте 245 года до н. э. В одном папирусе говорится о «захвате военнопленных»; папирус датирован 24 перития 2 года Птолемея III (апрель 245 года до н. э.). Тем не менее, к июлю 245 года до н. э. до средней Месопотамии Птолемей ещё не успел дойти; поскольку найдены вавилонские документы именно этого месяца, датированные эрой Селевкидов и достоверно известно, что Вавилон тогда был под властью сторонников Лаодики и её сыновей. Из очень плохо сохранившейся таблички, известной как «Хроника о вторжении Птолемея III»[23] можно понять, что Вавилонии египтяне достигли в месяце кислим (ноябрь/декабрь), к осаде Вавилона приступили только в следующем месяце тебет (декабрь/январь). В 19-й день этого месяца (13 января 244 года до н. э.) войска Птолемея разгромили войско Белат-Нинуа, руководившего обороной и захватили сам город. Остатки гарнизона укрылись в сильно укреплённом дворце, который египтяне не смогли взять и в следующем месяце шабат (январь/февраль). На этом текст таблички обрывается и что было дальше неизвестно.[24]

Также совершенно непонятно как далеко на восток зашёл Птолемей. Если он действительно перешёл Тигр и даже довёл свои войска «до самой Индии», как пишет Полиэн, то он должен был столкнуться с новыми державами недавно возникшими там, а именно — парфян под властью их царей Аршакидов и Бактрии, возглавляемой греком Диодотом. Однако у нас нет никаких сведений о том, что эти молодые державы когда-либо претерпевали вторжение египетского царя. Маловероятно, что Птолемей зашёл далеко на территорию Ирана, что он долго оставался на таком расстоянии от своей базы в Египте. Однако вполне возможно, что в одном из древних городов персидского царя, в Экбатанах, Персеполе или Сузах, Птолемей устроил нечто вроде дворца для торжественных приёмов, куда являлись посланцы от династий Парфии, Бактрии и Гундукуша с заверениями в верности. Одного этого было бы достаточно, чтобы придворные в Египте назвали действия царя завоеванием Востока до самой Бактрии и Индии. Очевидно, Птолемей не проник и в глубь Малой Азии, где власть ещё удерживал Селевк II со своей матерью.[25]

Восстание в Египте[править | править вики-текст]

Юстин и Иероним сообщают, что Птолемей, собственно говоря, не закончил похода. Он узнал, что в Египте вспыхнул бунт и вынужден был повернуть назад. Что это было за восстание остаётся только гадать. Одни учёные утверждают, что это был очередной мятеж в Киренаике, другие склоняются к мнению, что это были волнения в Египте, которые произошли после недостаточного разлива Нила, когда создалась угроза голода. В пользу последней версии свидетельствует Канопский декрет, изданный в 9-й год правления Птолемея III, в 7-й день месяца аппелая, а по-египетски 17-й день тиби (6 марта 238 года до н. э.), то есть датированый временем сразу же за III Сирийской войной, и в котором отмечается, что в какой-то момент начального правления Птолемея III в Египте действительно случился недостаток хлеба.[26]

«Когда река однажды недостаточно разлилась и вся страна была в отчаянии от того, что произошло, и вспоминали о бедствиях, случившиеся при некоторых прежних царях, когда бывало то, что жители земли страдали от неполного разлива; [они] (то есть Птолемей III и Береника II) заботливо и дальновидно защитили и тех, кто живёт в храмах, и других жителей, отказавшись от немалой части своего дохода ради спасения жизней, послав за хлебом для страны в Сирию, Финикию, Кипр и многие другие земли по высоким ценам, спасли жителей Египта, таким образом завещав бесмертное благодеяние и величайший пример их достоинства нынешнему и следующим поколениям, в награду за что боги даровали им прочное царское величие и даруют им всяческие милости навечно».[27]

Результаты восточного похода Птолемея[править | править вики-текст]

Несмотря на несвоевременное прекращение похода, политические успехи Египта казались огромными. В кратчайший срок удалось подчинить себе значительные пространства Азии. Но намеривался ли Птолемей удерживать свои восточные завоевания или это был только рейд с целью грабежа захваченных территорий — на этот вопрос мы не располагаем никакими документальными данными. Египетская армия, если допустить, что селевкидский царь не смог собрать войско, способное разбить её, вполне могла беспрепятственно двигаться прямо через обширное Селевкидское царство. Понятное дело, что организованное скопление военной мощи превосходило любое войско, которое могли выставить против него в тех местах, куда оно прибывало, и таким образом оно последовательно овладевало всеми странами, пока оставалось в них. Но сохранить завоёванное, когда войско переходило на новое место, — это совсем другое дело. Даже Александру Македонскому это давалось с трудом. Эфемерность затеи стать царём Селевкидского царства, будучи и царём Египетского, и таким образом объединить большую часть наследия Александра, видно, понимал и сам Птолемей. Даже если бы Птолемею не пришлось бы преждевременно возвратиться домой из-за «внутреннего восстания», то понадобилось бы намного больше сил и времени, прежде чем его восточный поход можно было бы счесть реальным завоеванием Мидии и Персии.[28]

Правда какие-то шаги по закреплению захваченных территорий за собой Птолемей всё же сделал. Иероним сообщает, что царь оставил своего военачальника Ксантиппа командовать провинциями за Евфратом и назначил «друга» Антиоха наместником Киликии. Конечно, если он строил какие-либо планы сохранить области за Евфратом в качестве провинций своей державы, вскоре ему пришлось отказаться от этой мысли. Возможно, вышеупомянутый Ксантипп — это спартанский наёмник, которого наняли карфагеняне в 256 году до н. э. «Друга» Антиоха некоторые учёные отождевствляют с младшим братом Селевка II Антиохом Гиераксом, тогда мальчиком четырнадцати лет, который позднее стал врагом своего брата. Но, видимо, более правильно утверждение, что этот Антиох был «другом» в известном смысле слова, то есть кем-то приближённым ко двору, македонцем или греком, который служил в Египте и по случайности звался Антиохом. Он упоминается в надписи в качестве простого наместника, назначеного Птолемеем в Малую Азию.[29]

Примечательно утверждение о том, что Птолемей вернул в Египет изображения египетских богов и другие священные предметы, увезённые в прежние времена персами. Помимо упоминания в Адулиской надписи и у Иеронима, оно встречается и в Канопском декрете:

«И те священные изображения, которые увезли из страны персы, царь, совершив поход за пределы Египта, благополучно вернул в Египет и возвратил храмам, откуда они были увезены; и хранил мир в стране, защищая её с оружием от множества народов и их правителей».[30]

За это благое деяние он, по словам Иеронима, и получил позвище Эвергет («Благодетель»). Государственный культ в Александрии получил дальнейшее развитие после возвращения Птолемея с Востока. Птолемей III и Береника почитались под именем Богов Благодетелей (Эвергетов).[31]

Продолжение войны[править | править вики-текст]

Дальнейший ход событий III Сирийской войны Юстин описывает с следующих выражениях:

«После ухода Птолемея Селевк соорудил громадный флот для борьбы с отложившимися городами. Но внезапно разразилась буря, как будто сами боги мстили [за совершенное им убийство], и Селевк потерял в результате кораблекрушения свой флот. И от всего огромного снаряжения судьба не оставила ему ничего, кроме нагого тела, дыхания жизни да немногих спутников, спасшихся при кораблекрушении. Это было, конечно, большое несчастье, но оно оказалось на руку Селевку, так как города, которые из ненависти к нему ранее перешли на сторону Птолемея, как будто удовлетворившись приговором богов, внезапно переменили своё настроение, прониклись к нему жалостью в связи с кораблекрушением и снова отдались ему под власть. Итак, ликуя по поводу своих бедствий и разбогатев от своих потерь, он начал войну против Птолемея как равный ему по силе. Но Селевк был словно рожден для того, чтобы стать игралищем судьбы, и вернул себе царскую власть лишь для того, чтобы снова её потерять. Он был разбит и в смятении, сопровождаемый лишь такой же небольшой кучкой, как после кораблекрушения, бежал в Антиохию. Отсюда он отправил письмо к брату своему Антиоху, в котором умолял его о поддержке, и в награду за помощь обещал ему часть Азии, ограниченную Таврским хребтом. Антиох же, хотя ему было четырнадцать лет, был не по возрасту жаден до власти и ухватился за представившуюся ему возможность не с такой искренностью, с какой брат предоставил ему её. Этот мальчик с преступной смелостью взрослого человека решился отнять по-разбойничьи у брата всё. Поэтому он был: прозван Гиераксом, ибо он жил не как человек, а как коршун, всегда похищая чужое. Между тем, когда Птолемей узнал, что Антиох идёт на помощь Селевку, он, чтобы не вести войны одновременно с двумя [врагами], заключил с Селевком мир на десять лет».[32]

Итак, Селевк II Каллиник добился между 244 и 242 годами до н. э. изменения положения вещей в лучшую сторону для себя. Главным условием этого нового поворота явилась непрочность, неустойчивость завоеваний Птолемея III в Азии. Города снова отшатнулись от египетского покровительсва, и здесь причиной было, конечно, не сентиментальное сострадание к Селевку, а скорее острое недовольство Птолемеем, нещадно грабившего население Азии. Как становится ясно, Селевк вернул себе Северную Сирию со столицей своего царства Антиохией, хотя Селевкия Пиерия оставалась в руках египетского гарнизона, отрезая Антиохию от сообщения с морем.[33] Потеря Северной Сирии означала потерю и всех восточных провинций. Получив известную экономическую, территориальную и стратегическую базу для ещё более решительных действий, Селевк начал с Птолемеем войну как равный ему по силам. В 242241 годах до н. э. (3 год 134 олимпиады) селевкидское контрнаступление, по-видимому, зашло так далеко на юг, что Селевк, по словам Евсевия, смог освободить Дамаск и Орфосию (на финикийском берегу), осаждённые египетскими силами.[34] Но попытка Селевка проникнуть дальше на юг, в Палестину, привела к тому, что он потерпел сокрушительное поражение и бежал в Антиохию. Тут он запросил помощи у брата Антиоха Гиеракса. Птолемей, узнав, что Антиох идёт на помощь Селевку и, чувствуя бесперспективность дальнейшей борьбы, предпочёл заключить мир.[35][36]

Мирный договор[править | править вики-текст]

Имеется сообщение Евтропия о римском посольстве в Египет, с запоздалым предложением помощи римлян Птолемею в войне против Селевкидов. «Птолемей с благодарностью принял римлян, но от помощи отказался, так как война была уже окончена».[37] Сообщение это помещено у Евтропия между описанием римских событий 241 и 237 годами до н. э. Более точную дату заключения мира может дать декрет города Телмесса в честь Птолемея, сына Лисимаха, племянника Птолемея III Эвергета. В этом декрете сказано, что Птолемей, сын Лисимаха, был направлен египетским царём в Телмесс для управления и получил от царя город в худом состоянии по причине войны. Сын Лисимаха освободил граждан от налогов и вообще явился провозвестником мирного образа жизни и процветания города. Декрет датирован 2 дистра 7 года Птолемея III (1 июля 240 года до н. э.). Значит мир был заключен в 241 или в первой половине 240 года до н. э.

Точные условия мирного договора нам неизвестны, но в целом государство Селевкидов вряд ли сумело восстановить довоенные позиции. Птолемей расширил свои территории за счёт части Малой Азии и даже отдельных городов Сирии (например, Селевкия Пиерия). Этими успехами Египет заложил базис для нового этапа своего международного могущества на Востоке. Мирового господства Птолемей, разумеется, не достиг, но он вернул своей державе первенствующее положение в Восточносредиземноморском мире.[38]

Послевоенные годы[править | править вики-текст]

В оставшиеся почти двадцать лет жизни Птолемей Эвергет покоился на лаврах. Александрийский двор по-прежнему вмешивался в политику и конфликты в Средиземноморье. Из письма царя Зиаила Вифинского на Кос 241 года до н. э. следует, в частности, что Птолемей III был «другом и союзником» Вифинии и, следовательно, контролировал «опасный» район северо-западной Малой Азии. Зиаил, став царём, видимо переорентировался на Египет и из врага Птолемеев превратился в опору их захватнических планов. Из того же письма видно, что Птолемей Эвергет был «дружествен относительно» Коса. Обладая критским Итаном Птолемей имел возможность владеть всем островом. До нас дошла надпись этого города и декрет в честь Булгара, сына Алексиса. Как бы подводя итоги всемогуществу египтян, Мемнон пишет:

«Птолемей (III), царь Египта, достигнув вершины благополучия, склонял блистательнейшими дарами города на свою сторону. И гераклиотам он послал 500 артаб пшеницы и построил у них на акрополе храм Геракла из проконнесского камня».[39]

В Греции, после того как Антигон Досон стал царём Македонии (229 год до н. э.), возникло трёхстороннее соперничевство между Македонией, Ахейскмим союзом и Спартой. Египет сначала поддерживал ахейцев[40], потом Птолемей надавал обещаний царю Спарты Клеомену и убедил того прислать мать и детей в Александрию в качестве заложников.[41] Но в конечном счёте Птолемей дал Антигону разбить спартанцев в битве при Селласии (222 год до н. э.) Клеомен бежал в Александрию. Хотя Птолемей Эвергет оказывал ему всяческие почести — как воин воину — и воздвиг ему статую в Олимпии, основание которой было найдено, но посылать с ним обещанные войска в Грецию не торопился.[42] Согласно одному из сомнительных текстов, Антигон в начале своего правления «подчинил Карию»[43], то есть выгнал оттуда египетские гарнизоны и заменил их своими.

Но даже если и случались всплески военных действий между войсками Египта и какой-нибудь другой державы, сам Птолемей III больше не ходил на войну. Возможно, после энергичной молодости он располнел и разленился. На монетах его шея выглядит толстой.[44]

Научная деятельность[править | править вики-текст]

Птолемей III Эвергет

Птолемей III Эвергет продолжил наполнение Александрийской библиотеки. В Александрию свозились рукописи со всего греческого мира. Цец приписывает самому Каллимаху утверждение, что во времена Птолемея III Александрийская библиотека насчитывала 400 тысяч «смешанных» свитков и 90 тысяч «несмешанных». Под «несмешанными», вероятно, понимались свитки, содержащие единственное сочинение (или одну «книгу» сочинения, разделённого на несколько «книг»); а под «смешанными» свитками понимались папирусы, на которых были записаны два и больше сочинений. Многие из этого полумиллиона свитков наверняка были копиями одних и тех же рукописей, так как общее количество трудов, написанных к тому времени греческими авторами, не достигало такого количества. Поэтому представляется вероятным, что Александрийская библиотека служила не только справочной библиотекой для учёных и учащихся, но местом, где изготовлялись и хранились копии свитков на продажу.

В источниках, которые потом рассказывали об этой масштабной книгодобыче, даже если они и неправдивы, определённо сохранилась память о том рвении, с которым первые Птолемеи занимались этим делом. Согласно одному преданию, записанному Галеном, Птолемей III попросил у Афин дать ему на время свитки, находившиеся в государственной собственности и содержащие официальные тексты пьес Эсхила, Софокла и Еврипида, под предлогом копирования для Александрийской библиотеки. Птолемею пришлось оставить залог в 15 талантов (1,5—3 % годового дохода Афин) в качестве гарантии, что драгоценные свитки будут возвращены. Однако он не вернул афинских свитков, а в Афины отослал копии. Конечно же 15 талантов он лишился.[45][46]

При Птолемее III предпринимались попытки реформировать календарь. Предполагалось ввести фиксированную эру, по которой можно было бы вести летосчисление, а не отсчитывать время по годам правления царей, что было крайне неудобно. На монетах Птолемея III годы считаются от 311 года до н. э. — года смерти маленького Александра, — а не по годам правления Птолемея III. Во-вторых, был разработан круглогодичный календарь с постоянными временами года. До сих пор египтяне использовали 365-дневный египетский год. Так как в нём не было високостных годов с дополнительным днём, египетский год каждые четыре года соскальзывал на один день вперёд, что за период в 1460 лет должно было дать целый лишний год. Праздник, который отмечался в какой-нибудь день календарного года, сначала мог быть зимним, а 730 лет спустя становился летним.[47] Конопский декрет гласит:

«Чтобы времена года правильно совпадали с устройством мира и чтобы не могло случиться так, что некоторые народные праздники, празднумые зимой, пришлись бы на лето, поскольку солнце уходит на день вперёд каждые 4 года, и чтобы другие праздники, празднуемые летом, пришлись бы в будущем на зиму, как это бывало прежде и как будет случаться, если год и впредь будет состоять из 360 и пяти добавочных дней; отныне предписывается через каждые 4 года добавлять один день, праздник Богов Благодетелей, после пяти добавочных дней и перед новым годом, дабы всякий знал, что прежние недостатки в счислении времён года и лет и знании обо всём устройстве небес были исправлены и улучшены Богами Благодетелями».

Строительная деятельность[править | править вики-текст]

В отличие от своего отца, который не оставил особого следа как строитель или восстановитель египетских храмов, Птолемей III Эвергет проявил себя заметнее. Он, вероятно, построил новый храм Осириса в Канопе. По традиции между камнями фундамента была заложена золотая табличка, которую впоследствии обнаружили археологи. На ней написано по-гречески: «Царь Птолемей, сын Птолемея и Арсинои, Богов Адельфов, и царица Береника, его сестра и жена, посвящают участок Осирису». Наос храма Исиды на острове Филэ, почти законченный при Птолемее II, был завершён Птолемем III. На его большом северном пилоне была греческая надпись о том, что царь Птолемей, царица Береника и их дети посвящают наос Исиде и Гарпократу. На близлежащем острове Биггэ есть развалины храма, на которых можно найти имя Птолемея III, связанное с именами древних египетских фараонов. В Асуане на фасаде небольшого храма, посвящённого Исиде-Сотис, изображены две фигуры в виде фараонов — Птолемей и Береника (согласно иероглифическим надписям). Ещё один небольшой храм, построенный Птолемеем III в Эсне, был бы особенно интересен тем, что на его стенах изложено священное повествование писца об азиатском походе царя — египетский вариант греческого памятника в Адулисе; однако храм был уничтожен в XIX веке неким предприимчивым пашой.

На грандиозном пилоне в Карнаке, который сохранился до наших дней, изображён Птолемей III, и в данном случае художник необычно отклонился от священных канонов и изобразил его одетым не как древнего фараона, а в явно греческом хитоне, который Птолемей и носил на самом деле. Но самый внушительный монумент, построенный в правление третьего Птолемея, — это огромный храм в Аполлонополе Магна (Эдфу), который сохранился лучше всех египетских храмов. Он посвящён местному богу Хору, которого греки отождевствляли с Аполлоном. Фундамент его заложен 7-го числа месяца эпифи в 10-й год царя (23 августа 237 года до н. э.) в его же присутствии. Но столь масштабное сооружение не могло быть закончено за время правления одного царя. Только в правление двенадцатого Птолемея, примерно на 180 лет позднее, закончилось строительство последних пристроек храма.[48]

Итоги правления[править | править вики-текст]

Царствование Эвергета, несомненно, можно рассматривать как период расцвета Египетского государства. Его блестящие военные успехи в первые годы после его вступления на престол не только отбросили блеск на всё время его правления, но добавили некоторые важные и ценные территориальные приобретения. Его подданные продолжали пользоваться тем же внутренним спокойствием, как и при его предшественниках. Он, кажется, также показал своё более благоприятное расположение к коренным египтянам, чем два его предшественника. Он поощрял их религиозные чувства, и не только вернул статуи их богов из Азии, но и производил различные архитектурные работы в египетских храмах.

Среди последних деяний его царствования можно назвать оделение великолепными подарками, которыми он помог жителям Родоса, после того, как их город постигло катастрофическое землетрясение, свалившее даже знаменитый Колосс Родосский. Количество этих подарков является достаточным доказательством богатства и власти которой он обладал.

«Птолемей также обещал им триста талантов серебра (7,68 т) и миллион артаб хлеба (10 000 т), строительного леса на десять пятипалубных и на столько же трехпалубных судов, именно сорок тысяч обыкновенных локтей четырёхгранных сосновых брусьев, тысячу талантов медной монеты (почти 26 т), три тысячи талантов пакли (77,7 т), три тысячи парусов, на восстановление колосса три тысячи талантов меди (77,7 т), сто мастеров и триста пятьдесят рабочих и на содержание их отпускал ежегодно четырнадцать талантов (362,6 кг серебра); сверх того на состязания и жертвы двенадцать тысяч артаб хлеба (120 т), а равно двадцать тысяч артаб на содержание десяти трирем (200 т). Большую часть этих даров он выдал им немедленно, а денег — третью часть всей суммы».[49]

По сведениям некоторых более поздних источников (Помпей Трог[50], Евсевий Кесарийский[34]), Птолемея прозвали Трифоном («роскошествующим», «изнеженным»), и прозвище кажется странным для царя, который был или, во всяком случае, представляется трезвым и энергичным на фоне сластолюбцев — его предшественника и приеемников. Некоторые учёные высказывали весьма правдободобную догадку, что это прозвище было дано второму Птолемею Эвергету (Птолемею VIII) и затем ошибочно приписано Птолемею III; но оно получило любопытное подтверждение в демотической надписи, в которой говорится о «Птлумисе, который также Трупн». По всей видимости, надпись относится к тому времени, когда Птолемей III был ещё соправителем отца. Если это так, то можно предположить, что «Трифон» — не уничижительный эпитет, данный царю на закате его правления, а личное имя мальчика ещё до того, как он стал называться династическим именем Птолемей.[51]

Семья[править | править вики-текст]

  • Его женой была Береника II, дочь царя Киренаики Мага. Являлась также двоюродной сестрой Птолемея III. От неё он имел четверых детей:
    • Береника. Умерла 6 марта 238 года до н. э. в детском возрасте. Её обожествлению и установлению её заупокойного культа посвящён Канопский декрет.
      «И так как случилось, что дочь, рождённая от царя Птолемея и царицы Береники, Богов Благодетелей, и названная Береникой, также немедленно объявленная басилиссой, будучи ещё девочкой, внезапно ушла в вечный мир … Постановлено: возлагать вечные почести царице Беренике, дочери Богов Благодетелей, во всех храмах страны; и той поры, как она ушла к богам в месяц тиби, в который также дочь Солнца (египетская богиня Тафне), в самом начале оставила жизнь, кого любящий отец порой называл своей диадемой, а порой зеницей ока, и устраивать празднество в её честь и процессию с баркой в большинстве храмов первого разряда в этом месяце, в котором впервые совершилось её обожествление, — [постановляется указом] устраивать в честь царицы Береники, дочери Богов Благодетелей, во всех храмах страны в месяц тиби празднество, процессию с баркой в течение четырёх дней от 17-го дня, в который процессия и завершение траура первоначально имело место; также изготовить её священное изображение в золоте и драгоценных камнях и поставить в каждом храме первого и второго разряда и установить во [внутреннем] святилище, которое предсказатель или те жрецы, которые входят в адитон для облачения богов, будут нести в своих руках, когда совершаются путешествия и празднества другим богам, чтобы их видели все и все могли поклониться и воздать почести Беренике».[52]
    • Птолемей IV Филопатор
    • Маг
    • Арсиноя III

Судя по тому, что авторы, писавшие о дворе Птолемея III, не рассказывают никаких скандальных историй, можно сделать вывод, что его жизнь была примером семейной добродетели среди царей династии Птолемеев. Мы не слышим о том, что у него были любовницы. Возможно, у Береники Киренской хватило сил удержать мужа при себе.

Птолемей III Эвергет умер в октябре 222 или 221 года до н. э. в возрасте чуть за шестьдесят — естественной смертью от болезни, подчёркивает Полибий.[53] Похоже, Птолемей IV невиновен в преступном содействии скорой смерти отца, в чём позднее обвиняли эту жалкую личность.[54]

Царица Береника и брат Лисимах пережили его. Видимо, оба брата жили во взаимном доверии. Согласно иероглифической надписи из Коптоса, Лисимах был правителем провинции в Верхнем Египте в 241240 годах до н. э.[55]

«Владычица озера Ишру, даруй жизнь Лисимаху, брату правителей, стратегу».

Евсевий Кесарийский, со слов Порфирия Тирского, в одном месте своей «Хроники» говорит, что Птолемей Эвергет царствовал в течение 25 лет, а в другом — 24 года.[56]


Династия Птолемеев
HekaNemesNechacha PioMs.svg
Предшественник:
Птолемей II Филадельф
царь Египта
246/245 — 222/221 до н. э.
(правил 25 или 24 года)
HekaNemesNechacha PioMs.svg
Преемник:
Птолемей IV Филопатор

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 99.
  2. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 229.
  3. 1 2 Марк Юниан Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа». Книга XXVII, 1
  4. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 228—229.
  5. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств. — С. 122.
  6. K.Sethe Urkunden des Alten, Reichs, Leipzig, 1904. — 157.
  7. 1 2 K.Sethe Urkunden des Alten, Reichs, Leipzig, 1904. — 121.
  8. E.Winter Untersuchungen zu den ägyptischen Tempelreliefs der griechesch-römischen Zeit (ÖAW 98), 1968, 28.
  9. 1 2 H.Brugsch, Recueil de monuments égyptiens, II. Paris, 1862. — 75 (4).
  10. Koptos, t.26.
  11. H.Brugsch, Recueil de monuments égyptiens, II. Paris, 1862. — 75 (2).
  12. Catalogue Gènèral des Antiquitès Egyptiennes du Musèe du Caire + Nr.Für die Zugehörigkeit der Nummem zu den Einzelbänden cf.LÄ I, XIX—XX bzw. LÄ IV, XVI—XVII, 22186.
  13. Zeitschrift für Ägyptische Sprache und Altertumskunde, Leipzig/Berlin 1863 ff. ,8,6 (Postum).
  14. H.Brugsch, Thesaurus Inscriptionum Aegyptiacarum, 6 Bde., Leipzig 1885-91, 854 (Zusammen mit seiner Gemahlin Berenike II).
  15. C.I.G. 2905; Надпись в Британском музее 403,1. 135
  16. Гай Валерий Катулл. LXVI
  17. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 229—230.
  18. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств. — С. 122—123.
  19. Книга пророка Даниила, 11; 6—9
  20. Полиэн. Стратагемы. Книга VIII, 50
  21. Аппиан Александрийский. Римская история. Сирийские дела, 65
  22. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств. — С. 123—124.
  23. Хроника о вторжении Птолемея III (BCHP 11)
  24. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств. — С. 124.
  25. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 233—235.
  26. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 235.
  27. Канопский декрет. II 27—36
  28. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств. — С. 124—125.
  29. C.I.G. 2905, 1. 155
  30. Канопский декрет. II 19—25
  31. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 236—237.
  32. Марк Юниан Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа». Книга XXVII, 2
  33. Полибий. Всеобщая история. Книга V, 58
  34. 1 2 Евсевий Кесарийский. Хроника. I, стр. 251
  35. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 243.
  36. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств. — С. 125—126.
  37. Евтропий. Краткая история от основания Города. Книга III, 1
  38. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств. — С. 126.
  39. Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств. — С. 127.
  40. Плутарх. «Сравнительные жизнеописания. Арат»; 24, 41
  41. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Агид и Клеомен. 43 (22)
  42. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Агид и Клеомен. 53 (32)
  43. Прологи сочинения Помпея Трога. Книга XXVIII
  44. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 243—244.
  45. Гален. XVII, I
  46. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 152—153.
  47. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 245—246.
  48. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 254—255.
  49. Полибий. Всеобщая история. V, 89
  50. Прологи сочинения Помпея Трога. Книги XXVII и XXX
  51. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 244.
  52. Конопский декрет
  53. Полибий. Всеобщая история. II, 71
  54. Марк Юниан Юстин. Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа». Книга XXIX, 1
  55. Бивен Э. Династия Птолемеев. — С. 244—245.
  56. Евсевий Кесарийский. Хроника. Египетская хронология, 58 и 61

Ссылки[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Бивен Э. Династия Птолемеев. История Египта в эпоху эллинизма / Пер. с англ. Т. Шуликовой. — М.: Центрполиграф, 2011. — 447 с. — (Загадки древнего Египта). — 2500 экз. — ISBN 978-5-9524-4974-9 [1]
  • Жигунин В. Д. Международные отношения эллинистических государств в 280—220 гг. до н. э. — Казань: Издательство Казанского университета, 1980. — 192 с. — 1250 экз.