Алексий (Буй)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Епископ Алексий
Епископ Алексий
Следственное фото. 1930 год.
Епископ Уразовский,
викарий Воронежской епархии
13 июля 1927 — 27 января 1928
Предшественник Синезий (Зарубин)
Преемник викариатство упразднено
Епископ Козловский,
викарий Тамбовской епархии
февраль 1926 — 13 июля 1927
Предшественник Димитрий (Добросердов)
Преемник Вассиан (Пятницкий)
Епископ Велижский,
викарий Витебской епархией
октябрь 1925 — февраль 1926
Предшественник Нектарий (Трезвинский)
Преемник Иона (Лазарев)

Образование Томская духовная семинария
Имя при рождении Семён Васильевич Буй
Рождение 1892(1892)
посёлок Ксениевский, Ново-Кусковская волость, Томский уезд, Томская губерния, Российская империя
Смерть 3 ноября 1937(1937-11-03)
урочище Сандормох, Медвежьегорский район, Карельская АССР, РСФСР, СССР
Похоронен

Епископ Алекси́й (в миру Семён Васи́льевич Буй; 1892, посёлок Ксениевский, Томский уезд, Томская губерния — 3 ноября 1937, урочище Сандормох, Карелия) — епископ Русской православной церкви, епископ Уразовский, викарий Воронежской епархии. Один из лидеров оппозиционного «иосифлянского» движения.

Биография[править | править код]

Родился в 1892 году в посёлке Ксениевский Ново-Кусковской волости Томского уезда Томской губернии (ныне — город Асино в Томской области), в семье крестьян, переселившихся в Сибирь из Витебской губернии[1].

Окончил приходское и духовное училища в Томске, после чего служил в церковно-приходской школе. Состоял делопроизводителем Красноярского Знаменского монастыря[2].

Одновременно заочно учился в Красноярской духовной семинарии; в 1915 году сдал экзамены за четвёртый класс[2], но дальше не смог учиться из-за нехватки средств.

В начале сентября того же года поступил келейником в Архиерейский дом в Томске[2] к архиепископу Томского и Иркутского Анатолию (Каменскому)[3]. Кроме того становится слушателем Томской духовной семинарии[2]

29 сентября 1915 года был пострижен в мантию с именем Алексий, а 11 октября того же года рукоположён во иеродиакона, заведовал канцелярией архиепископа Томского и Иркутского[2].

4 апреля 1917 года рукоположён в сан иеромонаха, продолжал работу в канцелярии[2]. В том же году окончил Томскую духовную семинарию[4].

В 1918 году стал преподавателем Бийского катехизаторского училища, исполняя обязанности инспектора[2].

Осенью 1919 года вернулся в Томск, был личным секретарём архиепископа Томского и Иркутского Анатолия (Каменского)[2].

В середине 1920 года вслед за перевелённым на Иркутскую кафедру епископом Анатолием (Каменским) переехал в Иркутск, поступил в Князь-Владимирский мужской монастырь, а 27 июня 1922 года назначен его настоятелем[2].

Осенью того же года, видимо за непризнание обновленческого Епархиального управления, был арестован по обвинению в «контрреволюционной деятельности», через три месяца освобождён и вызван в Москву. Затем он был оправдан судом, но вынужден уехать из Иркутска[1].

21 апреля 1923 года принят в Самарскую епархию, где архиепископом Анатолием (Грисюком) назначен настоятелем Александро-Невского мужского монастыря Бугульминского уезда Самарской губернии[4] с возведением в сан архимандрита[1].

Архиепископ Анатолий задумал сделать архимандрита Алексия своим викарием с кафедрой в Бугульме, но не успел до своего ареста. Вопрос пришлось решать срочно в конце 1923 года[1].

Епископ[править | править код]

19 декабря 1923 / 1 января 1924 года собравшиеся в Уфе епископы: Довлекановский Иоанн (Поярков), Стерлитамакский Марк (Боголюбов) и Байкинский Вениамин (Фролов) подписали решение: «…святые Божии церкви соседней к Уфе православной епископии Самарской лишены в настоящие дни главенствующего руководителя жизни церковной, а также и то, что в сей епископии не имеется ни одного православно-мудрствующего епископа, состоящего в нелицемерном общении с прочими православными епископами Заволжья и облеченного хотя бы частью архиерейских полномочий, нижеподписавшиеся епископы за благо рассудили учредить в г. Бугульме Самарской епархии кафедру викарного епископа, об открытии которой донести Святейшему Патриарху». Обосновывая своё решение, епископы ссылались не только на желание архиепископа Анатолия и известность архимандрита Алексия жителям Бугульмы, но и на то, что «содержание одного кандидата во епископы не потребует особых расходов, так как он занимает место настоятеля общины и получает от неё довольствие»[1].

В тот же день в Никольской крестовой церкви Уфы состоялись наречение и епископская хиротония архимандрита Алексия во епископа Бугульминского, викария Самарской епархии, которую совершили: епископ Уфимский Борис (Шипулин), епископ Довлекановский Иоанн (Поярков), епископ Стерлитамакский Марк (Боголюбов) и епископ Байкинский Вениамин (Фролов)[1].

Хиротония была совершена без предварительного одобрения Патриарха Тихона несмотря на ответную телеграмму Патриарха Тихона уфимским архиереям с предложением временно воздержаться от неё до выяснения ситуации и представить все данные об архимандрите Алексие[1]. Сообщая об этой хиротонии в рапорте Патриарху Тихону от 5 января 1924 года епископ Иоанн (Поярков) писал, что епископ Алексий был рукоположён «без поручения дел управления, ожидая утверждения от Патриарха» и просил «извинить за самостоятельное совершение хиротонии, но причиною была крайняя нужда и счастливый случай — собрание 4 епископов»[5]. Впоследствии, в 1928 году, в справке, составленной канцелярией Патриаршего Священного Синода при Заместителе Патриаршего Местоблюстителя говорилось, что епископ Алексий обманным путём «в годы церковной разрухи» добился «продвижения себя по иерархической лестнице» из келейников во епископы[6].

Видимо из-за этого епископ Алексий отбыл в Москву, где встретился с Патриархом Тихоном, который признал его хиротонию и 13 марта того же года назначил епископом Петропавловский, викарий Омской епархии[1].

12 апреля 1925 года подписал акт о передаче высшей церковной власти митрополиту Петру (Полянскому)[2].

Вскоре назначен епископом Семипалатинский, викарием Омской епархии, два месяца управлял Екатеринбургской епархией[2].

В октября 1925 года назначен епископом Велижским, временно управляющий Витебской епархией[2]. В Велиже ни разу не побывал[7].

12 января 1926 года участвовал вместе с митрополитом Сергием (Страгородским) в состоявшейся в Нижнем Новгороде архиерейской хиротонии Димитрия (Любимова), с которым тогда впервые встретился[1].

В феврале 1926 года назначен епископом Козловским, викарием Тамбовской епархии[4] с правом управления приходами Тамбовского и Кирсановского уездов[8].

Весной того же года арестован, отправлен в Москву в течение шести месяцев находился в Бутырской тюрьме Москвы[2].

28 февраля 1927 года Заместителем Патриаршего Местоблюстителя архиепископом Угличским Серафимом (Самойловичем) назначен управляющим Воронежской епархией с оставлением епископом Козловским[9].

Положение в Воронежской епархии на рубеже 1926—1927 годов оказалось весьма сложным. Обновленчество, пошедшее на убыль при архиепископе Петре (Звереве), с его арестом воспрянуло. Власти по-прежнему стремились использовать обновленцев для дискредитации православного духовенства. Им было передано большинство храмов в Воронеже, в их же руках находился Митрофановский монастырь[3].

13 июля 1927 года он был назначен епископом Уразовским, викарием и временным управляющим Воронежской епархией и с ведома гражданских властей переехал в Воронеж для управления епархией[10].

На приезд епископа Алексея (Буя) воронежские обновленцы отреагировали спокойно, не видя в нём серьёзного соперника: «В августе месяце в Воронеж прибыл новый епископ Алексей Буй из Козлова. Новый тихоновский архиерей не произвёл никакого впечатления на верующих и, по всей видимости, представит из себя противника не очень опасного и не сильного»[10].

Сразу же по прибытии в Воронеж епископ Алексей взял под своё особое покровительство ссыльных священников, назначая их на лучшие приходы города. При этом по отношению к «местным кадрам» епископ Алексей вёл себя вызывающе. По донесению осведомителей, «имея вспыльчивый характер, в обращении с посетителями и окружающими позволяет себе быть необыкновенно резким и грубым: нашуметь, накричать, выпроводить за дверь, толкнуть, обозвать дураком (даже при богослужении) — это у него обычное явление. Православным духовенством он не управляет, а ведёт с ним, можно сказать, расправу; по мнимым поводам и за самые маловажные проступки лишает священников мест и запрещает в священнослужении»[10].

На епископа Алексия стали поступать жалобы к Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию (Страгородскому). Митрополит Сергий и члены Временного Патриаршего Синода при нём «отнеслись к этим жалобам с полной серьёзностью, и епископу Алексею предстояла перспектива в ближайшем времени быть снятым с Воронежской кафедры, а может быть даже и запрещенным в священнослужении»[10].

С октября 1927 года в Воронеже стали распространяться «документальные летучки скабрезного характера, что он не епископ, отрекался от Бога, прохвост, жулик, педераст и прочее». В некоторых приходах верующие стали требовать от духовенства, чтобы оно «выявило личность епископа Алексея». Священники поначалу отказывались от подобной щекотливой миссии, «находя это неудобным, невоспитанным», а затем решили проинформировать епископа Алексея о распространяемых слухах. 10 января 1928 года содержание слухов изложил епископу Алексию протоиерей Тихон Гарницкий и потребовал предоставить верительную грамоту о хиротонии, чтобы положить конец всем разговорам. О подробностях этого разговора протоиерей Тихон сообщил в письме митрополиту Сергию (Страгородскому): «После упорного отказа, после угроз лишить меня места, сана и должности благочинного, он дал мне справку патриаршего местоблюстителя от 29 декабря 1927 г. за № 7895-м о том, что он православный епископ и определен управлять Воронежской епархией 13 июля 1927 г.». Далее он пишет, что «от имени сельского духовенства я потребовал от него следующее: своими деяниями и действиями не компрометировать епископский сан, в личной жизни скрасить семейный оттенок, городские церкви очистить от ссыльных священников, так как это набрасывает тень на всех. Все эти требования Алексей Буй обещал исполнить»[10].

Деятель буевского движения[править | править код]

Первоначально принял «Декларацию» Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) и членов Временного Патриаршего Синода при нём. Примечательно и то, что епископ Алексий не опротестовал указ митрополита Сергия от 21 октября 1927 года о богослужебном поминовении государственной власти по формуле: «О богохранимой стране нашей, о властях и воинстве ея, да тихое и безмолвное житие проживем во всяком благочестии и чистоте» и об отмене поминовения епархиальных архиереев, находящихся в ссылке, в то время как на состоявшемся 24 октября собрании воронежского духовенства и мирян, «для заслушания Декларации», несколько священников городских приходов выразили недоверие митрополиту Сергию[10]. О его единстве с митрополитом Сергием вплоть до января 1928 года говорит и вышеупомянутая справка Заместителя патриаршего местоблюстителя от 29 декабря 1927 г. за № 7895.

Однако к январю 1928 года его позиция меняется. По предположению историка Николая Сапелкина, епископ Алексей решил порвать отношения с митрополитом Сергием, чтобы упредить его кадровое решение в отношении себя[10].

22 января 1928 года, поддержанный ссыльными священниками С. Д. Гортинским, П. Новосельцевым, И. Пироженко, Н. А. Пискановским, В. П. Чиликиным и другими, епископ Алексей обратился с посланием к православному духовенству и мирянам епархии:

Мы, к великому нашему прискорбию, обнаружили в последних деяниях возвратившегося к своим обязанностям заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия стремительный уклон в сторону обновленчества, превышение прав и полномочий, предоставленных ему, и нарушение св. канонов… Своими, противными духу Православия, деяниями митрополит Сергий отторгнул себя от единства со Святой, Соборной и Апостольской Церковью и утратил право предстоятельства Русской Церкви… Все распоряжения и прещения… митрополита Сергия и его Синода, как сродные обновленчеству и григорианству, признаются недействительными и никакого значения для нас не имеют

Признал своим «высшим духовным руководителем» митрополита Иосифа (Петровых)[10]. Послание было доставлено келейником епископа Алексея, священником Стефаном Степановым, митрополиту Иосифу (Петровых), который одобрил послание, но отказался административно возглавить воронежское духовенство и поставил резолюцию: «Управляйтесь сами, самостоятельно — иначе погубите и меня и себя»[10].

27 января 1928 года Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием и Временным Патриаршим Синодом при нём «за раскол и произведенную им церковную смуту на основании 34 Апостольского правила, 13, 14 и 15 правил двукратного Собора освобожден от управления епархией и уволен на покой с запрещением в священнослужении и преданием каноническому суду православных епископов». Одновременно Временное управление Воронежской епархией поручалось епископу Богучарскому Владимиру (Горьковскому)[10], который объявил пастве об отпадении Алексия от Церкви[3].

Епископ Алексий, в свою очередь, «не благословил» общение с епископом Владимиром, решений Временного Патриаршего Синода не признал, получил поддержку значительной части приходов епархии. Всего в юрисдикции епископа Алексия осталось более 80 приходов, а центром «иосифлянского» движения в епархии стал Алексеевский Акатов мужской монастырь в Воронеже. По оценкам историка Михаила Шкаровского, общая численность «буевского» (то есть ориентированного на епископа Алексия) духовенства доходила до 400 человек, движение охватило около 40 районов Центрально-Чернозёмной области. Вообще буевцы были наиболее радикальной и непримиримой частью иосифлян[4].

Будучи выслан из Воронежа, с 20 мая 1928 года проживал в Ельце Орловской губернии, возглавил все иосифлянские приходы на юге России и Украины, исполнял обязанности иосифлянского Экзарха Украины[2].

Заключение в тюрьмах и лагерях[править | править код]

Нередко бывал в Москве, 7 марта 1929 года был арестован[3], во время обыска «вёл себя дерзко и вызывающе, всячески иронизировал над сотрудниками» ОГПУ. 17 мая 1929 года был приговорён Особым совещанием при коллегии ОГПУ к трём годам лишения свободы. Срок заключения отбывал в Соловецком лагере особого назначения, где участвовал в тайных богослужениях «иосифлян».

Находясь в лагере, сохранял высокий авторитет среди верующих епархии. Кроме того, власти опасались влияния сторонников епископа Алексия во время протестов крестьянства против коллективизации. В феврале 1930 года были арестованы 134 человека, обвиненные в участии в контрреволюционной церковно-монархической организации, которую якобы возглавлял владыка Алексий. Сам епископ был арестован на Соловках и этапирован в Воронеж. Отказался признавать себя виновным, однако некоторые проходившие по делу священнослужители дали признательные показания и подтвердили их в ходе очных ставок. После этого епископ Алексий частично признал свою вину.

28 июля 1930 года коллегией ОГПУ 12 человек по этому делу были приговорены к расстрелу, но согласно тому же постановлению исполнение приговора в отношении епископа Алексия отложено[11]. В ночь на 2 августа 11 из них были расстреляны. 10 расстрелянных причислены на Архиерейском соборе Русской православной церкви 2000 к лику святых: настоятель Алексеевского Акатова монастыря архимандрит Тихон (Кречков), иеромонах Георгий (Пожаров), иеромонах Косьма (Вязников), священник Александр Николаевич Архангельский, священник Сергей Дмитриевич Гортинский, священник Георгий Никитович Никитин, священник Иоанн Стеблин-Каменский, священник Феодор Михайлович Яковлев, крестьянин-единоличник Пётр Михайлович Вязников, крестьянин-единоличник Евфимий Никифорович Гребенщиков[12].

Двенадцатым приговорённым стал епископ Алексий. Однако в исполнение приговор в его отношении приведён не был, так как он оказался привлечён обвиняемым по новому делу «Всесоюзного центра „Истинное Православие“» и переведён в московскую тюрьму. 3 сентября 1931 года и по этому делу был приговорён к высшей мере наказания, заменённой при этом десятью годами лагерей. Дальнейшее заключение епископ Алексий отбывал в Свирском лагере и на Соловках[4].

4 января 1932 он написал письмо И. В. Сталину о сочувствии рабоче-крестьянской власти и с просьбой о помиловании, однако оно не имело никаких последствий.

19 декабря 1932 года епископ Алексий был арестован на Соловках и вновь отправлен в Воронеж, где было «обезврежено новое объединение буевцев». Теперь численность церковно-монархической организации усилиями чекистов выросла до тысячи человек, она якобы имела девять опорных пунктов и сорок ячеек. Организация носила теперь «повстанческий характер» и «готовила вооруженное выступление для свержения Советской власти»[3].

25 декабря 1932 года епископ Алексий написал письмо с «покаянием»:

Благодаря своему воспитанию и окружавшей меня среде, я за время существования революции был враждебно к ней настроен и, естественно, проявил в своей деятельности таковую же враждебность и непримиримость к Советской власти, в чём я перед ней раскаиваюсь. Жизнь в исправительно-трудовых лагерях и постоянные размышления о взятой мною неправильной позиции привели меня к тому, что у меня изменились отношения к Советской власти и что я теперь, с нынешнего часа, решительно отметаю от себя всякую контрреволюционность и отмежевываюсь от всякой контрреволюции. Обещаюсь в будущем не проявлять никакой контрреволюционной деятельности[3].

В то же время, по данным одного из осведомителей, владыка в это время говорил, что «это раскаяние не от души, что всё написанное есть ложь, но да будет, мол, ложь во спасение».

12 марта 1933 года епископ Алексий был перевезён в Москву. Подписав угодные следствию протоколы о работе церковно-монархической организации и её составе, епископ Алексий избежал нового лагерного срока. Дело в отношении него 2 апреля того же года было прекращено[3]. Возвращён на Соловки, где работал в деревополировочном цехе[3].

Осенью 1937 года епископ Алексий переведён на тюремный режим[2]. 9 октября 1937 «тройкой» УНКВД по Ленинградской области приговорен к смертной казни. Расстрелян 3 ноября 1937 в урочище Сандормох близ города Медвежьегорска в Карелии[4].

Память[править | править код]

В 1981 году решением Архиерейского Собора Русской православной церкви заграницей канонизирован в лике священномученика со включением Собор новомучеников и исповедников Российских с установлением памяти 21 октября[13].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Михаил Шкаровский Епископ Алексий (Буй) и движение истинно-православных в Воронежской епархии на сайте кафедры церковной истории МДА
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 «Новомученники и исповедники Российские пред лицом богоборческой власти». Из истории гонений Истинно-Православной (Катакомбной) Церкви Конец 1920-х — начало 1970-х годов
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Епископ Воронежский Алексий (Буй) (1926—1928) на сайте Воронежской епархии
  4. 1 2 3 4 5 6 М. В. Шкаровский. АЛЕКСИЙ // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2000. — Т. I. — С. 661. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-006-4.
  5. http://korolev.msk.ru/books/dc/Rpc22y_1913289.txt
  6. священник Александр Мазырин Ярославская Оппозиция митрополиту Сергию (Страгородскому) и митрополит Агафангел (Преображенский)
  7. ВЕЛИЖСКОЕ ВИКАРИАТСТВО // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2004. — Т. VII. — С. 379-380. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  8. Тарасов Ю. С. Система епархиального управления Воронежской и Тамбовской епархий в 1917—1937 гг. // Genesis: исторические исследования. — 2017. — № 4. — С. 207—229
  9. По сведениям митрополита Мануила (Лемешевского), Алексий управлял Воронежской епархией с декабря 1926 года, замещая арестованного Петра (Зверева), с резиденцией попеременно в Воронеже и Ельце
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Николай Сапелкин Русская церковь: испытание лояльностью Архивная копия от 18 мая 2015 на Wayback Machine, 12/03/2015
  11. Епископ Алексий (Буй Алексей Васильевич)
  12. М. В. Шкаровский. БУЕВЦЫ // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2003. — Т. VI. — С. 324-325. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  13. Список Новомучеников и Исповедников Российских (утвержден Архиерейским Собором РПЦЗ в 1981 г.)

Библиография[править | править код]

  • Акиньшин А. Крест: Судьба епископа Алексия Буя // «Воронежский курьер». — Воронеж, 1992.
  • Акиньшин А. Церковь и власть в Воронеже в 1920—1930-е годы: (Процессы Петра Зверева и Алексия Буя) // Церковь и её деятели в истории России. — Воронеж, 1993. — С. 127—145.
  • Акиньшин А. Священномученик Алексий Воронежский // Православная жизнь: (Orthodox life): (Прил. к «Православной Руси»). — Джорданвилль). 1995. — № 8 (548). — С. 4—16.
  • Шкаровский М. В. Судьбы иосифлянских пастырей. — СПб., 2006.

Ссылки[править | править код]