Балачка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Балачка
Страны:
Общее число говорящих:
Классификация
Категория:

Смешанные языки

Гибридный говор на основе русского, украинского и др. языков, с содержаниями тюркизмов и арабизмов.

Письменность:

кириллица (ярыжка)

См. также: Проект:Лингвистика
Линейный казак.jpg

Бала́чка (от рус. балакать и от укр. балакати — разговаривать, болтать[1]) — язык казаков Дона и Кубани, степные диалекты украинского и русского языков. Может быть поставлен в один ряд с такими языками и диалектами, как суржик и др., однако по своим характеристикам противопоставлен донскому гутору, который является не смешанным языком, а диалектом русского с незначительными иноязычными вкраплениями.

Существуют три основные исторические разновидности балачки — куба́нская, донска́я и го́рская[2].

Первая, кубанская балачка, представляет собой сохранённую и пошедшую собственным путём развития разговорную практику юго-восточных украинских диалектов XVIII столетия, которые также легли в основу украинского литературного языка и на современном уровне представляет собой суржик[3], практически не отличающийся от того, на котором разговаривают на русифицированных территориях Украины. Современная графика и орфография, как правило, используется русская (ср. ярыжка).

Донская балачка, таким образом, представляет собой переходный диалект от восточно-украинских к южно-русским диалектам.

Горская балачка сформировалась во времена Кавказской войны, ввиду влияния народов Кавказа на быт и культуру кубанских и терских казаков.

Происхождение термина

Слово «балачка» для обозначения диалектов и говоров стало употребляться в постсоветское время, но выделение донских говоров и кубанского говора или кубанского диалекта было описано уже в XIX веке[4][5].

Кубанская балачка

Карта распространения диалектов и говоров украинского языка.

Наиболее значима и близка к литературному украинскому языку разновидность балачки, распространённая на Таманском полуострове. Переписью 1897 года была отнесена к «малороссийскому языку».[3] В советские (с 1930-х годов) и постсоветские годы подвергается заметной русификации.[6]

В. Г. Радченко. «Байки деда Игната»[7]:

1905 год:
— Ось так будэ добрэ, — крякнул Мыкыта. Тем временем в номере появился служитель с перечнем готовых блюд-закусок. «Гильдейский» отмахнулся: — Нэ надо, — сказал он. — Будэмо обидать нэ по пысаному… Значить так, для почину давай нам четвэрть водкы с пэрцем и всяку милку закуску… И шоб там помымо ковбасок-васэлёдок була дычина. Така лэгосенька дычина, нэ лосятына-кабанятына, а тэ… Шо у вас е?
— Фазаны, перепела, рябчики, — согнулся в поклоне официант.
— Стой! Нэсы по тры пэрэпэла, нэ объидаця ж нам… И ту, як там йии… солянку, о!
— Солянка — цэ вроди нашого борща, — пояснил он гостям. — Борщ кацапы варыть нэ умиють, а солянку — нычого, йисты можно… И щэ… ось тих, як йих… манэнькых таких варэныкив з мьясом!
— Пельменей, — догадался официант.

— Эгэш, хай будуть пэлмэни…

Текст на балачке Ивана Вараввы, как рецензия на книгу Степана Хуторского (П. Придиуса) «Богато ж у нас всяких глупостев…»[8]:

И звидкиля ты узявся такий, Степан Хуторской? Так складно балакаешь, такий сичный гумор в тебе, ну, чесне слово, прямо завидки беруть. Всэ у тебе е: и думкы, и смишинки, и сльозинки, и видвага, и гострый, як бритва, язык — отразу выдно, природный ты козак, добрый козак!
По нраву ты, Степа, простым людям, и, звычайно, мэни, старому бандурысту. Разом даже лякаюсь: нэ пэрэплюнув бы мэне своимы бувальшинамы. Порой скыдаеся ты на нашего Олександра Пивня, на Козьму Пруткова, на других щирых гумористов, але, по правде сказать, свий у тебэ и голос, и обличче.

Твори, любый! Нашим з тобою землякам Слово твое нынче, может, потрибнийше и важливийше самых живительных лекарств.

Тот же текст на литературном украинском языке:

І звідкіля ти взявся такий, Степане Хутірський? Так складно балакаєш, такий соковитий гумор у тебе, ну, чесне слово, прямо завідки беруть. Все у тебе є: і думки, і смішинки, і сльозинки, і відвага, і гострий, як бритва, язик — одразу видно, природжений ти козак, добрий козак!
До вподоби ти, Степане, простим людям і, звичайно, мені, старому бандуристу. Часом навіть лякаюсь: не переплюнув би мене своїми бувальщинами. Часом скидаєшся ти на нашого Олександра Півня, на Кузьму Пруткова, на інших щирих гумористів, але, по правді сказати, свій у тебе і голос, і обличчя.

Твори, любий! Нашим з тобою землякам Слово твоє нині, може, потрібніше та важливіше найживильніших ліків.

Тот же текст на русском языке:

И откуда ты взялся такой, Степан Хуторской? Так складно говоришь, такой сочный юмор у тебя, ну, честное слово, прямо завидно делается. Всё у тебя есть: и мысли, и смешки, и слёзки, и отвага, и острый, как бритва, язык — сразу видно, прирожденный ты казак, хороший казак!
По нраву ты, Стёпа, простым людям, и, конечно, мне, старому бандуристу. Порой даже пугаюсь: не переплюнул бы меня своими бывальщинами. Порой смахиваешь ты на нашего Александра Пивня, на Кузьму Пруткова, на других прирожденных юмористов, но, говоря откровенно, свои у тебя и голос, и лицо.

Твори, дорогой! Нашим с тобою землякам Слово твоё нынче, может, нужнее и важнее самых живительных лекарств.

Лексика

Все слова взяты из словаря Петра Ткаченко о кубанском говоре.

Кряга (льдина, uk:Крига), Заздалэгоды (заранее, uk:Заздалегiдь), Багатыця (костер, uk:Багаття), Ваганы (корыто, uk:Ночви), Эржа (ржавчина, uk:Iржа), Пагинця (побег, uk:Пагон), Кашмат (Фуражка, uk:Кашкет), Лампасэи (леденцы, uk:Льодяники), Зразу (сразу, uk:Вiдразу), Волгкый (влажный, uk:Вогкий), Пац (крыса, uk:Пацюк), Отруй (отрава, uk:Отрута), Нэжиль (насморк, uk:Нежить), Яешня (яичница, uk:Яєчня)

Донская балачка

Историческая близость Украины к Донскому казачеству вела (особенно интенсивно — с началом закрепощения крестьянского населения Гетманщины в XVIII веке) к постоянным миграциям на Дон и распространению там восточноукраинских диалектов, взаимопроникновению их с южнорусскими[2]. Отличается сильным смягчением согласных (итить — «идти»). В 1918 году атаман Пётр Краснов предлагал придать ей статус одного из официальных языков Донской республики наряду с гутаром и русским, как языка проживающих на Дону иногородних-малороссов, что не получило широкой поддержки, и создание донского (казачьего) литературного языка не было завершено[источник не указан 679 дней].

Литературные герои романа Михаила Шолохова «Тихий Дон», представляющие донское казачество, разговаривают на гутаре (не путать с донской балачкой-«суржиком»).

Горская балачка

Отличается заметным кавказским (в первую очередь, адыгейским) влиянием. С продвижением на юг Карачаево-Черкесии и Ставрополья кавказский субстрат вытесняет первоначальный украинский, так что распространение термина «балачка» на казацкие диалекты этих регионов носит условный характер. Это относится и к терским казакам, где фиксируется кабардинское влияние на западно-терских казаков, осетинское на центральных (бывшие Волжские и Малороссийские полки). Особенно сильно, было вайнахское и ногайское влияние на гребенских казаков ввиду их многовекового соседства. Однако после массового исхода русского населения с Надтеречья в начале 1990-х, данный диалект почти утрачен, кроме небольшой общины в районе северного Дагестана.

Современность

Балачка не имеет официального статуса в субъектах Российской Федерации, являющихся территорией её распространения, и не используется в качестве основного языка обучения. В России официально рассматривается как диалект русского языка (включая кубанскую балачку, в XIX—XX веках относившуюся, как правило, к украинским диалектам). В быту употребляется преимущественно пожилыми станичниками. Использование в культуре заключается прежде всего в исполнении песен (украинских народных песен) фольклорными коллективами, включая знаменитый Кубанский казачий хор. В то же время начавшемуся в 1990-е годы возрождению казачества сопутствуют стремление энтузиастов к возрождению балачки и движение за признание её самостоятельным языком.

В 2010 году широкий резонанс вызвали выпуск «Кубанской азбуки» и предложение группы ученых Кубанского госуниверситета (КубГУ) ввести преподавание на балачке в школах Краснодарского края[9]. Ещё в 2005 году во всех кубанских школах введен в качестве обязательного предмет «Кубановедение», программа которого включает в том числе ознакомительные уроки по балачке. А в 2004-м краснодарские филологи предлагали кодифицировать балачку и использовать его в местных СМИ, аргументируя это тем, что немалая часть жителей края проживают в сельской местности, и информация на балачке (в том числе и официальные распоряжения губернатора) будет лучше усваиваться кубанцами[10]. В 1998 году на Новом телевидении Кубани (НТК), крупнейшей местной телерадиокомпании, регулярно выходила десятиминутная передача на кубанском диалекте: диктор на фоне видеоряда озвучивал исторические анекдоты и забавные рассказы, связанные с Кубанью[11].

12 сентября 2010 года в этнотуристическом комплексе казачей станицы Атамань впервые с большим размахом прошел конкурс балачки и «День балачки»[12][13].

См. также

Примечания

  1. Російсько-українські словники
  2. 1 2 James B. Minahan 2000 Greenwood Press One Europe, Many Nations: A Historical Dictionary of European National Groups, Kuban Cossacks p. 384 ISBN 0-313-30984-1
  3. 1 2 Шабалин, М. Н. О происхождении некоторых черт русского кубанского диалекта. // Вопросы истории русского языка. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1959. С. 302—312.
  4. Алексей Иванович Соболевский. Опыт русской диалектологии: Наречия великорусское и белорусское. Тип. М. Меркушева, 1897. С. 102.
  5. Толковый словарь живого великорусского языка. Часть первая. М., 1863. С. xxxi.
  6. Пришло ли время расстаться с «балачкой»? // «Тамань», № 17, 6.02.10.
  7. В.Г. Радченко. Байки деда Игната. 25-я байка
  8. Богато ж у нас всяких глупостев… (Думки Степана Хуторского). — Краснодар: Библиотечка «Кубанских новостей», 1996. — 160 с. — 5000 экз.
  9. С. Пикулин, На Кубани пытаются возродить балачку // НТВ, 10.01.2010, 15:41 (по материалам программы «Сегодня»)
  10. И. Карасёв, Закусить кирпичом // «Российская газета», № 5082 (3) от 13 января 2010 г.
  11. И. Карасёв, Звонок на балачку // «Российская газета-Неделя» — Кубань-Кавказ № 5102 от 4 февраля 2010 г.
  12. Фестиваль вареников и день балачки пройдут на «Атамани» // «Живая Кубань»
  13. Спирина О., Легенды Тамани на Атамани // Прибой, 15.09.2010

Литература