Барская конфедерация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Война Барской конфедерации
Основной конфликт: Русско-польские войны
Artur Grottger Modlitwa konfederatów barskich.PNG
Артур Гротгер. Молитва барских конфедератов перед битвой под Лянцкороной (1863)
Дата 1768—1772
Место Речь Посполитая
Причина Вмешательство Российской империи во внутренние дела Речи Посполитой;
Диссидентский вопрос в Речи Посполитой
Итог Поражение конфедератов
Изменения Первый раздел Речи Посполитой
Противники

  • Флаг Речи Посполитой Барская конфедерация

При поддержке:

Командующие
Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Барская конфедерация (польск. Konfederacja barska) — конфедерация, созданная по призыву краковского епископа Каетана Солтыка римокатолической шляхтой Речи Посполитой в крепости Бар в Подолии 29 февраля 1768 года в противовес Слуцкой, Торуньской и Радомской конфедерациям для защиты внутренней и внешней самостоятельности Речи Посполитой от давления Российской империи.

Конфедераты противостояли советникам короля Станислава Августа, желавшим ограничить власть магнатов и прекратить наиболее одиозные преследования диссидентов. Пусть вначале и неформально, но фактически барские конфедераты выступили и против самого короля.

Предыстория[править | править код]

Республика Королевства Польского и Великого княжества Литовского, в 1772 году, белым выделены области выступлений конфедератов.
«Казимир Пулавский под Ченстоховой» — картина Ю. Хелмоньского, 1875 год.

Среди неотложных проблем, требовавших разрешения, был так называемый диссидентский вопрос. Диссидентами назывались представители иных христианских конфессий (применительно к римокатолической Речи Посполитой — униатов (греко-католиков) и православных (вместе составлявших большинство диссидентов Республики Королевства Польского и Великого княжества Литовского) и протестантов). К греко-католикам и православным относились, главным образом, жители обширных территорий современных Украины и Беларуси, входивших тогда в Королевство Польское и Великое княжество Литовское соответственно. По сравнению с римокатоликами их гражданские права были урезаны, в собственно Польше, которой принадлежали нынешние украинские земли, православные были вообще вне закона, а в Великом княжестве Литовском существовала всего лишь одна епархия. Правительство Екатерины II добивалось ликвидации такого положения. Сейм 1767 года постановил, в основном, уравнять в правах римокатоликов и диссидентов несмотря на сохранение римокатолической религии как единственной государственной религии и гарантирование римокатоликам, составлявшим меньшинство населения, 2/3 мест в посольской палате сейма, и полного господства в сенате, в котором римокатолические епископы, в отличие от епископов других конфессий, заседали по должности, и признал православных диссидентами (ранее в самой Польше они вообще были вне закона государства и признавались только каноническим правом греко-католической церкви, которая официально называлась только униатской, чтобы оскорблять греко-католиков, а в Литве дискриминировались не только римокатоликами, но и униатами). В условиях равенства римокатоликов и диссидентов право депутата сейма — диссидента на liberum veto лишало римокатоликов-реакционеров возможности дискриминировать диссидентов. Это вызвало недовольство консервативных римокатолических кругов страны.

В начале царствования Станислава-Августа Понятовского, когда русский посол при польском дворе, князь Н. В. Репнин, получил решающий голос в делах внутреннего управления. 24 февраля 1768 года был подписан трактат о «вечной дружбе» Речи Посполитой и России, превращавший Польшу в российский протекторат. Но, по мнению польского историка Адама Данильчика, определяющим здесь был не сам трактат, а нарушение права, имевшее место в Варшаве осенью 1767 года. Для шляхтича личные свободы были чем-то исключительно важным. Российский посол Репнин не только нарушил эти свободы, но и поднял руку на государственных чиновников самого высокого ранга. 14 октября 1767 года русские солдаты выкрали в Варшаве польских сенаторов, в том числе не только выступавшего против религиозных свобод диссидентов краковского епископа, но и лидеров формально пророссийской Радомской конфедерации, обещавшей защищать католическую религию несмотря на поддержку свободы вероисповедания для диссидентов, и без решения польского суда отправили их в ссылку в России. Часть римокатолической шляхты, оскорблённая этим, созвала 29 февраля 1768 года конфедерацию на Подолии в городе Бар. Целью этой конфедерации было сохранение всех древних прав и привилегий, которыми обладала римокатолическая шляхта, и сопротивление усилиям русской партии выхлопотать равноправие для православных, греко-католиков и других диссидентов. Восстание Барской конфедерации отличалось от последующих национальных польских восстаний XIX века тем, что было больше направлено не против России, как утверждали её сторонники, а против короля, пытавшегося сохранить государство, и рассчитывало на поддержку Турции, Франции, Саксонии и Австрии. Изначально предполагалось, что благодаря уступке Турции Подолии и Волыни за Барскую конфедерацию будут сражаться и побеждать турецкие войска. Поэтому помощь иностранных держав получила, в основном, не Барская конфедерация, а Турция. Помощь иностранных держав для самой Барской конфедерации стала поступать в ощутимых размерах только с 1771 года, когда Турция была побеждена Россией, а Пруссия начала агитировать за Первый раздел Польши.[3] У истоков конфедерации стояли следующие лица:

На севере Польши, где конфедерация противостояла в основном не православным, а протестантам, действиями конфедерации руководил её вышеградский маршалок Юзеф-Савва Цалинский.

Военные действия[править | править код]

Конфедерация в своем манифесте обошла короля молчанием. Однако уже 26 марта 1768 года Понятовский обратился к Екатерине Великой с просьбой о помощи. Тотчас же на подавление восстания были двинуты контингенты русских войск. Гетман Ф. К. Браницкий с польским войском и генералы Апраксин и Кречетников двинулись против конфедератов. 13 июня Кречетников занял Бердичев, разграбив монастырь Босых кармелитов, затем русские войска взяли Бар, Львов и Краков.

В это же время вспыхнул бунт крестьян на Правобережье Украины под предводительством Гонты и Железняка[4], что тоже повлияло на расстройство конфедерации в восточных провинциях Королевства Польского, поскольку ещё до восстания, при первых слухах о торжественном освящении ножей, все войска конфедератов и все конфедераты и богатые и состоятельные люди бежали на территорию Османской империи. Но раз вспыхнувшее пламя распространилось и в других местах, а именно в Великой и Малой Польше и даже в Литве; конфедераты стали обращаться к соседним государствам, вызвали войну между Турцией и Россией и получили обещание деятельной помощи со стороны Франции. Конфедератское движение все разгоралось: во главе его в Великой Польше стал И. Мальчевский, а в Литве — М. Пац и князь К. С. Радзивилл.

Хотя конфедераты выступали против введённых Репнинским сеймом прав хлопов шляхетских имений, но так как конфедераты выступали против короля, то, в отличие от хлопов шляхетских имений, на их помощь рассчитывали крестьяне королевских имений, например, участники Шавельского восстания. Была у конфедератов и поддержка части крестьян-римокатоликов там, где они составляли меньшинство населения.[источник не указан 425 дней].

За разгром конфедератов, считавших согласно воззванию Казимира Пулавского 1768 года русских животными, которые всегда были рабами, которых могут победить даже польские хлопы, с которыми шляхтичам и воевать стыдно, под Ореховом (1769) бригадир А. В. Суворов был удостоен чина генерал-майора. Конфедераты были так деморализованы, что не могли остановиться в бегстве, хотя под конец всю их преследуемую ужасом партизанскую армию сторонников «сарматизма» и «скифской войны» с шумом гоняли всего 10 кавалеристов во главе с самим Суворовым, а они из-за отсутствия сведений от враждебного им западнорусского населения, под впечатлением успеха Суворова начавшего реальную партизанскую войну против самих барских конфедератов, этого не поняли. В этом бою погиб уважительно относившийся к русским Франц Пулавский, удерживавший отца и братьев от авантюр и попавший в конфедерацию из-за семейных уз, и о его гибели скорбели и барские конфедераты, и польские сторонники русской партии, и русские.[5] Между тем война с Турцией кончилась победой русских, шляхетская партизанщина в нескольких схватках была побеждена И. Г. Древицем, и наконец с дозволения Австрии в Белой, что в Силезии, собралась генеральная конфедерация, состоявшая из 37 воеводских маршалов. Михал Красинский и И. Потоцкий, находившиеся тогда в Турции, считались во главе конфедератов, но место их заступали Михал Иван Пац вместе с Игнатием Богушем. В своих манифестах конфедерация постоянно умалчивала о короле и от себя выслала уполномоченных послов к заграничным дворам: Вельгорского во Францию, Петра Потоцкого в Австрию, Суфчинского в Турцию и Скоржевского в Пруссию.

Столкновение конфедератов с русскими войсками.

В 1770 году совет конфедерации был перенесен в ПрешовВенгрии), откуда он вёл дипломатические переговоры, главным образом с Францией, Австрией и Турцией, и руководил военными действиями против России. В качестве главнокомандующего был прислан из Франции генерал Дюмурье, талант полководца которого померк перед гением Суворова несмотря на привлечение Дюмурье опытных французских, прусских и австрийских воинов регулярных армий для противостояния русским, легко побеждавшим собственно шляхетскую партизанщину, в том числе, благодаря помощи не только диссидентов и иноверцев Речи Посполитой, но и польских хлопов, ненавидевших конфедератов. Дюмурье не оказался и хорошим политиком. Под влиянием Дюмурье партия, не признававшая Станислава Августа, одержала верх, и в то время, когда король вёл переговоры с целью присоединиться к конфедерации, его против воли значительной части конфедератов и французского правительства объявили узурпатором и тираном. После этого король примкнул снова к русской партии, но манифест, изданный против него, был вместе с тем последним значительным актом конфедерации. Вся Европа от неё отшатнулась, и она, несмотря на военную реорганизацию, которую в 1770—1771 годах старался устроить Дюмурье, потеряла всякое значение вследствие поражений, нанесённых Суворовым Дюмурье, примкнувшему к нему противнику короля литовскому гетману Огинскому, Цалинскому и другим командирам конфедератов.

В 1771 году А. В. Суворов разгромил под Ландскроной интернациональные отряды Дюмурье — как считал Дюмурье, лучших воинов регулярных армий Европы. При этом с русской стороны были ранены только 10 человек. Разбив последнего предводителя конфедератов Казимира Пулавского, Суворов А. В. за 17 суток прошёл около 700 вёрст среди польского населения, почти ежедневно ведя бои. Если бы конфедераты пользовались поддержкой хотя бы польского населения, это было бы невозможно[6]. 15 (26) апреля 1772 года Суворов и коронный гетман Браницкий, прибывшие в Краков с очень небольшим отрядом, но вооружив еврейское население города, заставили капитулировать после 3 месяцев осады превосходящие силы французского гарнизона и примкнувших к ним барских конфедератов в неприступном Краковском замке. При этом Суворов подчеркнул, что французы — пленные, а не военнопленные, так как, несмотря на поведение инициировавшей Барскую конфедерацию Франции, Россия и Польша не считают себя с Францией в состоянии войны. Военная фаза борьбы на этом, в основном, закончилась.[7] Около 1776 года исчезли последние следы Барской конфедерации.

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]