Вилочное восстание

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Вилочное восстание (Восстание «Черного орла»)
Основной конфликт: Гражданская война в России
Дата

7 февраля—середина марта 1920

Место

Белебеевский, Бирский, Мензелинский уезды и частично Уфимский Уфимской губернии, а также смежные с ней уезды Казанской и Самарской губерний

Причина

Продразвёрстка

Итог

Победа большевиков

Противники
РСФСРFlag of Russian SFSR (1918-1937).svg РСФСР Darker green and Black flag.svg Зелёные повстанцы
Командующие
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика командир 1-го стрелкового батальона губЧК Кротовский Darker green and Black flag.svg К. Крапивин

Darker green and Black flag.svg А. Милованов
Darker green and Black flag.svg М. Никонов
Darker green and Black flag.svg Ильин-Шаховский

Силы сторон
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика РККА: Darker green and Black flag.svg до 50000 человек:
Потери
Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика убито 800 человек Darker green and Black flag.svg убито более 3000 человек

Darker green and Black flag.svg более 1000 человек арестовано
Darker green and Black flag.svg более 100 деревень сожжено

 
Восточный фронт
Гражданской войны в России
Иркутск (1917) Иностранная интервенция Чехословацкий корпус (Барнаул Нижнеудинск Прибайкалье) •Иркутск (1918) Казань (1) Казань (2) Симбирск Сызрань и Самара Ижевск и Воткинск Пермь (1)
Весеннее наступление Русской армии (Оренбург Уральск) • Чапанная война
Контрнаступление Восточного фронта
(Бугуруслан Белебей Сарапул и Воткинск Уфа)Пермь (2) Златоуст Екатеринбург ЧелябинскЛбищенскТобол Петропавловск Уральск и Гурьев
Великий Сибирский Ледяной поход
(ОмскНовониколаевскКрасноярск) •
Иркутск (1919)
Партизанское движение (Алтай Омское восстание Минусинск Центр.Сибирь Забайкалье) • Голодный поход Вилочное восстание Восстание Сапожкова Западно-Сибирское восстание

Вилочное восстание (Восстание «Черного орла») — крестьянское восстание в феврале-марте 1920 года, в Закамье. Выступление было направлено в первую очередь против продотрядов, продолжалось 35 дней[1] и было подавлено в начале марта 1920 регулярными частями РККА.

Название[править | править вики-текст]

Название связано с тем, что считалось, что главным оружием повстанцев были вилы и топоры, хотя они и имели небольшое количество огнестрельного оружия. В башкирской историографии принято другое название — восстание «Черного орла»[2]. В эмигрантской литературе встречается название восстание «Черного орла и земледельца» (по названию эсеровской организации, предположительно участвовавшей в руководстве восстанием (Ильин-Шаховский, К. Крапивин, А. Милованов и М. Никонов)).

Хронология[править | править вики-текст]

Началось восстание 7 февраля 1920 в богатом и сильном русском селе Новая Елань (ныне Альметьевский район Татарстана), где был разгромлен продотряд, который силой пытался забрать у крестьян государству 5535 пудов зерна, что было непосильно для крестьян. При этом, как сообщал позже в своем докладе уполномоченный губЧК и губкома И. А. Тучков, продуполномоченный Пудов угрожал, что если наряд не будет выполнен в 24 часа, то он приедет с продовольственным отрядом «молотить хлеб штыками». На просьбу крестьян объяснить, почему нет нормы, Пудов отвечал: «нормы никакой нет и возьмем до фунта»[3]. Чтобы вынудить крестьян отдать весь хлеб, Пудов 4 февраля приказал взять в заложники 20 человек, среди которых были две женщины, запереть их в холодном амбаре и держать там до тех пор, пока их односельчане не соберут требуемое количество зерна. На дворе стоял февраль, а ночью трещали тридцатиградусные морозы.

Тем временем, красноармейцы приступили к продразверстке. Отобранный у крестьян хлеб продотрядники ссыпали во дворе правления прямо на снег, причем в одну кучу сыпали рожь, ячмень и пшеницу. Всем крестьянам было ясно, что выращенное тяжкими трудами крестьян зерно в лучшем случае пойдет на фураж, в худшем — в навоз[4].

Утром 7-го крестьяне подали Пудову от имени общего собрания прошение об освобождении арестованных, и дать им обвинение, если они виновны, просили «назначить им суд за проделки». Хлебный наряд обещали выполнить добросовестно. При невозможности освободить арестованных, просили Пудова самого успокоить семьи, указывая, что при таком положении невозможно производить работу. На это Пудов им ответил: «в другую ночь будете арестованы все и сидеть в холодном помещении или расстреляны»[3].

Убедившись, что продуполномоченный ни на какие разумные доводы не реагирует, вооруженная вилами и топорами толпа разгневанных сельчан двинулась к амбару и, разоружив охрану, крестьяне освободили односельчан-за­ложников. Во время столкновения было убито четверо продотрядников, остальным, в том числе и уполномоченному Пудову, удалось бежать из села и добраться до Чистополя.

Несмотря на гибель продотрядников, власти попытались урегулировать конфликт мирным путём. Однако прибывшие в Новую Елань 9 февраля председатель Мензелинской уездной ЧК Михаил Головин и начальник Заинской милиции Корнилов были предательски убиты повстанцами в ходе переговоров. В стычках с крестьянами погибло еще несколько продотрядников, остальные бежали.

10 февраля бывший фельдфебель царской армии Алексей Милованов взялся руководить тремя тысячами повстанцев, собравшихся в деревне Корчажки Заинской волости, и взял Заинск. 11 февраля Милованов, Крапивин и Никонов создали в Заинске центральный штаб восстания, которое стремительно разрасталось: к 14 февраля восставших насчитывалось уже около 40 тысяч человек.

Волнениями были охвачены в Бугульминском уезде 22 волости, Чистопольском — 12, Мензелинском — 25. Вскоре всё Закамье было охвачено восстанием, распространилось на Белебеевский, Уфимский и Бирский уезды. Восставшие жестоко расправлялись с продотрядниками, руководителями Советской власти на местах. В «Вилочном восстании» приняло участие оценочно до 50 тысяч человек. Хотя инициаторами восстания были русские крестьяне и его руководители (К. Крапивин, А. Милованов, М. Никонов, Ильин-Шаховский) также были русскими, к нему впоследствии примкнули также татарские, кряшенские и башкирские сёла[5][неавторитетный источник? 131 день].

В воззвании Бакалинского штаба «Черной Армии» прозвучало обращение к «верующим христианам и мусульманам» расправляться с коммунистами. Другим духовником восстания, наряду с ишаном Бадреддином, был евангелист Василий Тимофеев. Один из духовных руководителей восстания ишан Бадреддин разослал воззвание начать войну за веру — джихад:

« Собрав все силы, надо начать священную борьбу за веру... Уничтожение одного безбожника-коммуниста равносильно хождению на поклон к гробнице пророка Магомета...».
»

По мнению ряда современных башкирских публицистов, целью восстания, начатого в русском селе Новая Елань, являлась «организация Башкирской республики», то есть ликвидация Уфимской губернии и присоединение к башкирской автономии (к Башкирской АССР).[7][неавторитетный источник? 131 день] Борис Эльцин докладывал на Уфимской партийной конференции в марте 1920 года:

« Народ восстает массами, вооружается вилами, топорами, граблями и бьет коммунистов… Интереснее всего то, что восставшие – мусульманская часть населения Уфимской губернии… Мусульманский мир начинает пробуждаться. »

По мнению Таймасова Р. С. и Хамидуллина С, причина восстания была в том, что мусульмане, то есть башкиры и татары Уфимской губернии, восстали против «безбожников» с тем, чтобы присоединиться к мусульманскому, по их восприятию, штату Башкурдистан[3][неавторитетный источник? 131 день].

По некоторым данным, между повстанцами и Башревкомом поддерживались скрытые контакты[3][неавторитетный источник? 131 день]. Некто Ахмеддин Гайнанов, кожевенник деревни Бикметово Белебеевского уезда (ныне одноименное село в Туймазинском районе Башкортостана), после разгрома восстания показывал в ЧК, что жители названной деревни составили приговор о согласии присоединиться к Башкирской автономии. «Причем я был избран делегатом, — продолжает Гайнанов, — чтобы отвезти приговор Валидову, проживающему в городе Стерлитамаке, председателю автономии». Обратно делегат привез странное воззвание «от автономии, где указывалось, что башкиры не являются противниками Советской власти, но все призывались на борьбу с коммунистами».[8] Житель деревни Аднагулово (ныне одноименное село в Туймазинском районе Башкортостана)) Кашафгали Камалетдинов рассказывает: «В средних числах февраля 1920 года к нам в деревню Аднагулово приехал от Заки Валидова кожевенник дер. Бикметово Ахмаддин Гайнанов, приехал как раз во время базара, на котором говорил жителям, что к Башкирской автономии отошли губернии Пермская, Уфимская, Казанская, сказав затем, что предстоит борьба с коммунистами, но бояться нечего…, так как стоит об этом сообщить Заки Валидову, как он сможет их освободить».[8]

Отличная от точки зрения современных башкирских историков, настаивающих на национальном и религиозном характере восстания, характеристика «вилочной войны» как общекрестьянского выступления содержится в докладе члена коллегии Самарского губпродкома А. В. Зуева в Бугульминский уисполком о причинах восстания, датированном апрелем 1920 г. Как «старый продовольственник», А. В. Зуев заявил:

« «Прежде всего, конечно, возникает вопрос, какой характер носили крестьянские восстания, действительно ли они были «кулацкими», как отмечено в печати. На это я, по долгу революционной совести, не боясь упреков и осуждений, должен прямо сказать, — нет, это не происки кулаков, а стихийное движение широких трудовых крестьянских масс, выражающих недовольство и протест.
»

В своей докладной записке Г. М. Иванов, начальник Особого отдела Запасной Армии, подавлявшей этот мятеж указывал:

« «Восстание не носило организованный характер и не имело в начале отдельных руководителей – это была просто разъяренная толпа». »

Однако по мере развития восстания довольно быстро складывалась его руководящая и организационная структура. Между отрядами «вилочников» была налажена связь через телеграф и конных гонцов. По пути силы мятежников пополнялись новыми повстанцами. Была поставлена на хорошем уровне и идеологическая работа. Например, в листовке, обращенной к бойцам Красной Армии, писалось:

« «Как коса, скашивают вас неприятельские пули. Эти пули предназначены коммунистам, а вы вместо них подставляете свою грудь. Коммунисты уверяют вас, что делают все для рабочих и крестьян, но это неправда. Здесь, в тылу, они обирают до нитки ваших родителей, отбирают до зернышка весь хлеб, складывают его в складах, где он сгорает, гниет, а рабочие, крестьяне и красноармейцы голодают». »

В одном только Бугульминском уезде волнениями было охвачено 22 волости, в Чистопольском — 12, в Мензелинском — 25. Посте­пенно огонь крестьянской войны ох­ватил все Закамье и с юго-востока современного Татарстана, где она началась, перекинулся на запад современного Башкортостана — Белебеевский, Уфимский и Бирский уезды Уфимской губернии[10].

Подобно другим крестьянским выступлениям времен гражданской войны, в ходе «вилочного восстания» со стороны его участников проявлялась большая жестокость. По данным следствия, проведенного после восстания,

« ...в Заинске убито было 11 февраля 38 партийных и советских работников, и тела их свезены за 1,5 версты в лес и свалены в ров, где впоследствии нами и найдены в состоянии, не поддаю­щемся описанию
»

Зачастую повстанцы расправлялись даже с детьми, чьи родители являлись советскими работниками[1].

Отряды «вилочников» шли на Чистополь, Билярск, Белебеевский, Уфимский и Бирский уезды. Затем повстанцы взяли Белебей, это было их самым значительным военным успехом.

Но когда они попытались с трех сторон — с севера (из Бирского уезда), запада (из Мензелинского уезда) и юго-запада (Белебеевский уезд) наступать на Уфу, советские власти отошли от первоначального шока и начали принимать срочные меры для подавления крестьянского восстания. 29 февраля бирские отряды «Черной армии» уже достигли района в 20 верстах севернее губернского центра. 1 марта Уфа была объявлена находящейся на военном положении. 4 марта 10 тысяч повстанцев в пешем и конном строю при 150 винтовках и 2 пулеметах выдвинулись со стороны селений Москово, Ляпустино и Ельдяк в сторону Бирска.[13]

На подавление вилочного восстания были отправлены мощные силы. В карательной операции приняли участие части Запасной Армии, штаб которой располагался в Самаре и регулярные воинские части с Туркестанского фронта, запасные части казанской ВОХР составили 1276 человек. Всего силы карателей состояли из 6700 штыков, 816 сабель, 63 пулеметов, шести орудий, двух бомбометов и бронепоезда[1]. При таком соотношении сил исход боев оказался предрешен.

Командующий 1-й группой карательных войск в Мензелинском уезде Горбунова 8 апреля 1920 г. докладывал в особый отдел Запасной армии, что самые ожесточенные бои с повстанцами произошли в селениях Заинске, Шугане, Кармалах, Казанчах, Бакалах. Он указывал, что это были села, «богатые хлебом, скотом, медом, лесом»[9].

Как пишет Р. Гайнетдинов в книге «В ногу со временем, с историей региона», крестьяне, участвовавшие в восстании, получили в большинстве небольшие сроки лишения свободы, большинство было амнистировано. Так, Чистопольский ревтрибунал 3 февраля 1921 года осудил жителей деревни Новая Елань за участие в восстании и убийство чекиста М. Головина следующим образом. Из 36 подсудимых к расстрелу было приговорено 8 человек (четверо — заочно); 4 человека оправдали, 14 тут же амнистировали.[14]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]