Гастелло, Николай Францевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Николай Францевич Гастелло
Gastello Nikolay Francievich.jpg
Дата рождения

23 апреля (6 мая) 1907(1907-05-06)

Место рождения

Москва,
Российская империя

Дата смерти

26 июня 1941(1941-06-26) (34 года)

Место смерти

между деревнями Мацки и Шепели, Молодечненский район Вилейской области, Белорусская ССР, СССР

Принадлежность

Flag of the Soviet Union.svg СССР

Род войск

Flag of the Soviet Air Force.svg СССР ВВС РККА

Годы службы

19321941

Звание
Капитан
Часть

207-й дальнебомбардировочный авиационный полк

Командовал

4-я и 2-я эскадрильи

Сражения/войны

Бои на Халхин-Голе,
Советско-финская война,
Великая Отечественная война

Награды и премии
Герой Советского Союза
Орден Ленина
Commons-logo.svg Николай Францевич Гастелло на Викискладе

Никола́й Фра́нцевич Гасте́лло (23 апреля (6 мая) 1907, Москва, Российская Империя — 26 июня 1941, Молодечненский район Вилейской области, Белорусская ССР, СССР) — советский военный лётчик, участник трёх войн, в момент гибели занимал должность командира 2-й эскадрильи 207-го дальнебомбардировочного авиационного полка 42-й дальнебомбардировочной авиационной дивизии 3-го дальнебомбардировочного авиационного корпуса Дальнебомбардировочной авиации ВВС РККА в звании капитана. Погиб во время боевого вылета. Герой Советского Союза, посмертно[1].

Биография[править | править вики-текст]

Родился в семье Франца Павловича Гастылло из деревни Плужыны[2] (сейчас — Кореличский район Гродненской области, Белоруссия), который в 1900 году пришёл на заработки в Москву (здесь его фамилию стали произносить на московский манер — «Гастелло»), где работал вагранщиком в литейных мастерских на Казанской железной дороге[3]. Мать — Анастасия Семёновна Кутузова, русская, была белошвейкой. Брат — Виктор Францевич (1913 — 28 сентября 1942 года), погиб в бою за деревню Дыбалово Ржевского района Тверской области РСФСР, перезахоронен в воинское захоронение у деревни Кокошкино того же района[4].

Семья Гастелло жила в районе Богородское, в двухэтажном бараке по 3-й Мещанской улице (с июня 1922 года — 3-я Гражданская улица[5]). В 1915—1918 гг. Николай Гастелло учился в 3-м Сокольническом городском мужском училище имени А. С. Пушкина (находилось по адресу: 2-я Сокольническая улица, дом 3; ныне в этом здании располагается Пушкинский филиал гимназии № 1530 «Школа Ломоносова»[6]). В 1918 году из-за голода в составе группы школьников-москвичей был эвакуирован в Башкирию, но в следующем году вернулся в Москву и в своё училище, где проучился до 1921 года[7]. Трудовую деятельность Николай Гастелло начал в 1923 году, став учеником столяра.

В 1924 году семья Гастелло переехала в Муром, где Николай поступил слесарем на Паровозостроительный завод им. Ф. Э. Дзержинского, на котором работал и его отец. Параллельно с трудовой деятельностью Н. Ф. Гастелло окончил школу (ныне — средняя школа № 33[8]). В 1928 году вступил в ВКП(б)[1]. В 1930 году семья Гастелло вернулась в Москву и Николай поступил на работу на Первый государственный механический завод строительных машин имени 1 Мая. В 1930—1932 гг. Н. Ф. Гастелло жил в посёлке Хлебниково[9].

Служба в рядах Красной Армии[править | править вики-текст]

Дальний бомбардировщик ДБ-3ф (Ил-4). На самолёте этого типа совершил свой подвиг экипаж Н. Ф. Гастелло

Гибель[править | править вики-текст]

26 июня 1941 года экипаж под командованием капитана Н. Ф. Гастелло в составе лейтенанта А. А. Бурденюка, лейтенанта Г. Н. Скоробогатого и старшего сержанта А. А. Калинина на самолёте ДБ-3ф вылетел для нанесения бомбового удара по германской механизированной колонне на дороге Молодечно — Радошковичи в составе звена из двух бомбардировщиков. Огнём зенитной артиллерии противника самолёт Гастелло был подбит. Вражеский снаряд повредил топливный бак, что вызвало пожар на борту, и Гастелло совершил огненный таран — направил горящую машину на механизированную колонну врага. Все члены экипажа погибли.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1941 года капитан Николай Францевич Гастелло был посмертно удостоен звания Герой Советского Союза.

Подвиг Гастелло: версии и факты[править | править вики-текст]

Почтовая марка (1944 год), посвящённая подвигу Н. Ф. Гастелло.

Официальная версия[править | править вики-текст]

26 июня 1941 года на боевой вылет в район Радошковичи — Молодечно вылетело звено под командованием капитана Н. Ф. Гастелло, состоящее из двух дальних бомбардировщиков ДБ-3ф. Вторым самолётом управлял старший лейтенант Фёдор Воробьёв, в качестве штурмана с ним летел лейтенант Анатолий Рыбас (имена ещё двух членов экипажа Воробьёва не сохранились). Во время атаки скопления германской техники самолёт Гастелло был подбит и загорелся. Согласно рапортам Воробьёва и Рыбаса, горящий самолёт Гастелло совершил таран механизированной колонны вражеской техники. Ночью крестьяне из близлежащей деревни Декшняны извлекли трупы лётчиков из самолёта и, обернув тела в парашюты, похоронили их рядом с местом падения бомбардировщика.

Вскоре подвиг Гастелло получил широкое освещение в советских средствах массовой информации. Впервые о нем было публично упомянуто 5 июля 1941 года в вечерней сводке Советского информбюро[10]:

Героический подвиг совершил командир эскадрильи капитан Гастелло[11]. Снаряд вражеской зенитки попал в бензиновый бак его самолёта. Бесстрашный командир направил охваченный пламенем самолёт на скопление автомашин и бензиновых цистерн противника. Десятки германских машин и цистерн взорвались вместе с самолётом героя.

На основе сообщения Совинформбюро корреспондентами П. Павленко и П. Крыловым был написан очерк «Капитан Гастелло», который был опубликован в газете «Правда» 10 июля 1941 года[12].

На рассвете 6 июля на разных участках фронта лётчики собрались у репродукторов. Говорила московская радиостанция, диктор по голосу был старым знакомым — сразу повеяло домом, Москвой. Передавалась сводка Информбюро. Диктор прочёл краткое сообщение о героическом подвиге капитана Гастелло. Сотни людей — на разных участках фронта — повторили это имя…

Ещё задолго до войны, когда он вместе с отцом работал на одном из московских заводов, о нём говорили: «Куда ни поставь, всюду — пример». Это был человек, упорно воспитывающий себя на трудностях, человек, копивший силы на большое дело. Чувствовалось, Николай Гастелло — стоящий человек.

Когда он стал военным лётчиком, это сразу же подтвердилось. Он не был знаменит, но быстро шёл к известности. В 1939 году он бомбил белофинские военные заводы, мосты и доты, в Бессарабии выбрасывал наши парашютные десанты, чтобы удержать румынских бояр от грабежа страны. С первого же дня Великой Отечественной войны капитан Гастелло во главе своей эскадрильи громил фашистские танковые колонны, разносил в пух и прах военные объекты, в щепу ломал мосты. О капитане Гастелло уже шла слава в лётных частях. Люди воздуха быстро узнают друг друга.

Последний подвиг капитана Гастелло не забудется никогда. 3 июля во главе своей эскадрильи капитан Гастелло сражался в воздухе. Далеко внизу, на земле, тоже шёл бой. Моторизованные части противника прорывались на советскую землю. Огонь нашей артиллерии и авиация сдерживали и останавливали их движение. Ведя свой бой, Гастелло не упускал из виду и бой наземный.

Чёрные пятна танковых скоплений, сгрудившиеся бензиновые цистерны говорили о заминке в боевых действиях врага. И бесстрашный Гастелло продолжал своё дело в воздухе. Но вот снаряд вражеской зенитки разбивает бензиновый бак его самолёта.

Машина в огне. Выхода нет.

Что же, так и закончить на этом свой путь? Скользнуть, пока не поздно, на парашюте и, оказавшись на территории, занятой врагом, сдаться в постыдный плен?

Нет, это не выход.

И капитан Гастелло не отстёгивает наплечных ремней, не оставляет пылающей машины. Вниз, к земле, к сгрудившимся цистернам противника мчит он огненный комок своего самолёта. Огонь уже возле лётчика. Но земля близка. Глаза Гастелло, мучимые огнём, ещё видят, опалённые руки твёрды. Умирающий самолёт ещё слушается руки умирающего пилота.

Так вот закончится сейчас жизнь — не аварией, не пленом — подвигом!

Машина Гастелло врезается в «толпу» цистерн и машин — и оглушительный взрыв долгими раскатами сотрясает воздух сражения: взрываются вражеские цистерны.

Мы помним имя героя — капитан Николай Францевич Гастелло. Его семья потеряла сына и мужа, Родина приобрела героя.

В памяти навсегда останется подвиг человека, рассчитавшего свою смерть как бесстрашный удар по врагу.

Памятник Н. Ф. Гастелло в сквере около вечернего факультета Уфимского авиационного университета при ОАО «УМПО» в г. Уфа

Обращает на себя внимание дата подвига Гастелло, указанная в статье, — 3 июля. Вероятно, авторы очерка, уточнив правильное написание фамилии героя и факты его биографии, вывод о дате гибели Гастелло сделали исходя из даты сообщения Совинформбюро. Статья в «Правде» имела широкий резонанс, подвиг Гастелло широко использовался советской пропагандой.

25 июля 1941 года командиром 207-го дальнебомбардировочного авиаполка капитаном Лобановым и военным комиссаром полка полковым комиссаром Кузнецовым Н. Ф. Гастелло был представлен к званию Героя Советского Союза. В наградном листе сказано:

… 26 июня капитан Гастелло с экипажем: Бурденюк, Скоробогатый и Калинин — повёл звено ДБ-3 бомбить зарвавшихся фашистов. По дороге Молодечно — Радошковичи у Радошковичи показалась вереница танков противника. Звено Гастелло, сбросив бомбы на груду скопившихся на заправку горючим танков и расстреливая из пулемёта экипажи фашистских машин, стало уходить от цели. В это время фашистский снаряд догнал машину капитана Гастелло. Получив прямое попадание, объятый пламенем, самолёт не мог уйти на свою базу, но в этот тяжёлый момент капитан Гастелло и его мужественный экипаж были заняты мыслью не допустить врага на родную землю.

По наблюдению старшего лейтенанта Воробьёва и лейтенанта Рыбаса, они видели, как капитан Гастелло развернулся на горящем самолёте и повёл его в самую гущу танков.

Столб огня объял пламенем танки и фашистские экипажи. Такой дорогой ценой заплатили немецкие фашисты за смерть лётчика капитана Гастелло и смерть героического экипажа…[1]

Уже на следующий день после представления капитану Гастелло Николаю Францевичу было присвоено звание Герой Советского Союза (посмертно).

«Огненный таран» Гастелло стал одним из самых известных примеров героизма в истории Великой Отечественной войны и использовался для военно-патриотической пропаганды и воспитания молодёжи как в ходе войны, так и в послевоенный период, вплоть до распада СССР. Члены экипажа Гастелло — А. А. Бурденюк, А. А. Калинин и Г. Н. Скоробогатый — остались «в тени» подвига своего командира. Только в 1958 году они были награждены орденами Отечественной войны I степени (посмертно).

«Гастелловцы»[править | править вики-текст]

Усилиями советской пропаганды подвиг Н. Ф. Гастелло стал одним из самых известных в истории Великой Отечественной войны, а фамилия Гастелло — нарицательной. «Гастелловцами» стали называть лётчиков, совершивших «огненный таран». Всего за период Великой Отечественной войны было совершено 595 «классических» воздушных таранов (самолётом самолёта), 506 таранов самолётом наземной цели, 16 морских таранов (в это число могут входить и тараны морскими лётчиками надводных и береговых целей противника) и 160 танковых таранов[13].

В источниках имеются определённые разночтения по поводу количества таранных атак. Некоторые авторы[14] говорят лишь о 14 морских и только 52 танковых таранах, 506 таранах самолётом наземной цели, но зато о 600 воздушных таранах. Генерал-майор авиации А. Д. Зайцев оценивает количество воздушных таранов в более чем 620[15]. При этом историки авиации пишут: «в документах противника отмечено [ещё] более двадцати таранов, совершённых советскими лётчиками, которые до сих пор неидентифицированы»[16].

Нет единого мнения в оценке количества и собственно «огненных таранов». Например Юрий Иванов, в своей работе «Камикадзе: пилоты-смертники», оценивает число таких таранов, совершённых советскими лётчиками в 1941—1945 гг., величиной «около 350»[17]. В завершение этого пункта следует также отметить, что ряд советских пилотов таранили врага не один раз: 34 лётчика применяли воздушный таран дважды, четверо — Л. И. Борисов, В. И. Матвеев, Н. И. Терёхин, А. С. Хлобыстов — трижды, а Б. И. Ковзан — четырежды.

Эксгумация предполагаемых останков Гастелло[править | править вики-текст]

В 1951 году, в канун десятилетия знаменитого «огненного тарана», для последующего торжественного захоронения была произведена эксгумация останков из предполагаемой могилы Гастелло. Его вещей в могиле не оказалось, но были найдены личные вещи сослуживцев Гастелло — командира 1-й эскадрильи 207-й дальнебомбардировочного авиаполка капитана А. А. Маслова и его стрелка-радиста младшего сержанта Г. В. Реутова. Экипаж Маслова считался пропавшим без вести в тот же день, в который Гастелло, как утверждается, совершил свой подвиг. Руководивший перезахоронением подполковник Котельников с санкции партийных органов провёл секретное расследование, в результате которого выяснилось, что на месте предполагаемого тарана Гастелло потерпел крушение самолёт Маслова. Экипаж Маслова без огласки перезахоронили на кладбище Радошковичей, фрагменты бомбардировщика Маслова — отправлены в музеи страны как останки самолёта Гастелло (однако в настоящее время в минском Музее Великой Отечественной войны экспонируется блок цилиндров от двигателя М-88, применявшихся на ДБ-3ф, с подписью «Двигатель с самолёта Маслова»; впрочем, в 207-м дальнебомбардировочном авиаполку в реальности были машины, оснащенные более старой моделью двигателей — хоть и того же семейства — а именно М-87[18]). На месте гибели экипажа Маслова был установлен памятник-монумент, посвящённый подвигу экипажа Н. Ф. Гастелло.

Памятник экипажу Н. Ф. Гастелло на месте гибели бомбардировщика А. С. Маслова

Данные об эксгумации предполагаемой могилы Гастелло не были обнародованы вплоть до эпохи гласности, когда они впервые проникли в средства массовой информации.

Альтернативная версия[править | править вики-текст]

В 1990-е годы в средствах массвой информации появилась иная версия событий около деревни Декшняны. Её автор — майор в отставке Эдуард Харитонов. Были обнародованы данные об эксгумации предполагаемой могилы Гастелло в 1951 году. В связи с тем, что там были обнаружены останки экипажа Маслова, было выдвинуто предположение, что именно Маслов является автором приписываемого Гастелло «огненного тарана». В 1996 году указом президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина Маслову и всем членам его экипажа были присвоены звания Героев Российской Федерации (посмертно).

Достоверность рапортов Воробьёва и Рыбаса поставлена под сомнение. Во-первых, возникло предположение, что непосредственно сам таран самолётом Гастелло улетавшие от места боя лётчики не видели, связав падение бомбардировщика Гастелло и столб дыма, поднимавшийся возле дороги. Во-вторых, выдвигалось предположение, что рапорты могли быть переделаны в ходе кампании по героизации Гастелло в июле—августе 1941 года. В-третьих, самих рапортов Воробьёва и Рыбаса не сохранилось, есть только ссылающиеся на них документы. В-четвёртых, Воробьёв и Рыбас служили в 96-м дальнебомбардировочном авиаполку, который располагался на том же аэродроме, что и 207-й дальнебомбардировочный авиаполк, в котором воевали Маслов и Гастелло. По предположению сторонников альтернативной версии, экипажи из разных полков не могли лететь на задание в одном звене.

В дальнейшем появились сообщения, что обломки подлинного самолёта Гастелло находились недалеко от места гибели Маслова, в Мацковском болоте близ села Мацки. Самолёт около Мацки упал, согласно показаниям местных жителей, 26 июня 1941 года. Ими был найден обгоревший труп, в кармане гимнастёрки которого находилось письмо на имя Скоробогатой[19], (как предполагается, жены стрелка экипажа Гастелло — Г. Н. Скоробогатого), а также медальон с инициалами А. А. К. (возможно, стрелка-радиста Гастелло — А. А. Калинина). Но главное — здесь был найден обломок, однозначно идентифицируемый как часть самолёта именно Н. Ф. Гастелло — бирка от двигателя М-87Б с серийным № 87844[18].

Согласно свидетельским показаниям жителей села Мацки, один человек из предполагаемого подлинного самолёта Гастелло выбросился с парашютом с крыла падающего самолёта и был взят в плен немцами. Показания местного жителя подтверждаются документом «Список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 42-й авиадивизии с 22.06 по 28.06.41 г.» за подписью начальника cтроевого отделения штаба части старшины Бокова. В конце перечня перечисленных поимённо членов экипажа Гастелло приписка: «Один человек из этого экипажа выпрыгнул с парашютом, кто — неизвестно». В то же время не ясно, откуда появилась данная информация, ведь в рапорте Воробьёва и Рыбаса этот момент не отражён, а жители села Мацки к тому времени были уже на оккупированной территории. Конструктивной особенностью бомбардировщика ДБ-3ф является то, что с крыла прыгать может только пилот. Это дало сторонникам альтернативной версии повод утверждать, что Гастелло бросил гибнущие самолёт и экипаж ради собственного спасения. Однако, строго говоря, не вполне ясно даже, из какого самолёта выпрыгнул парашютист, о котором идёт речь в документе, подписанном Боковым (не говоря уже о том, что свидетели могли ошибиться в своих наблюдениях на предмет того, что прыжок был именно с крыла) — из машины, принятой впоследствии за машину Гастелло (то есть самолёта Маслова) или действительно из самолёта Гастелло. Стоит также отметить, что Гастелло, по-видимому, действительно пытался направить свой самолёт на расположение врага — иначе трудно объяснить, зачем его ДБ-3ф совершил разворот обратно на деревню Мацки (а там как раз находилась германская воинская часть)[18].

Высказывается предположение[20], что из двух одинаково вероятных в тот момент кандидатов на подвиг был выбран именно Гастелло по нескольким соображениям:

  • он был этническим белорусом;
  • его экипаж был интернациональным: Бурденюк — украинец, Калинин — ненец, Скоробогатый — русский;
  • на его счету уже был сбитый «Юнкерс-88»;
  • во время боёв на реке Халхин-Гол в 1939 году он служил в одном полку вместе с батальонным комиссаром М. А. Ююкиным, который впервые в истории военной авиации совершил таран наземной цели; по некоторым сведениям, Н. Ф. Гастелло был штурманом на бомбардировщике Ююкина во время тарана (эта версия не подтверждается основными исследователями жизни Н. Ф. Гастелло, в том числе и его сыном Виктором Гастелло).

Впрочем, версия о том, что осуществлялся некий «выбор» между Гастелло и Масловым на «роль героя», маловероятна: героическая гибель Гастелло была отражена в рапортах Воробьёва и Рыбаса, в то время как свидетельств крушения самолёта Маслова не было, он считался «пропавшим без вести».

Критика альтернативной версии[править | править вики-текст]

Ряд исследователей (прежде всего, полковник в отставке Виктор Гастелло, сын Н. Ф. Гастелло) подвергают сомнению факты, на которых построена альтернативная версия, и отвергают её как полностью несостоятельную. По их мнению:

  • показания Воробьёва и Рыбаса являются главным и неопровержимым свидетельством подвига Гастелло;
  • доказательства того, что упавший в Мацковском болоте самолёт пилотировался Гастелло, несостоятельны;
  • обнаруженные останки Маслова и его экипажа свидетельствуют о том, что его самолёт не совершал таран, а врезался в землю на «бреющем» полёте (возможна и другая версия — Маслов попытался таранить вражескую колонну, но промахнулся; косвенным подтверждением такой гипотезы является обнаружение обломков самолёта Маслова на небольшом — всего 170—180 метров — расстоянии от дороги);
  • отсутствие останков Гастелло свидетельствует о том, что он действительно совершил «огненный таран» — в результате взрыва колонны с горючим и боеприпасами ни самолёт, ни останки экипажа невозможно идентифицировать.

Мифы о подвиге Гастелло[править | править вики-текст]

Как в ходе Великой Отечественной войны, так в послевоенное время советской пропагандой подвиг Гастелло выделялся из числа множества подобных, служил примером героизма и самопожертвования. В связи с этим в общественном сознании сложилось несколько устойчивых заблуждений о Н. Ф. Гастелло и уникальности его подвига:

Гастелло совершил первый в истории таран наземной цели
Первый таран самолётом наземной цели совершил советский лётчик М. А. Ююкин 5 августа 1939 года во время боёв на реке Халхин-Гол; если же брать все «огненные тараны» — как наземных, так и морских целей — то первый такой таран совершил китайский лётчик Шен Чангхай 19 августа 1937 года[21].
Гастелло совершил первый таран в истории Великой Отечественной войны
Первый таран в истории Великой Отечественной войны совершил советский лётчик Д. В. Кокорев 22 июня 1941 года приблизительно в 4 часа 15 минут (длительное время автором первого тарана в истории Великой Отечественной считался И. И. Иванов, но на самом деле он совершил свой таран на 10 минут позже Кокорева)[22][23].
Гастелло совершил первый таран наземной цели в истории Великой Отечественной войны
Первый в истории Великой Отечественной войны таран наземной цели совершил советский лётчик П. С. Чиркин 22 июня 1941 года.
Гастелло таранил не танковую колонну, а зенитную батарею
Это заблуждение сформировалось из-за того, что место крушения самолёта около деревни Декшняны, официально считавшееся местом подвига Гастелло, находится примерно в 180 м от дороги. Была и другая версия: Гастелло таранил механизированную колонну, которая заправлялась в стороне от дороги.
Гастелло совершил свой подвиг в одиночку
Данное заблуждение сформировалось из-за того, что при рассказе о подвиге Н. Ф. Гастелло члены его экипажа, как правило, не упоминались.
Гастелло совершил таран, управляя истребителем
Данное заблуждение возникло из-за того, что в послевоенной художественной литературе главными героями авиации были лётчики-истребители. Был создан ряд произведений (например, пьеса «Гастелло» И. В. Штока, 1947 год), в которых Н. Ф. Гастелло совершил свой подвиг на истребителе.
Так изображался знаменитый «огненный таран»: Николай Гастелло таранит танки и автоцистерны с горючим в одиночку и на истребителе
Гастелло был штурманом в экипаже М. А. Ююкина, совершившего первый в истории таран наземной цели 5 августа 1939 года во время событий на реке Халхин-Гол
Данное заблуждение поддерживало преемственность героических «таранных традиций». В частности, Ююкина называли «наставником Гастелло». В действительности же точно известны имя и фамилия штурмана М. А. Ююкина — Александр Морковкин (он выпрыгнул с парашютом непосредственно перед тараном). Гастелло был однополчанином Ююкина.

Память[править | править вики-текст]

Мемориальная доска на улице Гастелло в Челябинске

Также:

Мемориальная доска на доме в Ростове-на-Дону, где жил Николай Гастелло

Мемориальная доска в память о Гастелло установлена Российским военно-историческим обществом на здании ростовской гимназии № 36, в котором он учился[уточнить].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 Наградной лист в электронном банке документов «Подвиг народа» (архивные материалы ЦАМО, ф. 33, оп. 793756, д. 10, л. 278-280).
  2. В некоторых источниках ошибочно называется деревней Пружаны.
  3. Скрипко Н. С. Капитан Гастелло // По целям ближним и дальним. — М. : Воениздат, 1981. — С. 81.
  4. Артюх, Дмитрий. Как погиб брат Николая Гастелло. «Зебра-ТВ» (8 мая 2014). Проверено 17 июля 2015.
  5. Общемосковский классификатор улиц Москвы ОМК: Третья Гражданская улица. Архивировано 17 апреля 2013 года.
  6. Николай Головкин. Наследники Ломоносова // Учительская газета : газета. — 2009. — № 20 за 19 мая.
  7. Егор Пережогин. Николай Гастелло учился в Сокольниках, а жил в Богородском // Восточный округ. — 2015. — № 9 (98) от 20 марта. — С. 5.
  8. В Муроме почтут память Николая Гастелло. Regnum (19 июня 2006). Архивировано 25 июня 2012 года.
  9. Ныне — территория города Долгопрудный.
  10. Сводка Советского Информбюро. 5 июля 1941 года.  (недоступная ссылка — история). Архивировано 24 февраля 2005 года.
  11. Сохранена орфография источника.
  12. П. Павленко, П. Крылов. Капитан Гастелло // Правда : газета. — 1941. — № от 10 июля.
  13. Генерал-майор авиации Е. И. Копышев. «Защитим правду о Победе в Великой Отечественной войне!».
  14. Побратимы Николая Гастелло // «История». — № 08. — 2005.
  15. Зайцев А. Д. Оружие сильных духом. — Монино: ВВА им. Ю. А. Гагарина, 1984.
  16. Роман Ларинцев и др. На таран! // Авиация и Время. — 2003. — № 5. — С. 25.
  17. Иванов, 2001, с. 229.
  18. 1 2 3 Игорь А. Гуляс. Фрагменты боевого применения Ил-4 // Авиация и Время. — Киев, 1998. — № 1. — С. 18.
  19. Письмо утрачено.
  20. Антон Сидоренко. Где вы, капитан Гастелло?  (недоступная ссылка — история). Архивировано 10 марта 2009 года.
  21. Иванов, 2001, с. 228.
  22. Игорь Гуляс. Победы советских лётчиков первого дня войны  (недоступная ссылка — история). Архивировано 11 июля 2010 года.
  23. Воздушный таран.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Альтернативная версия
Критика альтернативной версии