Имджинская война

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Имджинская война
WakouLandingColor.jpg
Дата

15921598

Место

Корейский полуостров

Причина

экспансионистская политика Тоётоми Хидэёси

Итог

Провал японской экспансии

Противники
Taiko Giri (inverse).svg Япония Флаг королевства Чосон.png Чосон,
Империя Мин
Командующие
Taiko Giri (inverse).svg Тоётоми Хидэёси Сонджо,
Кванхэгун,
Ли Сунсин,
Сун Иньчан,
Вон Гюн
Силы сторон
242 000 150 000
Потери
140 000 более 1 млн.
Korea unified vertical.svgИстория Кореи

Доисторическая Корея
Кочосон, Чингук
Ранние королевства:
 Пуё, Окчо, Тонъе
 Самхан
 Конфедерация Кая
Три королевства:
 Когурё
 Пэкче
 Силла
Объединённое Силла, Пархэ
Поздние три королевства
Корё:
  Киданьские войны
  Монгольские вторжения
Чосон:
 Имджинская война
Корейская империя
 Генерал-резиденты
Под управлением Японии:
 Генерал-губернаторы
 Временное правительство
 Движение за независимость Кореи
Разделённая Корея:
 Корейская война
 Северная, Южная Корея

Хронология
Военная история
Список монархов

Имджинская война, Семилетняя война — война на Корейском полуострове в период с 1592 по 1598 годы, включающая два неудачных вторжения японских сил в Корею.

Японский правитель Тоётоми Хидэёси намеревался покорить Китай и поэтому обратился к корейской династии Чосон, чтобы получить помощь, а также разрешение на проход через их территорию. Однако, после долгих совещаний, просьба была отклонена по причине опасений Кореи опустошений со стороны японцев. Хидэёси, получив отказ, начал формировать войска и в 1592 году началось вторжение японцев в Корею.

Корея и Китай до войны[править | править исходный текст]

В 1392 году корейский генерал Ли Сонге встал во главе переворота с целью свержения короля У из династии Корё и установил новую династию Чосон[1]. Эта династия была признана в Китае и присоединилась к китаецентричной вассальной системе, приняв систему понятий китайской философии, известных как «Небесный мандат», с помощью которых в обществе оправдывалась легитимность правительства[2].

Обе династии — Чосон в Корее и Мин в Китае — имели множество схожих черт: от возникновения в четырнадцатом веке после падения монгольских завоевателей до установления принципов конфуцианства как идеала общества и государства, а также борьба с аналогичными внешними угрозами (такими как кочевники чжурчжэни или японские пираты вокоу)[3]. Внутренне как Китай, так и Корея страдали от раздоров между различными политическими фракциями при дворе государя. Этот фактор будет иметь существенное влияние на решения, принимаемые правительством Кореи до войны и отражаться в мерах, принятых китайским правительством во время неё[4][5].

Подготовка к вторжению[править | править исходный текст]

К концу XVI века Хидэёси Тоётоми, следуя по стопам своего бывшего господина Ода Нобунага, удалось на время объединить Японию, что дало стране краткий период мира. Поскольку сам Хидэёси не имел аристократического происхождения и был выходцем из крестьян-асигару, он не мог претендовать на звание сёгуна (яп. 将军?, военный правитель) и потому получил звание меньшей степени — кампаку (яп. 关白?, правитель-регент). По этой причине он пытался узаконить своё правление за счет военных триумфов при одновременном снижении зависимости от Императора Японии[6]. Некоторые источники утверждают, что Хидэёси планировал вторжение в Китай, чтобы выполнить миссию Нобунаги[7] , таким образом, снизив риск возможных внутренних бунтов из-за переизбытка самураев и солдат в стране[8]. Историки-рационалисты объясняют это стараниями Хидэёси удалить из Японии потенциально опасных самураев, направив их на штурм мнимого внешнего врага. Другая возможная мотивация Хидэёси заключалась в покорении соседних малых государств (например, Рюкю, Лусон, Тайвань и Корею)[6]

Существует и другая точка зрения, согласно которой главной причиной начала конфликта было состояние душевного здоровья Хидэёси: его действия начали становиться неадекватными. Действительно, со временем опьянённый своими успехами в завоевании Японии Хидэёси постепенно выживал из ума: организовал гарем из 300 наложниц, по преимуществу 12—13-летних девушек, пребывал в постоянной паранойе из-за угроз мятежей и заговоров, сгонял сотни тысяч крестьян на строительство ненужных в военном плане крепостей. В конце концов диктатор потерял связь с реальностью и возомнил себя богом войны Хатиманом. Война стала очередной персональной прихотью воинствующего Тоётоми, которому стало слишком тесно в покорённой Японии. Поражение клана Го-Ходзё в конце в 1590 года[9] , в конечном итоге привело страну ко второму этапу «умиротворения»,[10], так как Хидэёси начал подготовку к следующей войне.

Захват островов Сикоку и Кюсю правитель воспринимал как покорение Востока: «Быстрый и грандиозный успех сопровождал моё возвышение, подобно восходящему солнцу, осветив всю землю». По воспоминаниям современников, Тоётоми угрожал завоевать все «четыреста провинций» Китая: «Я соберу могучую армию и вторгнусь в великую Мин». При этом нужно понимать, что размеры Китая воспринимались в те времена Японией весьма неясно.

В начале марта 1591 года даймё из Кюсю закончил строительство укреплений замка в Нагое, который в планах «Кодзару»[11] был запланирован как центр сбора войск во время похода на Запад[12]. Первым делом он перенёс свою ставку из Осаки на запад, в город Нагоя. В 1592 году Хидэёси направил письмо на Филиппины, требуя дани и обеспечения дипломатической поддержки при отправлении подобных посланий в Корею и Рюкю.

В ходе подготовки к войне, в начале 1586 года корабелы начали строительство 2000 судов[13]. Для того чтобы получить представление о корейских военных, Хидэёси в 1587 году отправил к берегам Южной Кореи разведывательную экспедицию из 26 ударных кораблей. Эта атака дала японцам представления о том, что корейская армия является небоеспособной и не готовой к будущим битвам[14]. В русле дипломатии, Хидэёси пытался развивать дружественные отношения с Китаем и помогал в охранение торговых путей от пиратов Вако[15]

Первая война[править | править исходный текст]

В начале 1592 года верховный правитель Японии Хидэёси подготовил для вторжения в Корею 220-тысячную армию и флот в несколько сот кораблей и 9 тысяч человек экипажа. Весной 1592 несколько групп отплыли к берегам Кореи. Первая группа (до 18 тысяч человек на 350 кораблях) 25 мая 1592 года взяла крепости Пусан и Тоннэ. Вторая группа (22 тысячи) с южного побережья двинулась на север. Третья группа (11 тысяч) высадилась в устье р. Нактонган и направилась к перевалу Чорён, где в ожесточённом бою разгромила высланное навстречу захватчикам конное войско прославленного своими победами над чжурчжэнями полководца Син Ипа. Поняв, что войско разгромлено, Син Ип покончил жизнь самоубийством. Вслед за этим высадилась основная группа численностью 80 тысяч человек.

Из-за плохой подготовки корейской армии японцы очень быстро продвигались по стране: уже через 20 дней был занят Сеул, корейские войска потерпели поражение у реки Имджинган и захватчики продвинулись далеко на север. Двор бежал на север, в г. Ыйджу на берегу реки Амноккан, откуда государь Сонджо послал минскому императору мольбу о помощи. Правители Мин не сразу решили оказать помощь Корее — при дворе императора Ваньли сомневались, что это не провокация, так как военачальники и сановники никак не могли поверить, что на разгром Кореи японцам потребовалось всего несколько месяцев.

На северо-востоке японцы, разбив у Хэджончхан конный отряд Ли Гака (около 1000 воинов) — последнюю организованную силу на севере страны, дошли до рубежей провинции Хамгён, где их с восторгом приветствовали покоренные чжурчжэни, протестовавшие против политики насильственной кореизации. Они помогли японскому военачальнику Като Киёмаса захватить двух корейских принцев, направленных государем Сонджо для организации новой армии. Продолжение похода войск Като Киёмаса на территорию, где проживали неподконтрольные корейцам чжурчжэни, вызвало ожесточенное сопротивление местного населения. Японцы были блокированы, а затем с большими потерями были вынуждены отступить на корейскую территорию.

Пример провинции Хамгён был нетипичным — в целом, вторжение завоевателей вызвало волну народного протеста, которая переросла в широкомасштабную партизанскую войну. Многие чиновники, попавшие в плен, отказывались служить японцам и принимали мученическую смерть. В организации отпора захватчикам исключительное значение имели блестящие победы корейского флота летом и осенью 1592 года. Командующий флотом Ли Сунсин, объединив морские силы всего южного побережья, нанес ряд сокрушительных поражений численно превосходящему японскому флоту.

В конце 1592 г. из Китая прибыл первый отряд минских войск, потерпевший неудачу при попытке с ходу овладеть Пхеньяном. В феврале 1593 г. китайцы перебросили в Корею большое войско под командованием тиду Ли Жусуна, сына прославленного победами над монголами и чжурчжэнями Нинъюаньского бо Ли Чэнляна. Соединившись с остатками корейских войск в Ыйджу, Ли Жусун разгромил в битве за Пхеньян войска японского военачальника Кониси Юкинага и начал продвижение в сторону Сеула. Неудачный для китайцев бой у станции Пёкчегван дал японцам возможность оторваться от преследования и спешно стянуть войска на территорию юго-восточной провинции Кёнсан, где в их руках находились крепости Тэгу, Ульсан, Тоннэ и Пусан, через которые шло снабжение оккупационной армии с перевалочной базы на острове Цусима.

Поскольку японцы были полностью отрезаны от поддержки с моря, войска подвергались постоянным атакам со стороны партизан, было принято решение о прекращении боевых действий[16]. В середине 1593 года японцы согласились на переговоры с целью выиграть время для подготовки нового наступления.

Вторая война[править | править исходный текст]

Во время наступившего мира среди корейской элиты начали нарастать опасения насчёт влияния Ли Сунсина, который стал народным героем[17]. В результате борьбы придворных клик он был обвинён в нарушении приказа, разжалован в матросы и посажен в тюрьму, где начал продумывать тактику для новой войны с японцами. После известий о том, что адмирал Ли находится в тюрьме, японцы начали вторжение в Корею.

Новым командующим морских сил стал один из членов взявшей верх при дворе клики — адмирал Вон Гюн. В течение непродолжительного срока, во время которого Вон Гюн находился во главе флота, боеспособность его снизилась. В битве при Чхильчоннян японцы напали на не подготовленные к бою корейские корабли и добились полной победы — весь корейский флот погиб, сам Вон Гюн убит в сражении, вместе с ним погиб талантливый сподвижник адмирала Ли Сунсина адмирал Ли Окки. Корейскому королю ничего не оставалось, кроме как призвать Ли Сунсина из тюрьмы.

Ли Сунсин собрал остатки флота южных провинций — всего 13 кораблей типа «пханоксон». С их помощью он сотворил т. н. «чудо при Мённян», одержав победу над огромным японским флотом (называют цифру в 333 корабля), имея в своём распоряжении 13 кораблей[16]. Для этого Ли Сунсин удачно использовал особенности навигации у корейских берегов, знание течений, высоты приливов и отливов. Большая часть японских кораблей была завлечена в узкий пролив и разбита силой течения на прибрежных скалах. Корейцам осталось только добить потерявший боеспособность японский флот.

После смерти Тоётоми Хидэёси дальнейшее продолжение войны стало для японцев бессмысленным, и к концу 1598 года японская экспедиционная армия была эвакуирована на родину. Ли Сунсин, соединив свой флот с минским флотом под командованием адмирала Чэнь Линя, атаковал отступающих японцев и одержал над ними крупную победу в бухте Норянчжин. Однако в конце боя Ли Сунсин был смертельно ранен шальной пулей. Он просил своего племянника Ли Буна скрыть свою смерть, чтобы не деморализовать союзников. Остатки японского флота ушли на Цусиму.

Итог[править | править исходный текст]

 
Имджинская война
* Осада Пусана (1592)

Война нанесла серьёзный ущерб Корее не только в экономическом и демографическом плане, но и в культурном, поскольку многие исторические памятники и записи были уничтожены вместе с императорскими дворцами в Сеуле. В результате неудачи в Японии резко упало влияние Тоётоми Хидэёси, вследствие чего его род потерял титул кампаку. В то же время, отступая, японцы захватили с собой ряд корейских учёных-конфуцианцев и мастеров по производству фарфора и книгопечатанию. По утверждению Бенджамина Элмана, это оказало формирующее влияние на ряд аспектов японской культуры последующего периода.

Ли Сунсин был признан героем в Китае и Корее и глубоко почитается в Японии[17].

Историческая параллель[править | править исходный текст]

По хронологии, размаху операции и степени задействования флота Имджинская война в значительной степени соответствует Англо-испанской войне 1585—1604 гг., однако на Западе она остаётся значительно менее известным историческим событием, которое затмили успехи последующей модернизации Японии.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Jang, 1998:123-132.
  2. Rockstein, 1993:7.
  3. Turnbull, 2002:11.
  4. Swope, 2002:771
  5. Turnbull, 2002:13.
  6. 1 2 Arano, 2005:206.
  7. Toyotomi Hideyoshi (1536–1598)(недоступная ссылка — история). Архивировано из первоисточника 13 ноября 1999.
  8. Coyner, Tom Why Are Koreans So Against Japanese?: A Brief History Lesson Helps Foreign Investors Do Business (11 июля 2006). Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
  9. Azuchi-Momoyama Period (1573–1603). Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
  10. Toyotomi Hideyoshi(недоступная ссылка — история).
  11. Прозвище, данное Хидэёси его господином Ода Нобунага, которое означает «маленькая обезьянка», потому что он из-за своих черт лица и тощего вида напоминал обезьяну.
  12. Rockstein, 1993:37.
  13. Rockstein, 1993:38.
  14. Swope, 2005:21.
  15. Toyotomi Hideyoshi - Japanese general who united Japan. Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
  16. 1 2 [1] (недоступная ссылка — историякопия)
  17. 1 2 Yi Sun-shin Home

Литература[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]