Новый Гулливер

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Новый Гулливер (фильм)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Новый Гулливер
Постер фильма
Жанр мультипликационная
комедия
Режиссёр Александр Птушко
Автор
сценария
Григорий Рошаль, Александр Птушко
В главных
ролях
Владимир Константинов
Оператор Николай Ренков
Композитор Лев Шварц
Кинокомпания Московская кино-фабрика
Длительность 73 минуты
Страна  СССР
Язык русский
Год 1935
IMDb ID 0026793

«Но́вый Гулливе́р» — советская остросатирическая комедия 1935 года режиссёра Александра Птушко — первый в мировой кинематографии полнометражный фильм, созданный средствами объёмной мультипликации. Используя общую канву первой части романа Джонатана Свифта «Путешествия Гулливера», Лилипутия показана воинствующим капиталистическим государством.

Сюжет[править | править код]

Как лучший юный осводовец «Артека», пионер Петя Константинов получает в награду любимую книгу — «Путешествия Гулливера» Джонатана Свифта. Вместе с другими пионерами, своими руками отремонтировавшими яхту «Артек», он отправляется на морскую прогулку к островам Адалары. Там ребята просят вожатого прочитать им вслух Петину книгу. Во время чтения Петя незаметно для себя засыпает и попадает в описываемый в книге мир.

Во время путешествия на корабле его атакуют пираты и судно тонет. Вместе с тремя пленниками мальчик сражается с пиратами, но пиратский корабль разбивается о скалы. Подросток приходит в себя на берегу моря, связанный и окружённый и лилипутами. Его поят сонным зельем. В парламенте Лилипутии проходят жаркие прения, что делать с новым Гулливером. Министры от имени короля принимают решение использовать его в военных целях. Мальчика перевозят на специальной платформе при помощи нескольких десятков тракторов в город. Проснувшись, Петя-Гулливер узнаёт о решении, принятом парламентом, но не соглашается с ним. У его ног происходит демонстрация военной силы Лилипутии.

На проходящем где-то в подвалах митинге, из Петиной тетради рабочие узнаю́т, что он за «могучий союз рабочих всей Земли[1]». Они надеются, что Гулливер поможет им в готовящейся операции по свержению аристократии.

Гулливера кормят с конвейера, подавая ему еду краном. Присутствуют придворные, выступает кордебалет. Когда главному герою начинают петь, как замечательно живёт народ в Лилипутии под руководством мудрого короля, он прерывает певицу и запевает пионерскую песню. Ему подпевают рабочие в подвалах. Придворные в ужасе разбегаются.

Начальник тайной полиции решается убить Гулливера и даёт указание изготовить партию оружия. Рабочие предупреждают великана, и полиция узнаёт об этом, но в это время уже начинается забастовка. Рабочие захватывают арсенал. Полиция пытается отравить Гулливера вином с ядом. Выпивая, он выплёвывает его, притворившись, что умер.

Начинаются военные действия. Повстанцев отбрасывают к морю вооружённые силы Лилипутии, но в дело вступает Гулливер. Он захватывает королевские корабли, а рабочие развивают успех на суше, подрывая фугасы и танки. Гвардия и придворные разбегаются.

Повстанцы захватывают королевский дворец. Король прячется на шпиле, но когда рабочие проникают и туда, падая, цепляется за стрелку башенных часов. Петя-Гулливер трубит в горн, снимает со звонницы городской башни колокол и звонит, как в школьный колокольчик, затем громко провозглашает: «Митинг свободной Лилипутии объявляю открытым!»

Петя просыпается под смех своих товарищей — ведь последние слова он произнёс вслух…

История создания[править | править код]

Работу над фильмом предварила серия публикаций «в духе времени», подававших Джонатана Свифта ирландским политическим деятелем[2].
Первоначальный вариант сценария был написан в 1933 году Сигизмундом Кржижановским, имя сценариста впоследствии таинственно выпало из титров[3][4].

В советском фильме о большом человеке (представителе «новой формации») среди кукол (буржуазный мир) «защитным механизмом» служил мотив сна: пионер засыпал и оказывался в кукольной стране.
Герой «Нового Гулливера» — проводник коммунистической идеологии в запретную зону. <…> Мальчик наблюдает классовую борьбу и помогает рабочим в подготовке гражданской войны.

Нина Спутницкая, журнал «Вестник РГГУ» № 1 2015[5]

Гулливер действовал в художественном пространстве, созданном исключительно средствами объёмной мультипликации и огромным количеством комбинированных и макетных съёмок. Этому способствовало бурное развитие кинотехнологий 1930-х, в частности — транспарантных съёмок, сущность которых в возможности снять необходимое действие на заранее снятом фоне. «Без освоения этого метода съёмки не было бы и фильма», — признавались позже А. Птушко с Н. Ренковым в совместной книге «Комбинированные и трюковые киносъёмки»[6].

В «Новом Гулливере» методом транспаранта выстроена сцена, когда Петя призывает на помощь флотилию: на дальнем плане кадра работал пионер, на переднем — куклы, исполняющие роль королевского войска. Побег снимался покадровой съёмкой в транспарантном павильоне на сине-зелёном фоне с макетом берега моря.

Нина Спутницкая, «Птушко. Роу: мастер-класс российского кинофэнтези» 2018[7]

Многие другие сцены, в которых участвовали куклы и живой актёр, снимались за несколько раздельных экспозиций — с обычной скоростью 24 кадр/с и покадрово, как все кукольные фильмы. При этом, пока художники изменяли фазы движения кукол, Владимиру Константинову приходилось долгое время находиться неподвижно.

В процессе подготовки пришлось провести множество расчётов масштабных и пространственных соотношений между куклами и актёром, подобрать необходимый характер и темп движения кукольных персонажей, чтобы получить одновременно жизнеподобные и гротесковые образы героев фильма — жителей лилипутии. Для перемещения камеры при покадровых съёмках кукол были изготовлены специальные конструкции, позволяющие делать не только наезды, отъезды или проезды, но и имитировать съёмку с операторского крана. Особое внимание уделялось расчётам глубины резкости, чтобы при съёмках кукол резкостные соотношения между первоплановыми куклами и куклами в глубине кадра соответствовали распределению резкости при съёмках актёра. На актёра и кукол нужно было устанавливать одинаковый по характеру, но совершенно разный по интенсивности световой рисунок.

Дмитрий Масуренков, журнал «Техника и технологии кино» 2006[8]

В картине было использовано свыше полутора тысяч кукол, в том числе и вылепленные из глины. Фигурки капиталистов были в духе плакатов тех времён: уродливые, пузатые и на тонких ногах. В то же время каждая фигурка была своеобразной и индивидуальной. Фигурки же рабочих менее уродливы, но все слеплены по одному шаблону, из одноцветного пластилина и на проволочном каркасе, с хорошо прорисованными чертами лиц. Это было сделано специально, чтобы «пролетарии» не выглядели пародийно[9].

Новизна и необычность визуального решения потребовала таких же пропорциональных масштабов от звуковой палитры фильма (звукооператор А. Коробов, звукооформитель Я. Харон): музыка, голоса, шумы; комариный писк труб лилипутов диссонирует с трубами артековцев. При озвучании был применён новый метод изменения тембрового качества голоса: примерно на 3–3,5 тона была повышена звуковая фактура. В результате возникает ощущение, что грампластинку, на которой записывался звук, пустили со значительно увеличенным числом оборотов.

Нина Спутницкая, «Искусство кино» № 5 2015[10]

В ролях[править | править код]

Московская кино-фабрика, 1935
Главная роль
  • Владимир Константинов — Петя Константинов, Гулливер


В эпизодических ролях
(в титрах не указаны)
  • Иван Юдин — вожатый отряда
  • Михаил Дагмаров — начальник лагеря
  • Иван Бобровбоцман
  • Фёдор Брест — капитан
  • Олег Олегов — пленник на корабле


Кукол озвучивали
(в титрах не указаны)
  • Борис Евгеньев
  • Михаил Дагмаров
  • Юрий Хмельницкий
  • Т. Чадук
  • Ака Неусыхин
  • Б. Смысловский
  • Муратова (певица)[11]

Создатели[править | править код]

  • Авторы сценария:

Отзывы[править | править код]

По мнению киноведа Сергея Асенина, фильм стал одним из самых значительных явлений советской мультипликации 30-х годов, чем привлёк внимание зрителей многих стран[13].

О фильме за его техническое новаторство с похвалой отзывался Чарли Чаплин[14]. В книге «Одноэтажная Америка» Илья Ильф и Евгений Петров упоминают, что во время прогулки по Бродвею видели «Нового Гулливера» в американском прокате.

Высокую оценку фильму, который помог развитию чешской мультипликации, дали её основоположники, чешские режиссёры Карел Земан, Иржи Трнка и Гермина Тырлова. Фильм «послужил для них примером новаторского использования возможностей мультэкрана, и в частности искусства кинокуклы, непосредственным вдохновляющим импульсом в их работе»[13].

Успех на долю фильма выпал необычайный. Пресса писала о нём как о явлении выдающемся не только для советской, но и для всей мировой кинематографии. Фильм прежде всего поражал изумительными достоинствами игры кукол, грандиозностью массовых сцен…

Иван Иванов-Вано, «Кадр за кадром» 1980[15]

Многие рецензенты-современники успели обвинить фильм в пропаганде коммунизма и неверном отражении общественного строя.

Однако спустя десятилетия в «Новом Гулливере» очевидны иные коннотации, его идеологический посыл оказался нестабильным, и сегодня возникает новое семантическое поле ассоциаций, которые, скорее всего, не закладывались авторами: мир буржуазии многолик, красочен, в его представителях подчеркнуто артистическое начало, тогда как Петя и рабочие – лишь исполнители рекомендаций и песен, записанных под диктовку.

Нина Спутницкая, журнал «Вестник РГГУ» № 1 2015[16]

Награды[править | править код]

Новая редакция[править | править код]

В 1960 году вышла полностью переозвученная и частично перемонтированная новая редакция фильма. Значительная часть партитуры была переоркестрована; часть музыки заменена или полностью удалена. Из фильма была исключена финальная песня. Голос Пети стал более низким; сильно изменились (а местами были добавлены новые) шумы. В результате перемонтажа изменилась последовательность ряда планов; многие кадры были удалены, в частности, некоторые кадры с текстами (протокол заседания лилипутского парламента, обложка Петиной тетради). Оставшиеся тексты были зачитаны за кадром. Почти втрое увеличилось количество реплик лилипутов, особенно в массовых сценах. Кроме того, для новой редакции были пересняты титры[18].

Издание на видео[править | править код]

В период 1990—2000-х годов фильм выпускался на видеокассетах VHS.
В 2005 году фильм выпущен на DVD. В настоящее время на DVD доступны как оригинальная версия 1935 года, так и новая редакция 1960 года.

Примечания[править | править код]

  1. В переозвученном варианте — «могучий союз народов всей Земли»
  2. Джонатан Свифт и его Гулливер // Ленинские искры : газета. — 1935. — 18 апрель.
  3. Кржижановский С. Д. Собрание сочинений в 5 т. / Сост., предисл. и коммент. Вадима Перельмутера. — СПб.: Симпозиум, 2001. — Т. 1. — С. 59. — ISBN 5-89091-131-7.
  4. Спутницкая Н. Особенности масштабирования протагониста в фильме А. Птушко «Новый Гулливер» и проблема идентичности в советском детском кино второй половины 1930-х гг., 2015, с. 76.
  5. Спутницкая Н. Особенности масштабирования протагониста в фильме А. Птушко «Новый Гулливер» и проблема идентичности в советском детском кино второй половины 1930-х гг., 2015, с. 74, 75.
  6. Птушко А., Ренков Н., 1941, с. 101.
  7. Спутницкая Н. Птушко. Роу: мастер-класс российского кинофэнтези, 2018, с. 13.
  8. Масуренков Д. И. Из истории комбинированных киносъёмок. Мастера визуальных эффектов // Техника и технологии кино : журнал. — 2006.
  9. История создания «Нового Гулливера»
  10. Спутницкая Н. Ю. Гулливеркино: обратная сторона сказки. Александр Птушко — инновации // Искусство кино : журнал. — 2015. — Май (№ 5). — ISSN 0130-6405.
  11. Советские художественные фильмы. Т. 2, 1961, с. 80.
  12. Клейман Наум. Другая история советского кино / Четыре оттепели // Киноведческие записки : журнал. — 2001. — № 50. — ISSN 0235-8212.
  13. 1 2 Асенин С. Мир мультфильма: Идеи и образы мультипликации социалистических стран, 1986, с. 45.
  14. The New York Times, December 30, 2001. Now in America, the Films of the Soviet Walt Disney (англ.)
  15. Иванов-Вано И. Кадр за кадром, 1980, с. 93.
  16. Спутницкая Н. Особенности масштабирования протагониста в фильме А. Птушко «Новый Гулливер» и проблема идентичности в советском детском кино второй половины 1930-х гг., 2015, с. 77.
  17. Спутницкая Н. Птушко. Роу: мастер-класс российского кинофэнтези, 2018, с. 13—14.
  18. Два Гулливера Блог историка анимации Георгия Бородина

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]