С-25

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
С-25 (до 1953 г. "Беркут")
Ракета ЗРК С-25 «Беркут» в музее полигона «Капустин Яр», г. Знаменск.

С-25
Тип: зенитный ракетный комплекс (ЗРК)
Страна: СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР
История службы
Годы эксплуатации: 1955 - 1982
Принят на вооружение: 1955
На вооружении:

См. список пользователей

История производства
Конструктор: Головной разработчик — КБ-1
Разработан: 1950 - 1955
Варианты: С-25, С-25М.


С-25 «Бе́ркут» (по классификации НАТО — SA-1 Guild) — стационарная зенитно-ракетная система, созданная в СССР для обороны Москвы от средств воздушного нападения потенциального противника. Принята на вооружение в 1955 году. Состояла из 22-х радиолокационных станций дальнего обнаружения, 56 зенитно-ракетных комплексов (ЗРК), расположенных двумя кольцами вокруг Москвы, технических баз и командных пунктов управления.

Система С-25 являлась первым, принятым в СССР на вооружение, образцом зенитного управляемого ракетного оружия (ЗУРО). Дальнейшим развитием идей, заложенных в С-25, стало создание ЗРК С-75, С-125, С-200, С-300.

История[править | править вики-текст]

Предпосылки создания[править | править вики-текст]

В конце 40-х годов XX века, в начальный период холодной войны, США, используя монополию на ядерное оружие и хорошо развитую бомбардировочную авиацию, разработали ряд планов войны против СССР («Пинчер», «Граббер», «Бройлер», «Халфмун», «Флитвуд», «Троян», «Оффтэкл», «Дропшот» и др.), ключевую роль в которых играли массированные ядерные бомбардировки крупных советских городов, проводившиеся с целью разрушения политических правительственных, административных, технических и научных центров страны и максимального подрыва военного потенциала [1].
В июне 1950 г., после начала войны в Корее, опасность полномасштабного военного конфликта между державами резко возросла и потребовалась комплексная защита Москвы, в которой располагался центр управления страной и Вооружёнными Силами СССР, от возможных массированных воздушных атак. Началось осуществление одного из наиболее сложных и дорогостоящих на то время проектов по созданию ракетной системы ПВО, управляемой с помощью радиолокационной сети.

Разработка системы[править | править вики-текст]

Опыт Второй Мировой войны[править | править вики-текст]

Вторая Мировая война в целом показала доминирование авиации над средствами ПВО. Как правило, тщательно подготовленные массированные налёты, даже на хорошо защищенные объекты, достигали цели; традиционные средства ПВО - зенитная артиллерия и истребительная авиация могли только ослабить силу удара. В послевоенный период, с появлением ядерной бомбы, прорыв даже одиночного бомбардировщика мог привести к серьёзным последствиям. Появление новых зенитных орудий, сложных систем орудийной наводки и снарядов с радиовзрывателями не решало проблему, скоростной бомбардировщик на высоте 10 км проходил зону обстрела за несколько секунд, а сильное рассеяние снарядов на такой высоте делало огонь ПВО малорезультативным, истребители же, теряя на больших высотах маневренность и преимущества в скорости, не могли эффективно бороться с "суперкрепостями", имеющими сферическую пушечную защиту и радиолокационные прицелы. Надежды возлагались на принципиально новые системы зенитного управляемого ракетного оружия (ЗУРО), работы над которыми начались в Германии во время войны («Вассерфаль», «Шметтерлинг») и затем, после 1945 года, были продолжены в СССР в НИИ-88. Однако попытка довести немецкие разработки до уровня практического применения завершилась неудачей, к 1950 году они уже устарели и требовалось новое решение[2].

Начало работ[править | править вики-текст]

С 1949 года И. В. Сталин обсуждал проблему защиты Москвы от налётов вражеской авиации с главным конструктором противокорабельной ракетной системы КС-1 Комета П. Н. Куксенко. Куксенко высказал мнение, что решение такой задачи потребует усилий, сравнимых с реализацией атомного проекта, и возможно только при объединении последних достижений в области ракетной техники, радиолокации, электроники и других областей науки и техники[2].

9 августа 1950 года, секретным постановлением Совета Министров СССР № 3389-1426, было официально принято решение о создании зенитной ракетной системы «Беркут», позже переименованной в С-25. В постановлении подробно указывались планы и сроки, исполнители работ, ТТХ комплекса, размеры поощрительных премий инженерно-техническим и научным работникам. С целью выигрыша времени разрешалось вести подготовку серийного производства параллельно с разработкой технических проектов и опытных образцов элементов комплекса[3]. Перед разработчиками была поставлена задача построения системы ПВО, через которую не мог бы проникнуть ни один самолёт. С-25 должна была обеспечить:

  • Возможность эффективного применения средств ПВО при массированных налётах (до 20 самолётов на участке в 10-15 км).
  • Круговой характер обороны, способной отразить удар с любых направлений
  • Большая глубина системы ПВО для исключения прорыва.
  • Способность вести борьбу в сложных метеоусловиях и в любое время суток.

Создание системы «Беркут» ставилось в ранг важнейшей государственной задачи, организация работ осуществлялась наподобие советского атомного проекта. Общее руководство было возложено на специально созданное Третье главное управление при Совете Министров СССР (В. М. Рябиков, А. Н. Щукин), финансирование шло через Первое (атомное) главное управление при СМ СССР (оба управления курировал Л. П. Берия). Особенностью проекта было то, что Военное министерство СССР не являлось заказчиком системы и в подробности работ не посвящались даже высшие военные руководители страны.
12 августа 1950 года, приказом приказом Министерства вооружения СССР №427, на базе СБ-1[4] начало формироваться закрытое КБ-1, ставшее головным разработчиком системы. Руководителем КБ-1 назначен заместитель министра вооружения К. М. Герасимов (с апреля 1951 г. А. С. Елян), главными конструкторами — С. Л. Берия и П. Н. Куксенко, заместителем главного конструктора - А. А. Расплетин. Ведущими специалистами стали 30 человек, персонально отобранные из разных организаций Москвы и Ленинграда, они, в свою очередь, формировали свои списки сотрудников. Из СБ-1 в КБ-1 перешли немецкие специалисты-ракетчики, вывезенные из Германии после войны и "спецконтингент" из заключенных советских специалистов. Начальниками всех крупных подразделений КБ-1 назначались офицеры госбезопасности. Для размещения лабораторий и опытных цехов на развилке Ленинградского и Волоколамского шоссе в Москве строится 13-этажное здание (Ленинградский просп., 80, корпус 16).
КБ-1 определяет общий облик системы и разрабатывает наиболее сложную ее часть - многофункциональную секторную РЛС 10-сантиметрового диапазона, которой позднее был присвоен индекс Б-200. Комплекс сооружений с радиолокатором в конструкторской документации получил название ЦРН (центральный радиолокатор наведения), в войсковой документации — РТЦ (радиотехнический центр).
В качестве подрядчиков в разработке С-25 участвуют:

  • РТИ АН СССР (А. Л. Минц)- разработка мощных передающих устройств РЛС Б-200, технологического оборудования, систем оповещения, целеуказания, управления и связи[5].
  • ОКБ-301 (С. А. Лавочкин) - разработка зенитной ракеты В-300 (альтернативный вариант ракеты - ШБ-32 разрабатывался группой Д. Л. Томашевича в КБ-1).[6]
  • НИИ-20 (НИИ-244) (Л. В. Леонов[7]) - РЛС кругового обзора А-100 "Кама".

[8].

  • Авиационный компонент системы, на базе Ту-4, представлявший собой независимый комплекс класса «воздух-воздух», разрабатывался совместно КБ-1, ОКБ-301, НИИ-17 (работы свернуты после ареста Л. П. Берия). [9]

Формирование облика системы[править | править вики-текст]

За 7 месяцев от выхода постановления до разработки первого проекта "Беркута" (февраль-март 1951 г.), сформировался общий облик системы, в котором были заложены два смелых технических решения:

  • разработка многофункционального центрального радиолокатора наведения - ЦРН (Б-200).
  • создание на его основе многоканального зенитно-ракетного комплекса, способного вести одновременный обстрел до 20 целей.

Связано это было с тем, что сложность поставленной задачи не позволяла решить ее тривиальными методами, подобными примененным в американском ЗРК MIM-3 Nike Ajax. Основные проблемы, возникшие при решении задачи при помощи одноканальных ЗРК, были следующими:

  • Громоздкость всей системы. Размещение на местности более 1000 ЗРК с двумя РЛС в каждом создало бы большие проблемы с сетью дорог, связи, техническим обслуживанием и т.п.
  • Сложность управления разнесенными на местности объектами, на которые нужно быстро и точно передавать обстановку с радиолокатора целеуказания.
  • Электромагнитная несовместимость. Отражение групповых налётов предусматривало одновременную работу десятков ЗРК, чтобы не создавать взаимных помех пришлось бы занять весь диапазон сантиметровых волн.
  • Меньшая точность и более высокая сложность решения задачи наведения. Неизбежные ошибки союстировки двух раздельных узколучевых РЛС цели и ракеты не позволяли получить высокую вероятность поражения во всех точках пространства. Чтобы в данных условиях получить вероятность поражения цели близкой к 100% требовалась разработка головки самонаведения ракеты на конечном участке полета, однако в 1950-х годах это было сложным и дорогим решением, кроме того, массивная радиоаппаратура отнимала значительную часть боевой нагрузки ракеты.

Первоначально было неясно, удастся ли создать многофункциональную РЛС с требуемыми параметрами и работы велись параллельно, разрабатывались узколучевые РЛС наведения для одноканальных ЗРК (В. М. Тарановский) и головки самонаведения (ГСН) ракеты, в этом варианте комплекса планируемая перспективная многофункциональная секторная РЛС играла роль станции группового целеуказания (СГЦ) для 20-ти одноканальных ЗРК. СГЦ разрабатывал А. А. Расплетин (работа была дальнейшим развитием станции наземной артиллерийской разведки СНАР-1, за разработку которой он в ЦНИИ-108 был удостоен Сталинкой премии). СГЦ осуществляла непрерывное линейно-плоскостное сканирование сектора пространства 60°х60° при помощи двух антенн особой конструкции, которые были расположены перед бетонным бункером с аппаратурой и быстро вращались во взаимно перпендикулярных плоскостях, каждая антенна создавала плоский, лопатообразный луч шириной около 60°. К ноябрю 1950 г., применив ряд технических решений, группе Расплетина удалось повысить точность СГЦ и доказать возможность применения ее для наведения ракет, при этом отпадала необходимость в многочисленных одноканальных ЗРК и в разработке ГСН ракет, что значительно упрощало систему. В январе 1951 г. общий облик многофункционального радиолокатора на базе СГЦ окончательно определился, он был переименован в Центральную станцию наведения (ЦСН) получившую позднее обозначение Б-200 и совмещающую в себе функции обнаружения целей, их сопровождения и наведения ракет в автоматическом режиме. ЦРН стал наиболее сложным элементом комплекса а его создание - центральной задачей проекта, при этом Александр Расплетин фактически превращался в одного из главных конструкторов системы.[10]

Первый проект[править | править вики-текст]

Согласно выпущенного проекта, система представляла собой несколько колец радиолокационных станций и зенитно-ракетных комплексов, концентрически расположенных вокруг Москвы.
Система дальнего обнаружения- 350 км от центра. Представляла собой 10 радиолокационных станций А-100Д, каждая из которых состояла из двух радиолокаторов "Кама" и радиовысотомера, объединенных в радиотехнический центр. Располагались в районе городов: Буй, Горький, Кадом, Мичуринск, село Русский Брод (Орловская обл.), Брянск, Смоленск, Андреаполь, Боровичи, Череповец, образуя сплошное радиолокационное поле на дальностях до 650 км. РЛС работали непрерывно, информация с них передавалась на ЦКП, с которого при возникновении угрожающей обстановки вводились в действие средства защиты.
Первый пояс воздушной защиты- 80 км от центра, 34 ЗРК, расположенные по окружности через 14,7 км. Создавали сплошной пояс обороны внешним радиусом 110 км, с частичным перекрытием зон ответственности. Для защиты малых высот на стыках ЗРК, второй очередью, предполагалось дополнительно установить простые одноканальные комплексы.
Второй пояс воздушной защиты- 46 км от центра, 22 ЗРК через 13,1 км. Строился на аналогичных принципах и имел внешний радиус кольца обороны около 80 км.
Внутреннее кольцо воздушной защиты - Рассчитывалось на уничтожение одиночных самолётов противника, прорвавшихся через 2 кольца обороны на дальность ближе 55 км от центра (позднее от этого элемента системы отказались, посчитав его излишним). Проектировалось на основе сверхтяжелых самолётов-перехватчиков Г-310 (специальная модификация Ту-4), несущих РЛС кругового обзора с дальностью 35-40 км, 4 ракеты Г-300 класса «воздух-воздух» с системой наведения, навигационное оборудование, позволяющее производить взлёт и посадку в любых метеоусловиях (авторадиокомпас АРК-5, навигационный координатор НК-46Б, систем слепой посадки "Материк"), необходимые средства связи и систему опознавания «свой/чужой» "Электрон". Поднимаясь по тревоге, самолёты должны были рассредоточенно двигаться по кольцевому маршруту, образуя третий пояс защиты. Концептуально комплекс напоминал систему «воздух-море» КС-1 Комета. Управление ракетой также осуществлялось в луче станции наведения с переходом на ГСН на конечном участке. Впоследствии кольцо воздушной защиты посчитали излишним и оно не было реализовано в проекте.[9]
Система ближнего обнаружения- 4 РЛС А-100Б (однотипные с А-100Д) с секторной зоной ответственности располагалась в 25 км от центра в районе секторных командных пунктов (СКП). Создавали сплошное радиолокационное поле на дальностях до 200 км и предназначались для выдачи на ЗРК оперативной воздушной обстановки при боевой работе.
Вся информация о воздушной обстановке с РЛС А-100Д и А-100Б собиралась на экран-планшет ЦКП, который располагался в бункере на территории Москвы (имелся также запасной ЦКП), откуда осуществлялось общее командование и управление воздушным сегментом комплекса, СКП координировали работу ЗРК, находящихся в секторе ответственности.
Ракета наземного комплекса, согласно проекта, имела стартовый вес 3327 кг (горючее 941 кг, БЧ - 260 кг), стартовала вертикально со стартового стола, первые 9 секунд полёта (до скорости 120 м/с) управлялась при помощи газовых рулей, программный механизм отклонял ее в сторону цели, затем рули сбрасывались и дальнейшее управление шло при помощи аэродинамических рулей в режиме наведения от ЦРН. Впоследствии, после отработки системы, предполагалось перейти на более перспективную ракету наклонного старта ШБ-32 (над ней работала группа Д.Л. Томашевича в КБ-1) с пороховым ускорителем первой ступени, однако в рамках проекта С-25 это не было осуществлено (ракета на базе ШБ-32 была использована в следующей разработке КБ-1 - комплексе С-75). Значительное увеличение массы ракеты по сравнению с первоначальным заданием также являлось компромиссным решением, ибо создать за столь жесткие сроки малогабаритное бортовое оборудование было сложно. Для возможности поражения целей на больших высотах, где маневренность ракеты значительно падала, наведение осуществлялось по специально разработанному методу параллельного сближения, исключающему значительные перегрузки на конечном участке полёта. В составе ЦРН задачу наведения должен был решать центральный счетно-решающий прибор (ЦСРП) электромеханического типа, выполненный на вращающихся трансформаторах (впоследствии конструкция была значительно пересмотрена и ЦСРП был построен полностью на электронных компонентах), состоящий из 20 одинаковых секций, каждая из которых вела выработку команд на каждую пару цель-ракета. За 500 м до цели ЦСРН автоматически выдавал команду на взвод бортового радиолокационного взрывателя.
Для авиационного комплекса предполагалось разработать аналогичную ракету стартовым весом 1150 кг с меньшей дальностью и менее мощной боевой частью.[11]

Участие в разработке «Беркута» немецких специалистов[править | править вики-текст]

Германия, достигшая больших успехов в ракетной технике, привлекла пристальное внимание СССР и США еще в период войны. Несмотря на то что 2 мая 1945 года практически все руководители немецких ракетных программ и ведущие учёные, владеющие полной информацией о германских технологиях, организованно эмигрировали в США, Советский Союз сумел изучить структуру немецкой ракетной отрасли и продолжить многие направления перспективных разработок. При помощи советских специалистов, специально направленных в зону оккупации, на территории Германии были организованы несколько новых научных институтов, в которых начался сбор и систематизация интересующей научно-технической информации с привлечением немецких учёных и специалистов. В 1946 году по инициативе американской стороны Союзным Контрольным Советом в Берлине был принят закон, запрещающий вести на оккупированной территории производство и научные работы военно-прикладного характера, и немецкие специалисты были перемещены в СССР. В основном это были бывшие сотрудники известных фирм «Сименс», «Аскания», «Телефункен», «Лоренц», АЕГ, «Бляупункт» и т.п., причем многие из них ранее непосредственно с ракетной техникой не соприкасались. Хотя специалисты были вывезены принудительно и были ограничены в правах передвижения по стране, в СССР им предоставлялись хорошие жилищные условия и высокие зарплаты.[12]

В КБ-1 значительную долю немецкого контингента составляли сотрудники многопрофильной фирмы «Аскания», специализирующейся на точном приборостроении (после войны фирма была вывезена из Германии в СССР вместе с приборами и оборудованием).[13]. Личный состав немецкого отдела составлял около 60 специалистов во главе с техническим руководителем доктором Вольдемаром Меллером, при разработке «Беркута» они не допускались к обсуждению результатов испытаний и занимались отдельными вопросами, работая изолированным подразделением, которое курировал С. Берия. Выполнение параллельных с советскими разработчиками задач нередко вызывало конфликты при принятии окончательного решения. Наибольший вклад в разработку «Беркута» внес доктор Ганс Хох, предложивший перевести систему координат ЦРН в плоскости сканирования антенн и использовать при решении задачи относительные координаты цели и ракеты что, при повышении точности, значительно упростило построение счетно-решающего прибора, позволив перевести его с электромеханической на полностью электронную базу, значительный вклад совместно с Куртом Магнусом он внес также в разработку автопилота ракеты на основе суммирующих гироскопов.[10]. В 1953 году, после ареста Л. Берия и С. Берия, немецкие специалисты были отстранены от работ и вскоре возвращены в Германию.

Этапы испытаний и принятие на вооружение[править | править вики-текст]

20 сентября 1952 года опытный образец Б-200 был отправлен на полигон Капустин Яр для стрельбовых испытаний с ракетами В-300. 25 мая 1953 года управляемой ракетой был впервые сбит самолёт-мишень Ту-4. В 1953 году по настоянию группы военных, указывавших на чрезмерную сложность эксплуатации системы и её низкую эффективность, были проведены сравнительные испытания зенитной артиллерии и системы «Беркут». Лишь после этих сравнительных стрельб у артиллеристов отпали последние сомнения в эффективности управляемого ракетного оружия.

Серийные образцы ракет были испытаны в 1954 году: произведён одновременный перехват 20 целей. Сразу после завершающего этапа испытаний начались бурные дебаты о том, принимать ли систему С-25 на вооружение. Военные считали, что система настолько сложна, что принимать её сразу на вооружение не следует, а надо принять в опытную эксплуатацию на один год, после чего, без дополнительных испытаний, поставить на боевое дежурство. Разработчики же системы считали, что систему надо сразу принимать на вооружение и ставить на боевое дежурство, а войска следует обучать прямо во время несения боевого дежурства. Точку в споре поставил Никита Хрущёв. 7 мая 1955 года постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР система С-25 была принята на вооружение.

Эксплуатация и снятие с боевого дежурства[править | править вики-текст]

Впервые ракеты комплекса (В-300) были открыто показаны на военном параде 7 ноября 1960 года.

Развёртывание[править | править вики-текст]

В соответствии с указанием Сталина, система ПВО Москвы должна была обладать возможностью отражения массированного налёта авиации противника с участием до 1200 самолётов. Расчёты показали, что для этого потребуется 56 многоканальных зенитных ракетных комплексов с РЛС секторного обзора и пусковыми установками ракет, размещённых на двух кольцах. На внутреннем кольце, на расстоянии 45—50 километров от центра Москвы, было намечено разместить 22 комплекса, на внешнем кольце, на расстоянии 85—90 километров — 34 комплекса. Комплексы должны были располагаться на расстоянии 12—15 километров друг от друга — так, чтобы сектор огня каждого из них перекрывал сектора комплексов, находящихся слева и справа, создавая сплошное поле поражения.

Военные части, оснащённые комплексами С-25, представляли собой достаточно большие по площади объекты, обслуживаемые большим количеством личного состава. Основным видом маскировки было расположение в лесных массивах, кроны деревьев которых прятали установки и сооружения от посторонних глаз.

Позже зоны ответственности всех полков С-25 были разбиты на четыре равных сектора, в каждом из которых находилось 14 зенитных ракетных полков ближнего и дальнего эшелонов. Каждые 14 полков образовывали корпус. Четыре корпуса составили 1-ю армию ПВО особого назначения.

В 1990-е годы большинство частей С-25 были расформированы. В настоящее время на некоторых из бывших боевых позиций располагаются военные объекты другого назначения (в частности, развёрнуты комплексы С-300 и С-400), часть используется как дачные участки, иные представляют собой заброшенные территории.

Характеристики[править | править вики-текст]

Характеристики системы образца 1955 года:

  • Скорость целей: 1500 км/ч
  • Высота поражения: 5,0—20 км.
  • Дальность: 35 км.
  • Количество поражаемых целей: 20.
  • Количество ЗУР: 60.
  • Возможность поражения цели в помехах: нет.
  • Срок хранения ракеты:
    • на пусковой установке — 0,5 года;
    • на складе — 2,5 года.

Характеристики после модернизации 1966 года:

  • Скорость целей: 4200 км/ч.
  • Высота поражения: 1500-30000 м.
  • Дальность: 43 км.
  • Количество поражаемых целей: 20.
  • Количество ЗУР: 60.
  • Возможность поражения цели в помехах: есть.
  • Срок хранения ракеты:
    • на пусковой установке — 5 лет;
    • на складе — 15 лет.


Характеристики системы С-25
(сводная таблица из «Альбома разработок ЦКБ "Алмаз" 1947 - 1977 гг.» и альбома «Зенитный стационарный ракетный комплекс С-25»)

Основные характеристики Этапы модернизации
1955 г.
(принятие на вооружение)
1957 г. 1962 г. 1969 г. 1977 г.
Поражаемые цели Ту-4 Ту-4, Ил-28 Ту-16, МиГ-17 Ту-16, МиГ-17, А-11 Ту-16, МиГ-17, А-11
Скорость цели (км/ч.) 1200 1500 2000 3700 4300
Вероятность поражения
цели одной ракетой
0,7 - 0,9 0,85 - 0,96 0,85-0,96 (МиГ-17)
0,25-0,8 (А-11)
нет данных
Диапазон высот (км) 5...20 3...25 1,5...35 0,5...35
Максимальная дальность (км) 35 40 43,4 58
Маневр цели (g) 0.5 - 1 1 - 2 вертикальный - 4
горизонтальный - 6
Количество одновременно
поражаемых целей
до 20
Длительная скорострельность 6 целей в минуту нет данных
Опознавание "свой/чужой" нет На индикаторах И-400 нет данных
Тип боеголовки Обычная (320 кг) Обычная или ядерная (10 кТ)
Помехозащищенность нет пассивные, активные
шумовые
пассивные, активные
шумовые и уводящие
по дальности
пассивные, активные шумовые,
активные уводящие по дальности
и углу
Метод наведения Командный
С постоянным упреждением Упреждение, зависит от
угловой скорости цели
комбинированный
метод
Сроки хранения ракет (лет)
на пусковой установке / на складе
0,5 / 2,5 2,5 / 10 5 / 15 нет данных
Личный состав огневого комплекса
офицеров / солдат и сержантов
119 / 631 106 / 593 нет данных

Оценка проекта[править | править вики-текст]

Для своего времени система С-25 была техническим шедевром, находившимся почти на грани доступной технологии. Это был первый многоканальный зенитный ракетный комплекс, способный решать задачи одновременного отслеживания и поражения значительного количества целей и организации взаимодействия между отдельными батареями. Впервые в составе комплекса были применены многоканальные РЛС. Ни один другой зенитный ракетный комплекс вплоть до конца 1960-х не обладал такими возможностями.

В то же время, будучи пределом совершенства, достижимого в то время, система С-25 имела и ряд недостатков. Ключевым из них была крайне высокая стоимость и сложность системы. Развёртывание и обслуживание комплексов С-25 было экономически оправдано только для прикрытия наиболее важных, ключевых объектов: в итоге, комплексы удалось развернуть только вокруг Москвы (планы развёртывания модифицированной версии комплекса вокруг Ленинграда были отменены), а вся остальная территория СССР не имела зенитного ракетного прикрытия вплоть до 1960-х. Для сравнения, в тот же период времени американцы развернули для защиты городов и военных баз более сотни зенитных батарей MIM-3 Nike Ajax, которые, хотя и были одноканальными и существенно более примитивными, в то же время и стоили меньше и могли развёртываться в гораздо больших количествах.

Ещё одним недостатком С-25 была его стационарность: комплекс был полностью немобилен и не мог быть передислоцирован. Таким образом, сам по себе комплекс был уязвим для возможного ядерного нападения противника.

Но главным недостатком системы С-25 было то, что заложенные в ней изначально требования защиты от массированного налёта с применением сотен бомбардировщиков устарели к моменту принятия на вооружение. В основе ядерной стратегии теперь лежали независимые действия небольших звеньев бомбардировщиков, обнаружить которые было значительно труднее, чем прежние воздушные армады. Таким образом, уже к моменту принятия на вооружение заложенные в систему требования оказались избыточны: существующие ограничения по высотности означали, что комплекс может быть преодолён летящими на малой высоте бомбардировщиками или крылатыми ракетами[14]. В результате СССР отказался от дальнейшего развёртывания системы С-25 в пользу более простых, но и более дешёвых и более мобильных ЗРК С-75.

Бывшие операторы[править | править вики-текст]

  • СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР/РоссияFlag of Russia.svg Россия: Снят с вооружения в 1990-х годах. В настоящее время из оставшихся ракет В-300 созданы ракеты-мишени типа «Стриж», использующиеся на испытаниях и учениях.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Батюк В. И., Пронин А. В. «Почему Г. Трумэн "пощадил" СССР» // Военно-исторический журнал. — 1996. — №3. — С. 74.
  2. 1 2 «Грани "Алмаза". 55 лет (История в событиях и лицах 1947 - 2002)» // «Алмаз», Москва, 2002 ISBN 5-86035-035-X, Составители: Светлана Касумова, Павел Проказов
  3. Дмитрий Леонов. Начало работ по созданию зенитной ракетной системы «Беркут» // Книга о 658 ЗРП.
  4. Головной разработчик КС-1 Комета
  5. Концерн «РТИ Системы». — Структура активов
  6. "Несостоявшийся соперник". Зенитная управляемая ракета ШБ-32 комплекса С-25. сайт «Вестник ПВО»
  7. Леонов Леонид Васильевич (1910-1964) - главный конструктор радиолокационных станций обнаружения сантиметрового диапазона. В 1949 г. им разработана и создана первая такая станция П-20.
  8. К. С. Альперович |«Так рождалось новое оружие» Записки о зенитных ракетных комплексах и их создателях // "УНИСЕРВ", Москва, 1999 ISBN 5-86035-025-2
  9. 1 2 «Сверхтяжелый перехватчик ПВО Ту-4 Д-500, комплекс Г-310» // сайт «Военное обозрение», 21 октября 2013 г.
  10. 1 2 К. С. Альперович. Годы работы над системой ПВО Москвы — 1950—1955. (Записки инженера). — 2003. — ISBN 5-7287-0238-74.
  11. "Беркут". Технический проект раздел 1. Общая характеристика комплекса ПВО "Беркут". 1951 г.
  12. Черток Борис Евсеевич. "РАКЕТЫ И ЛЮДИ". том-1. — «Машиностроение», 1999. — P. 416. — ISBN 5-217-02934-X.
  13. О. Фаличев, Е. Сухарев. "«Аскания» в КБ-1". Газета «Стрела» №3(110), март 2012.
  14. ВВС США в 1950-х отрабатывали тактику доставки ядерного боеприпаса на малых и сверхмалых высотах методом «броскового бомбометания». Подобная тактика отрабатывалась даже на стратегических бомбардировщиках B-47, и хотя последние не были рассчитаны на подобное применение, тем не менее единичные атаки против стратегически важных объектов тыла могли быть выполнены подобным образом.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]