Террористический акт в Кизляре (1996)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Террористический акт в Кизляре
Место атаки

Кизляр и Первомайское, Республика Дагестан, Россия

Цель атаки

Первоначально — вертолётная база; затем — больница с заложниками

Дата

9 января18 января 1996 года

Способ атаки

Вооружённое нападение на город, затем захват заложников

Оружие

пехотное оружие российского (советского) производства

Погибшие

78 российских военнослужащих,
2 БТР, 2 вертолёта Ми-8

Раненые

Несколько сотен

Число заложников

~3700 человек[источник не указан 143 дня]

Террористи́ческий акт в Кизля́ре — эпизод Первой чеченской войны, в ходе которого 9 января 1996 года боевики под командованием Салмана Радуева и Хункар-Паши Исрапилова атаковали российский город Кизляр (Республика Дагестан) и, взяв группу заложников, 18 января возвратились на территорию Чечни. Первоначальная цель — ликвидация вертолётной базы федеральных сил. Однако в результате боестолкновения с федеральными силами, боевики закрепились в местной больнице и взяли заложников в количестве 3700 человек[источник не указан 143 дня]. Используя ситуацию, Салман Радуев потребовал от руководства России вывести войска с территории Чечни и Северного Кавказа.

Численный состав отряда боевиков[править | править вики-текст]

Общее руководство операцией Д.Дудаев возложил на Х. Исрапилова и С. Радуева, причем Хункар Исрапилов осуществлял военное руководство операцией, а Салман Радуев — политическое: после захвата Кизляра он должен был вести переговоры с представителями российских властей и СМИ[1].

События в Кизляре[править | править вики-текст]

9 января 1996 года, сразу после призыва Аслана Масхадова активизировать боевые действия против российских войск, военные формирования Ичкерии, действуя силами нескольких мобильных групп под руководством полевых командиров Хункар-Паши Исрапилова, Салмана Радуева и Турпал-Али Атгериева, совершили вооружённый налёт на территорию соседнего Дагестана, выбрав своей целью город Кизляр. Основной целью атак стали военные объекты города: подразделению Айдамира Абалаева было поручено, используя стрелковое оружие и гранатомёты, напасть на вертолётную базу, физически ликвидировать охрану, уничтожить находящиеся на ней вертолёты и захватить оружейный склад. Но на вертолётной базе ждали нападения, и им удалось отбить атаку боевиков; вертолёты, взорванные на базе, были неисправны. Вертолётная база находилась на окраине Кизляра, в 500 метрах от жилых домов, после неудачной атаки на рассвете боевики вошли в город с целью захвата заложников. Убили водителя рейсового городского автобуса, который пытался скрыться. В роддом они вошли ещё ночью. Утром они брали в заложники людей прямо на заводской проходной, которая, кстати, находится недалеко от аэродрома. «Наурскому батальону» под командованием Мусы Чараева было поручено захватить войсковую часть № 3693, подавить сопротивление охранявшего её батальона Внутренних войск МВД России и постараться захватить как можно больше военнослужащих в плен. Это нападение в воинской части ждали. Первая же машина с боевиками была уничтожена во дворе примыкающего к воинской части многоквартирного жилого дома, при этом огонь вёлся сразу без предупреждения. Никакие федеральные силы до трёх часов дня в город не входили. Все силовики охраняли сами себя и ждали подкрепления, а боевики согнали с утра всех заложников в больницу и стали выжидать и предъявлять свои требования. Кстати за захват роддома в Кизляре Радуев получил от дагестанцев прозвище «Гинеколог».(очевидец) Сводному отряду «Северо-восточного направления» под руководством Салмана Радуева — захватить авиационный завод и уничтожить его оборудование. Затем, собирая из близлежащих домов заложников, боевики предполагали выдвинуться вместе с ними к железнодорожному вокзалу и взять его под контроль.

…Сначала чеченские террористы зашли в Кизляр, захватили больницу и взяли в плен заложников. Потом боевики потребовали автобус. Доехав до Первомайского, террористы оккупировали поселок. Мужчины-заложники, а среди них были и милиционеры, копали окопы. Укрепления они построили серьёзные. Более того, из Первомайского заранее был прорыт подземный ход на ферму, которая находилась метрах в ста от поселка. Когда обстреливали террористов с вертолетов, они по тоннелю уходили на ферму и там благополучно отсиживались. И только на второй день операции благодаря радиоперехвату разговоров террористов стало ясно, где оборудовано укрытие.

…Бандиты прорывались из окружения глубокой ночью. Они бежали группой и босиком, чтобы не топать. На степь в это время опускается абсолютная темень. А приборов ночного видения ни у кого не было. Да какие там приборы! Барсуков у Грачёва два дня выпрашивал две гаубицы. Уже хотел президенту звонить.

Служба безопасности президента направила в Первомайский пятьдесят пять человек во главе с Захаровым. В операции принимали участие группа «Альфа», милиция — ОМОН и СОБР. Вооруженные до зубов боевики в десять раз больше потеряли людей, чем наши подразделения. Один боец — «Альфы» вообще погиб от случайного выстрела. Уже построили танковую колонну, и солдат решил сделать контрольный спуск из пушки. А до этого кто-то зарядил в ствол снаряд. В итоге офицеру оторвало голову. «Альфисты» хотели виновного солдата разорвать. Началось расследование и выяснилось: снаряд в пушку зарядил не он, а кто-то ещё. И подобных страшных накладок хватало.

Барсуков вернулся из Первомайского в час ночи. Мы его ждали в Кремле. Михаил Иванович подробно описал ситуацию, нарисовал схемы, привел все цифры, в том числе и потерь. Я его никогда прежде таким не видел — какой-то опаленный, обветренный, чудной… Мы проговорили до трех часов ночи и только на рассвете добрались до дома.

Пресса уже вовсю возмущалась - не так провели операцию, не так блокировали район, проворонили боевиков… Хотя никто из журналистов близко к Первомайскому не подошел — их просто могли убить или взять в плен. А генерал Барсуков не смог дать нормального интервью — трое суток не спал, сам ходил в атаку…

Александр Коржаков. «Борис Ельцин: От рассвета до заката. Послесловие»[2]

Захват города целиком во время рейда не планировался, но в обстановке неминуемого окружения отрядам сепаратистов пришлось действовать по обстоятельствам. Удержать аэродром боевики не смогли, хотя в результате боя им удалось уничтожить два вертолёта Ми-8[3] и два бензовоза. Под натиском подошедших частей федеральных войск нападавшие были отброшены от места дислокации батальона и отступили в город, где выбрали более доступную для захвата цель — родильный дом и городскую больницу, взяв в заложники свыше ста человек — медицинский персонал клиники и находившихся там пациентов, всецело повторяя будённовский сценарий. Сразу же после этого боевики согнали в здание ещё свыше 3000 человек из близлежащих жилых домов. Разместив заложников на верхних этажах, террористы заминировали второй этаж, а сами забаррикадировались на первом, готовясь держать оборону. Часть из группы боевиков осталась удерживать мост через Терек на подходе к городу. К исходу дня 32 человека оказались убитыми и 64 получили ранения.

Боевики так и не вышли на переговоры с командованием федеральных сил, блокировавшим кварталы возле больницы. 10 января с сотней заложников они покинули город после переговоров с руководителями Республики Дагестан. Аргументы, приведенные дагестанским руководством, остались для всех загадкой. Рейд Радуева на Кизляр сильно обострил отношения боевиков с жителями многонационального Дагестана, ухудшилось отношение местного населения к проживающим на территории республики чеченцам-акинцам.
Обратный маршрут группы Радуева прошел по территории Дагестана вдоль границы с Чечней. На свою сторону боевики хотели перейти в районе села Первомайское, расположенного в 300 метрах от границы. У приграничной реки Аксай колонна автобусов с боевиками и заложниками (165 человек) была остановлена предупредительным огнем (поразившим машину сопровождения дагестанского ГАИ). Федеральные власти не собирались пропускать боевиков с заложниками на территорию Чечни — предполагалась, что они освободят людей на границе. Боевики же намеревались ехать с заложниками дальше — до штаба Дудаева в поселке Новогрозненский.
После обстрела колонна вернулась в село Первомайское, где боевики, прикрываясь заложниками, разоружили блокпост российской милиции. В результате число пленных у боевиков увеличилось на 37 милиционеров из Новосибирска.
11-14 января боевики укрепились в Первомайском. Село было блокировано федеральными войсками. К месту событий прибыли министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов и директор ФСБ Михаил Барсуков. Переговоры зашли в тупик. Радуев постоянно менял свои требования. Настаивал, чтобы Григорий Явлинский, Борис Громов, Александр Лебедь и Егор Гайдар стали то посредниками в переговорах, то добровольными заложниками. Требовал, чтобы в переговорах участвовал премьер-министр Виктор Черномырдин.
15-18 января состоялся штурм села. Решение о начале операции было принято после известия о расстреле старейшин и нескольких милиционеров. Часть боевиков вырвалась из окружения, воспользовавшись проложенной над рекой Аксай газовой трубой.
9 февраля 1996 г. Государственная Дума постановила амнистировать участников «противоправных действий» в Кизляре и Первомайском, при условии освобождения оставшихся в плену заложников.

Бой за Первомайское[править | править вики-текст]

10 января боевики под прикрытием живого щита на девяти автобусах двинулись по направлению к Чечне, однако были остановлены федеральными силами[как?] в районе села Первомайское. Там боевики захватили блокпост новосибирского ОМОНа, взяв в плен 36 милиционеров (заместитель командира милицейского отряда был убит, при попытке оказать сопротивление), и вошли в село.

Следующие четыре дня противостояния обе стороны активно готовились к боевым действиям. Боевики силами заложников укрепляли село. Федеральные войска подтягивали артиллерию, дополнительные подразделения, проводили рекогносцировку. Таким образом под Первомайским была сосредоточена разновидовая группировка войск общей численностью 2500 человек, 32 орудия и миномета, 16 огнеметов, 10 гранатометов, 3 установки РСЗО «Град», 54 БМП, 22 БТР, 4 БРДМ, несколько танков и боевых вертолетов. У С. Радуева было около 300 боевиков, свыше 100 заложников, 82-мм минометы, вывезенные из Кизляра на грузовиках с телами убитых, а также большое количество пулеметов, гранатометов, огнеметов и иного оружия и боеприпасов. Боевики пополнили свой арсенал за счет разоружения блокпоста новосибирского ОМОНа.[4]

15 января террористы расстреляли двух пришедших к ним на переговоры дагестанских старейшин и 6 милиционеров-заложников, после чего было принято решение провести штурм села Первомайского с применением вертолетов, танков и БТРов, невзирая на возможные потери у заложников[5]. Общее командование федеральных сил осуществлял Виктор Зорин, первый заместитель директора ФСБ Михаила Барсукова.[6]. Утром 15 января после малоэффективной артиллерийской подготовки и авиационной поддержки девять штурмовых групп: отряд специального назначения «Витязь», специальные отряды быстрого реагирования (СОБР) и подразделения 22-й отдельной бригады специального назначения ГРУ ГШ — пошли на штурм. Во втором эшелоне в полной готовности к штурму строений, в которых могли находиться заложники, шли штурмовые группы Управления «А» ЦСН ФСБ и ЦСН СБП РФ. К 13 часам «витязи», преодолев канал, захватили первую линию обороны боевиков на окраине села и ворвались в юго-восточный квартал. Остальные, наткнувшись на яростное огневое сопротивление в районе моста и кладбища, вынуждены были остановиться. Через два часа, понеся небольшие потери, остановился и «Витязь». С наступлением сумерек всем подразделениям было приказано отойти на исходные позиции.[4]

16 января в турецком порту Трабзон, террористами во главе с М. Токджаном, воевавшим, по его утверждению, в батальоне Басаева, был захвачен паром «Авразия» с преимущественно российскими пассажирами на борту. Требованиями террористов были снятие блокады села Первомайское и вывод федеральных войск с Северного Кавказа.

17 января утром в близлежащее от Первомайского село Советское со стороны Чечни прорвалась небольшая, возможно разведывательная, группа боевиков и уничтожила автомобиль УАЗ с дагестанскими омоновцами.

В ночь на 19 января основным силам боевиков (включая Радуева и Турпал-Али Атгериева) удалось вырваться из окружения и вернуться в Чечню. Общее число выдвинувшихся боевиков — 256 человек, которые выехали на 7 грузовиках КамАЗ[6]. Во время ночного прорыва радуевцев из Первомайского, приняв бой, полегли почти все оказавшиеся на пути отхода боевиков бойцы 22-й отдельной бригады специального назначения, включая начальника разведки 58-й армии СКВО полковника А. Стыцина.[7]

Вооружение[править | править вики-текст]

  • Федеральные войска использовали стрелковое оружие, вертолеты Ми-24, «Грады», танки Т-72 и БТРы.
  • Боевики использовали преимущественно лёгкое переносное вооружение: гранатомёты и ПТУРСы.

Жертвы[править | править вики-текст]

В результате рейда на Кизляр и Первомайское погибли 78 военнослужащих, сотрудников МВД и мирных граждан Дагестана, несколько сотен человек получили ранения различной степени тяжести.[8]

В ходе операции по освобождению заложников в г. Кизляре и с. Первомайское было уничтожено 153 боевика, убито 11 заложников, от рук террористов погибло 26 солдат и офицеров федеральных войск, ранено 95 человек, разрушено 250 домов, захвачено в плен 30 боевиков, освобождено 86 заложников.[4]

Боевики уничтожили 2 вертолёта Ми-8 и 2 БТРа.

Некоторые факты и последствия[править | править вики-текст]

  • По утверждению газеты «Московские новости», о нападении боевиков в городе было известно заранее: поступали оперативные данные и подавляющая часть представителей чеченской диаспоры покинули Кизляр. Несмотря на это, военные оказались неподготовленными к нападению: боевики беспрепятственно прошли сквозь российские блокпосты. Сценарий их операции во многом повторял рейд боевиков Шамиля Басаева на Будённовск. (Хамид Иналов свидетельствовал: «О радуевской же группе, её составе, вооружении, маршруте и даже конкретном дне начала преступной акции было известно ещё 25 декабря 1995 года. Положившись на „авось“, мер так и не приняли. Печальный итог тех событий известен всем»[9].)
  • Осенью 2001 года газета «Жизнь» сообщила, что материальный ущерб жителей Кизляра и Первомайского в связи с действиями террористов был оценён следствием в 269 миллиардов рублей в ценах 1996 года. По информации издания «Московские новости», жителям Первомайского власти выделили в качестве компенсации по 250 миллионов неденоминированных рублей, и каждая семья получила по автомобилю «ВАЗ-2106».[10]
  • Спустя месяц после произошедшего, 9 февраля 1996 года Государственная Дума приняла специальное постановление, согласно которому боевики Радуева были амнистированы. После этого Радуев освободил захваченных им новосибирских милиционеров. Задержанные в Первомайском боевики были отпущены на свободу (фактически обменены на пленных милиционеров), а тела погибших переданы для захоронения.
  • После завершения Первой чеченской войны Салман Радуев, а также ряд полевых командиров, участвовавших в кизлярском теракте, были удостоены высшей награды Ичкерии, ордена «Къоман Сий» (Честь нации) и звания бригадных генералов. Салман Радуев стал командующим созданной им «Армии генерала Дудаева» (АГД), Хункар-Паша Исрапилов некоторое время возглавлял Антитеррористический центр ЧРИ, Турпал-Али Атгериев стал министром госбезопасности в правительстве Аслана Масхадова, а Айдамир Абалаев также в течение непродолжительного времени являлся министром внутренних дел республики.[11]
  • 16 января 1996 года в турецком порту Трабзон группа террористов захватила пассажирский паром «Авразия», угрожая расстреливать заложников-россиян и затем взорвать судно. Террористы требовали прекратить штурм села Первомайское, где находилась окружённая бандитская группировка Салмана Радуева.

Документальные фильмы[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Теракт в Кизляре и Первомайском 9-18 января 1996 года
  2. Коржаков, Александр Витальевич. Борис Ельцин: от рассвета до заката. Послесловие / Т. Костина. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Детектив-Пресс, 2004. — С. 327-328. — 560 с. — (Расследование издательства). — 500 000 экз. — ISBN 5-89935-063-6.
  3. Страничка Памяти 1994—1996 — Авиация в локальных конфликтах — www.skywar.ru
  4. 1 2 3 Теракт в Кизляре—Первомайском
  5. С. Козлов. Первомайская демонстрация. / Спецназ ГРУ. Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны. — М.: SPSL, Русская панорама, 2002. — С. 417.
  6. 1 2 У нас там не оказалось подводной лодки Кизляр — Первомайское, январь 1996
  7. Александр Черкасов, «Пиар на крови десантников»
  8. Россия Антитеррор. В Чечне задержан боевик, уствовавший в нападении на Кизляр в 1996 году
  9. Читигов Хамзат. Хамид Иналов: Отбор в чеченскую милицию должен быть жестким // Кавказ. Страна. Ру
  10. Чем Радуев лучше Такера?
  11. Конфликт в Чечне — 11 лет назад боевики Салмана Радуева напали на дагестанский город Кизляр // Prague Watchdog
  12. Геннадий Трошев. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала