Эта статья входит в число хороших статей

Утро (картина Яблонской)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Утро (картина Яблонской).jpg
Татьяна Яблонская
Утро. 1954
укр. Ранок
Холст, масло. 169 × 110 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва

«Утро» (укр. Ранок) — картина советской художницы Татьяны Яблонской, созданная в 1954 году в Киеве[1]. На ней изображена девочка, делающая утреннюю зарядку (художница изобразила старшую дочь в своей киевской квартире[2]). Художественные критики отмечали радостную атмосферу утра, умело переданную автором, льющийся в окно солнечный свет. В изображённой девочке искусствовед увидела непосредственность ребёнка, а в самой картине человеческое тепло, душевность, ясность и свежесть восприятия мира[3]

Картина считается ярким явлением раннего периода хрущёвской оттепели[4]. По мнению британского искусствоведа Майка О’Махоуни, картина символизировала в сознании людей своей эпохи переход «от сна к бодрствованию, от тьмы к свету, от хаоса (неубранная постель) к новому порядку, равновесию, гармонии», те надежды, которые пробудило в людях окончание сталинской эпохи. С его точки зрения, картина смело для своего времени подчёркивает национальную идентичность героини[4]. Картина быстро завоевала высокую оценку художественных критиков, получила популярность среди зрителей, репродукции с неё были напечатаны в крупных советских периодических изданиях[5]. Полотно входит в коллекцию Государственной Третьяковской галереи[6].

История создания и судьба[править | править код]

Киев, дом № 46 по улице Большой Васильковской, в котором происходит действие картины

К 1954 году Татьяна Яблонская была достаточно широко известна среди деятелей искусства и широкой аудитории зрителей. Её картина «Хлеб», созданная в 1949 году, была представлена в основной экспозиции Государственной Третьяковской галереи. Репродукции с неё разошлись миллионными тиражами на открытках и плакатах. Молодая художница была удостоена Сталинской премии II степени[5].

На картине изображена тринадцатилетняя девочка Лена (старшая дочь Татьяны Яблонской от первого брака — с художником Сергеем Отрощенко)[7]. Действие происходит в квартире, которая находится в центре Киева, в доме № 46 по улице Красноармейской, где Елена Отрощенко жила в 1949—1955 годах[2]. Помещение, на холсте выглядящее просторным, является одной из двух комнат киевской коммуналки, в которых ютились художница и её дочь. Впоследствии Елена рассказывала корреспонденту «Комсомольской правды»: «Жили мы небогато, даже подружек в гости стеснялись приводить. Хоть мамины картины и печатали в учебниках вместе с шедеврами Шишкина и Репина, ни денег, ни какой-то всенародной славы это не приносило. И уж конечно, никакие горы писем мне никогда не приходили. Мои одноклассники даже не подозревали, что я дочь той самой Яблонской, потому что я носила фамилию отца — Отрощенко и никому не хвасталась своим родством»[5].

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Елена (Отрощенко) и Арсен Бейсембинов после свадьбы.

Картина «Утро» сыграла особую роль в личной жизни её главной героини. Дочь художницы Елена во время учёбы в Московской государственной художественно-промышленной академии имени С. Г. Строганова на факультете декоративного оформления тканей познакомилась с молодым художником из Казахстана Арсеном Бейсембиновым. Будучи ещё мальчиком, он влюбился в девочку на репродукции картины «Утро», которая висела у него дома. Елена и Арсен поженились. Сейчас старшая дочь Татьяны Яблонской Елена Бейсембинова живёт в Казахстане (её муж скончался в 2000 году), она — член Союза художников и Союза кинематографистов Республики Казахстан[8]. В Алма-Ате в 1962 году у неё родился сын Зангар, также ставший художником[9][7]. Елена рассказывала, что увидеть вместе с мужем картину «Утро», которая стала для них талисманом, в зале Третьяковской галереи супругам так и не удалось: в молодости они не придавали этому значения, а в зрелом возрасте не совпадали графики[10].

Техника создания картины — масляная живопись по холсту. Размер — 169 × 110 см[11]. В процессе работы над композицией полотна художница создала большое количество эскизов[12]. Картина была показана на III выставке работ действительных членов и членов-корреспондентов Академии художеств СССР в 1954 году, получила одобрение зрительской аудитории и критиков[11]. В том же году она была приобретена Государственной Третьяковской галереей, где находится в коллекции в настоящее время[6].

Сама художница не была удовлетворена результатом работы над картиной. В письме Анне Сергеевне Галушкиной, датированном августом 1963 года, где речь шла о возможном приобретении для Третьяковской галереи другой картины Яблонской («Свадьба»), она писала: «Мне б, конечно, очень бы хотелось ещё раз попасть на священные стены галереи. И мне кажется, что эта картина, во всяком случае, лучше бы воспринималась, чем моя работа „Утро“»[6]. Ещё более определённо она утверждала в конце жизни: «В то время много было написано всевозможных детских сюсюкающих картинок. И всё казалось хорошо, „художественно“. Противная, антиживописная картина „Утро“. А ведь по замыслу неплохая. Вдохновил меня на неё Е. Волобуев. Но по живописи она абсолютный ноль»[13].

Гаяне Атаян (укр.), дочь художницы, считала, что негативный отзыв о картине был дан автором под влиянием настроения и не отражает подлинное отношение Татьяны Яблонской к полотну «Утро»: «Это было написано в 90-е годы. Мама вообще была человеком настроения. Так ей показалось на тот момент. И о картине «Хлеб» она одно время говорила, мол, это плакат, а уже в конце жизни, анализируя своё творчество, то сказала: „Всё-таки лучшая моя картина — это „Хлеб“. Я всегда ею гордилась…“ А Евгений Всеволодович Волобуев был для мамы и для всех нас непререкаемым авторитетом. Всегда. Это очень тонкий живописец, человек острого ума, мог одним словом так очертить какое-то явление, что ни дать, ни взять. Если о чьей-то работе отзывался положительно, мы это очень ценили. Мне повезло немного с ним общаться. Работ, которые одобрил дядя Женя, у меня немного»[14].

Сюжет и его трактовка художницей[править | править код]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Дочь художницы делает «ласточку» во время утренней зарядки. Фотография 1954 года

На картине изображена комната, в которой девочка делает зарядку у ещё не заправленной постели. Обе двери на балкон распахнуты настежь. Длинноногая девочка в коротких шортах делает утреннюю зарядку. Дочь художницы Елена, которая позировала для картины, уточняла, что она запечатлена матерью во время разминки перед гимнастической позицией «ласточка». На столе её уже ждёт скромный завтрак, на стуле лежит аккуратно сложенная школьная форма, через его спинку перекинут отглаженный пионерский галстук[5]. Кувшин на столе — чешский. Его Татьяна Яблонская привезла из первой командировки за границу. Полосатая скатерть, на которой стоит кувшин, служила семье многие годы[10].

О своём состоянии во время позирования матери Елена Бейсембинова рассказывает:

«Меня только что приняли в пионеры, я просто летала. Сама вскакивала поутру с первыми лучами солнца и жмурилась, ощущая, как нагрело весеннее солнце пол. И мама поймала это ощущение тёплого со сна ребенка… Я занималась балетом и гимнастикой, и то, как на картине в сторону отставлена ножка и вскинуты руки, – это часть хореографии, эти движения мама и подметила… Картина очень натуралистична»

— Александра Маянцева. «Утро». Продолжение. Интервью с Е. С. Бейсембиновой[10]

Художественный образ полотна, по мнению Л. И. Поповой и В. П. Цельтнера (укр.), строится на трёх планах[15]:

  • Утро за окном, «где сизая дремотная дымка ещё клубится в непроснувшихся улицах и тает, уплывая в белёсое небо».
  • Утро в «синих длинных тенях, вошедших сквозь растворённую дверь балкона и вытянувшихся по полу, спрятавшихся в складках постели».
  • В своей героине художница ищет образ утра человеческой жизни: тонкая, стройная фигура словно бросается навстречу своему городу и новому дню.

Художественные критики о картине[править | править код]

И. Г. Абельдяева в своей книге, вышедшей в 1964 году, отмечает поэтический образ, созданный художницей в картине «Утро», светлый колорит, передающий радостную атмосферу утра, льющийся в окно солнечный свет. В изображённой девочке критик видит много детской непосредственности, а в самой картине тепло человечности, душевность, ясность и свежесть восприятия окружающего мира[3].

Л. И. Попова и В. П. Цельтнер в книге о творчестве Татьяны Яблонской, изданной в 1968 году, отмечают по-утреннему просветлённую палитру картины, построенную на отношениях ровных плоскостей стен и пола тёплого охристого тона, белого пятна постели в «синеватых прохладных рефлексах», скатерти в широкую голубую полоску и видного сквозь балконную дверь голубого утреннего города. Картина вытянута по вертикали и подчинена ритму вертикальных линий, что подчёркивается движением самой девочки вверх. Ощущение широты пространства усиливается открывающимся видом города сквозь распахнутую дверь балкона, пространство города сливается с пространством картины, становится его частью. Сама картина наполнена «ровным спокойным сиянием»[15].

К 1954 году Татьяна Яблонская уже создала несколько произведений на тему спорта, например, «Перед стартом» (1947) и «На Днепре» (1952). Обе эти работы показывают спорт как массовое движение, они ставят в центр внимания участника-зрителя, ориентированы на творчество Александра Дейнеки[16]. «Утро» — первая значительная картина Яблонской, написанная после смерти Сталина. Она, по мнению Л. В. Владича (укр.), знаменует отход художницы от ориентации на творчество Александра Дейнеки. Сцена, изображённая на картине, была знакома всем советским людям. Из радиоприёмников в то время звучала бодрая музыка, диктор под неё проводил дистанционную утреннюю зарядку: наклоны, приседания… Девочка на картине Яблонской запечатлена во время такой зарядки. Она только что встала (слева видна неубранная постель). Одежда девочки лежит на стуле у открытой двери из комнаты на балкон, сама она, в майке и трусах, поднимает руки и правую ногу[17].

Кандидат искусствоведения Л. В. Владич отмечал, что солнце за окном и зелень листьев, склоняющихся к девочке, подчёркивают её юность[11]. Перед зрителем художник представляет мир повседневной, частной жизни. Однако, по мнению О’Махоуни, падающий из глубины свет и избранный ракурс (зритель смотрит несколько сверху) создают эффект не домашней зарядки, а подготовленного выступления перед публикой. О’Махоуни обращает внимание на то, что юная спортсменка выполняет не примитивные упражнения, которые входили в состав радиогимнастики, а стоит в весьма сложной профессиональной позиции, как если бы она находилась на занятии в балетном классе или в гимнастическом зале[17]. Догадку британского искусствоведа подтверждает и сестра изображённой на картине девочки: «В юности Лёля занималась гимнастикой, любила танцевать, ей даже говорили, что может быть балериной»[14]. Подтверждала это и сама Елена в своих интервью: «Я в детстве очень хорошо танцевала. Мне поначалу прочили балетную, потом гимнастическую карьеру»[7]. Искусствовед сопоставляет дату создания картины (1954) с выдающимися успехами советских спортсменов и спортсменок именно в гимнастике на Олимпийских играх в Хельсинки в 1952 году. Двадцать две медали (в том числе девять золотых) достались гимнастам СССР. В 1930-е годы гимнастика занимала важное место в системе военной подготовки, входила в программу физкультурных институтов, но только после войны она широко распространилась практически по всей территории СССР. Самыми популярными среди девочек секциями в детских спортивных школах стали гимнастические[17].

По мнению О’Махоуни, юная гимнастка Яблонской — не изображение массового участия в физкультурном движении, а символ профессионализма молодых спортсменов, которые своими победами прославляют советский народ. Он также обращает внимание, что юная героиня картины по замыслу художницы — украинка. На это указывают предметы в комнате (отмеченные национальной спецификой), яркое солнце, тёплый южный воздух, веющий с балкона, причёска девочки. Кроме того, что сама художница жила в это время на Украине, именно с Украины приехали в Хельсинки будущие победители и призёры Олимпиады 1952 года: Виктор Чукарин, Дмитрий Леонкин, Мария Гороховская и Нина Бочарова. В обстановке позднего сталинизма подчёркивание украинской национальной идентичности воспринималось как вредное и опасное. Акцент, сделанный Яблонской на национальной принадлежности юной гимнастки, по мнению О’Махоуни, предполагает, что в близком будущем можно было ожидать перемен в этой сфере[18]. О’Махоуни отмечает, что «украинская национальная идентичность здесь, через отсылки к физкультуре и спорту, связывается с более широкими целями и задачами современного многонационального советского государства»[4]. «Утро» Яблонской, по мнению искусствоведа, — произведение, запечатлевшее атмосферу раннего периода «оттепели». Художница изобразила переход девочки

«от сна к бодрствованию, от тьмы к свету, от хаоса (неубранная постель) к новому порядку, равновесию, гармонии. Юная гимнастка воплощает надежды и чаяния, вызванные к жизни окончанием сталинской эры»

— Майк О’Махоуни. Спорт в СССР. Физическая культура — визуальная культура[4]

Использование картины в преподавании и воспитательной работе с подростками[править | править код]

Репродукция этой картины вскоре была напечатана в популярном журнале «Огонёк», неоднократно выпускалась на почтовых открытках. Картина была помещена в учебнике «Родная речь», советские школьники должны были писать об этой картине сочинение[5]. В последующее время картина также использовалась в преподавании, в частности, она рекомендовалась на Украине в 2000-е годы для изучения в курсе «Русский язык» за 4 класс[19].

В. В. Крючкова рекомендовала использование картины в работе с учащимися по составлению коллективного авторского текста[20]. Сотрудники Тульского государственного педагогического университета имени Л. Н. Толстого О. И. Кокорева и А. В. Прошкина предлагают использовать картину для виртуального музейного пространства, в котором будет организована работа с дошкольниками, имеющими нарушение зрения. По их мнению, полотно отвечает таким требованиям, необходимым для этого, как: доступность содержания, близость изображённой сцены личному опыту детей, художественная ценность, реалистичность изображения, пропорциональность соотношений предметов по величине в соответствии с соотношениями реальных объектов, цветовой контраст, чёткое выделение ближнего, среднего и дальнего планов[21]. Рассказ о картине и репродукция с неё были напечатаны в детском журнале «Мурзилка»[22].

Примечания[править | править код]

  1. О’Махоуни, 2010, с. 214.
  2. 1 2 3. С—Я // Звід пам'яток історії та культури. Редкол. тому: Відп. ред. П. Тронько та ін. — Київ, 2011. — Т. I. — С. 1930. — 2197 с. — ISBN 966—95478—2—2.
  3. 1 2 Абельдяева, 1964, с. 19.
  4. 1 2 3 4 О’Махоуни, 2010, с. 217.
  5. 1 2 3 4 5 Мартынова, 2018.
  6. 1 2 3 Полянская, 2014.
  7. 1 2 3 Лисниченко, 2007.
  8. Валуйская, Наталья. Ты увидишь утро сияющим // Казахстанская Правда : Газета. — 2015. — 20 марта.
  9. Гончарук, 2017.
  10. 1 2 3 Маянцева, 2018.
  11. 1 2 3 Владич, 1958, с. 39.
  12. Курильцева, 1959, с. 65.
  13. Татьяна Яблонская: о себе // Зеркало недели. Украина : Газета. — 2005. — 24 июня.
  14. 1 2 Атаян, 2010.
  15. 1 2 Попова, Цельтнер, 1968, с. 80.
  16. О’Махоуни, 2010, с. 214—215.
  17. 1 2 3 О’Махоуни, 2010, с. 215.
  18. О’Махоуни, 2010, с. 216.
  19. Журавко О. И. Русский язык. 4 класс: Планы-конспекты уроков. — М: Ranok Publishing House Ltd, 2007. — С. 248—249. — 272 с. — ISBN 9-789-6608-1873-6.
  20. Крючкова В. В. Авторский текст как результат коллективных учебных действий // Эксперимент и инновации в школе : Сборник. — 2015. — № 3. — С. 32—33.
  21. Кокорева О. И., Прошкина А. В. Развитие социального взаимодействия детей с нарушением зрения в виртуальном музейном пространстве // Гуманитарные ведомости ТГПУ им. Л. Н. Толстого : Журнал. — 2015. — Декабрь (№ 4). — С. 79—80.
  22. Алленова Е. М. Татьяна Ниловна Яблонская // Мурзилка : Детский журнал. — 2013. — № 3.

Литература[править | править код]