Сталинизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Иосиф Виссарионович Сталин
КПСС.svg

РСДРП — РСДРП(б) — РКП(б)
ВКП(б) — КПСС

Soviet Hammer and Sickle and Earth.svg История партии
Октябрьская революция
(1917)
Военный коммунизм
(1918—1921)
Новая экономическая политика
(1921—1928)
Ленинский призыв
(1924)
Внутрипартийная борьба
(1926—1933)
Сталинизм
(1933—1953)
Хрущевская оттепель
(1953—1964)
Период застоя
(1964—1985)
Перестройка
(1985—1991)

Soviet Hammer and Sickle and Earth.svg Партийная организация
Политбюро
Секретариат
Оргбюро
Центральный Комитет
Обком
Окружком
Горком
Райком
Партком

Soviet Hammer and Sickle and Earth.svg Руководители партии
В.И. Ленин
(1917—1924)
И.В. Сталин
(1924—1953)
Н.С. Хрущёв
(1953—1964)
Л.И. Брежнев
(1964—1982)
Ю.В. Андропов
(1982—1984)
К.У. Черненко
(1984—1985)
М.С. Горбачёв
(1985—1991)

Soviet Hammer and Sickle and Earth.svg Прочее
Устав
Съезды партии
Конференции партии
ВЛКСМ
Газета «Правда»
Ленинская гвардия
Оппозиции в ВКП(б)
Большой террор
Антипартийная группа
Генеральная линия партии


КП РСФСР
Евсекция

Сталини́зм (по имени главного выразителя его идеологии и практики — Иосифа Сталина, годы жизни 1878—1953) — политическая система в СССР в конце 1920-х — начале 1950-х годов и лежавшая в её основе идеология. Сталинизм характеризовался господством авторитаризма, усилением карательных функций государства, сращиванием государственных органов и правящей Коммунистической партии, жёстким идеологическим контролем над всеми сторонами жизни общества. Ряд исследователей считают сталинизм одной из форм тоталитаризма[1][2].

Общая характеристика[править | править вики-текст]

Когда моя любимая девушка родит мне ребёнка, первое слово, которому я его научу, будет — Сталин.

Из выступления писателя А. Авдеенко на Всероссийском и Всесоюзном съезде Советов, 1935 год[3]

Историк, социолог, политолог и правовед А. Н. Медушевский называет идеологию сталинизма выражением социального конструктивизма, ведущего своё происхождение от Просвещения и Французской революции XVIII века. Он указывает, что сталинизм как идеология основывался на механистической концепции мира и на представлении о возможности его изменения с позиций Разума посредством революции, которая, в свою очередь, рассматривалась как конструирование новой социальной реальности без учёта исторической традиции и цены вопроса. Именно такой подход обусловил масштабы сталинской программы модернизации и логику социальных процессов[4].

Формирование сталинизма как тоталитарной системы власти и идеологии обычно связывают с фактическим завершением внутрипартийной борьбы за власть, окончательным разгромом всех оппозиционных течений и началом «большого скачка» — взятым в конце 1920-х годов курсом на форсированную индустриализацию и насильственную сплошную коллективизацию сельского хозяйства для осуществления модернизационного проекта колоссальных масштабов — перехода от традиционного аграрного общества к индустриальному, — что потребовало всемерной мобилизации внутренних ресурсов, сверхцентрализации экономической жизни и, в конечном счёте, привело к формированию в СССР целостной командно-административной системы. В 1930-е годы в условиях утверждения монополии на мысль, создания культа вождя, образа врага и массовых репрессий произошло окончательное утверждение режима личной власти Сталина и перерождение партии в структуру командно-административной системы управления[5].

Согласно выводам главного специалиста Госархива О. Хлевнюка[6], сталинизм (по выражению автора, сталинская диктатура) представлял собой крайне централизованный режим, который опирался прежде всего на мощные партийно-государственные структуры и формирование прагматичных стратегий. Из архивных материалов следует, что Сталин был не просто символом режима, а лидером, который принимал принципиальные решения и был инициатором всех сколько-нибудь значимых государственных мер[6]. Каждый член Политбюро должен был подтверждать своё согласие с принятыми Сталиным решениями, в то же время ответственность за их исполнение Сталин перекладывал на подотчётных ему лиц[7]. При этом сам процесс принятия решений был закрытым. Из принятых в 1930—1941 гг. постановлений Политбюро менее 4 тыс. были публичными, более 28 тыс. — секретными, из них 5 тыс. настолько секретными, что о них было известно только узкому кругу посвящённых[8].

Как отмечает в своей работе В. Б. Чистяков, командно-административная система как «чрезвычайная система» общественной организации позволяла «сконденсировать» избыточную социально-психологическую энергию народа, направив её на решение ключевых задач. При этом мощное политико-идеологическое давление было призвано компенсировать слабость материального стимулирования. Экономика страны полностью огосударствлялась, партия окончательно сливалась с государством, а государство идеологизировалось. Каждый член общества вовлекался в иерархическую систему идеологизированных организаций (пионерская организация, комсомол, профсоюзы и др.), через которые осуществлялось партийно-государственное руководство. Функции по распоряжению огосударствленной собственностью и политическая власть оказались отчуждены от подавляющего большинства социума в пользу партийно-государственного аппарата и лично Сталина[5]. Советская иконография зафиксировала новую социальную иерархию в соответствии с новой системой ценностей: авангард (партийные вожди) были отделены от массы[4]. Население поддерживалось в постоянной мобилизационной готовности при помощи массированных пропагандистских кампаний, волн массового террора, показательных судебных процессов над «врагами народа»[5].

Анализ решений Политбюро, проведённый специалистами Гуверовского института Полом Грегори и Марком Харрисоном, показал[7], что их главной целью была максимизация фонда накопления — разности между объёмами производства продукции и её потребления. Сверхцентрализация ресурсов на направлениях, признанных ключевыми, требовала сверхущемления интересов других секторов, что постоянно создавало опасность социальных протестов. Для того, чтобы пресечь такую возможность, в стране была создана мощная разветвлённая карательно-осведомительная система[5]. С другой стороны, рост валового накопления в экономике приводил к столкновению между различными административными и региональными интересами за влияние на процесс подготовки и исполнения политических решений. Конкуренция этих интересов отчасти сглаживала деструктивные последствия гиперцентрализации[6].

Как пишет А. Н. Медушевский, ключевыми параметрами проекта модернизации (строительства нового общества) стали:

  • создание новой информационной картины мира и социально-психологической ситуации путём внедрения мобилизационной идеологии;
  • унификация социальной структуры;
  • подавление социальных и национальных противоречий там, где они представляют опасность для целей системы;
  • создание политического режима, способного осуществлять эти цели вопреки сопротивлению общества и даже части элиты[4].

По определению А. Н. Медушевского, изменение информационной картины мира привело к «переформатированию социума по таким основополагающим координатам, как пространство, время и смысл существования индивида».

«Узурпация географического пространства» выразилась прежде всего в его сворачивании, изоляции от внешнего мира. В сознание населения внедрялись идеологизированные представления о географических границах системы и их расширении — концепцию «мировой революции» сменило «построение социализма в одной отдельно взятой стране», которую, в своё время, заменил «мир социализма» («мировая социалистическая система»). Одновременно было фактически реализовано стремление к воссозданию исторических границ бывшей Российской империи. Внутреннее пространство использовалось для осуществления идеологических целей режима — высылка «врагов» на необжитые земли, в Сибирь, на Крайний Север и Дальний Восток, в голые степи Казахстана как своего рода продолжение освоения новых территорий, создание новых городов на окраинах страны, «преобразование природы» через создание каналов и искусственных водохранилищ[4].

«Узурпация временно́го пространства» ставила своей целью вытеснение подлинной исторической памяти ради создания иллюзорной картины светлого коммунистического будущего, разрыв исторической преемственности — с одной стороны, уничтожение нежелательных воспоминаний, а с другой — восстановление той части истории, которая становилась полезной системе в изменившихся условиях (так, во время Великой Отечественной войны были восстановлены русские военные традиции, ослаблены антирелигиозные ограничения ради укрепления легитимности режима). Отличительной характеристикой сталинизма, как и других тоталитарных режимов, стало переписывание, фальсификация российской и мировой истории, а впоследствии — и радикальный пересмотр истории российского революционного движения[4].

Смысл существования человека, согласно сталинской идеологии, состоит в борьбе за переустройство общества по предначертаниям партии. Большевизм изначально отличался резко выраженной антирелигиозной направленностью. Коммунистические режимы и в самой России, и позднее в странах Центральной и Восточной Европы рассматривали церковь как основного конкурента в борьбе за умы людей и, в конечном счёте, за власть. Системе ценностей, основанной на религиозной вере, сталинизм противопоставил принципиально новую рационалистическую систему ценностей, представлений о жизни и смерти, добре и зле, этике и морали, которые должны были способствовать строительству нового общества и воспитанию «нового человека». Уничтожение оппонентов и, как минимум, длительная изоляция и «перевоспитание» сомневающихся при этом рассматривались как наиболее эффективные методы «ресоциализации», формирования «нового человека»[4]. Хорошо известно, например, высказывание Бухарина о том, что «пролетарское принуждение во всех его формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как ни парадоксально это звучит, методом выработки коммунистического человеческого материала капиталистической эпохи»[9]. Как пишет А. Н. Медушевский, сталинизм «отличало стремление установить тотальный контроль над индивидом, цель состояла в его полной ресоциализации, а методы определялись стремлением получить послушное орудие диктатуры». В результате такого сталинского социального конструирования в обществе возобладали отказ от религиозной ценности жизни и смерти, культ революционного насилия и произвола, подавление прав личности, информационная агрессивность, фатализм и пассивность. Социально поощряемыми нормами поведения стали общественная апатия, социальный инфантилизм, отрицание индивидуального вклада, эгоизм и зависть, недоверие к полноценному труду, агрессия, страх, поощрение доносов, лицемерие[4].

Сталинизм и ленинизм[править | править вики-текст]

«Мы все говорим ленинизм, ленинизм», — по свидетельствам, заметил как-то Каганович на даче Сталина, — «но Ленин умер много лет назад. Сталин сделал больше, чем Ленин, и мы должны говорить о сталинизме. Мы наговорились о ленинизме».

Дж. Дэвлин. Миф о Сталине: развитие культа. // Труды «Русской Антропологической школы»: Вып. 6. М.: РГГУ, 2009, с. 213-240

Как отмечает Олег Хлевнюк, и ранее восторженно-оптимистические в оценках Сталина и его деяний, в 1935—1936 гг. письма Кагановича превратились в неуемно льстивые и нелепые панегирики: «То, что происходит, например, с хлебозаготовками этого года — это совершенно небывалая ошеломляющая наша победа — победа Сталинизма», — отмечал он в одном из них[10].

Большинством правых и некоторыми левыми критиками сталинизм рассматривается как логическое продолжение политики В. И. Ленина[11].

Так, Г. Х. Попов отмечает, что II программа РКП(б), принятая VIII съездом под руководством В. И. Ленина в марте 1919 года, задолго до прихода Сталина к власти, уже содержала все идейно-теоретические предпосылки сталинизма:

  • экономическая модель программы предполагала охват всей экономики единым централизованным планом на основе государственных директив, отсутствие материального стимулирования, товарного производства и денег;
  • в крестьянском вопросе программа ставила цель упразднения мелких крестьянских и фермерских семейных хозяйств и перехода к крупным хозяйствам путём коллективизации;
  • по вопросу политического устройства общества программа провозглашала отказ от всеобщего вооружения народа и создание под контролем партии государственной армии и органов ВЧК, не подконтрольных Советам;
  • программой предполагалось полностью контролировать партию органами ЦК: Политбюро, Оргбюро, Секретариатом.

Все эти принципиальные положения полностью соответствуют сталинизму.[12]

Однако среди левых критиков, в том числе марксистов (особенно среди живших в социалистических странах), включая неомарксистов, троцкистов и т. д. весьма популярна «теория прерванной связи» (англ. discontinuity theory), согласно которой сталинизм был извращением политики Ленина, которая была более гибкой и учитывала интересы более широких социальных кругов. Сторонниками последней были Л. Д. Троцкий, Р. Такер, Р. А. Медведев, Г. С. Лисичкин, О. Лацис и другие.

Так, О. Лацис отмечает[13] коренное различие ленинского и сталинского подходов к социалистическому строительству. Если Ленин в качестве главной предпосылки успеха социалистических преобразований на первый план выдвигал задачи длительной переделки психологии масс, повышения их культуры и образованности[14][15], то Сталин на первый план выдвигал задачи бюрократического манипулирования массами административно-командными методами.[16]

Стивен Коэн пишет, что первым предложил называть сталинскую политику «сталинизмом, а не марксизмом и даже не ленинизмом» американский журналист Уолтер Дюранти, ссылаются на серию его корреспонденции в газете «The New York Times» за июнь 1931 года[17].

По выдвинутому Л. Троцким его знаменитому тезису, сталинизм является не завершением большевизма, а его «термидорианским отрицанием» и «предательством»[17].

Сталинизм и марксизм[править | править вики-текст]

Отличие сталинизма от марксизма подчёркивали Ортега-и-Гассет,[18]Бердяев[19]

А. Ципко отмечает, что в корне противоречат марксизму следующие положения сталинизма:

  • Учение Сталина о партии, как о «ордене меченосцев».
  • Низведение простых людей до роли «винтиков» государства.
  • Тезис об обострении классовой борьбы и усилении роли карательных органов государства по мере продвижения к социализму[20].

Г. С. Лисичкин отмечает, что сталинизм расходится с марксизмом по следующим вопросам:[21]

  • Толкование проблем собственности. По Марксу, не всякое обобществление средств производства разрешает конфликт производительных сил с производственными отношениями. Марксизм отличает административное обобществление от экономического. Лишь экономическое обобществление способствует прогрессу, а административное вредит ему.[22]
  • Роль насилия в истории. Политическое насилие с целью принудительной ликвидации частной собственности во время коллективизации проводилось в противоречии с ленинскими принципами постепенности, добровольности и личной заинтересованности при кооперации, привело к огромным жертвам и нанесло огромный ущерб развитию производительных сил.[23]
  • Значение закона стоимости. Марксизм предостерегает от попыток устанавливать цены товаров административными методами, игнорируя закон стоимости, констатируя, что эти попытки приведут лишь к диспропорциям и кризису производства.[24]

Существует мнение, что Сталин, оставаясь на словах марксистом, на практике заменил марксизм традиционным русским национализмом и империализмом[25]. Идеалы интернационализма, равенства и социальной справедливости, которым, пусть на словах, следовали большевики, Сталин заменил империализмом и государственным диктатом во всех сферах жизни[25].

Сталинизм и монархизм[править | править вики-текст]

Р. Пайпс подчёркивает преемственность политики сталинизма и царской России. [26]

Аргументы сторонников[править | править вики-текст]

Защитники сталинской политики утверждают, что одним из достижений Сталина является его роль в победе СССР в Великой Отечественной войне, а также многие объективные экономические, военные и научные успехи СССР (см. Завоевания социализма).

А. Зиновьев отмечает объективные предпосылки сталинизма: необходимость коллективизации и индустриализации, строгой сверхцентрализации в управлении государством, репрессии как защиту от преступности, экономическую, культурную и идеологическую революции[27].

Критика сталинизма[править | править вики-текст]

  • При проведении сталинской коллективизации были грубо нарушены ленинские принципы добровольности, постепенности и личной заинтересованности. Крестьян загоняли в колхозы силой, угрожая «раскулачиванием». В результате за февраль и март 1930 г. крестьянами, опасавшимся «раскулачивания», было забито 14 млн голов крупного рогатого скота, третья часть всех свиней и четвёртая часть овец и коз.[28][29] Общее производство сельскохозяйственной продукции в 1933 г. сократилось по сравнению с 1928 г. на 18,5 %, производство животноводческой продукции сократилось на 35 %. Среднегодовое производство зерна в СССР в 30-х годах было меньше, чем в 1913 г.[30]
  • Следствием сталинской коллективизации был голод 1932—1933 гг. В результате погибло, по разным оценкам, от 5 до 8 млн человек.[31]
  • При проведении индустриализации волюнтаризм и некомпетентность Сталина привели к тому, что все важнейшие показатели промышленного производства первой пятилетки, намеченные планами, не были достигнуты.[32] В результате сталинской индустриализации и коллективизации производительность труда в промышленности, сельском хозяйстве и уровень личного потребления в 30-е годы существенно понизились по сравнению с 1913 годом[33][34].
  • Одним из следствий политики Сталина была ликвидация нэпа.[35]
  • Сектантская политика Сталина в международном коммунистическом движении препятствовала созданию общенародного антифашистского движения c участием социал-демократов в Германии и Японии 30-х годов и в немалой степени способствовала приходу Гитлера к власти[36]
  • В ходе репрессий 1936-38 гг. под разными вымышленными предлогами было арестовано не менее 5 млн человек.[37][38] Были арестованы трое из пяти маршалов СССР, пятнадцать из шестнадцати командармов, все командиры корпусов и почти все командиры дивизий и бригад, около половины командиров полков, все армейские комиссары, почти все комиссары корпусов, дивизий и бригад.[39] Перед нападением на СССР Гитлер заявил:[39]
    Первоклассный состав советских высших военных кадров истреблен Сталиным в 1937 г.
    К моменту смерти Сталина в концлагерях насчитывалось свыше 2.4 млн человек.[40]
  • Критики сталинизма неоднозначно оценивают заключение договора о ненападении между СССР и Германией 23 августа 1939 года. Они отмечают, что в результате заключения этого договора Германия выиграла намного больше СССР: к июню 1941 года она оккупировала почти всю Европу за пределами СССР; благодаря территориальным захватам она резко увеличила свои запасы сырья и минералов; численность вооруженных сил Германии выросла с 3750 тыс. солдат и офицеров до 7234 тыс., количество танков выросло с 3200 до 5640 и самолетов с 4405 до 10000; договор подорвал доверие к внешней политике СССР и поставил СССР в положение полуизоляции; следствием договора явился раскол в международном коммунистическом движении.[41]
  • Перед началом войны единоличное решение Сталиным основных проблем обороны СССР привело к тому, что игнорировались многочисленные донесения о явном нарастании угрозы нападения нацистской Германии и не были даны своевременные указания о ускорении стратегического развертывания и приведения войск в полную боевую готовность.[42][43]
  • В 1941 г. военные потери Германии и СССР составили:[44]
Германия СССР Во сколько раз потери СССР больше
Личный состав (тыс. чел.) 831 ок. 8000 9,6
Танки (шт.) 3730 более 28000 7,5
Самолеты (шт.) 4643 более 10000 2,1

В 1941 г. военные потери СССР в личном составе вооружённых сил превысили военные потери России за всю Первую мировую войну.

  • Насильственное переселение целых народов (чеченцы, ингуши, калмыки, карачаевцы, кавказские турки, курды, крымские татары) c лишением гражданских прав и свободы передвижения[42].
  • В области науки и культуры сталинизм привёл к тотальной фальсификации исторической науки в СССР[45]. В философии господствовала атмосфера политических обвинений и идеологических доносов[46][47]. Были уничтожены уникальные, известные во всем мире школы экономистов Н. Д. Кондратьева, Л.Н. Юровского, А.В. Чаянова, а сами экономисты погибли[48][49]. Генетика была разгромлена Т. Д. Лысенко и его последователями, а её сторонник всемирно-известный ученый академик Н. И. Вавилов был арестован и умер в тюрьме[50]. Более ста кинематографистов стали жертвами репрессий[51]. Кибернетика была под запретом.[52] В 20-40 гг. XX века, по оценке П. Л. Капицы, в мире возникло около 20 принципиально новых направлений развития техники (синтетическое горючее, пластмассы, турбина внутреннего сгорания, телевидение, сверхтвердые сплавы, реактивная авиация, полупроводники, электронно-вычислительная техника и т. д.), а в СССР сделано лишь открытие синтетического каучука.[53] В 20-40 гг. XX века ни один советский учёный не вошёл в число лауреатов Нобелевской и Филдсовской премий. Крайне пагубно сталинизм действовал на творчество писателей[54]

Сталинизм и анти-сталинизм[править | править вики-текст]

В своей монографии «Переосмысление сталинизма» историк Генри Рейхман[55] подвергает анализу различные перспективы применения термина сталинизм: «В свойственном исследователям применении понятие „сталинизм“, описываемый здесь как движение, является экономической, политической или социальной системой, в других случаях — типом политической деятельности или системой взглядов и убеждений…» Он ссылается на исследование историка Стивена Коэна, в котором тот подвергает пересмотру историю СССР после правления Сталина как «продолжающееся напряжение между анти-сталинским реформизмом и про-сталинским консерватизмом», отмечая, что такая характеристика требует ясного определения сталинизма. Однако Коэн оставляет неописанными фундаментальные черты сталинизма.[56]

Сталинистские режимы в других государствах[править | править вики-текст]

Иногда термин «сталинизм» используется[источник не указан 467 дней] для характеристики стран, политическая система которых во многом напоминала политическую систему СССР времён Сталина (например, режимов Ким Ир Сена и Ким Чен Ира в КНДР, Хо Ши Мина и Ле Зуана во Вьетнаме, Энвера Ходжи в Албании, Николае Чаушеску в СРР и др.), а также политических партий, являющихся сторонниками подобной политической системы. Представителями некоторых течений марксизма (например, троцкистами) термин «сталинизм» используется для обозначения политической системы и идеологии, существовавшей в СССР и других социалистических странах как при Сталине, так и в последующий период до распада СССР[источник не указан 467 дней].

Оценка сталинизма в Европе[править | править вики-текст]

В июле 2009 года Парламентская ассамблея ОБСЕ вынесла резолюцию, в которой приравняла преступления сталинизма в СССР к преступлениям нацистского режима в Германии[57].

Резолюция, названная «Воссоединение разделённой Европы», подчеркивает, что оба тоталитарных режима нанесли серьёзный ущерб Европе, в обоих режимах наблюдались проявления геноцида и преступления против человечества.

Одним из призывов резолюции ОБСЕ к государствам-участникам является прекращение восхваления тоталитарных режимов, включая проведение публичных демонстраций в ознаменование нацистского или сталинистского прошлого, а также открытие исторических и политических архивов[58].

В ответ Россия выступила с резким осуждением этого решения ОБСЕ, заявив, что данная резолюция, фактически уравнивающая сталинский режим и нацизм, искажает историю.

«Считаем недопустимым тот факт, что в резолюции ПА ОБСЕ делается попытка искажения истории в политических целях, и это не способствует созданию атмосферы доверия и сотрудничества между государствами-участниками этой организации», — заявил официальный представитель МИД России[59].

12.04.2015 Папа римский Франциск назвал преступления сталинизма одной из самых больших трагедий XX века, в одном ряду с преступлениями нацизма и геноцидом армян[60].

Официальная оценка в СССР / России[править | править вики-текст]

«„Сталинизм“ — это „понятие, придуманное противниками коммунизма, и <оно> широко используется для того, чтобы очернить Советский Союз и социализм в целом“». (Михаил Горбачёв, 1986 год)[61].

В дальнейшем, по мере развития гласности, в прессе и прочих СМИ была развернута широкая кампания по освещению и критике сталинизма (тема, до тех пор наглухо закрытая для советских СМИ) и связанных с ним явлений.

В резолюции XIX Всесоюзной конференции КПСС отмечается, что преступления сталинизма вызвали

... глубокие деформации в социалистическом обществе, задержали его развитие на целые десятилетия, привели к огромным человеческим жертвам и неисчислимым нравственным и идейным потерям.[62]

В 1989 году термин сталинизм получает юридическое закрепление в советском законодательстве: в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30 — 40-х и начала 50-х годов» говорилось: «Осудить внесудебные массовые репрессии периода сталинизма…»[63].

Д. А. Медведев в интервью газете «Известия», которое он дал накануне празднования 65-й годовщины победы в Великой Отечественной войне, в частности, отметил, что нельзя простить преступления, совершённые Сталиным против своего народа. Он обратил внимание на тот факт, что у большинства людей в мире «фигура Сталина не вызывает никаких тёплых эмоций»[64]. Д. А. Медведев заявил: «Победа в Великой Отечественной войне — заслуга народа, а не Иосифа Сталина и военачальников». Он особо выделил то, что в России нет места для символики сталинизма: «Каждый вправе на собственные оценки, но это не должно влиять на оценку государства. Я не вижу в стране места для символики сталинизма»[64].

Ни в коем случае нельзя говорить о том, что сталинизм возвращается в наш быт, что мы используем символику, что мы собираемся использовать какие-то плакаты, ещё что-то делать. Этого нет и не будет. Это абсолютно исключено. И в этом, если хотите, нынешняя государственная идеология и моя оценка как президента.

— Д. А. Медведев[65]

Оценка политиков и политологов России[править | править вики-текст]

Как подчёркивает профессор факультета политологии МГУ Сергей Черняховский, большинство современных россиян, которые поддерживают Сталина, одновременно осуждают репрессии[66].

Существует мнение, что в 1990-е в России сталинизм был одной из форм протестной активности, специфически выраженным требованием справедливости, а в эру правления Путина стал радикальной формой лоялизма[67].

Сталинизм в произведениях искусства[править | править вики-текст]

Разоблачению идеологии сталинизма посвящены «Архипелаг ГУЛАГ», «Один день Ивана Денисовича» А. Солженицына, «Колымские рассказы» В. Шаламова, роман Ю. Трифонова «Исчезновение», А. Рыбакова «Дети Арбата», В. Дудинцева «Белые одежды», Ю. Домбровского «Факультет ненужных вещей», В. Гроссмана «Жизнь и судьба», Б. Пастернака «Доктор Живаго», В. Астафьева «Прокляты и убиты», А. Бека «Новое назначение» и повесть «На другой день»; повести Б. Пильняка «Повесть непогашенной луны», А. Кёстлера «Слепящая тьма», А. Платонова «Котлован», Д. Гранина «Зубр», И. Эренбурга «Оттепель», А. Приставкина «Ночевала тучка золотая», Н. Нарокова «Мнимые величины»; фильм А. Авдеенко «Закон жизни», Т. Абдуладзе «Покаяние»; пьеса М. Шатрова «Дальше…дальше…дальше…»; мемуары Е. Гинзбург «Крутой маршрут», К. Симонова «Глазами человека моего поколения».
Стихотворение О. Мандельштама «Мы живём, под собою не чуя страны…», поэма А. Ахматовой «Реквием», стихотворение Р. Рождественского «Винтики». Размышления о И. В. Сталине.», стихотворение Е. Евтушенко «Наследники Сталина», поэмы А. Твардовского «По праву памяти», «Тёркин на том свете».

За рубежом: роман Д. Оруэлла «1984», рассказ Л. Фейхтвангера "Рассказ о физиологе докторе Б.".

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Политология: учебник / Заболотная Г. М., Криницкий А. Я. Тюмень: ТюмГУ, 2000. Тема 7. Недемократические политические режимы: тоталитаризм и авторитаризм.
  2. История: учебник / Самыгин П. С, Беликов К. С, Бережной С. Е., Вдовченков Е. В., Крот М. Н., Рудая О. И., Самыгин С. И. Изд. 7-е. Ростов н/Д: «Феникс», 2007. ISBN 5-222-10270-X Раздел 5.6.4. Становление тоталитарного режима в СССР в 30-е-годы
  3. Сын отвечает за отца // Известия, 28.08.2008
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Медушевский А. Н. Сталинизм как модель // Вестник Европы, 2011, т. XXX. С. 147—168
  5. 1 2 3 4 Чистяков, 2007, с. 101.
  6. 1 2 3 См. обзор: Khlevniuk O. Stalinism and the Stalin Period after the «Archival Revolution» // Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 2001. Vol. 2, No. 2. P. 319. DOI:10.1353/kri.2008.0052
  7. 1 2 Gregory P., Harrison M. Allocation under Dictatorship: Research in Stalin’s Archives // Journal of Economic Literature. 2005. Vol. 43. P. 721. [1] (англ.)
  8. Davies R. W. Making Economic Policy // Behind the Façade of Stalin’s Command Economy: Evidence from the State and Party Archives / Ed. P. R. Gregory. Standford: Hoover Institution Press, 2001. P. 61-80.
  9. Бухарин, Н. И. Экономика переходного периода // Бухарин Н. И. Проблемы теории и практики социализма. — М., 1989, с. 139
  10. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы
  11. См., например, Отто Рюле. «Борьба с фашизмом начинается с борьбы против большевизма»
  12. Попов, 1990, с. 173.
  13. Лацис, 1989, с. 215.
  14. Но для того, чтобы достигнуть через нэп участия в кооперации поголовно всего населения — вот для этого требуется целая историческая эпоха. Мы можем пройти на хороший конец эту эпоху в одно-два десятилетия. Но все-таки это будет особая историческая эпоха, и без этой исторической эпохи, без поголовной грамотности, без достаточной степени толковости, без достаточной степени приучения населения к тому, чтобы пользоваться книжками, и без материальной основы этого, без известной обеспеченности, скажем, от неурожая, от голода и т. д. — без этого нам своей цели не достигнуть.
    Ленин В. И. О кооперации // Полн. собр. соч., т. 45, стр. 372
  15. …если центральной государственной властью можно овладеть в несколько дней, если подавить военное (и саботажническое) сопротивление эксплуататоров можно в несколько недель, то прочное решение задачи поднять производительность труда требует, во всяком случае… нескольких лет. Длительный характер работы предписывается здесь безусловно объективными обстоятельствами
    Ленин В. И. Очередные задачи Советской власти // Полн. собр. соч., т. 36, стр. 187
  16. Говорят, что трудно овладеть техникой. Неверно! Нет таких крепостей, которых большевики не могли бы взять. Мы решили ряд труднейших задач. Мы свергли капитализм. Мы взяли власть. Мы построили крупнейшую социалистическую индустрию. Мы повернули середняка на путь социализма. Самое важное с точки зрения строительства мы уже сделали. Нам осталось немного: изучить технику, овладеть наукой. И когда мы сделаем это, у нас пойдут такие темпы, о которых сейчас мы не смеем и мечтать
    Сталин И. В. О задачах хозяйственников. Речь на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 г. // Полн. собр. соч., т. 13, стр. 41
  17. 1 2 libr
  18. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. — М.: АСТ, 2002. — С. 142. — ISBN 5-17-007796-3.
    Россия настолько же марксистская, насколько германцы Священной Римской Империи были римлянами…Я ожидаю появления книги, которая переведёт сталинский марксизм на язык русской истории.
  19. Бердяев Н. Истоки и смысл русского коммунизма. — М.: Наука, 1990. — С. 121. — ISBN 5-02-008161-2.
    Характер русской революции был таков, она произошла в столь своеобразных условиях, что идеологически ей мог соответствовать лишь трансформированный марксизм и именно в сторону противоположную детерминизму
  20. Вождь. Хозяин. Диктатор, 1990, с. 433.
  21. Лисичкин, 1989, с. 250.
  22. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч., изд. 2, т. 20, c. 289
    … лишь в том случае, когда средства производства или сообщения действительно перерастут управление акционерных обществ, когда их огосударствление станет экономически неизбежным, только тогда — даже если его совершит современное государство — оно будет экономическим прогрессом, новым шагом по пути к тому, чтобы само общество взяло в своё владение все производительные силы. Но в последнее время, с тех пор как Бисмарк бросился на путь огосударствления, появился особого рода фальшивый социализм, выродившийся местами в своеобразный вид добровольного лакейства, объявляющий без околичностей социалистическим всякое огосударствление, даже бисмарковское. Если государственная табачная монополия есть социализм, то Наполеон и Меттерних несомненно должны быть занесены в число основателей социализма.
  23. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч., изд. 2, т. 20, c. 188—189
    Если бы «хозяйственное положение», а вместе с ним и экономический строй какой-либо страны попросту зависели, в согласии с учением г-на Дюринга, от политического насилия, то было бы невозможно понять, почему Фридриху-Вильгельму IV не удалось после 1848 г., несмотря на всю его «доблестную армию», привить средневековое цеховое устройство и прочие романтические причуды железнодорожному делу, паровым машинами начавшей как раз в это время развиваться крупной промышленности его страны; или почему русский царь, который действует еще гораздо более насильственными средствами, не только не в состоянии уплатить свои долги, но не может даже удержать своё «насилие» иначе, как беспрерывно делая займы у «хозяйственного положения» Западной Европы.
  24. Энгельс Ф. Маркс и Родбертус // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч., изд. 2, т. 21, c. 190
    Если же мы теперь спросим, какие у нас гарантии, что каждый продукт будет производиться в необходимом количестве, а не в большем, что мы не будем нуждаться в хлебе и мясе, задыхаясь под грудами свекловичного сахара и утопая в картофельной водке, или что мы не будем испытывать недостатка в брюках, чтобы прикрыть свою наготу, среди миллионов пуговиц для брюк, то Родбертус с торжеством укажет нам на свой знаменитый расчет, согласно которому за каждый излишний фунт сахара, за каждую непроданную бочку водки, за каждую не пришитую к брюкам пуговицу выдана правильная расписка, расчет, в котором все в точности «совпадает» и по которому «все претензии будут удовлетворены, и ликвидация этих претензий совершится правильно». А кто этому не верит, тот пусть обратится к счетоводу Икс главной кассы государственного казначейства в Померании, который проверял счет, нашел его правильным и как человек, еще ни разу в недочете по кассе не уличенный, заслуживает полного доверия.
  25. 1 2 «From cold war to hot war» // The Economist, Feb 14th 2015
  26. Р. Пайпс Россия при старом режиме. — М.: Независимая газета, 1993. — С. 399.
    Между 1878 и 1881 гг. в России был заложен юридический и организационный фундамент бюрократическо-полицейского режима с тоталитарными обертонами, который пребывает в целости и сохранности до сего времени. Можно с уверенностью утверждать, что корни современного тоталитаризма следует искать скорее здесь, чем в идеях Руссо, Гегеля или Маркса. Ибо, хотя идеи безусловно могут породить новые идеи, они приводят к организационным переменам лишь если падут на почву, готовую их принять.
  27. Зиновьев А. А. Сталин. Сталинская эпоха. Сталинизм // Марксизм: прошлое, настоящее, будущее. Материалы международной научно-практической конференции "Марксизм, обществоведческая мысль современности и социалистические тенденции развития человечества в XXI веке. Москва, Институт философии РАН, 22-24 апреля 2002 г. — М.: МАКС Пресс, 2003. — С. 137—147. — ISBN 5-317-00681-3.
  28. Медведев, 1990, с. 197.
  29. Гордон, 1989, с. 74.
  30. Медведев, 1990, с. 199.
  31. Медведев, 1990, с. 215.
  32. Медведев, 1990, с. 222.
  33. Гордон, 1989, с. 57.
  34. Anton Cheremukhin, Mikhail Golosov, Sergei Guriev, Aleh Tsyvinski Was Stalin Necessary for Russia’s Economic Development?
  35. Медведев, 1990, с. 260.
  36. Медведев, 1990, с. 279.
  37. Медведев, 1990, с. 405.
  38. Гордон, 1989, с. 164.
  39. 1 2 Медведев, 1990, с. 379.
  40. Справка о наличии, движении и составе заключенных в ИТЛ и ИТК МВД СССР за период 1953–1955 гг.. www.alexanderyakovlev.org. Проверено 14 февраля 2016.
  41. Вождь. Хозяин. Диктатор, 1990, с. 334.
  42. 1 2 Хрущев Н. С. О культе личности и его последствиях. Доклад Первого секретаря ЦК КПСС тов. Хрущева Н. С. XX съезду КПСС // Реабилитация: политические процессы 30-50-х годов. — М.: Политиздат, 1991. — С. 19—68. — ISBN 5-250-01429-1.
  43. Вождь. Хозяин. Диктатор, 1990.
  44. Бешанов, 2001, с. 509.
  45. Суровая драма народа, 1989, с. 312.
  46. Алексеев П.В., Панин А.В. Философия в условиях тоталитаризма // Философия. — М.: Теис, 2006. — С. 585—601. — ISBN 5-9218-0064-X.
  47. Суровая драма народа, 1989, с. 366.
  48. Ефимкин А.П. Дважды реабилитированные: Н.Д. Кондратьев, Л.Н. Юровский. — М.: Финансы и статистика, 1991. — С. 224. — ISBN 5-279-00494-4.
  49. Суровая драма народа, 1989, с. 376.
  50. Суровая драма народа, 1989, с. 401.
  51. Суровая драма народа, 1989, с. 489.
  52. Розенталь М., Юдин П. Краткий философский словарь. — М.: Политиздат, 1954. — С. 307.
    Кибернетика (от др. греч. слова, означающего рулевой, управляющий) — реакционная лженаука, возникшая в США после второй мировой войны и получившая широкое распространение и в других капиталистических странах; форма современного механицизма.
  53. Капица, 1989, с. 227.
  54. В. Розов Удивление перед жизнью. Воспоминания. — М.: АСТ, 2014. — С. 117. — ISBN 978-5-17-080186-2.
    В тяжелейшие годы жестокой цензуры, особенно в сталинские времена, многие большие писатели, именно писатели, растерялись. Писать то, к чему звал собственный талант, было невозможно. Можно было угодить в тюрьму, в ГУЛАГ, а то и под расстрел. Страх сжимал их интеллект, парализовал вдохновение. Каждый искал выход из сложившейся ситуации. Большинство замолчало. Иные стали приспосабливаться ко времени, и из-под пера выходили произведения или совсем не свойственные их таланту, или элемент «дани времени» портил их настолько, что читать эти романы, рассказы, поэмы не доставляло удовольствия. Третья группа просто старалась угодить официальной точке зрения на задачи литературы, бросалась, как в омут, писать в духе социалистического реализма и творчески погибала навсегда… Дожившие до менее страшного времени, когда появилась некоторая свобода слова и стало безопасно писать то, что тебе хочется, уже не могли писать.
  55. Henry Reichman (англ.)
  56. Reichman, Henry. "Reconsidering 'Stalinism'. Theory and Society Volume 17, Number 1. Springer Netherlands. January 1988. Pp. 57-89. (англ.)
  57. ОБСЕ приняла резолюцию против сталинизма и нацизма // «Коммерсантъ», 03.07.2009
  58. Резолюция ПА ОБСЕ «Воссоединение разделённой Европы» // Радио Свобода, 03.07.2009
  59. Резолюция ПА ОБСЕ о сталинизме искажает историю — МИД РФ. // РИА Новости, 09.07.2009
  60. Путин вернулся к вопросу о сталинизме и нацизме // Русская служба Би-би-си, 16.04.2015
  61. Ответы М. С. Горбачёва на вопросы газеты Юманите // Правда. — 1986. — 8 февраля. Цит. по Максименков Л. В. Сталин работает с документами // Родина. — 2006. — № 1.
  62. Материалы XIX Всесоюзной конеференции Коммунистической партии Советского Союза — М.: 1988. — С. 116.
  63. Указ Президиума ВС СССР от 16.01.1989 «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30 — 40-х и начала 50-х годов». Президиум Верховного Совета СССР. Проверено 29 ноября 2013.
  64. 1 2 Коммунисты установили бюст И. Сталина в Тамбове // РБК, 08.05.2010
  65. Медведев: «Преступлениям Сталина против собственного народа нет прощения» // Gazeta.SPb, 07.05.2010
  66. Политолог Сергей Черняховский о причинах роста популярности советского вождя // Lenta.ru, 06.02.2015
  67. Крашенинников, Фёдор Зачем нужен современной госпропаганде образ Иосифа Сталина // Ведомости, 19.05.2015 (Статья опубликована в № 3834 от 20.05.2015 под заголовком: Политический дневник: Зачем Путину Сталин)

Литература[править | править вики-текст]

на русском языке
на других языках
Взгляды современников на СССР при Сталине

Ссылки[править | править вики-текст]


Сталинизм