Чавчавадзе, Илья Григорьевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Илья Григорьевич Чавчавадзе
груз. ილია გრიგოლის ძე ჭავჭავაძე
Фотопортрет писателя работы мастерской А. С. Роинова
Фотопортрет писателя работы мастерской А. С. Роинова
Дата рождения 27 октября (8 ноября) 1837[1]
Место рождения Кварели, Грузинская губерния, Российская империя
Дата смерти 30 августа (12 сентября) 1907[1] (69 лет)
Место смерти Цицамури, Тифлисская губерния, Российская империя
Гражданство (подданство)
Род деятельности политик, поэт, издатель, философ, писатель, историк, журналист
Язык произведений грузинский, русский
Автограф Подпись
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Князь Илья́ Григо́рьевич Чавчава́дзе (груз. ილია გრიგოლის ძე ჭავჭავაძე, ilia grigolis dze ch’avch’avadze; 27 октября [8 ноября] 1837[1], Кварели, Грузинская губерния, Российская империя[2][1]30 августа [12 сентября] 1907[1], Цицамури, Тифлисская губерния, Российская империя[1]) — грузинский поэт, публицист и общественный деятель, националист[3][4][5], боровшийся за национальную независимость (суверенитет) Грузии. Одна из самых заметных национальных фигур Грузии начала XX века[6]; в официальном дискурсе современной Грузии считается «Pater Patriae».[7] В 1987 году канонизирован Грузинской православной церковью под именем Илия Праведный.

Ранние годы[править | править код]

Представитель кварельской ветви грузинского рода тавади Чавчавадзе, князь Илья Чавчавадзе родился 27 октября (8 ноября1837 года в кахетинском селе (ныне городе) Кварели. Начальное образование получил в семье, под руководством матери и сельского священника. В 1848 году был зачислен в частный пансион Нейхарда и Хакке в Тифлисе, где проучился четыре года. Из пансиона Чавчавадзе перешёл в Тифлисскую классическую гимназию и успешно закончил её в 1856 году[8].

И. Г. Чавчавадзе на первом курсе университета в 1858 году

Приказом от 31 августа 1857 года Чавчавадзе был зачислен на юридический факультет в Санкт-Петербургском университете в статусе своекоштного студента, но впоследствии был освобожден от платы за обучение, перейдя в статус казённокоштного. Он поступил, как было написано в приказе о зачислении «по разряду камеральных наук», на курс подготовки будущих чиновников Российской империи. Учебный план будущего чиновника Чавчавадзе включал (1) юридические основы государства (2) сведения из истории, политической экономии и статистики (3) естественные науки, агрономию и архитектуру (4) современный иностранный язык. Кроме дисциплин по специальности он также изучал современных ему авторов, писавших о философии, эстетике, социологии. Большое влияние на него оказали взгляды русских революционных демократов[8].

Закавказские студенты, учившиеся в Петербурге, хотели создать единое землячество, но под влиянием выступлений Чавчавадзе приняли решение создать отдельные этнические землячества для грузин, армян и других закавказских этносов и потом объединить и в союз. Грузинские студенты, которых на тот момент училось в Петербурге около тридцати[9], выбрали своим председателем Чавчавадзе. Позже, по возвращении в Грузию, Чавчавадзе стал и лидером неформальной группы тергдалеулеби (буквально «испившие воду Терека», то есть побывавшие в России) объединявшей людей грузинского происхождения, получивших образование в России, в противовес мтквардалеулеби, то есть пивших воду только из Куры (Мтквари), не выезжавших из Грузии и не видевших мир. Большинство тергдалеулеби вдохновлялись идеалами русских революционных демократов: Белинского, Чернышевского и Добролюбова, выступали за расширение политических прав грузинского народа в рамках Российской империи. Многие из тергдалеулеби, в том числе Акакий Церетели, Нико Николадзе, Серго Месхи и сам Чавчавадзе стали ядром общественно-литературных течениий грузинских интеллигентов-шестидесятников «Пирвели даси» (груз. პირველი დასი, Первая группа) и «Меоре даси» (груз. მეორე დასი, Вторая группа)[8].

В 1861 году Александр II принял предложение графа С. Г. Строганова о преобразованиях в университетах, осуществить которые было поручено адмиралу Е. В. Путятину, назначенному министром просвещения. Циркуляр Путятина, ограничивавший свободы студентов, вызвал недовольство, начались студенческие волнения, занятия в университете были отменены и многие студенты Санкт-Петербургского университета были арестованы и отчислены. Как и многие другие, Чавчавадзе в знак протеста перестал посещать занятия и был на четвёртом курсе отчислен согласно новым правилам. Позже по его просьбе университет выдал ему справку о том, что «князь Илья Чавчавадзе, поступив в число студентов Императорского Санкт-Петербургского университета 20 июля 1857 г., слушал науки по Юридическому факультету разряду камеральных наук по поведении очень хорошего. 12 октября 1861 г. по прошению уволен из университета из четвертого курса». Сам Чавчавадзе считал четыре университетских года «фундаментом, <…> первоисточником жизни, волоском, который судьба, точно мост перекинула между светом и тьмою»[8].

Публицист и чиновник[править | править код]

Вернувшийся в 1861 году из Петербурга Чавчавадзе не торопился выйти на государственную службу и много времени посвящал публицистике, литературным и политическим дискуссиям. Для публицистики на грузинском языке в то время существовал единственный литературно-политический журнал «Цискари» («Заря»), издававшийся Иваном Кереселидзе[10], в нём Чавчавадзе ещё в 1858 году печатал свои первые стихи[11]. Карьеру публициста он решил начать с литературной критики, разобрав перевод князем Ревазом Эристави поэмы Ивана Козлова «Безумная». В статье были поставлены вопросы о орфографической реформе, назревшей в грузинском языке, и об отказе от «высокого» литературного стиля в пользу более понятного простым людям повседневного разговорного. Предложения Чавчавадзе были довольно умеренными, но старшее поколение литераторов было возмущено посягательством на устои и выход статьи стал отправной точкой многолетней вражды молодых шестидесятников-тергдалеулеби с старой политической и литературной элитой Грузии[12].

Конфликт разрастался с каждой новой публикацией и с каждой дискуссией между тергдалеулеби и старшим поколением консерваторов. Спор стал острым и приобрёл политическую окраску после полемического стихотворения Григория Орбелиани «Ответ сынам», содержавшего упрёк молодёжи в неблагодарности, безнравственности и безбожии. Чавчавадзе опубликовал «Ответ на ответ», содержавший в числе прочего обвинение в сдаче родины в обмен на титулы и ордена. Для Орбелиани, участвовавшего в молодости в заговоре 1832 года но позже отважно воевавшего в рядах российской армии, сделавшего карьеру и лояльного империи, это оказалось последней каплей, с тех пор публикации в «Цискари» и приглашения в светские салоны для Чавчавадзе были закрыты[13].

Первая страница первого номера Сакартвелос моамбе

Лишённый возможности публиковаться в «Цискари», Илья Чавчавадзе в начале 1863 года основал свой собственный журнал «Сакартвелос моамбе» (Грузинский вестник)[14]. Журнал просуществовал всего один год, но оказал огромное влияние на всю дальнейшую литературную и политическую жизнь Грузии. Чавчавадзе печатал в журнале свои публицистические статьи, стихи, рассказы и отрывки, фактически реформируя литературный грузинский язык[10]. Политическая позиция журнала была вполне однозначной: в каждом номере публиковались переводы на грузинский произведений Виктора Гюго, Прудона, Бастиа, Белинского, Добролюбова. В дополнение к переводной политической публицистике Чавчавадзе написал и опубликовал собственную программу переустройства общественных отношений в Грузии, базировавшуюся на торжестве разума и науки и сближении с европейскими странами. Программным политическим произведением этого времени можно считать и поэму Чавчавадзе «Призрак», её он тоже опубликовал в «Сакартвелос моамбе»[15].

В 1863 году Чавчавадзе женился на Ольге Гурамишвили и материальные трудности семейного быта вынудили его прекратить выпуск журнала и искать дохода от службы. Он начал с работы чиновником особых поручений при кутаисском генерал-губернаторе, занимался практическим проведением в жизнь реформы освобождения крестьян[8], затем перешёл на службу в судебное ведомство и занимал там должности мирового посредника, позже мирового судьи Душетского уезда Тифлисской губернии и провёл на службе в провинциальной Грузии десять следующих лет до 1874. Начало его службы совпало с подавлением польского восстания, развеявшим надежды на реформы или революционное переустройство царского режима. Вся империя, а с ней и Грузия, вступили в период пессимизма и застоя, начавшийся в 1864[16].

Для Чавчавадзе десять лет судейской работы с 1864 по 1874 стали с одной стороны вынужденным перерывом в творческой работе, а с другой стороны это были годы непосредственного знакомства с тем народом, интересы которого он так страмился защищать. Он одним из первых стал изучать местные диалекты и собирать народные стихи и музыку[17], издав в 1873 году совместно с Рафаэлом Эристави «Первую книжку крестьянских песен и поговорок»[11]. В его произведениях, написанных после опыта судейской работы («У виселицы», «Отарова вдова»), народные крестьянские типы стали гораздо живее схематичных образов из его ранних рассказов. Чавчавадзе тяготился вынужденным пребыванием в провинции, а многочисленные друзья время от времени приезжали к нему в Душети и уговаривали вернуться в Тифлис и к литературной и общественной деятельности[18].

Просветитель и банкир[править | править код]

Освобождение крестьян и изменения в экономике привели к потребности в кредитовании, на которую законодатель Российской империи откликнулся нормами об организации земельных банков. В 1874 году Чавчавадзе вернулся из провинции в Тбилиси чтобы принять участие в организации первого в Грузии земельного банка[19]. Бюрократические проволочки затянули процесс до 1875 года, когда с помощью приехавшего из Европы Нико Николадзе организацию банка удалось довести до конца. Убеждая знакомых дворян Чавчавадзе и Николадзе сумели собрать акционерные взносы на крайне скромные 170.000 рублей. Однако дело было положено, председателем правления стал Илья Чавчавадзе, а Нико Николадзе вошёл в правление как директор. Позже ещё одним директором был избран Иван Мачабели[20].

Вскоре после запуска банка между Николадзе и Чавчавадзе возник конфликт по поводу использования прибыли банка, почти сразу ставший мировоззренческим. Николадзе рассчитывал, что прибыль банка будет направлена на новые экономические начинания, в том числе на новые технологии в сельском хозяйстве и на помощь крестьянам в выкупе земель. Однако Чавчавадзе использовал прибыль банка на открытие школ, музеев и общественно-культурных организаций[21], аргументируя такой подход первостепенностью сохранения языка и национальной культуры, даже в ущерб социальному прогрессу. Иван Мачабели поддержал консервативную почвенную политику Чавчавадзе, оставив Николадзе в меньшинстве. Изменения произошли и во взглядах Чавчавадзе на земельный вопрос и крестьянство: он больше не считал необходимой немедленную передачу земли крестьянам, а выступал за путь медленных преобразований, сохраняющих статус-кво дворянства. Такая позиция обеспечивала ему уверенную поддержку акционеров-дворян на общих собраниях банка, где он отчитывался перед ними о финансах и использовании прибыли. Собрания акционеров банка фактически были регулярными встречами наиболее влиятельных людей в Грузии и за это их иногда называли «грузинским парламентом»[22].

Конфликт с Николадзе за влияние в банке привёл в 1876 году к уходу Чавчавадзе из редколлегии дружественной Николадзе газеты «Дроэба». В 1877 году Чавчавадзе начал издавать новую газету «Иверия», проект оказался удачным и газета почти на тридцать лет стала одной из влиятельнейших газет Грузии[23]. Газета несла народу культурную программу Чавчавадзе и Акакия Церетели: возрождение языка и национальных традиций на основе православной веры. Социальная программа «Иверии» была довольно консервативной: Чавчавадзе и Церетели считали, что в грузинском обществе возможно достичь гармонии между собственниками земли и крестьянами и к этому следует стремиться. Социалистические идеи и свободный рынок были теперь противны Чавчавадзе в одинаковой степени, он рассматривал их как возмущения, нарушающие симбиоз аристократа и крестьянина[24].

Поддержанная финансами банка, культурная программа Чавчавадзе была очень успешной и своевременной, фактически произошло возрождение разговорного и письменного грузинского языка, поддержанное в 1880-х годах молодыми литераторами, в том числе поэтами Ал. Казбеги и Важа Пшавела. В 1879 году вместе с Дмитрием Кипиани, Яковом Гогебашвили, Иваном Мачабели и другими видными деятелями культуры Грузии Чавчавадзе учредил «Общества распространения грамотности среди грузин», призванное упорядочить эту просветительскую деятельность. Он вошёл в правление общества, а с 1886 стал его председателем[8].

7 апреля 1906 года был избран членом Государственного совета от дворянских обществ[8].

Убийство[править | править код]

30 августа 1907 года Илья со своей супругой Ольгой следовали из Тбилиси в Сагурамо в открытой коляске[25]. Возле Цицамури их поджидала банда Гиглы Бербичашвили (Георгий Хизанишвили, Павле Апциаури, Иване Инашвили и некто «имеретинец»), которые, угрожая оружием, остановили коляску[25]. В книге Вахтанга Гурули[25] даётся изложение официального акта вскрытия и его критика одним из крупнейших врачей того периода — Иашвили; в частности, Иашвили отмечает, что в Илью стреляли не спереди, как указано в акте вскрытия, а сзади[25]. Гурули отмечает, что выстрел не мог быть произведён бандитами Бербичашвили, которые стояли спереди. Выстрел был произведён из второй засады, о которой не знали даже сами напавшие на Чавчавадзе бандиты[25].

Несмотря на то, что убийство Чавчавадзе не было раскрыто[26], широкое распространение в исторической науке получила версия, что за убийством стояли большевики[6][27][28]. Профессор Анна Гейфман в работе, посвящённой террору в Российской империи, указывает, что в это время в Грузии велась ожесточённая борьба между социал-демократами во главе с большевиком Филиппом Махарадзе и национал-демократами под руководством «великого Ильи» — князя Чавчавадзе. Большевиков не устраивала открытая критика[где?] князем Чавчавадзе их программы[прояснить], так как этим он серьёзно подрывал их политические позиции. Историк отмечает, что главной причиной для политического убийства князя была огромная популярность Чавчавадзе: он привлекал людей, особенно крестьян, к политической борьбе национал-демократов и отвлекал их таким образом от радикального марксизма. Большевики не могли честно конкурировать с возглавлявшимися Ильёй национал-демократами, и, когда клеветническая кампания против Чавчавадзе на страницах местной большевистской газеты «Могзаури» (груз. მოგზაური, «Путник») не дала результата[прояснить], ему был вынесен смертный приговор[6].

Местные большевики[29] называли организатором убийства тайную полицию, а мотивом — антирусскую позицию Чавчавадзе.

Творчество[править | править код]

Похороны Ильи Чавчавадзе в Тбилиси — процессия проходит мимо храма Сиони
Памятник на могиле Ильи Чавчавадзе в пантеоне Мтацминда

Ещё в 1857 году Чавчавадзе поместил в грузинском журнале «Цискари» («Заря») несколько небольших стихотворений; затем его сочинения появлялись в газете «Дроэба» («Время»), в «Кребули» («Сборник»), в основанных им «Сакартвелос моамбе» («Грузинский Вестник») и «Иверии», и в издаваемом ныне грузинском журнале «Моамбэ». Его поэмы: «Эпизод из жизни разбойников», «Призрак», «Дмитрий Самопожертвователь», «Отшельник» и «Мать и сын»; его повести: «Человек ли он?!» («Грузинский Вестник», 1863 и отд. в СПб.), «Рассказ нищего» (там же и отдельно), «Сцены из первых времен освобождения крестьян» («Кребуль», 1865 и отдельно), «Письма проезжего» («Кребуль», 1864), «Отарова вдова» («Иверия», 1888), «Странная история» («Моамбе»), «Рождественский рассказ» и «У виселицы» («Иверия») и др.

При жизни Чавчавадзе на русский язык были переведёны несколько мелких стихотворений и поэма «Отшельник». Прижизненные русские переводы стихотворений Чавчавадзе частью вошли в состав отдельного сборника, изданного в Тифлисе, частью печатались в «Русской мысли», «Живописном обозрении», «Вестнике Европы» и др. Поэма «Отшельник» переведёна на английский язык и в прозе на французский язык. Немецкие переводы нескольких мелких стихотворений Чавчавадзе вошли в состав сборника: «Georgische Dichter» (Лейпциг, 1886; Дрезден, 1900).

Чавчавадзе переводил на грузинский язык творчество Пушкина, Лермонтова, Тургенева, Гейне, Шиллера и Гёте. Совместно с князем Иваном Мачабели осуществил перевод «Короля Лира» Шекспира. Написал много мелких статей политического, публицистического, критического и педагогического содержания, а также предисловие к стихотворениям князя Орбелиани.

Стоял на патриотических позициях. Статья «Армянские учёные и вопиющие камни» (1902 год) появилась в русском переводе и наделала много шума в местной армянской печати. Перепечатывал антиармянские публикации В. Величко в Грузии [30].

Редактировал газету «Иверия», где в 1895—1896 годах опубликовал семь стихотворений поэта Сосо — под этим псевдонимом писал Сталин, будучи подростком и учеником Тбилисской духовной семинарии.

Адаптации[править | править код]

По произведениям Илья Чавчавадзе были сняты следующие художественные фильмы:

По произведениям Чавчавадзе также написаны оперы:

Личная жизнь[править | править код]

Жена — Ольга Тадеозовна Гурамишвили (1842—1927).

Память[править | править код]

В 1958 году в СССР была выпущена почтовая марка, посвящённая Чавчавадзе
Изображение Чавчавадзе на грузинской купюре 20 лари образца 2002 года
Изображение Чавчавадзе на грузинской купюре 20 лари образца 2016 года

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Большая российская энциклопедияБольшая российская энциклопедия, 2004. — ISBN 978-5-85270-320-0
  2. Чавчавадзе Илья Григорьевич // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохорова — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  3. Ghia Nodia. The Conflict in Abkhazia: National Projects and Political Circumstances. — Vrije Universiteit Brussel, 1998.
  4. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 131. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  5. Tobias Debiel, Axel Klein, Stiftung Entwicklung und Frieden ,. Fragile peace: state failure, violence and development in crisis regions. — Zed Books, 2002. — С. 126-127. — 234 с. — ISBN 184277171X, 9781842771716.
  6. 1 2 3 Гейфман А. Революционный террор в России, 1894—1917/ Пер. с англ. Е. Дорман. — М.:КРОН-ПРЕСС, 1997—448 с.-(Серия «Экспресс») ISBN 5-232-00608-8, глава 3 «Социал-демократы и террор»
  7. Socialism in Georgian Colors: The European Road to Social Democracy, 1883—1917, Stephen F. Jones
  8. 1 2 3 4 5 6 7 Бильвина, Журнал «Санкт-Петербургский университет», 2013.
  9. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 126. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  10. 1 2 Кикодзе, 1937, с. XIII.
  11. 1 2 Верескун и Урушадзе, Colta.Ru, 2018.
  12. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 129. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  13. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 129. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  14. Сакартвелос моамбе // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М. : Советская энциклопедия, 1962—1978.
  15. Кикодзе, 1937, с. XIV.
  16. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 130. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  17. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 130. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  18. Кикодзе, 1937, с. XVI.
  19. Кикодзе, 1937, с. XVII.
  20. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 132. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  21. Кикодзе, 1937, с. XVIII.
  22. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 132. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  23. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 132. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  24. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 133. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  25. 1 2 3 4 5 Гурули В. От Ильи до Ильи. — Тбилиси, 2006. — ISBN 99940-61-09-7
  26. Бахтадзе М., Вачнадзе М., Гурули В. История Грузии (с древнейших времён до наших дней). — Тбилиси: Тбилисский гос. ун-т, 1993.
  27. Mikaberidze A. Historical Dictionary of Georgia. — Lanham, Maryland; Toronto; Plymouth, UK: Scarecrow Press, Inc., 2007. — 734 p. — (Historical Dictionaries of Europe, № 50). — ISBN 978-0-8108-5580-9.
  28. Sebag Montefiore S. Young Stalin. — 2008. — 734 p. — ISBN 1552787079.
  29. Гургенидзе. Убийство Ильи Чавчавадзе. — С. 8, 12, АС. Убийцы забрали кошелёк Чавчавадзе и серьги его жены, чтобы скрыть истинные причины убийства, придав ему видимость обычного нападения ради грабежа и направив полицию по ложному следу (Речь 303 [10 декабря 1908].)
  30. Suny. Looking toward Ararat: Armenia in modern history. — P. 81.
  31. Дом № 7 по Джавахишвили, музей имени Ильи Чавчавадзе. (Тбилиси, Чугурети)
  32. В Тбилиси реставрируют дом, в котором жил Илья Чавчавадзе
  33. Новая жизнь дома Чавчавадзе: в Тбилиси реставрируют мемориальный музей
  34. Каландадзе, Александр. Илья. Перевод с грузинского А. Перим. Тбилиси: Мерани, 1988. 464 с.

Ссылки[править | править код]