Эта статья является кандидатом в хорошие статьи

Андреева, Мария Фёдоровна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Мария Андреева
MariyaAndreeva.jpg
Имя при рождении:

Мария Фёдоровна Юрковская

Дата рождения:

4 июля 1868({{padleft:1868|4|0}}-{{padleft:7|2|0}}-{{padleft:4|2|0}})

Место рождения:

Санкт-Петербург

Дата смерти:

8 декабря 1953({{padleft:1953|4|0}}-{{padleft:12|2|0}}-{{padleft:8|2|0}}) (85 лет)

Место смерти:

Москва

Профессия:

актриса

Гражданство:

Flag of Russia.svg Российская империя
Flag of the Soviet Union (1923-1955).svg СССР

Годы активности:

1886—1905, 1913—1917, 1919—1926

Театр:

Общество искусства и литературы, Московский Художественный театр, Большой драматический театр

Мария Андреева на Викискладе

Мари́я Фёдоровна Андре́ева (урождённая Юрко́вская, в первом браке Желябу́жская; 4 июля 1868, Санкт-Петербург — 8 декабря 1953, Москва) — русская актриса, общественная и политическая деятельница, гражданская жена Максима Горького (с 1904 по 1921 год).

Артистическая слава Марии Андреевой, которую публика и театральные критики ценили за утончённый лиризм, поэтичность и пленительную женственность, связана с Московским художественным театром. В МХТ Мария дебютировала в качестве партнёрши К. С. Станиславского и провела семь самых плодотворных сезонов с 1898 по 1905 год. Увлечение пролетарским писателем прервало сценическую карьеру актрисы, и следующие семь лет Андреева провела вместе с Горьким за границей. Возвратившись в начале 1913 года в предреволюционную Россию, актриса пыталась вернуться на театральные подмостки, однако былые высоты вновь ей уже не покорились.

Общественно-политическое служение Андреевой началось в 1899 году, когда она примкнула к социал-демократам и марксистской идеологии, в 1904 году стала членом РСДРП. Обладая деловыми и коммерческими талантами, Мария Фёдоровна в качестве финансового агента партии большевиков достигла крупных успехов в сборе средств для революционной деятельности, за что Ленин дал ей партийный псевдоним «товарищ Феномен». После Октябрьской революции Мария Андреева занимала руководящие посты в театрально-художественной сфере, была инициатором создания Большого драматического театра в Петрограде, где и завершила артистическую карьеру. Знавшая несколько европейских языков М. Ф. Андреева по поручению Советского правительства несколько лет работала в Германии, где добывала твёрдую валюту для государства, будучи заведующей художественно-промышленным отделом советского торгпредства в Берлине. Заключительным этапом многогранной деятельности Марии Андреевой стал Московский дом учёных, который она возглавляла в течение 18 лет.

Биография[править | править вики-текст]

Детство[править | править вики-текст]

Мария Юрковская родилась в Санкт-Петербурге, в семье главного режиссёра Александринского театра Фёдора Александровича Фёдорова-Юрковского (1842—1915)[1] и актрисы Марии Павловны Лелевой-Юрковской, родители были выходцами из обедневших дворян[2]. В семье было три сестры и брат, Мария — старшая. Окончила гимназию и драматическую школу, училась в консерватории. Уже в раннем детстве девочку с рыжевато-каштановыми волосами и задатками неземной красоты рисовали Крамской и трижды Репин, в возрасте 15 лет грациозная барышня с балетной фигуркой стала моделью Репина для донны Анны к иллюстрациям «Каменного гостя» Пушкина[3].

На театральной сцене[править | править вики-текст]

Впервые вышла на любительскую сцену в возрасте 18 лет в Казани, в антрепризе режиссёра Медведева. Уже в эти годы критиками отмечались чарующий бархатный голос (впоследствии сравненный с «серебристым звоном лесного ручья»), яркий темперамент, грация и вкрадчивая чувственность начинающей актрисы. Рано выйдя замуж за «богатого и прочно устроенного человека», крупного железнодорожного чиновника Андрея Желябужского, отправилась вместе с супругом по делам его службы в Грузию, где с 1886 года выступала в Тифлисском театре, училась пению и даже принимала участие в оперных спектаклях. О годах беззаботной молодости на Кавказе Андреева вспоминала: «Репетиции сопровождались ужинами и танцами, после спектаклей тоже ужинали и танцевали, публику составляли родные и знакомые. Бывало очень весело; когда попадалась интересная роль, приятно было её играть и иметь успех — словом, всё, как полагается у праздных, имеющих много свободного времени, обеспеченных людей». Всего Мария Фёдоровна провела в Тифлисе пять лет и там по имени мужа взяла себе сценический псевдоним Андреева[4][3].

Вернувшись в Москву, играла в Обществе искусства и литературы, которым руководил Константин Станиславский и где репетиции были уже не забавой, а серьёзным делом. Для овладения артистическим ремеслом Андреева брала частные уроки у актрисы Н. М. Медведевой — учительницы М. Н. Ермоловой. Впервые на профессиональную сцену вышла в Москве 15 декабря 1894 года в пьесе А. Островского «Светит, да не греет», где партнёром её был Станиславский. Запомнилась критике и роль Юдифи в пьесе Гуцкова «Уриэль Акоста», где главного персонажа тоже играл Станиславский. Мария Фёдоровна удостоилась лестных отзывов за «искренность, чувство меры, поэтичность и пленительную женственность»[5]. За три года в Обществе сыграла 11 ролей[3]. Потом Станиславский и Андреева вместе выходили на сцену Московского художественного театра, с которым связано семь лучших, самых плодотворных лет актрисы (18981905), режиссёр-реформатор видел её в классическом и романтическом репертуаре. Успех Андреевой принесли шекспировские образы Геро («Много шума из ничего») и Оливии («Двенадцатая ночь»). С большим изяществом, отмечали критики, «акварельной тонкостью и лиризмом» Андреева воплотила драматические образы страдающей женщины в пьесах Гауптмана «Потонувший колокол» и «Одинокие», где в роли Кете актриса выходила на сцену 73 вечера. Театровед С. Глаголь, комментируя постановку «Потонувшего колокола», отмечал: «Г-жа Андреева, чудесная златокудрая фея, то злая, как пойманный в клетку зверёк, то поэтичная и воздушная, как сказочная грёза». Критика С. Васильева актриса поразила в роли Оливии: «она была так изящна и красива, настолько соответствовала шекспировскому образу, что напрашивалась на полотно художника». Органичными и естественными для актрисы стали роли в пьесах Чехова: Ирина — «Три сестры», Аня — «Вишнёвый сад». С сезона 1902—1903 важное место в её репертуаре занимали роли в пролетарских пьесах Горького: Наташа, Лиза («На дне», «Дети солнца»). Всего в МХТ за шесть сезонов Андреева сыграла 15 главных ролей в пьесах Чехова, Горького, Островского, Гауптмана, Ибсена, Шекспира. В антрепризе рижского театра К. Н. Незлобина Андреева сыграла Марью Львовну в «Дачниках». Артистическим талантом Андреевой восхищались взыскательная публика и театроведы; как страстная и увлекающаяся натура, Мария Фёдоровна оказалась в центре внимания московской богемы. Станиславский, питая симпатию и доверие, поручил Андреевой заниматься также деловыми и финансовыми вопросами театра, что дало актрисе неоценимый опыт взаимоотношений с меценатами. Через несколько лет, когда в силу обстоятельств и интриг на первые роли в театре выдвинулась Ольга Книппер, самые важные для Андреевой события стали связаны с её личной жизнью[3].

Первый супруг — действительный статский советник Андрей Желябужский, инспектор Московско-Курской и Муромской железных дорог, человек с тонким художественным вкусом, член Общества искусства и литературы, член правления Российского театрального общества. Желябужский был на 18 лет старше Марии, обладал покладистым нравом и приличным состоянием, после рождения сына Юрия в 1888-м и дочери Екатерины в 1894-м, будучи сам не без греха, особо не препятствовал романтическим увлечениям молодой жены. Первым её романом был репетитор сына Дмитрий Лукьянов, об обстоятельствах семейных нестроений через много десятков лет актриса написала в мемуарах: «Ещё в 1896 году я перестала быть женою Андрея Алексеевича Желябужского. Причины нашего разрыва были на его стороне. Я сказала ему, что соглашаюсь жить с ним в одном доме как мать своих детей и хозяйка — ради детей». Вскоре бурный роман, широко известный не только в театральных кругах, связал Андрееву с женатым миллионером Саввой Морозовым[6][3].

Годы с Максимом Горьким[править | править вики-текст]

Весной 1900 года в Севастополе, куда МХТ выезжал показать А. П. Чехову его «Чайку», Андреева познакомилась с Горьким, в пьесах которого блистала. «Меня захватила красота и мощь его дарования», — вспоминала Андреева. Обоим в год их первой встречи исполнилось по 32 года; начиная с крымских гастролей писатель и актриса стали видеться часто, особенное впечатление Андреева произвела на Горького в образе Наташи в пьесе «На дне»: «Пришёл весь в слезах, жал руки, благодарил. В первый раз тогда я крепко обняла и поцеловала его, тут же на сцене, при всех». В конце 1903 года Мария Фёдоровна уходит из семьи, снимает себе квартиру, становится гражданской женой Горького и его литературным секретарём[4].

И. Е. Репин. Портрет актрисы Марии Фёдоровны Андреевой. 1905 год

К социал-демократам Андреева примкнула ещё в 1899 году; с марксистской идеологией, распространявшейся в кругах творческой интеллигенции, Марию познакомил прибывший в Москву ссыльный студент-вольнодумец Пётр Красиков (подпольная кличка Игнат). Под влиянием наставника Андреева переводила с немецкого и самостоятельно изучала «Капитал» К. Маркса. Сблизившись с большевиками, которым дама из высшего общества с разнообразными светскими связями пришлась весьма кстати, Андреева начала выполнять поручения Московского социал-демократического центра по хранению и транспортировке нелегальной литературы, подключилась к работе Красного Креста. Используя нужные знакомства в охранительных ведомствах, вхожая в любые начальственные кабинеты Андреева занималась легализацией подпольщиков, снабжала их документами и устраивала на работу. На квартире Андреевой во Вспольном переулке, 16 в 1905 году скрывались от полиции Николай Бауман и Леонид Красин[3][7].

Новая идеология оказалась близка душевному настрою мятущейся молодой актрисы, ещё более эти взгляды укрепились после знакомства с Горьким и его творчеством. В 1904-м, на год раньше, чем Горький, стала членом РСДРП, в том же году расторгла брак с Желябужским[2]. Горький же прекращение своего первого брака официально не оформлял вовсе, поэтому зарегистрировать новые отношения не мог[6].

Вторую половину 1904 года Андреева и Горький вместе провели в дачном посёлке Куоккала под Петербургом и в Риге, отдыхали на целебных источниках курорта Старая Русса. В январе 1905 года, когда Горький после событий Кровавого воскресенья был арестован и брошен в Петропавловскую крепость, Андреева по стечению обстоятельств оказалась в рижской больнице с разлитым гнойным перитонитом, что едва не стоило ей жизни. Савва Морозов оплатил лечение и выдал неверной Марии полис на предъявителя, по которому ещё в 1902 году застраховал свою жизнь на 100 000 рублей. С 29 марта по 7 мая 1905 года Андреева после выздоровления отдыхала с Горьким в Ялте, потом в дачном местечке Куоккала, а спустя неделю, 13 мая, в Ницце при неясных обстоятельствах покончил с собой Савва Морозов. После загадочного самоубийства бывшего любовника Андреева получила завещанные им страховым способом деньги и большую часть унаследованного капитала отдала большевикам[8][6][2].

Характеризуя изменчивую натуру Андреевой, биографы отмечают, что уже начав отношения с Горьким, Мария Фёдоровна не раз использовала увлечённость ею Саввой Морозовым для финансирования на его средства партийных нужд, в частности, газеты «Искра», а также редактируемой Горьким большевистской газеты «Новая жизнь». В издательстве этой газеты, в доме Лопатина произошла первая встреча Горького с Лениным[9].

19 января 1906 года вместе с Горьким и Скитальцем (Петровым) на благотворительном литературно-музыкальном вечере в финском национальном театре в Гельсингфорсе Андреева, согласно отчётам охранки, прочитала воззвание «противоправительственного содержания». Из тех же документов следует, что «Мария Желябужская была привлечена в 1906 году к производившемуся при С.-Петербургском Губернском Жандармском Управлении дознанию о конторе редакции газеты „Новая жизнь“, каковая контора служила… местом конспиративных свиданий активных работников С.-Петербургской социал-демократической организации и явочным местом для членов Российской социал-демократической рабочей партии, приезжавших в С.-Петербург из других городов». Эти донесения через семь лет, после возвращения из Италии, стали основанием для её уголовного преследования в России[10][11].

Разносторонне образованная, обладавшая широкой эрудицией, владевшая многими языками Андреева старательно и успешно исполняла обязанности секретаря писателя: вела переписку Горького, решала с издателями споры о гонорарах, переводила многочисленные труды Горького на французский, немецкий и итальянский языки. В заграничных поездках, где Горький вёл сбор средств в поддержку революции в России, а также лечился от туберкулёза, которым страдал с молодости[12], Мария Фёдоровна часто исполняла обязанности медсестры и сиделки. В феврале 1906 года Андреева с Горьким направились через Европу в Северную Америку. Во время путешествия по США, произошла неприятная история, прервавшая заокеанское турне. Горький всем представлял Марию в качестве своей жены, однако дотошные журналисты узнали правду, и в прессу не без помощи царского правительства просочилась информация, что писатель официально так и не развёлся со своей законной супругой, а с Андреевой не венчался. Горького стали публично упрекать в двоежёнстве, пытались выселять пару из отелей, возникли проблемы с властями, и гражданским супругам после жёстких препирательств пришлось осенью вернуться из Америки в Россию, где писатель за пару месяцев завершил роман «Мать». В конце 1906 года в связи с обострением болезни Горького и необходимостью лечения в благоприятном климате южной Европы супруги выехали в Италию[13][6].

Шесть лет Андреева и Горький прожили в Италии, на острове Капри, где их неоднократно навещал Ленин и товарищи по партии. К началу осени 1912 года в отношениях Марии Фёдоровны с Горьким наметилось охлаждение: «Здоровье А. М. очень плохо и вообще всё-всё так же грустно и нелепо. Ни обо мне, ни о нём никому ничего не говорите пока — и так выдумывают невероятные вещи…», — писала актриса в письме к своему знакомому Н. Е. Буренину в октябре 1912 года. В другом, ноябрьском письме Буренину, в целях конспирации упоминая о себе в третьем лице, Андреева пишет: «Необходимо действовать скорее, чтобы уж она принялась за работу и хоть в этом нашла силы забыться от горя». Переживая разрыв с Горьким и тоскуя по сцене, Андреева выехала с Капри в ноябре 1912 года пароходом через Данию по поддельному паспорту на имя Harriet Brooks. Возвращалась в Россию нелегально, через Германию и Финляндию, где пробыла пару месяцев. 10 января 1913 года в агентурной записке Охранного отделения по г. Москве упоминается «ныне прибывшая в г. Москву жена Максима Горького (Андреева)»[14]. Полгода находилась в Москве на нелегальном положении. В легализации свободной от обязательств актрисе помог старый знакомый и новый любовник, ещё в 1903 году помогавший ей укрывать беглых революционеров, генерал-майор Владимир Джунковский, в начале 1913 года занявший пост товарища министра внутренних дел и командира отдельного корпуса жандармов. Горький вернулся в Санкт-Петербург в конце декабря 1913 года, после объявления всеобщей амнистии по случаю 300-летия Дома Романовых[15][16].

Возвратившись к актёрской профессии, 45-летняя Андреева, находившаяся под гласным надзором полиции и не получившая разрешения выступать в Москве, собирала «осколки театральной славы», участвовала в гастролях труппы Московского художественного театра. Вышла на сцену в спектакле «Одинокие», некогда принёсшем ей признание, однако выдержать конкуренцию с новым актёрским поколением и закрепиться в труппе МХТ ей не удалось. Следующие четыре сезона, с 1914 по 1917 годы, играла в Свободном театре К. А. Марджанова, в киевском театре «Соловцов», в труппе Синельникова, в московской антрепризе Константина Незлобина. В эти годы Мария Фёдоровна была в стороне от политики, однако продолжала заниматься коммерцией. Возобновив незадолго до 1917 года отношения с Горьким, Андреева стала представлять его интересы в российских издательствах. На родине в предреволюционное время наблюдался всплеск популярности произведений Горького, что приносило доходы и Марии Фёдоровне. Она проявляет предприимчивость в новой для себя сфере — кинематографе (где с 1916 года начал карьеру оператора и режиссёра её сын Юрий, вскоре снимавший Ленина), успешно привлекает в развивающуюся киноиндустрию сотни тысяч рублей капиталов меценатов Каменского и Лианозова[2].

На службе партии и революции[править | править вики-текст]

В Февральской и Октябрьской революциях 1917 года Андреева активного участия не принимала. Однако после Февраля, когда новой власти понадобились новые квалифицированные кадры, Мария Фёдоровна стала председателем художественно-просветительного отдела Петроградской городской думы. Ещё более высоко заслуги Андреевой оценили после Октября: была назначена комиссаром театров и зрелищ Петрограда и пяти прилегающих губерний. Мария Фёдоровна вновь уделяет внимание политическим интересам Горького, ведь в качестве финансового агента партии все эти годы она помогала собирать деньги для революционной деятельности. За деловую и коммерческую хватку Ленин называл Андрееву «товарищ Феномен», что закрепилось как партийный псевдоним[3].

В 1918 году Петроградская дума ушла в прошлое, и Андреева переназначена заведующей театральным отделом Петросовета, она полностью погружается в партийно-общественную деятельность. Постоянная занятость на бесчисленных совещаниях и заседаниях новой власти отразилась на её личных отношениях с Горьким. В 1919 году в жизнь 51-летнего пролетарского писателя вместо ровесницы-актрисы стремительно ворвалась (и тоже сначала в качестве секретаря) 27-летняя баронесса и политическая авантюристка Мария Игнатьевна Закревская-Бенкендорф. Измены Андреева не простила ни писателю, ни себе. На склоне лет, выступая перед публикой с рассказами об Алексее Максимовиче, Андреева призналась: «Я была не права, что покинула Горького. Я поступила, как женщина, а надо было поступить иначе: это всё-таки был Горький»[3][6].

После окончательного разрыва с Горьким у Андреевой завязался роман с сотрудником НКВД Петром Петровичем Крючковым (моложе актрисы на 17 лет), ставшим по рекомендации Марии Фёдоровны личным секретарём писателя. По воспоминаниям Владислава Ходасевича, в 1921 году Горький, как колеблющийся и неблагонадёжный мыслитель, по инициативе Зиновьева и советских спецслужб снова отправлен в эмиграцию, а Андреева вскоре последовала за бывшим гражданским мужем «в целях надзора за его политическим поведением и тратою денег». С собой Мария Фёдоровна взяла и Крючкова, с которым вместе поселилась в Берлине, в то время как сам Горький с сыном и невесткой обосновался за городом. За границей Андреева, воспользовавшись своими связями в советском правительстве, устроила нового любовника главным редактором советского книготоргового и издательского предприятия «Международная книга». Таким образом Крючков при содействии Андреевой стал фактическим издателем произведений Горького за рубежом и посредником во взаимоотношениях писателя с российскими журналами и издательствами. Вследствие этого Андреева и Крючков смогли полностью контролировать расходование Горьким его немалых денежных средств. В 1938 году Крючков был репрессирован и расстрелян, взяв на себя действительную или мнимую вину за «убийство» писателя[12].

Вернувшись на родину, Андреева вскоре рассталась и с Крючковым, а всю свою энергию направила на театральную и общественную жизнь Советской России. Мария Фёдоровна продолжила службу комиссаром театров и зрелищ, к тому же ещё в 1919 году по рекомендации Красина и Горького была назначена комиссаром экспертной комиссии Наркомвнешторга по Петрограду. В Питере Андреева стала одним из инициаторов создания Большого драматического театра, где на семь лет возвратилась на большую сцену; в БДТ актриса с перерывами играла в 1919—26 годах, наиболее заметная роль этого периода — леди Макбет в одноимённой пьесе Шекспира. Лебединой песней Андреевой на театральных подмостках стала нежная Дездемона.

В 1926 году 58-летняя Андреева снова получила правительственное назначение в Берлин, где становится заведующей художественно-промышленным отделом советского торгпредства в Германии. Ей предстояло успешно добывать в Германии твёрдую валюту, необходимую для индустриализации страны, путём продажи реквизированного в России имущества враждебного класса, золота разграбленных и уничтоженных церквей. На этом поприще Марии Фёдоровне способствовал её старый знакомый и первый партнаставник, бывший студент-вольнодумец Пётр Красиков по кличке Игнат, ставший в Советской России влиятельным юристом, председателем комиссии при ВЦИК по вопросам культа. Опекал Андрееву в Германии и полпред СССР во Франции и Великобритании Леонид Красин. В Германии познакомилась также с министром народного образования МНР Н. Ф. Батухановым, посоветовав ему обратиться к Горькому по вопросам устройства образовательной системы в Монголии[2][17].

Признание[править | править вики-текст]

Могила Андреевой на Новодевичьем кладбище.

В СССР вернулась в 1928 году, но в качестве актрисы на сцену больше не выходила, Марии Фёдоровне было уже 60. Некоторое время она занималась художественными промыслами и являлась заместителем председателя правления «Кустэкспорт». Тем не менее актёрский дар Андреевой вновь оказался востребован зрительской аудиторией в Московском Доме учёных, которым Мария Фёдоровна руководила с 1931 по 1948 год и где много выступала с впечатляющими рассказами и воспоминаниями о Горьком. Там же под крылом Андреевой нашла пристанище театральная студия режиссёра А. Д. Дикого, о её трогательной опёке над студийцами вспоминал Георгий Менглет. Жила с этих пор до конца жизни по адресу: 2-й Колобовский переулок, дом 2, в годы Великой Отечественной войны вместе с Домом учёных была в эвакуации, в послевоенной столице запомнилась москвичам стройной и красивой пожилой женщиной, каждый вечер неспешно и одиноко прогуливающейся по Кропоткинской улице[2][3][18].

Существует оригинальное предположение Альфреда Баркова о том, что Мария Андреева стала прообразом Маргариты в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»[19], та совращала большевизмом Мастера, в котором Булгаков, по трактовке литературоведа, подразумевал Максима Горького. Эта версия в литературоведении особого признания и популярности не снискала.

За свою обширную организаторскую деятельность награждена орденом Ленина и орденом Трудового Красного Знамени.

На пенсии неутомимая Мария Фёдоровна Андреева провела только последние свои пять лет. Скончалась 8 декабря 1953 года на 86-м году жизни в Москве. Похоронена на Новодевичьем кладбище.

Дети[править | править вики-текст]

  • Юрий Желябужский — советский кинооператор и режиссёр.
  • Екатерина Желябужская, автор воспоминаний о деде, режиссёре Ф. А. Фёдорове—Юрковском (1962)[1].

Мемуары[править | править вики-текст]

  • Мария Фёдоровна Андреева. Переписка. Воспоминания. Статьи. Москва, 1961

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Фёдоров Федор Александрович (Юрковский; 1842-1915) — режиссёр, Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ) Фонд: 83 Ед.хранения: 84 Дата: 1820 - 1962. Проверено 23 ноября 2014.
  2. 1 2 3 4 5 6 Хлызов, Валерий. Актриса, рождённая под знаком крысы, Проза.ру — национальный сервер современной прозы. Проверено 23 ноября 2014.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Иовлева, Татьяна. 50 знаменитых любовниц, ModernLib.Ru. Проверено 23 ноября 2014.
  4. 1 2 Мария Фёдоровна Андреева. Переписка. Воспоминания. Статьи. Москва, 1961
  5. Андреева Мария Фёдоровна
  6. 1 2 3 4 5 Тырлова, Александра. Три жены Максима Горького, Gazeta.aif.ru. Проверено 23 ноября 2014.
  7. Андреева | Мария Андреева | Андреева Мария Федоровна | Актриса Андреева | Портрет Андреевой
  8. Вайнберг, И. И. Горький Максим // Русские писатели. 1800—1917: Биографический словарь. — Москва: Советская энциклопедия, 1989. — Т. 1: А—Г. — С. 656. — 672 с. — ISBN 5-85270-136-Х.
  9. Михаил Золотоносов Нефонтанный дом. Зачем поселили Виссариона Белинского в доме построенном при Иосифе Сталине // Город : Еженедельный журнал. — СПб.: ЗАО «ИД „Город“».
  10. Мария Фёдоровна Андреева: Переписка. Воспоминания. Статьи. Документы / Сост., ст. и коммент. А. П. Григорьевой и С. В. Щириной. — М.: Искусство, 1961. — 720 с.
  11. ЦГИАМ, ф. ДП, ОО, д. 117, 1910 г.)
  12. 1 2 Ходасевич, Владислав. О смерти Горького. Проверено 23 ноября 2014.
  13. Пешков, Алексей Максимович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  14. ЦГИАМ, ф. ДП, ОО, д. 5, ч. 46, л. Б, 1913 г.
  15. Мария Фёдоровна Андреева: Переписка. Воспоминания. Статьи. Документы / Сост., ст. и коммент. А. П. Григорьевой и С. В. Щириной. — М.: Искусство, 1961. — 720 с.
  16. Максим Горький — жизнь и творчество
  17. Ломакина И. И. Монгольская столица, старая и новая (и участие России в её судьбе). — М., Тов-во научных изданий КМК, 2006. — ISBN 5-87317-302-8 — c. 163
  18. Андреева Мария Федоровна
  19. Барков, Альфред Роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»: альтернативное прочтение. Проверено 12 августа 2008. Архивировано из первоисточника 17 марта 2012.

Литература[править | править вики-текст]

  • Таланов А. В. Большая судьба: (о М. Ф. Андреевой). — М.: Политиздат, 1967. — 208 с. — 100 000 экз. (обл..)
  • Саенко М. И. Феномен: Сцены из жизни Марии Андреевой : В 2 ч. / Отв. ред. Н. Мирошниченко. — М. : ВААП-Информ, 1987. — 85 л. — 210 экз.

Ссылки[править | править вики-текст]

Андреева, Мария Федоровна. Энциклопедия «Кругосвет». Проверено 12 августа 2008. Архивировано из первоисточника 17 марта 2012..