Сергей Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Александрович
Grand Duke Sergey Alexandrovich.jpeg
Его Императорское Высочество, великий князь
Флаг
Московский генерал-губернатор
26 февраля (10 марта1891 — 1 (14) января 1905
Предшественник: Апостол Спиридонович Костанда
Преемник: Александр Александрович Козлов
Флаг
Член Государственного совета
6 (18) декабря 1894 — 4 (17) февраля 1905
 
Рождение: 29 апреля (11 мая) 1857({{padleft:1857|4|0}}-{{padleft:5|2|0}}-{{padleft:11|2|0}})
Царское Село
Смерть: 4 (17) февраля 1905({{padleft:1905|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:17|2|0}}) (47 лет)
Москва
Отец: Александр II
Мать: Мария Александровна
Супруга: Елизавета Фёдоровна
Дети: нет
 
Военная служба
Годы службы: 1857—1905
Принадлежность: Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя
Род войск: Гвардия
Звание: генерал-лейтенант
 
Награды:
Орден Святого Андрея Первозванного
Орден Святого Александра Невского
Орден Святого Владимира I степени
1-й ст.
Орден Белого орла
Орден Святой Анны I степени
1-й ст.
Орден Святого Станислава I степени
1-й ст.

Великий князь Серге́й Алекса́ндрович (29 апреля (11 мая) 1857(18570511) Царское Село — 4 (17) февраля 1905, Москва) — пятый сын Александра II; Московский генерал-губернатор. Супруг великой княгини Елизаветы Феодоровны. Погиб от бомбы революционера Каляева.

Биография[править | править вики-текст]

Участник русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

Сергей Александрович. 1863 год.

С февраля 1887 года — командир лейб-гвардии Преображенского полка.

С 26 февраля 1891 года московский генерал-губернатор; одновременно с мая 1896 года командующий войсками Московского военного округа (генерал-лейтенант).

С декабря 1894 года член Государственного Совета.

С 1892 года почётный член находящегося под покровительством великого князя Владимира Александровича берлинского православного Свято-Князь-Владимирского братства.

В 1892 году состоялись торжественное открытие и освящение здания Московской городской думы на Воскресенской площади; в конце того же года проведены выборы гласных по новому «Городовому положению».

В его генерал-губернаторство состоялось Высочайшее повеление от 15 октября 1892 года: «евреям отставным нижним чинам, служившим по прежнему рекрутскому набору, и членам их семейств, приписанным к городам внутренних губерний, а также тем, кои по выходе в отставку, не приписались ещё ни к какому обществу» воспрещалась приписка к податным обществам и причисление к ремесленным цехам Москвы и Московской губернии; вышеозначенным лицам, а также «тем, которые приписаны к обществам в черте еврейской оседлости», воспрещалось как временное, так и постоянное жительство в Москве и Московской губернии — в соответствии с общими правилами, установленными для временного пребывания евреев вне черты еврейской оседлости (то есть в соответствии со статьёй 157-й «Устава о паспортах и беглых»); повеление предписывало все перечисленные категории евреев, «которые окажутся на жительстве в Москве и Московской губернии ко времени издания настоящих правил, удалить, с членами их семейств, из названных местностей, в сроки, определяемые в каждом отдельном случае, по взаимному соглашению Московского Генерал-Губернатора и Министра Внутренних Дел»; указанные ограничения не распространялись на евреев из отставных нижних чинов, уже приписанных к мещанским обществам Москвы и губернии, а также вступивших в вечные ремесленные цехи[1].

Для создания нормальных условий жизни студентов, приезжавших в Москву, Сергей Александрович возбудил вопрос об организации общежитий при Московском университете. Первый корпус общежития открыт в 1899, второй — в 1903. В 1893 завершилось сооружение новой очереди Мытищинского водопровода. В 1899 городской транспортный парк пополнили трамваи. В 1896 открыт Музей московского городского хозяйства, в 1898 — Художественно-общедоступный театр. По инициативе Сергея Александровича в 1892 началось создание портретной галереи бывших московских генерал-губернаторов. Мрачным эпизодом правления Сергея Александровича стала катастрофа на Ходынском поле. В катастрофической давке, по официальным данным, погибли 1389 человек и 1300 получили тяжёлые увечья. Преступная халатность организаторов вызвала общественное возмущение в России. Народная молва в произошедшем винила московского генерал-губернатора Сергея Александровича, (прозванного «князем Ходынским»). Правительство произвело следствие, московский оберполицмейстер и ряд второстепенных чиновников были смещены. Противники Сергея Александровича использовали «Ходынку» как повод к требованиям его отставки, однако в том же 1896 году он был назначен командующим войсками Московского военного округа.

Поддерживал правительственные профсоюзы (зубатовщину) и монархические организации, был оппонентом революционного движения. Большое влияние на ситуацию в Москве после 1896 года оказывал обер-полицмейстер Д. Ф. Трепов. Великий князь был решительным противником конституционных преобразований. Противодействовал попыткам министра внутренних дел князя П. Д. Святополк-Мирского ввести в России народное представительство. В декабре 1904 года совместно с С. Ю. Витте убедил Николая II вычеркнуть из высочайшего указа пункт о «выборных представителях населения»[2]. После Событий 9 января 1905 года оппозиция объявила Сергея Александровича и его брата Владимира Александровича главными виновниками применения военной силы[3]. Во дворце Сергея Александровича в Петербурге были выбиты окна[4]. Боевая организация партии эсеров вынесла ему смертный приговор.

1 января 1905 покинул пост Московского генерал-губернатора, но остался во главе войск округа, став Главнокомандующим войсками Московского военного округа.

Был одним из инициаторов создания и с 21 мая 1882 года членом-учредителем и первым председателем[5] и до своей гибели — Председателем Императорского Православного Палестинского общества; с 1881 года, по смерти императора Александра III, почётным председателем правления Императорского Российского Исторического музея.

Сообразно своему положению (как одного из старших членов Императорской фамилии), состоял президентом, председателем, членом или благотворителем многих научных обществ и организаций: Московского архитектурного общества, Дамского попечительства о бедных в Москве, Московской духовной академии, Московского филармонического общества, Комитета по устройству при Московском университете Музея изящных искусств имени императора Александра III, Московского археологического общества, а также состоял почётным членом Академии наук, Академии художеств, Общества художников исторической живописи, Московского и Петербургского университетов, Московского археологического общества, Общества сельского хозяйства, Общества любителей естествознания, Русского музыкального общества, Археологического музея в Константинополе и Исторического музея в Москве, а также Московской Духовной Академии, Православного миссионерского общества, Отдела распространения духовно-нравственных книг.

Убийство и погребение[править | править вики-текст]

Разрушенная взрывом карета, в которой находился Великий князь Сергей Александрович
Крест-памятник на месте убийства Сергея Александровича

4 февраля 1905 года, около 3 часов пополудни, великий князь отъехал в карете от Николаевского дворца в Кремле; при подъезде к Никольской башне был разорван «адской машиной», брошенной членом «Боевой организации партии социалистов-революционеров» Иваном Каляевым; погиб сразу, смертельно ранило кучера, карету разнесло[6]. Тело великого князя было расчленено взрывом на части; после бальзамирования и заморозки останки были положены во гроб, который был поставлен в соборе кремлёвского кафедрального Чудова монастыря. Из телеграмм из Москвы 8 февраля: «Кремль весь день переполнен народом. У гроба Великого Князя непрерывно служатся панихиды. Церковь святителя Алексия, в которой поставлен гроб с останками Великого Князя далеко не может вместить всех желающих поклониться праху <…>»[7]. Раненый кучер Андрей Рудинкин[8] был доставлен в Яузскую больницу, где вскоре умер; его имя также поминалось на Высочайшей панихиде вечером 8 февраля, которую возглавлял митрополит Московский Владимир (Богоявленский) при всеобщем рыдании богомольцев.[7]

Отпевание, по высочайше утверждённому церемониалу[9], было совершено 10 февраля 1905 года в Алексеевской церкви Чудова монастыря в Кремле митрополитом Московским Владимиром (Богоявленским) в сослужении викариев; император и императрица не присутствовали. Последние присутствовали утром того же дня за заупокойным богослужением в храме Большого Царскосельского дворца[10]. Газетные сообщения из Москвы в день отпевания гласили: «Несмотря на будний день, тысячные толпы стремятся в Кремль отдать последний долг и поклониться праху мученически погибшего Великого Князя. В знак траура некоторые магазины закрыты, на генерал-губернаторском доме развеваются траурные флаги с белыми плерезами. Перед воротами Кремля благоговейно настроенная толпа образовала живые шпалеры <…>»[11]. В своём слове утешения Елисавете Феодоровне пред богослужением митрополит Владимир назвал великого князя «мучеником»[12].

Надгробие Сергея Александровича в Новоспасском монастыре

В отличие от всех прочих великих князей, скончавшихся в царствование Николая II, не был похоронен в Петропавловском соборе Петербурга (или Новой усыпальнице при нём); его останки вскоре были преданы земле в храме-усыпальнице, устроенном по проекту архитектора В. П. Загорского под Алексеевским собором Чудова монастыря, снесённом в 1930 году (в 1995 году обнаружены при раскопках в Кремле и перенесены в Новоспасский монастырь).

Известно, что великая княгиня Елизавета 7 февраля навестила в тюрьме убийцу своего мужа, террориста Ивана Каляева, и простила его от имени мужа. Много лет сотрудничавший с князем В. Ф. Джунковский писал по этому поводу: «Она, по своему характеру всепрощающая, чувствовала потребность сказать слово утешения и Каляеву, столь бесчеловечно отнявшему у неё мужа и друга». Узнав, что Каляев — человек верующий, она подарила ему Евангелие и маленькую иконку, призвав его к покаянию. Она же просила Императора о помиловании убийцы.

Убийство Великого князя Сергея потрясло консервативно-монархические круги общества. Его осудил вождь ирландских террористов Микаэль Девильт, незадолго до трагедии встречавшийся с Великим князем в Москве. Он заявил представителям печати, что покойный генерал-губернатор был «гуманным человеком и постоянно проявлял интерес к улучшению жизни рабочих».[источник не указан 921 день] В Москве, благодаря используемой бомбистами «этике террора», новость была встречена с удовлетворением, о чём может свидетельствовать циничная шутка того времени: «Наконец Великому князю пришлось пораскинуть мозгами!»[13].

2 апреля 1908 года на месте гибели Сергея Александровича в Кремле был освящён и открыт памятник-крест, выполненный по проекту В. М. Васнецова; памятник был снесён 1 мая 1918 года, причём в сносе креста лично участвовал В. И. Ленин[14][15][16]. После перенесения останков великого князя в Новоспасский монастырь в нём в 1998 году по эскизам В. М. Васнецова был воссоздан крест-памятник (автор проекта Д. Гришин, скульптор Н. Орлов).

После убийства мужа, оставив светскую жизнь, Елизавета Федоровна основала Марфо-Мариинскую обитель милосердия, однако монашеский постриг не принимала[17]. Много занималась благотворительностью, впоследствии канонизирована как преподобномученица, убитая большевиками. Подмосковные усадьбы Сергея Александровича и Елизаветы Фёдоровны — Ильинское и Усово — были переданы их воспитаннику, великому князю Дмитрию Павловичу.

Личная жизнь и мнения о нём[править | править вики-текст]

Отзыв о нём его родственника великого князя Александра Михайловича в воспоминаниях, опубликованных в 1933 году, негативен[18]:

Великий Князь Сергей Александрович сыграл роковую роль в падении Империи и был отчасти ответствен за катастрофу во время празднования коронации Николая II на Ходынском поле, в 1896 году. При всём желании отыскать хотя бы одну положительную черту в его характере, я не могу её найти. Будучи очень посредственным офицером, он, тем не менее, командовал Л. Гв. Преображенским полком — самым блестящим полком гвардейской пехоты. Совершенно невежественный в вопросах внутреннего управления, Великий Князь Сергей был тем не менее Московским генерал-губернатором, пост, который мог бы быть вверен лишь государственному деятелю очень большого опыта. Упрямый, дерзкий, неприятный, он бравировал своими недостатками, точно бросая в лицо всем вызов и давая, таким образом, врагам богатую пищу для клеветы и злословия. <…> Император Николай II не должен был допускать, чтобы Великий Князь Сергей сохранил бы свой пост генерал-губернатора после катастрофы на Ходынском поле. Как бы для того, чтобы ещё более подчеркнуть свою неприятную личность, он женился на старшей сестре Государыни Великой Княгине Елисавете Фёдоровне. Трудно было придумать больший контраст, чем между этими, двумя супругами!

Внешность[править | править вики-текст]

В 1898 году

Придворный чиновник генерал А. А. Мосолов описывает его внешность[19]:

Очень высокого роста, весьма породистой красоты и чрезвычайно элегантный, он производил впечатление исключительно холодного человека.

Брат его жены Эрнест Людвиг вспоминал: «Он часто бывал самоуверенным. В такие моменты он напрягался, взгляд его становился жёстким… Поэтому у людей складывалось неверное впечатление. В то время как его считали холодным гордецом, он помогал очень многим людям, но делал это в строгой тайне»[20].

Брак и интимная жизнь[править | править вики-текст]

3 (15) июня 1884 года в Придворной церкви Зимнего дворца венчался браком с принцессой Гессен-Дармштадтской Елизаветой Александрой Луизой Алисой, в православии получившей имя Елисаветы Феодоровны. Последняя была второй дочерью великого герцога Гессенского Людвига IV, внучкой английской королевы Виктории и старшей сестрой императрицы Александры Фёдоровны — супруги Николая II.

Сергей Александрович с женой

Шарлотта Зеепват пишет:

Элизабет Гессенская размышляла больше года, прежде чем принять предложение великого князя Сергея Александровича, с детства ей знакомого. Князь тоже вёл себя нерешительно, и всё же в сентябре 1883 Элизабет и Сергей Александрович, наконец обручились. Отец невесты сказал Александру III[20]: «Я дал своё согласие не колеблясь. Я знаю Сергея с детского возраста; вижу его милые, приятные манеры и уверен, что он сделает мою дочь счастливой».

Детей у супругов не было, но в семье Сергея и Елизаветы воспитывались великая княжна Мария Павловна и её брат, великий князь Дмитрий Павлович, мать которых умерла при преждевременных родах.

Офицеры его обожали. Его личная жизнь была предметом пересудов всего города, что делало очень несчастной его жену Елизавету Фёдоровну

А. А. Мосолов[21]

Популярный историк В. Балязин отмечал: «Их семейная жизнь не задалась, хотя Елизавета Фёдоровна тщательно скрывала это, не признаваясь даже своим дармштадтским родственникам. Причиной этого, в частности, было пристрастие Сергея Александровича к особам другого пола».[22]

Член Государственной думы первого созыва кадет В. П. Обнинский писал о нём в анонимно изданном немецким издательством труде «Последний Самодержец» (1912): «Этот сухой, неприятный человек, уже тогда[23] влиявший на молодого племянника, носил на лице резкие знаки снедавшего его порока, который сделал семейную жизнь жены его, Елисаветы Фёдоровны, невыносимой и привел её, через ряд увлечений, естественных в её положении, к монашеству».[24]

Зеепват (представительница западноевропейской промонархистской историографии), отрицая нетрадиционную ориентацию князя, наоборот, считает, что «недавно опубликованные приватные письма опровергают бытовавшее ранее мнение о том, что брак Элизабет был несчастливым. Такое мнение сложилось благодаря придворным сплетням и письменным воспоминаниям великого князя Александра Михайловича, который ненавидел Сергея»[20].

Вопрос о сексуальных предпочтениях великого князя вызывает много споров. Эти сведения не всеми считаются достоверными[25], а среди ряда монархически настроенных православных имеется малочисленное течение за канонизацию князя и даже пишутся его «иконы»[26]. Мария Владимировна Романова называет это «чёрным пиаром» и «клеветой»[27][28].

Согласно составленному в 1992 году (после её канонизации) житию преподобномученицы Елизаветы, супруги вообще независимо друг от друга, ещё до знакомства, дали Богу обет девства. Поэтому брак их был бездетным, они жили как брат с сестрой[29].

Свидетельства и мнения о гомосексуальности[править | править вики-текст]

Сергей Александрович с Балясным, женой и ее учительницей русского языка

Сплетни циркулировали в большом количестве. Так, содержательница столичного великосветского салона супруга генерала Е. Богдановича А. В. Богданович передавала в своём дневнике слова царскосельской подруги о том, что «Сергей Александрович живёт со своим адъютантом Мартыновым, что жене предлагал не раз выбрать себе мужа из окружающих её людей. Она видела газету иностранную, где было напечатано, что приехал в Париж le grand duc Serge avec sa maitresse m-r un tel[30]. Вот, подумаешь, какие скандалы!»[31][32]

Обнинский, упоминувший порок великого князя (см. выше), рисуя панораму разложения правящей элиты и вооружённых сил России, утверждал также: «Позорному пороку предавались и многие известные люди Петербурга, актёры, писатели, музыканты, великие князья. Имена их были у всех на устах, многие афишировали свой образ жизни. <…> Курьёзно было и то, что пороком страдали не все полки гвардии. В то время, например, когда преображенцы предавались ему, вместе со своим командиром, чуть ли не поголовно, лейб-гусары отличались естественностию в своих привязанностях».[33] С этим командиром, своим двоюродным братом великим князем Константином Константиновичем Сергей Александрович был весьма близок и дружен в течение всей своей жизни[34] (дневниковые записи последнего содержат упоминания о гомосексуальных контактах[35]).

Нина Берберова в биографии современника князя композитора П. И. Чайковского, известного своей гомосексуальностью[36], упоминала такой эпизод: «Известен один случай с человеком, знакомым довольно многим, преподавателем латыни и греческого, любовником московского губернатора, вел. кн. Сергея Александровича (брата Александра Третьего), которого судили и которому дали три года „изгнания“ в Саратов, а затем вернули в Москву».[37]

На большом количестве снимков князь запечатлен рядом со своим адъютантом Константином Балясным. Несмотря на существование ряда свидетельств современников о гомосексуальных связях великого князя, в том числе, с собственными адъютантами, факт подобных отношений между Сергеем Александровичем и Балясным никогда ни одним из таковых не упоминался. Впрочем, по мнению А. А. Григорова, соответствующий намёк содержится в сатирическом стихотворении В. П. Мятлева «Гордость народов», высмеивающем представителей царской семьи и членов их окружения[38]. В период адъютантства Балясный зачастую сопровождал князя в зарубежных поездках; бывал в Дармштадте, Франценсбаде[39].

Сексолог Игорь Кон утверждал (1997), что Сергей Александрович вёл открыто гомосексуальный образ жизни, приведя в качестве примера запись из дневника современника великого князя, известного гомосексуалиста министра иностранных дел графа Владимира Ламсдорфа, сделанную через месяц после назначения того московским генерал-губернатором (игра слов: русское слово «бугор» — созвучно испорченному франц. bougre — «содомит»)[40][41].

По городу циркулируют два новых анекдота: «Москва стояла до сих пор на семи холмах, а теперь должна стоять на одном бугре» (фр. bougr'e). Это говорят, намекая на великого князя Сергея.

— В. Н. Ламздорф, дневниковая запись от 26 апреля 1891[42]

Американский славист профессор Саймон Карлинский повторяет указание Нины Берберовой о том, что среди великих князей было по меньшей мере семеро гомосексуалистов, и Сергей Александрович стоял во главе этой «гомосексуальной пирамиды»[43][44]. Мнения ряда современников и некоторых исследователей о характере личной жизни великого князя дополняют их оценки его политической деятельности. Так, американский автор Вирджиния Коулз, говоря о том, что она считает антисемитами императора Александра III и великого князя Сергея[45], называла последнего «садистом и гомосексуалистом»[46].

Дом Романовых (после Петра III)
Пётр III=Екатерина II
Павел I
Александр I
Константин Павлович
Николай I
Александр II
Николай Александрович
Александр III
Николай II
Алексей Николаевич
Георгий Александрович
Михаил Александрович
Владимир Александрович
Кирилл Владимирович
Владимир Кириллович
Борис Владимирович
Андрей Владимирович
Алексей Александрович
Сергей Александрович
Павел Александрович
Дмитрий Павлович
Константин Николаевич
Николай Константинович
Константин Константинович
Дмитрий Константинович
Николай Николаевич Старший
Николай Николаевич Младший
Пётр Николаевич
Михаил Николаевич
Николай Михайлович
Александр Михайлович
Георгий Михайлович
Михаил Павлович


Военные чины и звания[править | править вики-текст]

Награды[править | править вики-текст]

Иностранные:

В литературе[править | править вики-текст]

В кинематографе[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. «Правительственный Вѣстникъ». 6 (18) ноября 1892, № 243, стр. 1 (официальный текст Высочайшего повеления; пунктуация — по источнику).
  2. С. Ю. Витте. Воспоминания. Царствование Николая II. — Берлин: «Слово», 1922. — Т. 2. — 571 с.
  3. Д. Д. Гиммер. 9-е января 1905 года в Спб. Воспоминания // Былое. — Л., 1925. — № 1. — С. 3—14.
  4. С. Сухонин. 9 января 1905 года // Всемирный вестник. — СПб., 1905. — № 12. — С. 142—169.
  5. Шилов Д. Н. Члены Государственного совета Российской империи 1801—1906. СПб., 2007. С. 740.
  6. Телеграммы. // «Правительственный Вѣстникъ». 5 (18) февраля 1905 года, № 28, стр. 4. Телеграммы. Об убийстве Сергея Александровича. 04 (17) 02.//Петербургский листок. СПб., 1905. — к № 27.
  7. 1 2 Телеграммы. // «Правительственный Вѣстникъ». 9 (22) февраля 1905, № 31, стр. 3.
  8. «28 января 2010 года сотрудниками фонда „Возрождение Николо — Берлюковской пустыни“ совместно с настоятельницей Марфо — Мариинской Обители милосердия Н. А. Молибога был водружён новый дубовый крест на могилу Андрея Алексеевича Рудинкина».[1]
  9. Высочайше утверждённый церемоніалъ нахожденія и отпѣванія сметныхъ останковъ Его Императорскаго Высочества въ Бозѣ почившаго Великаго Князя Сергія Александровича въ московскомъ каѳедральномъ Чудовомъ монастырѣ. // «Правительственный Вѣстникъ». 10 (23) февраля 1905 года, № 32, стр. 1.
  10. «Правительственный Вѣстникъ». 11 (24) февраля 1905, № 33, стр. 2.
  11. «Правительственный Вѣстникъ». 11 (24) февраля 1905, № 33, стр. 3.
  12. «Правительственный Вѣстникъ». 11 (24) февраля 1905, № 33, стр. 4.
  13. Борис Савинков, великий и ужасный // «Известия».
  14. История России. XX век: 1894—1939. — М.: АСТ, Астрель, 2009 (автор: коллектив под общей редакцией д.и.н. А. Б. Зубова). С. 759.
  15. Памяти Великого Князя Сергея Александровича
  16. Из воспоминаний коменданта Кремля П. Малькова [2]: «А вот это безобразие не убрали… — Ленин указал на памятник, воздвигнутый на месте убийства великого князя Сергея Александровича… Ильич ловко сделал петлю и накинул на памятник. Взялись за дело все, и вскоре памятник был опутан верёвками со всех сторон. Ленин, Свердлов, Аванесов… и другие члены ВЦИК и Совнаркома… впряглись в верёвки, налегли, дернули, и памятник рухнул на булыжник…»
  17. Л. Б. Максимова Елисавета Феодоровна // Православная энциклопедия. Том XVIII. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2009. — С. 389-399. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 978-5-89572-032-5
  18. Великий князь Александр Михайлович. Глава IX. Царская фамилия // Книга воспоминаний. Париж, 1933.
  19. Ген. А. Мосолов. При Дворѣ Императора. Рига, [1938]. С. 62.
  20. 1 2 3 Шарлотта Зеепват. Цари перед объективом. Семья Романовых в фотографиях /Пер. с англ. — Днепропетровск: Либри, 2005. С. 47. (Charlotte Zeepvat. The Camera and the Tsars: The Romanov Family in Photographs. 2004.)
  21. В русскоязычном издании 1938 года отсутствует. Взят из русского издания «При дворе последнего царя» (2006), сделанному по английской книге: Mossolov, At the Court of the last Tsar, London, 1935; на странице 62 указанного текста напечатано: His private life was the talk of the town, and made his wife, Grand Duchess Elizabeth Feodorovna, very unhappy.
  22. Балязин В. Н. Московские градоначальники. М., 1997. С. 399.
  23. Речь идёт о времени царствования императора Александра III.
  24. [Обнинский В. П.] Послѣдній Самодержецъ. Очеркъ жизни и царствованія императора Россіи Николая II-го — Eberhard Frowein Verlag, Berlin, [1912] (год и автор не указаны; в книге нет никаких ссылок на источники сведений и суждений; из ряда примечаний внутри текста очевидна редакторская правка), с. 37.
  25. Долг и правда: жизнь и мученическая кончина великого князя Сергия Александровича. Священник Афанасий Гумеров
  26. Кого хотят канонизировать некоторые неомонархисты? К столетию со дня убийства московского генерал-губернатора, великого князя Сергия Александровича на credo.ru
  27. Приветствие Главы Российского Императорского Дома Е. И. В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны в связи с празднованием в Москве 150-летия со дня рождения Великого Князя Сергия Александровича
  28. Великая Княгиня Мария Владимировна о Великом Князе Сергее Александровиче. Публикация на портале. Москва. Юго-запад. Теплый стан
  29. Святая преподобномученица великая княгиня Елисавета
  30. Перевод: „Вел. кн. Сергей со своей любовницей г-ном таким-то“ (франц.)
  31. Дневник А. В. Богданович. «Три последних самодержца». М.-Л., 1924. С. 68. (Тексту «Дневника» предпослано написанное с марксистских позиций вступление «От издательства», которое, в частности, гласит, что публикуемый текст есть «кратчайшая „эксцерпция“ изо всей толстейшей груды исписанной бумаги»; часть записей, согласно издателям, утеряна.)
  32. Богданович А. В. Три последних самодержца. — М.: «Новости», 1990. С. 80. (перепечатка текста первого издания с исправлениями допущенных опечаток и незначительными искажениями — вследствие непонимания корректорами описываемых реалий).
  33. Ibid., с. 33—34 (пунктуация по источнику).
  34. В. Секачев.Великий князь Сергей Александрович: тиран или мученик?
  35. Константин Романов, «Дневники 1903—1905 гг.»
  36. См., например: Соколов В. Антонина Чайковская. История забытой жизни. — М.: Музыка, 1994; Познанский А. Пётр Чайковский: Биография. — СПб.: Вита Нова, 2009; Самоубийство Чайковского: миф и реальность. — М.: Журнал «Глагол», 1993; Кон И. С. Любовь небесного цвета: Научно-исторический взгляд на однополую любовь. — СПб.: Продолжение жизни, 2001. — Глава 9. Был ли гомосексуализм на святой Руси?.
  37. Берберова Н. Н. Чайковский, история одинокой жизни. Берлин: Петрополис, 1936.
  38. В. П. Мятлев. Стихотворения (1901—1919 гг.). Биографическая справка и комментарии А.А. Григорова. kostromka.ru. Проверено 24 декабря 2011. Архивировано из первоисточника 7 октября 2012.
  39. Трохина, Корчева, Воробьёв, 1998, с. 202
  40. И. С. Кон, Сексуальная культура в России. Возникновение полового вопроса 1997
  41. I.Kon. Sex and Russian Society
  42. Ламздорф В.Н. Дневник. 1891-1892.. — М.: Academia, 1934. — С. 106. — 407 с.
  43. Гомосексуализм в русской литературе и культуре. Риск 1, 2, 1992 год.
  44. Dan Healey. Homosexual Desire in Revolutionary Russia: The Regulation of Sexual and Gender Dissent. University of Chicago Press, 2001
  45. Имеется в виду, в частности, осуществлённое во исполнение Высочайшего повеления (см. выше) выселение некоторых евреев из Москвы (города, вне черты оседлости)
  46. Virginia Cowles. The Romanovs. London, 1971. P. 219: In 1892 the Emperor’s brother, the Grand Duke Serge, a sadist and a homosexual, evicted thousands of Jewish artisans and petty traders from Moscow.

Библиография[править | править вики-текст]

  • Хлысталов Э. А. Босиком среди гадюк: История убийства московского генерал-губернатора великого князя С. А. Романова / Э. А. Хлысталов. О Союзе Русского народа / В. М. Острецов. — М.: Отечество, 1992. — 64 с. — (Библиотечка КЛИО). — 100 000 экз. — ISBN 5-203-01488-4.
  • Гришин Д. Б. Трагическая судьба великого князя. — М.: Вече, 2006. ISBN 5-9533-1471-X

Ссылки[править | править вики-текст]