Хафиз Ширази

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Хафиз Ширази
خواجه شمس‌الدین محمد حافظ شیرازی
Хафиз Шерази.JPG
Бюст Хафиза Шерази, установленный у входа в Национальную библиотеку Таджикистана (Душанбе)
Имя при рождении:

Мухаммад

Псевдонимы:

Хафиз

Дата рождения:

1326({{padleft:1326|4|0}})

Место рождения:

Шираз

Дата смерти:

1390({{padleft:1390|4|0}})

Место смерти:

Шираз

Род деятельности:

поэт

Направление:

лирика

Жанр:

газель

Язык произведений:

персидский

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Хафиз Ширази на Викискладе

Хаджа Шамс ад-Дин Мухаммад Хафиз Ширази (перс. خواجه شمس‌الدین محمد حافظ شیرازی‎, также иногда упоминается в источниках как Шамсиддин Мухаммад Хафиз Ширази[1]) (ок. 1325—1389/1390) — знаменитый персидский и таджикский[источник не указан 47 дней] поэт и суфийский мастер, один из величайших лириков мировой литературы.

Сведения его жизни содержат мало достоверных фактов и дат, но много легенд. В единственном сохранившемся автографе он называл себя «Мухаммад ибн Мухаммад ибн Мухаммад по прозванию Шамс аль-Хафиз аш-Ширази»[2].

Его стихи являются вершиной персидской поэзии. Они в Иране до сих пор читаются и декламируются. В школах (мактабах) Бухарского ханства в XVI — начале XX века стихи Хафиза Ширази входили в обязательный учебный курс.

Биография[править | править вики-текст]

Родился в 1325 году в Ширазе (по некоторым источникам — в 1300 году[1][3]). Его отец Баха ад-Дин (также известны варианты написания имени «Богоуддин» и «Камолуддин»[3]) был крупным торговцем углём и умер, когда Хафиз был ещё ребёнком. Однако состояние отца детям не досталось, и его трое сыновей оказались бедняками. Два старших брата покинули Шираз, а Хафиз остался с матерью. Отец Хафиза хорошо умел декламировать Коран, Хафиз с детства полюбил Книгу и к восьми годам знал её досконально, за что и получил титул «хафиз». Он также с ранних лет был знаком с произведениями Руми и Саади, а также Аттара и Низами. В детстве работал в пекарне, однако совмещал работу с учёбой в мактабе. Предположительно он получил хорошее образование в медресе. Позже основу его заработка составляла плата за обрядовое чтение Корана и пожалования от покровителей[4].

В возрасте 21 год он стал учеником Аттара в Ширазе. Он уже тогда стал слагать стихи и стал поэтом и чтецом Корана при дворе Абу-Исхака, вошёл в суфийский орден — Тарика. Хафиз знал арабский язык, хорошо разбирался в хадисах, тафсире, фикхе.

История сохранила легендарную встречу Хафиза с Тимуром, которая на нынешней момент считается реальным событием. Легенда описывает её следующим образом.

Сделав Самарканд столицей своей империи, Тимур отстроил город заново, мечтая создать из него истинный центр мира, и во многом в этом преуспел. Однажды ему нашептали стих Хафиза:

« Когда красавицу Шираза своим кумиром,
                                                           изберу,
За родинку её отдам я и Самарканд и
                                                           Бухару.
»

Взбешенный, Тимур отдаёт приказ привести к нему поэта. Хафиза находят в убогой хижине и, одетого чуть ли не в рубище, бросают перед владыкой. Тимур вопрошает: «Как же ты, нищий, можешь отдать за какую-то родинку мой Самарканд?» На что Хафиз отвечает: «Ты видишь, государь, до чего довели меня мои щедрые подношения!»

В 1333 году Мубариз Музаффар занял Шираз, и Хафиз стал слагать песни протеста вместо романтических стихов. Когда Мубариз был свергнут своим сыном — шахом Шуджа, а затем брошен в тюрьму; Хафиз снова получил должность придворного поэта. Однако он скоро добровольно удалился от двора в Исфахан, так как чувствовал опасность. Когда ему было 52 года, шах предложил ему вернуться в Шираз. Рассказывают, что он в возрасте 60 лет вместе с друзьями организовал сорокадневное медитативное бдение, и его дух встретился снова с Аттаром, как 40 лет назад.

Он написал много знаменитых лирических газелей — о любви, вине, красоте природы и розах. Благодаря этим стихотворением поэт получил прозвище Шекерлеб («сахарные уста»)[5].

Женился Хафиз на склоне лет, у него родилось двое детей. Но оба сына и жена умерли ещё при жизни поэта. Имеются сведения, что младший сын Хафиза, Шах Нуман, переселился в Индию, в Бурханпур, а похоронен в Асиргархе. Жил Хафиз очень скудно, испытывая постоянную нужду. Несколько раз поэт получал приглашение от иноземных владык посетить их страны, однако поездки так и не осуществились. Его звал к себе багдадский султан Ахмед ибн-Увейс Джалаир. В Индию его звали султан Бенгала Гиясиддин (англ. Ghiyasuddin) и главный визирь султана Махмуда Бахманни (англ. Mohammed Shah I) (Декан) Мир-Фазлулла. Последней поездке помешал шторм на море, и Хафиз запечатлел в веках этот момент в одной из своих известнейших газелей:

« Ночь темна, свирепы волны, глубока,
                                     страшна пучина, —
Там, на берегу, счастливцы, знают ли,
                                     что тонем в море?
»

Хафиз умер в Ширазе в районе 1390 года[6]. Похоронен в саду Мусалла в Ширазе.

После его смерти появляется сборник его стихов — «Диван». В целом творчество Хафиза представляет собой высшее достижение средневековой персоязычной лирической поэзии. Его стихи переведены на все европейские и многие азиатские языки. Русские переводы сделаны Афанасием Фетом.

Творчество[править | править вики-текст]

Диван Хафиза, миниатюра, Персия, 1585

Иран издавна славился своей литературой. Ещё до рождения Хафиза повсеместно прославились Рудаки, Фирдоуси, Насир Хосров, Омар Хайям, Низами Гянджеви, Джалалиддин Руми, Амир Хосров, Саади и другие. Их силами персидко-таджикская литература была выведена на новый уровень. Безусловно Хафиз не мог творить без связи со своими талантливыми предшественниками. Исследователями отмечается влияние на поэзию Хафиза стихов Саади, Салмана Саведжи, Хаджу Кирмани. Философская мысль в строках Хафиза идёт по пути, который заложили Хайям, Руми, отличаясь при этом глубокой индивидуальностью. Хафиз без сомнений был знаком с большей частью литературного наследия своей страны. Тому есть и и документальные подтверждения: в библиотеке Института востоковедения в Ташкенте хранится рукопись «Хамсе» Амира Хосрова Дехлеви, фрагмент из пяти маснави, где три из пяти маснави переписаны непосредственно самим Хафизом.

Любимой строфой Хафиза была газель. Именно ей написано подавляющее число его стихотворений. Рождённая за четыре столетия до Хафиза гением Рудаки, отточенная талантом Саади, в творчестве Хафиза газель достигает своего совершенства.

« Что прочно? — спрашивал Хафиз. И отвечал: — Ладья газелей[п. 1].
»

Что же понимал под прочностью стиха Хафиз? Во-первых, очевидно, то, что стих способен пережить своего создателя, способен сохраниться в течение веков, что иногда не под силу и каменным мавзолеям. Во-вторых, под прочностью стиха могла иметься в виду его нерушимая целостность, и в применении к восточным стихам под целостностью следует иметь в виду особые свойства, не характерные для поэзии Запада.

Особенности строения газелей влияют и на их восприятие. Обычно газель состоит из пяти-семи двустиший (бейтов). При этом важно то, что каждое двустишие выражает законченную мысль, и, зачастую, не имеет прямой связи с прочими бейтами. В этом состоит отличие восточного стиха от классического стиха европейского, в котором строки прочно объединены одной мыслью автора и логически связаны между собой. В газели такая логическая связь не всегда видна, особенно для читателя, привыкшего к поэзии Запада. Однако, каждая газель, в особенности газель, созданная мастером, представляет собой нерушимое единое целое. Для того, чтобы воспринять и осознать эту целостность, требуется работа и чувств, и ума, когда переходя от двустишия к двустишию, читатель должен восстановить опущенные автором связи, пройти свой путь по ассоциативной цепочке, соединяющей бейты, и то, что эта цепочка может не совпасть с путём, которым шёл сам автор, лишь делает стих более ценным, более близким сердцу каждого отдельного читателя. Это тем более верно, что объединяющей связью газелей часто служит именно определённое переживание, состояние души, чувства неподвластные до конца рассудку. Но в своей сути газели Хафиза подобны рубаи Хайяма, сплавляющим в себе разум и чувства. Понимание сути газели также необходимо для понимания творчества Хафиза, как понимание сути сонета для более глубокого осмысления творчества Петрарки или Шекспира.

Не менее важно для прочуствования внутренней красоты стихов Хафиза знание суфийской символики. Зная тайные значения, зашифрованные в простых словах, читатель способен открыть не один, а даже несколько смыслов, заложенных в простом стихе, начиная с самого поверхностного и кончая мистически глубоким. Примером таких неочевидных простому читателю толкований может служить часто встречающаяся у Хафиза тема любви. И если невооружённый глаз видит в стихотворении только признание поэта в любви к женщине, то знакомый с суфийской символикой постигает, что речь идёт о стремлении суфия познать Бога, поскольку именно это подразумевается под «любовью», а «возлюбленная» — это сам Бог. А во фразе «Аромат её крова, ветерок, принеси мне» на самом деле «кров» — это Божий мир, а «аромат» — дыхание Бога.

Ещё одной специфической особенностью творчества Хафиза было зеркальное использование описательных слов. Отрицательных персонажей называет он «святыми», «муфтиями», тех же, кто дорог его сердцу — «бродягами» и «пьяницами».

Средоточием творчества Хафиза является непосредственная жизнь человека во всех её радостях и скорбях. Обыденные вещи обретают под его пером красоту и глубокий смысл. Если жизнь полна горести, то нужно сделать её лучше, придать красоту, наполнить смыслом. Частое упоминание чувственных удовольствий, будь то распитие вина или женская любовь, отнюдь не означают стремления Хафиза отвернуться от неприглядной действительности, спрятаться от неё в наслаждениях. Множество газелей клеймящих злобу, войны, скудоумие фанатиков и преступления властьдержащих показывают, что Хафиз не боялся трудностей жизни, и его призыв к радостям — выражение оптимистического взгляда на мир, а если понимать под «радостью» скрытый смысл познания Бога, то горести для него не повод для озлобления, а побудительный мотив обратиться к Всевышнему и построить свою жизнь в соответствии с его заповедями.

Одни из самых трагичных газелей Хафиза посвящены потерям друзей, и, очевидно, дружба была величайшей ценностью в жизни Хафиза. Но утраты не могли сломить дух поэта, он не позволял себе погрязнуть в депрессии, предаться отчаянию. Глубина трагических переживаний обусловлена именно осознанием её Хафизом, его дух всегда выше обстоятельств жизни. И это позволяет ему в часы скорби не отречься от жизни, а наоборот, начать ценить её ещё больше.

Богата и глубока любовная лирика поэта. По легенде Хафиз был влюблён в девушку Шах-Набат (Шахнабот), многие стихи посвящены именно ей. Простота в выражении самых интимных чувств и утончённость образов делают эти газели поэта лучшими примерами мировой любовной лирики.

Этическим идеалом поэта можно считать ринда[п. 2] — плута, бродягу — , полного бунтарства, призывающего к свободе духа. Образ ринда противопоставляется всему скучному, ограниченному, злому, эгоистичному. Хафиз писал: «Самонадеянности нет у риндов и в помине, а себялюбие для их религии — кощунство». Завсегдатай питейных заведений, гуляка, ринд свободен от предрассудков. Он не находит своё место в обществе, но это проблема не ринда, это проблема общества, построенного не лучшим образом. В мире Хафиз видел немало зла, насилия и жестокости. Мечта перестроить мир заново не раз звучит у Хафиза. Это всегда именно мечта, у него нет призывов к борьбе. В дальнейшем ринд как положительный герой находит свой путь в стихах Навои и Бедиля.

В оригинале стихи Хафиза чрезвычайно мелодичны, их легко напевать. Обусловлено это не столько применением звуковых повторов, сколько глубокой гармоничностью, объединяющей звучание и передаваемые образы. Богатство смыслов и лёгкость чтения служили причиной того, что куллиёт[п. 3] Хафиза сплошь и рядом использовался людьми для гаданий, для предсказания своей судьбы.

« …гордость праведных — это Ходжа Хафиз из Шираза, высокие мысли которого свидетельствуют о чистоте его души.
»

Наследие и влияние творчества[править | править вики-текст]

Изображение из копии дивана Хафиза 18 века, которое хранится в Британском музее

Поэтический сборник «Диван» Хафиза включает 418 газелей (лирических стихов), 5 крупных касыд (крупных панегириков), 29 кыта (небольших стихов), 41 рубаи (афористическое четверостишие) и 3 месневи (героико-романтические поэмы): «Дикая лань», «Саки-наме» и «Моганни-наме»[7]. После смерти Хафиза «Диван» распространялся в виде списков в большом количестве, из-за чего в оригинальном тексте появлялись чужеродные вставки. В сегодняшнем Иране «Диван» переиздавался наибольшее количество раз среди классических произведений[4].

Первое серьёзное издание Хафиза было осуществлено в средние века в Турции, где были изданы произведения поэта в трёх томах. На этом издании основывались дальнейшие публикации в Германии, Египте и Индии. Творчество поэта оказало сильное влияние на многих мастеров Запада: Гёте, Пушкина, Мицкевича и др. Изданный в 1814 году полный перевод Хафиза на немецкий язык сподвигнул Гёте на создание своего «Западно-восточного дивана», в котором посвящает Хафизу целиком вторую книгу, названную им «Книгой Хафиза». Пушкин в своём стихотворении «Не пленяйся бранной славой, о красавец молодой!» («Из Гафиза») отдал дань уважения поэту и всей персидской поэзии[6]. Произведения Хафиза Ширази переведены на многие языки мира[4].

В творчестве Хафиза преобладают традиционные темы вина и любви, мистического озарения, восхваления великих людей, жалобы на бренность и непознаваемость мира[4]. В поэзии Хафиз присутствовал элемент мистики, из-за чего современники называли поэта Лиссан-Эльгаиб — языком таинственных чудес[5].

Память[править | править вики-текст]

Мавзолей Хафиза в Ширазе

Мавзолей Хафиза является одной из основных достопримечательностей Шираза. Он представляет собой беседку, построенную в 1930-х годах над мраморным надгробием поэта. Туда приходят многочисленные паломники[5]. Мавзолей находится в парке, где постоянно под музыку декламируются стихи Хафиза. Также распространены гадания на «Диване» Хафиза. На могильной плите высечен бейт Хафиза:

« Когда придёшь к этой могиле,
               прояви великодушие.
Не осуждай тех гуляк-паломников,
              которые здесь соберутся.
(Подстрочный перевод)
»

Переводы на русский язык[править | править вики-текст]

Переводами Хафиза занимался Афанасий Фет[6]. Также издавались переводы Виктора Полещука.

Книги:

  • Истины. Изречения персидского и таджикского народов, их поэтов и мудрецов. Перевод Наума Гребнева «Наука», М. 1968. 310 с; Спб.: Азбука-классика, 2005. 256 с ISBN 5-352-01412-6
  • Ирано-таджикская поэзия. — М.: Художественная литература, 1974. — 613 с.

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Ладья газелей — собрание стихов (см. также «Диван»).
  2. «Ринды — это весельчаки, в душе преданные Богу, но не соблюдающие аскетический образ жизни, а пьющие вино, любящие веселье».
  3. Куллиёт — собрание сочинений.

Когда красавицу Шираза своим кумиром,
                                                             изберу,
За родинку её отдам я и Самарканд и
                                                           Бухару.


В переводе ошибка. В оригинале:

     «Агер ун торки ширази, бе даст а эменара,
     бешали химбиаш бахшан, Самарканд, ту Бухара.»

Что в переводе означает:

     «Когда ширазская турчанка ведёт любовную игру,
     За родинку её отдам я и Самарканд и Бухару.»

           Агар он турки шерози ба даст орад дили моро…
           Ба холи хиндуяш бахшам Самарканду Бухороро.

  Так вернее.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 «Народы Азии и Африки», 1976, с. 96
  2. Хафиз // Краткая литературная энциклопедия / гл. ред. А. А. Сурков. — Москва: Советская энциклопедия, 1962—1978. — Т. 8.
  3. 1 2 «Дружба народов», 1971, с. 265
  4. 1 2 3 4 Хафиз (персидский поэт) — статья из Большой советской энциклопедии (3-е издание). А. Н. Болдырев
  5. 1 2 3 Гафиз или Хафиз // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. 1 2 3 Хафиз — статья из энциклопедии «Кругосвет»
  7. Хафиз // Литература и язык. Современная иллюстрированная энциклопедия / Под редакцией проф. Горкина А. П.. — М.: Росмэн-Пресс, 2006. — ISBN 978-5-353-02604-4

Литература[править | править вики-текст]

  • Н. Кулматов Гедонизм Хафиза (рус.) // «Памир» : Журнал. — 1982. — № 1. — С. 77-82.
  • С. Шамухамедова Этический идеал Хафиза (рус.) // «Звезда Востока» : Журнал, Орган Союза писателей Узбекистана. — Ташкент: Издательство литературы и искусства Гафура Гуляма, 1973. — № 5. — С. 159-162.
  • Саджад Захир Гений Хафиза (рус.) // Академия наук СССР, Институт востоковедения, Институт Африки «Народы Азии и Африки» : Журнал. — Москва: «Наука», 1976. — № 5. — С. 96-102.
  • Мирзо Турсун-Заде Великий мастер газели (рус.) // «Дружба народов» : Журнал. — 1971. — № 9. — С. 264-269.
  • Семён Липкин Над строкой Хафиза (рус.) // «Новый мир» : Журнал. — 1971. — № 10. — С. 242-245.

Ссылки[править | править вики-текст]