Внешняя политика Индии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Двадцатое столетие было отмечено желанием Индии обрести своё достойное место на арене международной политики. Интеллектуальная элита, в лице Тагора, Ганди и Неру, сознательно уходила от прямолинейных трактовок в теоретизации глобального статуса той или иной державы. Это объяснялось тем, что Индия на тот момент действительно была слаба и не являлась сколь-нибудь внушительной силой по стандартным в этом отношении меркам реалполитики. В этих условиях, элита была вынуждена стремиться обращаться к самой широкой аудитории в своих рассуждениях на тему будущего для Индии и приобретения ею международной самостоятельности, и, как следствие, определённых полномочий. После независимости в 1947 году, Джх. Неру с помощью разработанной им доктрины «личного интеллектуального интереса» добился для своей страны, в условиях холодной войны и биполярного противостояния, собственного «международного голоса», который был основан не на профессионализме властных институтов Индии или реальных возможностях государства, а скорее, на крайне удачливом комбинировании легитимности власти и международном лавировании вне категорий реалполитики.[1]

Индийские амбиции в достижении уровня Глобального Лидера получили новое развитие в последние годы, когда внутренние преобразование меняют и модернизируют страну более, чем за все сорок лет с момента реформ Неру. С уверенностью можно сказать, что Индия — пример преодоления «тихой» социальной революции, когда демократия, а теперь ещё и экономический рост, создаёт новую политическую элиту, с новыми устремлениями найти место Индии на карте основных игроков Мира.

Хотя, по сравнению с предыдущими годами, как это не покажется на первый взгляд странным, варианты и поле для такого манёвра у Индии сильно ограничены. Сегодня, желание обретения одной лишь только эфемерной «гипермощи», даже при условии обретения её в конце концов, не достаточно: в крайне взаимозависимом мире, который мы наблюдаем сейчас, стандартные оценки военной и экономической мощи того или иного государства уже не работают. Они не смогут в достаточном объёме удовлетворить и Индию. Если Индия желает достигнуть реального глобального влияния, более солидного международного веса, то необходимо не просто наращивать свою военную мощь и упорядочивать свою внутреннюю экономику, добиваясь ускоренного роста ВВП, — необходимо базировать свой дальнейший успех, на взаимозависимости с «передовыми экономиками». Такую тактику, избрала для себя КНР.[2]

Конец холодной войны подразумевал под собой триумф Запада, но, фактически, обозначил лишь новый уровень «геополитического беспокойства». Европа, пытаясь быть самодостаточной в своём «новом обличии», предпринимает всё новые и новые усилия к выстраиванию иных нежели прежде отношений со своим самым близким партнёром и союзником — США. Вторым вызовом этой «геополитической неустойчивости» явился крах выстраивания панарабского национального государства, который был заменён, очагами исламского экстремизма, ожоги которых чувствуют на себе Европа, США, Азия и Африка. И, наконец, третьим, и, возможно, наиболее существенным фактором в рассматриваемом выше вопросе является возвышении Азии, и прежде всего АТР, до роли «большой кузницы мира» с Китаем в авангарде и Индией, готовой обрести себя в новой для неё роли одного из гегемонов современности.

Партнёрство с Россией[править | править вики-текст]

показательные выступления индийских ВВС

Индийский субконтинент никогда не уходил из сферы интересов российской дипломатии. Исторический курс Москвы на евро-американское сосуществование совсем не противоречит интересам РФ в Южной Азии.

Тем более что две страны связывают многолетние политико-экономические и культурные связи. Начиная с 60-х годов, Советский Союз по праву мог считать себя творцом «новой Индии»: советские специалисты работали над созданием индустриальной мощи этого южноазиатского государства и, уже в наше время, над поддержанием и развитием статуса мощной региональной державы, который страна получила при активном участии опять-таки советской дипломатии.

Впрочем, до середины 1950-х годов правление Джавахарлала Неру оценивалось в СССР крайне негативно. В отражающей официальную точку зрения публичной лекции, прочитанной в 1950 году, утверждалось:

« Индия, в которой правящей партией является Национальный конгресс, якобы исповедующий учение Ганди о ненасилии, сейчас является страной, где буржуазно-помещичья диктатура проявляется в наиболее неприкрытой террористический форме. И это не случайно: террористический режим индийского правительства является ярким свидетельством слабости его социальных позиций[3] »

Что касается дней сегодняшних, то "У Индии и России сложились прочные связи во многих сферах, включая экономику и внешнюю торговлю, науку и технологию, культуру, оборону, космос и атомную энергетику. Глубина отношений, их политическая и стратегическая сущность проявляются в единстве подходов как к политическим, так и экономическим проблемам. Индийские инвестиции в нефтяной проект «Сахалин-1» и помощь России в строительстве атомной электростанции в Куданкуламе на юге Индии — вот два конкретных примера успешного двустороннего сотрудничества в сфере энергетики.[4]

Россия помогает Индии и в реализации космической программы. Эти страны совместно разработали и теперь производят сверхзвуковые крылатые ракеты «Брамос». Есть и другие примеры успешного индийско-российского взаимодействия. Индия гордится тем, что на её долю приходится часть наследия Николая и Святослава Рерихов. В качестве вклада в укрепление двусторонних культурных связей Индия в 2002 году выделила значительную сумму денег для приведения в порядок и сохранения рериховских усадеб в штатах Химачал-Прадеш и Карнатака. «Мы надеемся, что наши усилия сохранить эти исторические связи станут символом культурных отношений между Индией и Россией. Они найдут своё отражение во многих новых проектах, цель которых — увековечить наше совместное культурное наследие.»[5]

показательные выступления индийских ВМС

И хотя 90-е годы были отмечены некоторым отдалением России от политической обстановки в Южной Азии, последние годы говорят о наращивании и восстановлении былого уровня международного партнёрства. …Тем более, что известной исторической фигурой уже в 20-х годах прошлого столетия был выдвинут тезис о стратегическом партнёрстве Советской России, Индии и Китая. Официально о стратегическом треугольнике «Москва-Пекин-Дели» принято не распространяться. Но так или иначе многие политики и средства массовой информации этих стран да и не только ведут о нём дискуссию. Многие соглашаются, что интенсификация трехстороннего сотрудничества будет способствовать созданию многополярного мира. Однако, планы создания такого «треугольника» (во главе с США) существуют и в госдепартаменте Соединённых Штатов, где Индию рассматривают как потенциальный противовес всё возрастающей роли КНР в современном мире.[2]

Прогноз развития ситуации[править | править вики-текст]

Какой вектор развития в данной ситуации выберет Индия, безусловно, покажет время; но уже сегодня с определенностью можно сказать, что Дели никогда не будет ограничивать себя к.-л. рамками, пускай даже и рамками «стратегического партнёрства». Поскольку вот уже 60 лет, с момента обретения независимости от британской короны, эта страна видит себя бесспорным лидером всей Южной Азии, а, в условиях современности, амбиции индийской политической элиты на глобальную роль этой страны во всём объёме современного политэкономического устройства мира уже практически не скрываются. Людской ресурс, цивилизационная составляющая и, прежде всего, условия глобализации активно способствуют реализации проекта глобального доминирования Индии, занимающей, надо сказать, «не блестящее» геополитическое положение, если иметь в виду географические границы этого государства.

Индия — Бутан[править | править вики-текст]

Двусторонние отношения между Бутаном и Индией традиционно были близки. С момента обретения независимости в 1947 году, Индия унаследовала от Британской империи сюзеренитет над Бутаном. Хотя с того времени многое изменилось, Индия по-прежнему оказывает влияние на внешнюю политику, оборону и торговлю Бутана.

Индия была и остаётся основным партнёром Бутана, в экономике, политике, культурном обмене. На Индию приходится подавляющая доля внешнеторговых операций.[6]. Жители Индии могут почти без ограничений посещать Бутан, что значительно сложнее для жителей других стран. Бутанцы часто посещают Индию — для учёбы, лечения, паломничества, бизнеса. Многие бутанцы закончили индийские университеты. Индия поддерживает Бутан в военном отношении.

Вместе с тем Бутан относится к Индии с некоторой осторожностью, опасаясь за свой суверенитет и культурную идентичность.[6]

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. подготовлено на основе работы Сунила Хилнани «Индия как соединяющая сила» («India as a Bridging Power») У-т Дж. Хопкинса 2005 г.
  2. 1 2 А. Ю. Баранов — Индия: на пути к глобальному доминированию из Южной Азии, Международный институт социальных наук, 2005 год
  3. Дьякрв А. М. Индия и Пакистан. Стенограмма публичной лекции, прочитанной в Центральном лектории Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний в Москве. — М., 1950. — С. 29..
  4. https://web.archive.org/web/20040705154922/http://www.indianembassy.ru/docs-htm/ru/ru_05_06_t1211c_2003.htm
  5. А. Б. Ваджпаи : интервью «Российской газете» 11.11.03
  6. 1 2 Tashi Choden. Indo-Bhutan Relations Recent Trends

Литература[править | править вики-текст]

  • АН СССР Ин-т народов Азии — Индия в древности: Сборник статей/АН СССР.Ин-т народов Азии.-М.: Наука, 1964
  • Антонова К. А., Бонгард-Левин Г. М., Котовский Г. Г. История Индии -М.: Изд.центр А3,МСК, 1999
  • Бонгард-Левин Г. М. Индия эпохи Маурьев /Бонгард-Левин Г. М.; АН СССР.Ин-т востоковедения.-М.: Наука, 1973.
  • Ваджпаи А. Б. Индия на пути в будущее: Сб. речей и выступлений (март 1998- сентябрь 2001 г.) /Ваджпаи А. Б.; РАН.Ин-т востоковедения.-М.: Ин-т востоковедения.
  • Гусева Н. Р. Индия в зеркале веков /Гусева Н. Р.-М.: Вече, 2002
  • Дьяков А. М. Индия во время и после Второй мировой войны: (1939—1949 гг.)/Дьяков А. М.; Ред. И. М. Рейснер; АН СССР.Ин-т востоковедения.-М.: АН СССР, 1952
  • Карпов М. Индия — среди наших внешнеполитических приоритетов /Карпов М. //Междунар. жизнь, 2001.-№ 8
  • Рогожин А. Индия на мировом рынке информационно-коммуникационных технологий /Рогожин А. //Мировая экономика и междунар.отношения, 2004.-№ 7
  • Спейт О. Х. К. Индия и Пакистан: Пер. с англ./Спейт О. Х. К.; Ред. А. М. Рябчиков-М.: Иностр.лит., 1957
  • Лунев С. И. Ведущие позиции Индии в системе международных отношений в Южной Азии и её противоборство с Пакистаном // Роль ключевых стран в международных отношениях в 1990-е годы. — М., 1995.
  • Лунев С. И. Дипломатия в Южной Азии. — М., 1997.
  • Ульциферов О. Г. Индия. Карманная энциклопедия. Сост. О. Г. Ульциферов — М.: Муравей-Гайд, 1999
  • S. Ganguly Mending Fences — Confidence and Security Buidling Measures in South Asia / Ed. by S. Ganguly and T. Greenwood. — New Delhi, 1997.
  • S. Khilnani India as a Bridging Power / Johns Hopkins University, Penguin, edition 2005
  • S.P. Cohen The Security of South Asian: Asian and American Perspectives / Ed. by S.P. Cohen. — Urbana — Chicago, 1987.