Кинбурнская баталия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кинбурнская баталия
Основной конфликт: Русско-турецкая война (1787—1791)
Бой у Кинбурна.jpg
Дата 1 (12) октября 1787
Место Кинбурнская коса, совр. Николаевская область
Итог Победа русских войск
Противники

Османская империя Османская империя

Flag of Russia.svg Российская империя

Командующие

Османская империя Джезаирли Гази Хасан-паша
Османская империя янычарский ага Сербен-Гешти-Эюб-ага

Флаг России Суворов, Александр Васильевич

Силы сторон

 5000 солдат,
около 400 орудий

 4 000 солдат,
338 орудий

Потери

 4 из 5000 вернулись, 400 орудий

 450—500

Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Кинбурнская баталия 1787 — эпизод Русско-турецкой войны 1787—1791 годов, когда русские войска под командованием генерал-аншефа А. В. Суворова разбили 1 (12) октября турецкий десант на Кинбурнской косе (современная Николаевская область).

Предыстория[править | править код]

Кинбурнская крепость явилась первым объектом нападения турецких войск в войне. Это было связано с её выгодным стратегическим положением недалеко от турецкой крепости Очаков (таким образом, она могла являться базой для подготовки захвата Очакова), а также от базы русского флота в Херсоне, защищая её (в случае успеха русский флот был бы сожжён). Кроме того, овладение Кинбурном открывало путь к восстановлению турецкого контроля над Крымом.

Ход сражения[править | править код]

Турецкий флот в составе 3 линейных кораблей, 4 фрегатов, 4 бомбардирских кораблей (плавучих батарей), 14 канонерских лодок в течение сентября 1787 года обстреливал Кинбурн и выявлял огневые точки русских войск. 1 (12) октября 1787 в 9 часов утра турецкий десант под командованием янычарского аги Сербен-Гешти-Эюб-аги начал высаживаться на берег. Сразу после высадки Хасан-паша приказал отвести корабли, чтобы его войска не надеялись на эвакуацию, турецкий флот стал поддерживать нападающих огнём.

Схема битвы при Кинбурне

Во время высадки турок Суворов находился в церкви по случаю праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Обратившимся к нему с сообщением о начале высадки турок и строительства ими укреплений офицерам, он приказал не открывать ответный огонь и ждать пока высадятся все турецкие войска. Сам в это время продолжал слушать литургию. Спокойствие Суворова придало уверенности в себе русским воинам.

К часу дня, выкопав 15 траншей (см. схему), турецкие войска подошли на близкое расстояние к крепости. В это время в Кинбурне было 1500 человек пехоты, а ещё 2500 пехоты и лёгкой конницы стояло в качестве резерва в 30 вёрстах сзади от крепости. Когда турки подошли к крепости на расстояние 200 шагов, последовал залп из всех орудий, и началась контратака.

Отряд полковника Иловайского, обойдя крепость слева по берегу Чёрного моря, и Орловский пехотный полк под началом генерал-майора Река, справа, ударили с флангов, а затем батальон Козловского полка во главе с Суворовым ударил во фронт. Значительные силы турок и большие потери среди Орловского полка вынудили русских отойти, при этом сам Суворов был ранен картечью в бок и едва не был убит янычарами, его спас мушкетёр Иван Новиков.

Спасение генерал-аншефа А.В. Суворова гренадером Степаном Новиковым в сражении при Кинбурне 1 октября 1787 года
Медаль «За отличие в Кинбурнском сражении». 1787 год.

В результате второй атаки, в которой участвовали свежие резервы, турецкие войска удалось вытеснить с косы и они, неся значительные потери, стали эвакуироваться на корабли. Суворов в этой атаке был ранен в руку. Первым заметил ранение Суворова есаул Кутейников, который перевязал его своим галстуком. К 10 часам вечера бой закончился полной победой России. В Очакове в 1907 в году был установлен памятник Суворову, где скульптор изобразил его в момент Кинбурнского сражения, уже раненым со слегка наклонённым корпусом, прижимающим рану левой рукой, а правой указывающий направление атаки (скульптор Б.Эдуардс).

Победа при Кинбурне стала первой крупной победой русских войск в русско-турецкой войне 1787—1792 годов. Она фактически завершила кампанию 1787 года, поскольку турки в этом году больше не предпринимали активных действий.

В Записках сенатора Николая Яковлевича Трегубова (Русская старина. — 1908) подполковник Трегубов написал про это сражение:

…само по себе оно было глупо, ибо можно было крепостными пушками не допустить неприятеля высадить войска с судов и не потерять хорошего генерала Река (ген.-майор Рек был в этом сражении ранен и после этой раны не мог более служить), нескольких штаб и обер-офицеров и слишком 300 человек рядовых убитыми. Неприятелю позволено было на косе сделать 17 ложементов, которые надо было каждый штурмовать. Три раза наши войска были смяты и прогоняемы до крепостных ворот. Суворов ещё более наделал сумятицы, заставив на таком узеньком язычке (ибо у самой крепости вряд-ли ширина косы составляет 50 сажен) сражаться три полка легкоконных: Мариупольский, Павлоградский и Острогожский, и казаков. Сам он был ранен легко в руку, так что не оставлял поля сражения, и был в состоянии, по его странностям, сам тут же замывать рубашку. Ни в ком так не была заметна слабость хвастаться ранами, как в нём. Он носил долго распоротый рукав и обвитую шею после Очаковской раны. <…> Хотя и глупо было высылать тут кавалерию, однако же начальникам полки свои оставлять было не должно. Их нашли сидящих в крепости, извиняющихся тем, что они не хотят быть жертвою глупого распоряжения. Суворов же в сумятице, когда наших гнали к крепости, спросил, кто начальник кавалерии <…> В самом же деле никто не командовал, ибо был такой ералаш, что всякий уходил и приходил из крепости и лагеря, когда кому хотелось, ибо диспозиции, по обыкновению Суворова, никакой не было дано, и всякий делал, что хотел.
Поелику высланы драться, то и дрались; а как? До того — дела никому не было. Генерал-майор Рек к несчастию был ранен при начале дела.
После сего сражения сочтено было тел турецких до 1000 (в реляции написали 5.000); прочие, ночевав тут, на рассвете переправились назад в Очаков на лодках, и Суворов не велел их трогать… хотя генерал-майор Исленьев убедительно просил у него на сие позволения.

Суворов в честь победы построил церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Екатерина II наградила его орденом Андрея Первозванного. Для отличившихся в битве были изготовлены 20 специальных медалей «За отличие в Кинбурнском сражении», которые вручили наиболее отличившимся участникам по выбору самих солдат[1].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]