Клаузевиц, Карл фон

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Клаузевиц, Карл»)
Перейти к: навигация, поиск
Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц
Carl Philipp Gottlieb von Clausewitz
Clausewitz.jpg
Портрет работы Карла Ваха
Дата рождения

1 июня 1780(1780-06-01)[1]

Место рождения

Бург, курфюршество Саксония, Священная Римская империя

Дата смерти

16 ноября 1831(1831-11-16)[1] (51 год)

Место смерти

Бреслау, королевство Пруссия

Принадлежность

Flag of Prussia (1892-1918).svg Пруссия
Flag of Russia.svg Российская империя

Род войск

кавалерия

Годы службы

1793—1831

Звание

генерал-майор

Командовал

директор Прусской военной академии

Сражения/войны
Награды и премии
Орден Красного орла 2-й степени Железный крест 1-го класса Железный крест 2-го класса
командор Военного ордена Марии Терезии Рыцарь I класса ордена Меча
Орден Святого Георгия IV степени Saint vladimir (bande).png Order of Saint Anne Ribbon.PNG Золотое оружие с надписью «За храбрость»
Commons-logo.svg Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц на Викискладе

Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц (нем. Carl Philipp Gottlieb von Clausewitz; 1 июля 1780, местечко Бург под Магдебургом — 16 ноября 1831, Бреслау) — прусский военачальник, военный теоретик и историк. В 1812—1814 годах служил в русской армии. Своим сочинением «О войне» произвёл переворот в теории и основах военных наук.

Биография[править | править вики-текст]

Родился в местечке Бург под Магдебургом в семье акцизного чиновника Фридриха Габриэля Клаузевица (1740—1802), участвовавшего в Семилетней войне (последней в европейской истории, в которой принимавшие участие армии вербовались путём найма) в качестве лейтенанта. Основываясь на недоказанном родстве с одним из дворянских родов из Силезии, он присвоил себе дворянский титул. В Карле, самом младшем из трёх своих сыновей, как и в старших, отец воспитал скромность, честность и чувство солдатского долга. Едва достигший 12 лет, Карл был привезён отцом в Потсдам и зачислен в полк принца Фердинанда штандарт-юнкером (знаменосцем). Как знаменосец, не достигший ещё возраста 13 лет, Карл участвовал во главе своей роты в атаке на французские укрепления Майнца. В походных порядках тяжёлое знамя нёс за него взрослый солдат[источник не указан 950 дней].

20 июля 1793 года Карл фон Клаузевиц был произведён в первый офицерский чин портупей-прапорщика[2].

Обратив на себя внимание Шарнхорста, в походе 1806 года был адъютантом принца Августа Прусского и вместе с ним был захвачен в плен.

По заключении Тильзитского мира Клаузевиц вернулся в Берлин и в чине майора поступил в военное министерство, где работал под руководством того же Шарнхорста.

В 1810 году женился на Марие Софии фон Брюль.

В 18101812 годах Клаузевиц преподавал военные науки наследному принцу, впоследствии королю Пруссии Фридриху Вильгельму IV. Позже он изучал философию в Берлине у профессора Кизеветтера (кантовской школы), следы диалектических приёмов которого заметны в теоретических трудах Клаузевица.

В 1812 году перешёл на русскую службу. К этому времени относится составление его записки об опасности союза с Францией, появившейся впервые в «Leben Gneisenaus» Пертца.

Сначала Клаузевиц был определён к Карлу Фулю, после удаления Фуля он был переведён в арьергард к графу Палену, в составе которого участвовал в бою под Витебском. Затем служил в корпусе Уварова, во время Бородинского сражения участвовал в рейде на французский фланг в русской военной форме. Не зная русского языка, он не мог командовать отрядами военнослужащих. Поэтому в бою он участвовал как рядовой воин, с саблей в руках показывая пример идущим за ним.

После этого переведён в Ригу к маркизу Паулуччи, откуда попросился в 1-й корпус Витгенштейна. Когда Йорк вступил в переговоры с русскими, Дибич поручил ведение их Клаузевицу, который способствовал заключению Таурогенской конвенции. Будучи непосредственным участником многих событий войны, он оставил мемуары, которые являются ценным источником для исследователей.

Затем он приготовил план образования восточно-прусского ландвера, по идее Шарнхорста. В 1813 году был начальником штаба в корпусе Вальмодена. Во время перемирия, по настоянию Гнейзенау, написал «Übersicht des Feldzugs von 1813 bis zum Waffenstillstande».

В 1814 году вернулся в прусскую армию с чином полковника. В 1815 году был назначен начальником штаба 3-го армейского корпуса. Принял участие в кампании Ста дней. Сражался при Линьи и при Вавре. При Вавре 3-й корпус, отступая, притянул к себе корпус Груши и тем содействовал поражению Наполеона при Ватерлоо[3]. За отличия в кампании против Наполеона император Александр I 23 января 1817 года пожаловал Клаузевицу орден Св. Георгия 4-й степени (№ 3304 по кавалерскому списку Григоровича — Степанова) и наградил его золотым оружием «За храбрость».

В 1818 году произведён в генерал-майоры и назначен директором Прусской военной академии, где и преподавал в течение последующих 12 лет. В 1831 году, при выступлении прусских войск на польскую границу во время польского восстания, был назначен начальником штаба при фельдмаршале графе фон Гнейзенау.

Умер 16 ноября 1831 года в Бреслау от холеры.

«О войне»[править | править вики-текст]

Чтобы постичь сущность войны, Клаузевиц начал с систематического изучения войн прошлых лет, особенно последних, в которых был активным участником. Он изучил опыт около 130 кампаний. Свои военно-исторические работы начал объединять в единое произведение — свой magnum opus «О войне», которое не успел закончить. Результаты этого труда были опубликованы его вдовой в 1832 году.

Отличительные черты военно-исторических трудов Клаузевица — ясность изложения, меткая критическая оценка военных событий, причём, согласно его руководящему взгляду на войну («война есть продолжение политики иными средствами»), он отводит широкое место политическому элементу и стремится выяснить, насколько судьба армий зависит от силы и слабости полководцев, характеристика которых выдаётся у Клаузевица своим блеском и талантом. Во многом суть его взглядов изложена в его афористических высказываниях, в которых ему удалось изложить суть своего исследования.

Клаузевиц, позаимствовавший некоторые базовые идеи и даже название книги у товарища по прусской армии, постоянно пересматривал свой труд в течение жизни. В отличие от других военных авторов той эпохи, его занимали только войны последних 150 лет, и особенно наполеоновские. Задолго до Дельбрюка он увидел принципиальное различие между аккуратными «кабинетными войнами» XVII—XVIII веков и молниеносными кампаниями Наполеона (отчасти также Суворова), рассчитанными не на измор, а на сокрушение противника.

Пытаясь осмыслить характер военной революции рубежа XVIII и XIX веков, Клаузевиц первым провёл различие между ограниченной и тотальной войной. Иногда ему приписывается проповедь именно тотальной формы войны, которая в XX веке приняла форму мировых войн и унесла жизни миллионов гражданских лиц. Это не вполне справедливо, так как за три года до смерти автор взялся за пересмотр соответствующих положений своего труда[4]. Война, по его взглядам, имеет два вида. «Двоякий вид войны проявляется, во-первых: в случаях, когда целью поставлен полный разгром противника, намереваясь или уничтожить его политически, или только обезоружить с тем, чтобы заставить его принять любые условия мира; во-вторых, когда цель ограничивается некоторыми завоеваниями по своей границе для того, чтобы их оставить за собой или воспользоваться ими в виде предмета обмена при мирных переговорах». Клаузевиц отдает преимущество первому виду, самому решительному, вполне отвечающему и философскому пониманию войны, но рассматривает оба вида со всеми промежуточными их степенями.

Клаузевиц признавал стратегию наукой и формулировал её принципы, хотя и считал теорию стратегии весьма трудной. Он говорил, что теория стратегии отнюдь не должна быть положительным учением, а только исследованием сущности военных предметов и явлений. Он восставал против лиц, утверждавших, что теория стратегии пытается говорить о предметах, не поддающихся научным законам; в опровержение их он приводит ряд положений, которые ясны до очевидности; например: «Оборона — более сильный род войны, но цель её отрицательная; наступление же — вид более слабый, но с положительной целью. Большие успехи включают уже в себе успехи меньшие. Демонстрация слабее настоящей атаки, а потому должна быть особенно обусловлена. Победа не состоит только в завладении полем сражения, но в разрушении физических и нравственных сил противника, а достигается это большею частью только использованием победы. Обход оправдывается только превосходством сил вообще или же превосходством наших линий сообщения и путей отступления, над неприятельскими. Всякое наступление ослабляет себя вместе с движением вперед».

Единственным средством для достижения цели войны (военной, а не политической) Клаузевиц признает сражение. Нравственные факторы, проникающие всю сущность войны, Клаузевиц сводит к таланту полководца, воинскому духу («военной добродетели») армии и к её народному духу.

«Большинствово деятелей, — говорит Клаузевиц, — руководствуется в своих решениях единственно тактом, который проявляется более или менее метко, смотря по степени их гениальности. Так действовали все великие полководцы, а всё их величие и гений в том именно и заключались, что они всегда делали именно то, что нужно было в данную минуту». Наука должна придти им на помощь. Она должна воспитать дух будущего руководителя на войне, но не сопровождать его на поле сражения. Для подобного руководства Клаузевиц устанавливает следующее весьма ограниченное число принципов:

1)«Первый и наиболее важный принцип в деле достижения целей войны заключается в крайнем напряжении для этого сразу всех сил, какими только можно располагать, до окончательного их истощения. Всякое уклонение от этого может повести к недостижению поставленной цели, по недостаточности к тому средств. Хотя бы успех и был вероятен, всё-таки было бы в высшей степени неблагоразумно не напрячь всех усилий к тому, чтобы сделать его окончательно верным, так как это не может повлечь за собою никаких невыгодных последствий. Допуская даже, что страна от этого будет вдвойне обременена, это не представит в окончательном результате невыгод, так как вследствие этого бремя, которое ей придется нести, будет менее продолжительным.»

2)«Второй принцип заключается в сосредоточении возможно больших сил на тех пунктах, где должны последовать решающие удары, хотя бы через это пришлось ослабить себя на второстепенных пунктах, лишь бы только этим обеспечить успех на решающем пункте. Успех этот изгладить сам собою все второстепенные неудачи». Как же решить вопрос, где эти важные пункты? Клаузевиц говорит, что следует принять во внимание «преобладающие условия в обстановке обеих сторон. Из сопоставления их выясняется изв. центр тяжести, центр силы и движения, от которого зависит судьба целого, и против этого-то центра тяжести противника должен быть направлен удар совокупности сил». Разбирая вопрос о вышеупомянутом сосредоточении сил, Клаузевиц жестоко осмеивает «стратегический резерв». «Неудачу на одном пункте стратегия окупает обыкновенно успехами на другом и в редких только случаях путем переброски своих сил. Во всяком же случае стратегия раз навсегда должна отказаться от мысли восстановить потерянное заранее удержанным резервом. Стратегический резерв тем более излишен, бесполезен и даже вреден, чем более обширно и разносторонне его назначение».

3)«Третий принцип заключается в том, чтобы не терять времени. Исключая тот случай, когда затягивание дела должно привести к особенно важным результатам, следует вести операции сколь возможно быстрее. Эта быстрота способна в зародыше уничтожить многие из мер, которые могли бы быть приняты неприятелем, и дать нам возможность завладеть общественным мнением. Внезапность играет несравненно более важную роль в стратегии, чем в тактике. Она составляет самый действенный принцип победы.»

4)Четвёртый принцип заключается в развитии с наибольшей энергией каждого из одержанных успехов. Только одно преследование побежденного и способно доставлять плоды победы.

Клаузевиц твердо уверен, что «тот, кто не постеснится воспользоваться всеми своими средствами, чтобы постоянно являться с новыми массами, тот, который самым тщательным образом готовится к войне и держит свои силы сосредоточенными на решающем пункте, тот, который, вооружаясь подобным средством, преследует с энергией и решительностью важную цель, — тот сделал всё, что только могло быть сделано в больших размерах в деле стратегического направления войны. Если и при этом он не будет вполне счастлив в битвах, то несомненно, что победа тем более готова будет склониться на его сторону, чем менее противник его сумел подняться на высоту таких усилий и такой энергии»[5].

За пределами Германии труд Клаузевица получил особую известность после того, как его назвал своей настольной книгой Гельмут фон Мольтке, архитектор немецкой победы во Франко-прусской войне, поразившей Европу своей молниеносностью.

Посмертная репутация[править | править вики-текст]

Хотя как военачальник Клаузевиц не проявил себя ничем особенным и во время Наполеоновских войн держался на второстепенных ролях, в немецкой историографии конца XIX и начала XX века его полководческие способности стали чрезмерно преувеличиваться. Писали, например, что Клаузевиц был категорически не согласен с позицией прусских войск под Йеной и нарисовал принцу Августу и Шарнхорсту, как следует разбить армию Наполеона. После боя доска в качестве трофея досталась Наполеону. Взглянув на чертёж, Наполеон якобы нахмурился и сказал: «Какое счастье, что мне не довелось сразиться с этим страшным человеком. Я был бы без сомнения разбит!». Официальных подтверждений эта легенда не имеет.

Коммунисты критиковали Клаузевица за "ограниченность его буржуазного национализма". Сохранилась тетрадь с комментированными выписками Ленина из сочинения Клаузевица[6]. Сталин считал Клаузевица устаревшим «представителем мануфактурного периода войны»:

…Но теперь у нас машинный период войны. Несомненно, что машинный период требует новых военных идеологов. Смешно брать теперь уроки у Клаузевица.

— И. Сталин[7]

Теорию ведения войны Клаузевица взяли за основу маркетологи Эл Райс и Джек Траут. В своей книге «Маркетинговые войны» они проводят аналогию между борьбой корпораций за лидерство и военными действиями.

Библиография[править | править вики-текст]

  • Клаузевиц К. О войне. — М.: Госвоениздат, 1934.; переиздание: М.: Эксмо, 2007. — ISBN 978-5-699-24697-7
  • Клаузевиц К. 1812. — М.: Государственное издательство Наркомата Обороны Союза ССР, 1937.; переиздание: 2004.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 data.bnf.fr: платформа открытых данных — 2011.
  2. Фабиан, Франц. Перо и меч. Карл Клаузевиц и его время. — М.: Военное издательство Министерства обороны Союза ССР, 1956.
  3. Цвейг, Стефан Звёздные часы человечества
  4. Hew Strachan; Andreas Herberg-Rothe. Clausewitz in the 21st Century. Oxford University Press, 2007. Pp. 64-66.
  5. Клаузевиц, Карл // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  6. О войне, 1934, Примечания.
  7. «Большевик», 1947, № 3, стр. 7 (цит. по: Сессия общего собрания Академии наук СССР, посвященная 70-летию со дня рождения И. В. Сталина. 22—24 декабря 1949 года. Краткий отчёт (.doc), с. 30)

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]