Куркумин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Куркумин
Изображение химической структуры
Общие
Систематическое
наименование
1,7-​Бис​(4-​гидрокси-​3-​метоксифенил)​-​1,6-​гептадиен-​3,5-​дион; куркумин; тумаровый желтый; диферулоилметан; E100
Хим. формула C21H20O6
Физические свойства
Состояние порошок от ярко-жёлтого до оранжевого цвета
Молярная масса 368,38 г/моль
Термические свойства
Температура
 • плавления 183 °C
Классификация
Рег. номер CAS 458-37-7
PubChem
Рег. номер EINECS 207-280-5
SMILES
InChI
Кодекс Алиментариус E100
RTECS MI5230000
ChEBI 3962
ChemSpider
Приведены данные для стандартных условий (25 °C, 100 кПа), если не указано иное.
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Куркумин, диферулоилметан — основной куркуминоид, входящий в состав корня куркумы. Используется в качестве пищевого красителя, входит в Кодекс Алиментариус под кодом E100.

К куркуминоидам также относятся диметоксикуркумин и бис-диметоксикуркумин. Именно благодаря куркуминоидам корень куркумы имеет характерный жёлтый цвет.

Куркумин содержится в составе БАД и продаётся как БАД в чистом виде. В альтернативной медицине он предлагается в качестве лекарства от множества болезней, но реального клинического эффекта не имеет — это вещество практически не усваивается в ЖКТ[1][2][3].

Химические свойства[править | править код]

Куркумин является полифенолом и включает в себя семь углеродных линкеров и три основные функциональные группы: α, β-ненасыщенную карбонильную, β-дикетоновую часть и ароматическую O-метоксифенольную группу[4][5]. Ароматические кольцевые системы, которые представляют собой фенолы, соединены двумя α, β-ненасыщенными карбонильными группами[4][6]. Это таутомер дикарбонила, существующий в енольной форме в органических растворителях и в кето-форме в воде[7]. Дикетоны образуют стабильные енолы и легко депротонируются с образованием енолятов; α, β-ненасыщенная карбонильная группа является хорошим акцептором Майкла и подвергается нуклеофильному присоединению[4]. Из-за своей гидрофобной природы куркумин плохо растворим в воде. Однако он легко растворим в органических растворителях[5].

Куркумин используется в качестве металлоиндикатора для бора[5][8]. Он реагирует с борной кислотой с образованием соединения красного цвета, розоцианина.

Куркумин является кислотно-основным индикатором. При pH < 1 он имеет красный цвет, в промежутке pH 1-7 имеет жёлтый цвет, а при pH 8-9 и больше имеет красный цвет.[9]

Биосинтез[править | править код]

Путь биосинтеза куркумина неясен. В 1973 году Питер Дж. Рафли и Дональд А. Уайтинг предложили два механизма биосинтеза куркумина. Первый механизм включает реакцию удлинения цепи коричной кислотой и 5 молекулами малонил-КоА[en], которые в конечном итоге арилизуются в куркуминоиды. Второй механизм включает две циннаматные единицы, связанные вместе малонил-КоА. В обоих случаях в качестве отправной точки используется коричная кислота, полученная из аминокислоты фенилаланина[10].

Биосинтез растений, начинающийся с коричной кислоты, встречается редко по сравнению с более распространённой Р-Кумаровой кислотой[10]. Только несколько идентифицированных соединений, таких как анигоруфон и пиносильвин, образуются из коричной кислоты[11][12].

Путь биосинтеза куркумина в куркуме длинной[10].

Физические свойства[править | править код]

Куркумин при нормальных условиях — оранжево-жёлтые кристаллы. Он нерастворим в воде, но легко растворяется в спирте, малорастворим в диэтиловом эфире.[источник не указан 477 дней]

В спектре поглощения раствора куркумина в этаноле есть полоса с λmax=430 нм[13].

Куркумин очищают перекристаллизацией из водно-ацетонового раствора.[источник не указан 477 дней]

Применение[править | править код]

Корневища куркумы целые и размолотые в порошок

Характерная особенность куркумина — это его способность окрашивать в желтый цвет не только животные, но и растительные волокна без протравы. В этом отношении он аналогичен искусственным органическим азокрасителям. Благодаря своим свойствам, куркумин широко применяется в качестве пищевой добавки, в косметике, в качестве ароматизатора для пищевых продуктов, таких как напитки со вкусом куркумы в Южной и Юго-Восточной Азии[14], а также в качестве красителя для пищевых продуктов, таких как карри, горчица, сыры и т. д. В качестве пищевой добавки для придания оранжево-жёлтой окраски готовым продуктам питания он имеет номер E100 в Европейском Союзе[15][16]. Он одобрен Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) для использования в качестве пищевого красителя[17].

Краситель из корня куркумы получают экстрагированием порошка корня куркумы петролейным эфиром, а затем спиртом. Полученный спиртовой экстракт представляет собой жёлтый натуральный краситель. Спиртовой экстракт из корня куркумы представляет собой прозрачную жидкость, окрашенную в интенсивный жёлтый цвет с золотистым оттенком. Вкус экстракта характерный, без посторонних привкуса и запаха.[источник не указан 477 дней]

Куркумин входит в состав многих БАД (пищевых добавок) и позиционируется производителями как средство для лечения разных болезней и улучшения работы внутренних органов[18][19][1][2][3]. Дешёвые пищевые добавки, маркированные как сделанные из куркумы, часто содержат синтетический куркумин вопреки написанному на упаковке[19].

Куркумин входит во многие рецептуры традиционной медицины разных народов[20].

Маркетинг[править | править код]

Куркумин продвигается производителями биологически-активных добавок как вещество, помогающее организму справиться со множеством болезней. В 2017 году растительные БАДЫ с куркумой были на пятом месте среди лидеров продаж в США, объём продаж этих БАД составил 32 миллиона долларов и за год вырос на 46%. Такой рост их популярности объясняется навязчивой рекламой[21]. Причём у многих БАД на этикетке написано, что препарат содержит куркуму, а в составе на обратной стороне банки указан куркумин, а не куркума[18].

В 2018 году в США объём продаж БАД, содержащих куркумин, составил 328 миллионов долларов[18].

Куркумин стал «золотом дураков», сторонники его медицинского применения обещают, что он вылечит от всех болезней, и активно пропагандируют его употребление в лекарственных целях[18].

Биологическое действие[править | править код]

Все сведения о биологическом действии куркумина получены в лабораторных исследованих in vitro и на модельных животных. В немногих строго научных исследованиях на людях эффект куркумина не отличался от плацебо (хоть какой-то эффект был только в исследованиях с низкой достоверностью и ошибками в дизайне)[18].

Положительное
  • Потенциальное противовоспалительное. В лабораторных экспериментах куркумин ингибировал молекулы, участвующие в воспалении, например фосфолипазу, липооксигеназу, ЦОГ-2, лейкотриены, тромбоксан, простагландины, оксид азота, коллагеназу, эластазу, гиалуронидазу, хемоаттрактантный белок моноцитов-1 (MCP-1), интерферон-индуцируемый белок, ФНО и интерлейкин-12[22]. Регулирует факторы транскрипции, цитокины, протеинкиназы, молекулы адгезии, ферменты, связанные с воспалением, что позволяет предположить его потенциал в профилактике и лечении воспалительных заболеваний[23]. Может использоваться в качестве поддерживающей терапии при лечении хронических воспалительных заболеваний, в частности, при язвенном колите[24]. В комплексе с фосфатидилхолином у некоторых больных остеоартрозом снижает боль в суставах и улучшает их функции; может применяться для долгосрочного лечения остеоартрита в качестве дополнительной терапии[25][26].
Ингибирование воспалительных путей куркумином
Effect of curcumin on various proinflammatory diseases.
Влияние куркумина на различные провоспалительные заболевания.
  • Потенциальное противоопухолевое. Куркумин исследовался для использования в терапии некоторых форм рака: в 2010 году эксперименте in vitro на клеточных культурах была показана способность куркумина вызывать апоптоз раковых клеток без цитотоксического воздействия на здоровые клетки[27][28], в 2008 году проходила вторая фаза клинических исследований препарата[29].
  • Куркумин, полученный из Curcuma longa L, эффективно облегчает гепатотоксичность, вызванную химиотерапией. [6]
  • Потенциальное антибактериальное. В 2019 году куркумин исследуется как одно из веществ, могущих усилить действие препаратов, используемых для уничтожение Helicobacter pylori[30].
  • Как противоокислительное, так и проокислительное действие на ДНК (в разных условиях)[31][32].
  • Потенциально антидепрессивное. В экспериментах на животных в 2009 году выявлено ингибирование куркумином моноаминоксидазы[33].
  • Гепатотоксичное, а при низких концентрациях потенциально гепатопротекторное при отравлении алкоголем. В 2009 году в эксперименте на гепатоцитах крыс было обнаружено, что куркумин не защищал ни от некроза, индуцированного этанолом, ни от истощения глутатиона. Однако низкие концентрации куркумина (1 мкг/моль) могут несколько защитить гепатоциты от алкоголя за счет снижения перекисного окисления липидов и высвобождения цитохрома C, но не влияют ни на некроз, ни на апоптоз гепатоцитов. В то же время более высокие концентрации вызывают истощение глутатиона, активацию каспазы-3, некроз и апоптоз[34].
  • Токсичность. Не выявлено токсических эффектов при приёме куркумина в дозировке 8000 мг в день в течение 3 месяцев[22].
Отрицательное

В одном исследовании диетические добавки с куркумином увеличивали метастатический рост карциномы легких Льюиса у мышей.[35] В легких курильщиков куркумин может увеличить образование активных форм кислорода, усилив опухолевый прогресс в результате окислительного повреждения куркумином дополнительных клеточных макромолекул, которые действуют совместно с генетическим повреждением, уже превалирующим в легких курильщиков и бывших курильщиков.[36]

При лечении ВИЧ-инфекции куркумин неэффективен в отношении снижения вирусной нагрузки или улучшении количества клеток CD4.[37]

In vitro высокие концентрации куркумина усиливают гепатотоксичность этанола, поскольку провоцируют истощение глутатиона и каспазы-3, некроз и апоптоз гепатоцитов.[34]

In vitro куркумин стимулирует старение клеток человека, образующих стенки сосудов, в том числе повреждая ДНК.[38]

МРТ показала, что куркумин у грызунов в дозе 30 мг/кг массы тела в течение 12—20 недель применения приводил к обострению региональной атрофии головного мозга в экспериментах с моделированием системной красной волчанки.[39]

Куркумин может проявлять антиоксидантную или прооксидантную[40] активность в зависимости от дозы.[32][41]

Кроме того, у куркумина обнаружились следующие проблемы[1]:

  • низкая биодоступность
  • отсутствие единообразия в представленных на рынке субстанциях
  • отсутствие химических исследований с надлежащим дизайном
  • недостаток доказательств клинической эффективности куркумина
  • недостаток доказательств безопасности куркумина
  • риск использования куркумина вместо лекарств, одобренных FDA (США)

Другие куркуминоиды или их комплексный эффект[править | править код]

Бисдеметоксикуркумин in vitro является иммуномодулятором, стимулирующим фагоцитоз моноцитами бета-амилоида (накопление которого, в соответствии с амилоидной гипотезой, является причиной болезни Альцгеймера)[42].

Тетрагидрокуркумин не продлевал жизнь долгоживущим мышам, если его давали со второй половины жизни, а не с раннего детства[43].

Экстракт Curcuma longa оказался эффективным и безопасным вариантом лечения пациентов с первичным болезненным остеоартрозом коленного сустава, показав достоверное снижение выраженности болевого синдрома и улучшение функций коленного сустава[44].

Куркума может быть эффективна в снижении СРБ и уремического зуда у пациентов с терминальной стадией болезни почек[45].

Эффективность и безопасность[править | править код]

Куркумин не имеет лечебного эффекта, в частности, из-за его низкой биодоступности[18][2][1][3]. Например, он не влияет на уровень липопротеинов низкой плотности[46].

Исследователи пытались повысить биодоступность куркумина, создавая его смесь с другими веществами[47].

Нет ни одного качественно проведённого клинического исследования, которое показало бы эффект куркумина, отличающийся от плацебо. О его лечебном потенциале говорят на основе только лабораторных исследований на клеточных культурах и модельных животных, что никак не может служить основанием для выводов о его действенности для людей, все заявления о лечебном потенциале куркумина и куркумы являются в лучшем случае предположениями[18][1][3][2].

Приём куркумина внутрь перорально безопасен вплоть до ежедневной дозы 2 г куркумы в течение года или до 4 г куркумина ежедневно в течение месяца[18].

Продукция из корня куркумы может содержать повышенное количество свинца вплоть до опасного его количества[19].

Приём куркумина в качестве пищевой добавки в составе продуктов питания является безопасным[15][16][17].

Побочные эффекты[править | править код]

Высокие дозы куркумина, принимаемые самостоятельно, могут вызвать диарею, тошноту и другие побочные эффекты[18]. Межлекарственное взаимодействие куркумина с другими препаратами может быть опасным. Известно о его взаимодействии с антикоагулянтами, антацидами и лекарствами, используемыми для химиотерапии и контроля артериального давления[18]. Внутривенное введение куркумина, как и экстракта куркумы, может привести к летальном исходу[48].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 Водовозов, 2019.
  2. 1 2 3 4 Мищенко, 2019.
  3. 1 2 3 4 Мотова, 2021.
  4. 1 2 3 PubChem 969516
  5. 1 2 3 Farooqui, Tahira. Curcumin: Historical Background, Chemistry, Pharmacological Action, and Potential Therapeutic Value // Curcumin for Neurological and Psychiatric Disorders / Tahira Farooqui, Akhlaq A. Farooqui. — 2019. — P. 23–44. — ISBN 978-0-12-815461-8. — doi:10.1016/B978-0-12-815461-8.00002-5.
  6. 1 2 Miłobȩdzka J, van Kostanecki S, Lampe V (1910). "Zur Kenntnis des Curcumins" [Knowing about curcumin]. Berichte der Deutschen Chemischen Gesellschaft (нем.). 43 (2): 2163—2170. doi:10.1002/cber.191004302168. Архивировано из оригинала 8 октября 2022. Дата обращения: 8 октября 2022.
  7. Manolova Y, Deneva V, Antonov L, Drakalska E, Momekova D, Lambov N (November 2014). "The effect of the water on the curcumin tautomerism: a quantitative approach" (PDF). Spectrochimica Acta Part A: Molecular and Biomolecular Spectroscopy. 132: 815—20. Bibcode:2014AcSpA.132..815M. doi:10.1016/j.saa.2014.05.096. PMID 24973669. Архивировано (PDF) из оригинала 27 июня 2022. Дата обращения: 8 октября 2022.
  8. EPA Method 212.3: Boron (Colorimetric, Curcumin). Дата обращения: 8 октября 2022. Архивировано 9 мая 2016 года.
  9. Wing-Hin Lee, Ching-Yee Loo, Mary Bebawy, Frederick Luk, Rebecca S Mason, Ramin Rohanizadeh. Curcumin and its Derivatives: Their Application in Neuropharmacology and Neuroscience in the 21st Century // Current Neuropharmacology. — 2013-7. — Т. 11, вып. 4. — С. 338–378. — ISSN 1570-159X. — doi:10.2174/1570159X11311040002.
  10. 1 2 3 Tomoko Kita, Shinsuke Imai, Hiroshi Sawada, Hidehiko Kumagai, Haruo Seto. The Biosynthetic Pathway of Curcuminoid in Turmeric ( Curcuma longa ) as Revealed by 13 C-Labeled Precursors (англ.) // Bioscience, Biotechnology, and Biochemistry. — 2008-07-23. — Vol. 72, iss. 7. — P. 1789–1798. — ISSN 1347-6947 0916-8451, 1347-6947. — doi:10.1271/bbb.80075. Архивировано 13 октября 2022 года.
  11. Schmitt B, Hölscher D, Schneider B (February 2000). "Variability of phenylpropanoid precursors in the biosynthesis of phenylphenalenones in Anigozanthos preissii". Phytochemistry. 53 (3): 331—7. doi:10.1016/S0031-9422(99)00544-0. PMID 10703053.
  12. Gehlert R, Schoeppner A, Kindl H (1990). "Stilbene Synthase from Seedlings of Pinus sylvestris: Purification and Induction in Response to Fungal Infection" (PDF). Molecular Plant-Microbe Interactions. 3 (6): 444—449. doi:10.1094/MPMI-3-444. Архивировано (PDF) из оригинала 9 октября 2022. Дата обращения: 8 октября 2022.
  13. Manolova, Y. The effect of the water on the curcumin tautomerism: A quantitative approach : [англ.] / Y. Manolova, V. Deneva, L. Antonov … [et al.] // Spectrochimica Acta Part A: Molecular and Biomolecular Spectroscopy : журн. — 2014. — Vol. 132. — P. 815–820. — doi:10.1016/j.saa.2014.05.096. — PMID 24973669.
  14. The State of the Curcumin Market (англ.). Natural Products Insider (28 декабря 2015). Дата обращения: 8 октября 2022. Архивировано 17 октября 2017 года.
  15. 1 2 European Commission. Food Additives. Дата обращения: 15 февраля 2014. Архивировано 8 октября 2022 года.
  16. 1 2 Curcumin, E 100, page 9. Specifications for food additives listed in Annexes II and III to Regulation (EC) No 1333/2008 of the European Parliament (9 марта 2012). Дата обращения: 24 июля 2019. Архивировано 20 июня 2022 года.
  17. 1 2 CFR - Code of Federal Regulations Title 21. FDA. Дата обращения: 8 октября 2022. Архивировано 8 октября 2022 года.
  18. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 MacKeen, D. What Are the Benefits of Turmeric? : Famed for purported anti-inflammatory and antioxidant properties, the botanical is hailed for helping a host of conditions. Is that true? : [англ.] : [арх. 16 октября 2019] // The New York Times : газ. — 2019. — 16 October.
  19. 1 2 3 Skiba, M. B. Curcuminoid Content and Safety-Related Markers of Quality of Turmeric Dietary Supplements Sold in an Urban Retail Marketplace in the United States : [англ.] / M. B. Skiba, P. B. Luis, C. Alfafara … [et al.] // Molecular Nutrition & Food Research : журн. — 2018. — Art. e1800143. — doi:10.1002/mnfr.201800143. — PMID 29808963. — PMC 6277232.
  20. Nelson et al., 2017.
  21. Гавура, С. На растительные БАДы тратятся миллиарды, но зачем? : [арх. 24 апреля 2019] = Scott Gavura. Billions on herbal remedies – and for what? / Пер. с англ.: Роман Королев; ред.: Галина Вирясова // Медфронт. — 2019. — 18 марта.
  22. 1 2 Chainani-Wu, N. Safety and anti-inflammatory activity of curcumin : a component of tumeric (Curcuma longa) : [англ.] / Department of Stomatology, University of California, San Francisco, CA, USA // Journal of alternative and complementary medicine. — 2003. — Vol. 9, no. 1 (February). — P. 161−168. — doi:10.1089/107555303321223035. — PMID 12676044.
  23. Aggarwal, B. B. Potential therapeutic effects of curcumin, the anti-inflammatory agent, against neurodegenerative, cardiovascular, pulmonary, metabolic, autoimmune and neoplastic diseases : [англ.] / B. B. Aggarwal, K. B. Harikumar // International Journal of biochemistry and cell biology. — 2009. — Vol. 41, no. 1 (January). — P. 40–59. — doi:10.1016/j.biocel.2008.06.010. — PMID 18662800. — PMC 2637808.
  24. Garg, S. K. Куркумин для поддержания ремиссии при язвенном колите : [арх. 18 апреля 2019] = Curcumin for maintenance of remission in ulcerative colitis / S. K. Garg, V. Ahuja, MJeeva Sankar … [и др.] // Cochrane Database of Systematic Reviews. — 2012. — 17 октября. — doi:10.1002/14651858.CD008424.pub2.
  25. Belcaro, G. Efficacy and safety of Meriva®, a curcumin-phosphatidylcholine complex, during extended administration in osteoarthritis patients : [англ.] / G. Belcaro, M. R. Cesarone, M. Dugall … [et al.] // Alternative Medicine Review. — 2010. — Vol. 15, no. 4 (December). — P. 337–344. — PMID 21194249.
  26. Belcaro, G. Product-evaluation registry of Meriva®, a curcumin-phosphatidylcholine complex, for the complementary management of osteoarthritis : [англ.] / G. Belcaro, M. R. Cesarone, M. Dugall … [et al.] // Panminerva Medica. — 2010. — Vol. 52 issue=2 Suppl 1 (June). — P. 55–62. — PMID 20657536.
  27. Patel, Vaishali B. Colorectal cancer : chemopreventive role of curcumin and resveratrol : [англ.] / Vaishali B. Patel, Sabeena Misra, Bhaumik B. Patel … [et al.] // Nutrition and Cancer : j. — 2010. — Vol. 62, no. 7. — P. 958−967. — ISSN 1532-7914. — doi:10.1080/01635581.2010.510259. — PMID 20924971. — PMC 3837545.
  28. Curcumin Inhibits Hypoxia-Inducible Factor-1 by Degrading Aryl Hydrocarbon Receptor Nuclear Translocator : A Mechanism of Tumor Growth Inhibition : [англ.] : [арх. 10 февраля 2012] // Molecular Pharmacology. — 2006. — Vol. 70, no. 5. — P. 1664—1671. — doi:10.1124/mol.106.025817. — PMID 16880289.
  29. Dhillon, Navneet. Phase II Trial of Curcumin in Patients with Advanced Pancreatic Cancer : [англ.] / Navneet Dhillon, Bharat B. Aggarwal, Robert A. Newman … [et al.] // Clinical Cancer Research  (англ.) : journal. — 2008. — Vol. 14, no. 14. — P. 4491−4499. — doi:10.1158/1078-0432.CCR-08-0024.
  30. Fontes, Luís Eduardo S. N‐acetylcysteine as an adjuvant therapy for Helicobacter pylori eradication : [англ.] / Luís Eduardo S. Fontes, Ana Luiza C. Martimbianco, Carolina Zanin … [et al.] // Cochrane Database of Systematic Reviews. — 2019. — 12 February. — doi:10.1002/14651858.CD012357.pub2. :
    «New adjuvant drugs — such as probiotics, statins, curcumin, and N‐acetylcysteine (NAC) — are being tested to enhance eradication rates.»
  31. Ak, T. Antioxidant and radical scavenging properties of curcumin : [англ.] / T. Ak, I. Gülçin // Chemico-biological interactions. — 2008. — Vol. 174, no. 1 (7 May). — P. 27−37. — doi:10.1016/j.cbi.2008.05.003. — PMID 18547552.
  32. 1 2 Ahsan, H. Pro-oxidant, anti-oxidant and cleavage activities on DNA of curcumin and its derivatives demethoxycurcumin and bisdemethoxycurcumin : [англ.] / H. Ahsan, N. Parveen, N. U. Khan … [et al.] // Chemico-biological interactions. — 1999. — Vol. 121, no. 2 (July). — P. 161−175. — doi:10.1016/s0009-2797(99)00096-4. — PMID 10418962.
  33. Kulkarni, S. Potentials of curcumin as an antidepressant : [англ.] / S. Kulkarni, A. Dhir, K. K. Akula // The Scientific World Journal. — 2009. — No. 9 (November). — P. 1233—1241. — doi:10.1100/tsw.2009.137. — PMID 19882093. — PMC 5823188.
  34. 1 2 Effects of curcumin on ethanol-induced hepatocyte necrosis and apoptosis : implication of lipid peroxidation and cytochrome c : [англ.] // Naunyn-Schmiedebergs Archives of Pharmacology. — 2009. — Vol. 379, no. 1 (January). — P. 47—60. — doi:10.1007/s00210-008-0335-2. — PMID 18716759.
  35. Lin Yan. Dietary supplementation with curcumin enhances metastatic growth of Lewis lung carcinoma in mice. The International Journal of Cancer (IJC). onlinelibrary.wiley.com (22 июня 2012). Дата обращения: 18 апреля 2019. Архивировано 18 апреля 2019 года.
  36. Stephanie T. Dance-Barnes, Nancy D. Kock, Joseph E. Moore et al. Lung tumor promotion by curcumin. www.ncbi.nlm.nih.gov. PMC (9 апреля 2009). — PMCID: PMC2691137 PMID: 19359593. Дата обращения: 18 апреля 2019. Архивировано 22 октября 2021 года.
  37. Jian Ping Liu, Eric Manheimer, Min Yang. Фитотерапия для лечения ВИЧ-инфекции и СПИДа. www.cochranelibrary.com. Cochrane (20 июля 2005).
  38. Wioleta Grabowska, Karolina Kucharewicz, Maciej Wnuk et al. Curcumin induces senescence of primary human cells building the vasculature in a DNA damage and ATM-independent manner. www.ncbi.nlm.nih.gov. PMC (4 февраля 2015). — PMCID: PMC4315775 PMID: 25649709.
  39. Foxley S1, Zamora M, Hack B et al. Curcumin aggravates CNS pathology in experimental systemic lupus erythematosus. www.ncbi.nlm.nih.gov. PubMed (апрель 2013). — PMID: 23410788. Дата обращения: 18 апреля 2019. Архивировано 18 апреля 2019 года.
  40. Aggeli IK, Koustas E, Gaitanaki C et al. Curcumin acts as a pro-oxidant inducing apoptosis via JNKs in the isolated perfused Rana ridibunda heart. www.ncbi.nlm.nih.gov. PubMed (июль 2013). — PMID: 23630153. Дата обращения: 18 апреля 2019. Архивировано 19 апреля 2019 года.
  41. Banerjee A, Kunwar A, Mishra B et al. Concentration dependent antioxidant/pro-oxidant activity of curcumin studies from AAPH induced hemolysis of RBCs. (июль 2008). — PMID: 18571152. Дата обращения: 18 апреля 2019. Архивировано 18 апреля 2019 года.
  42. Cashman, John R. Immune defects in Alzheimer's disease : new medications development : [англ.] / John R. Cashman, Senait Ghirmai, Kenneth J. Abel … [et al.] // BMC Neuroscience : журн. — 2008. — Vol. 9, no. 2 (3 December). — doi:10.1186/1471-2202-9-S2-S13.
  43. Kitani, K. The effects of tetrahydrocurcumin and green tea polyphenol on the survival of male C57BL/6 mice : [англ.] / K. Kitani, T. Osawa, T. Yokozawa // Biogerontology : журн. — 2007. — Vol. 8, no. 5 (October). — P. 567–573. — doi:10.1007/s10522-007-9100-z. — PMID 17516143.
  44. Madhu, K. Safety and efficacy of Curcuma longa extract in the treatment of painful knee osteoarthritis : a randomized placebo-controlled trial : [англ.] / K. Madhu, K. Chanda, M. J. Saji // Inflammopharmacology : журн. — 2013. — Vol. 21, no. 2 (April). — P. 129–136. — doi:10.1007/s10787-012-0163-3. — PMID 23242572.
  45. Pakfetrat, M. Effects of turmeric on uremic pruritus in end stage renal disease patients : a double-blind randomized clinical trial : [англ.] / M. Pakfetrat, F. Basiri, L. Malekmakan … [et al.] // Journal of Nephrology. — 2014. — Vol. 27, no. 2 (April). — P. 203−207. — doi:10.1007/s40620-014-0039-2. — PMID 24482090.
  46. Laffin, L. J. Comparative Effects of Low-Dose Rosuvastatin, Placebo and Dietary Supplements on Lipids and Inflammatory Biomarkers : [англ.] : [арх. 9 ноября 2022] / L. J. Laffin, D. Bruemmer, M. Garcia … [et al.] // Journal of the American College of Cardiology. — 2022. — ISSN 0735-1097. — doi:10.1016/j.jacc.2022.10.013.
  47. Vikram S. Gota, Girish B. Maru, Tejal G. Soni, Tejal R. Gandhi, Nitin Kochar, Manish G. Agarwal. Safety and Pharmacokinetics of a Solid Lipid Curcumin Particle Formulation in Osteosarcoma Patients and Healthy Volunteers (англ.) // Journal of Agricultural and Food Chemistry. — 2010-02-24. — Vol. 58, iss. 4. — P. 2095–2099. — ISSN 1520-5118 0021-8561, 1520-5118. — doi:10.1021/jf9024807. Архивировано 27 ноября 2022 года.
  48. Novella, S. Naturopathic Death From IV Turmeric : A recent death from IV curcumin exposes the weaknesses in the evidence for curcumin/turmeric and the naturopathic profession. : [англ.] : [арх. 21 апреля 2017] // Science Based Medicine. — 2017. — 12 April.

Литература[править | править код]

  • Харламова, О. А. Натуральные пищевые красители  / О. А. Харламова, Б. Ф Кафка. — М. : Пищевая пром-сть, 1979 . — С. 129–137.
  • Nelson, K. M. The Essential Medicinal Chemistry of Curcumin : [англ.] / K. M. Nelson, J. L. Dahlin, J. Bisson … [et al.] // Journal of Medicinal Chemistry. — 2017. — 11 January. — doi:10.1021/acs.jmedchem.6b00975. — PMID 28074653. — PMC 5346970.

Ссылки[править | править код]