Многоязычие

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Мультилингвизм»)
Перейти к: навигация, поиск
Многоязычная табличка на мэрии города Нови-Сад на 4 официальных языках города: сербском (также государственный язык страны), венгерском (крупнейшее этническое меньшинство), словацком и паннонско-русинском.

Многоязычие — использование двух или более языков, либо отдельным говорящим, либо обществом говорящих. В населении мира многоязычные преобладают над одноязычными. Такие явления, как глобализация и социальная открытость, способствуют распространению многоязычия[1]. Благодаря тому, что Интернет во многом облегчил доступ к информации, в том числе на иностранных языках, люди всё чаще сталкиваются с иностранными языками даже без прямого контакта с их носителями.

Люди, активно владеющие несколькими языками одновременно, называются полиглотами[2].

Содержание

Определение[править | править вики-текст]

В лингвистической литературе используются термины многоязычие, мультилингвизм, полиглоссия. Граница между их употреблением определена нечётко и в большой степени зависит от традиций той или иной субдисциплины.

Определение многоязычия — предмет таких же жарких дебатов, как и определение свободного владения языком. «Многоязычие» можно определить, с одной стороны, как полное владение иным или иными языками наряду со своим родным. При этом предполагается, что говорящий «полностью» владеет языком в такой мере, что может пользоваться им как родным или «почти как родным». На противоположном полюсе находятся люди, владеющие «туристическим минимумом» фраз на языке, чтобы объясняться на нём лишь в том минимальном количестве ситуаций, в которых они могут оказаться. С 1992 г. Вивиан Дж. Кук en:Vivian Cook (academic) выдвинул тезис, что большинство полиглотов находятся где-то посредине между двумя данными полюсами, и называет таких людей «мультикомпетентными».

Помимо этого, существует проблема отсутствия определения того, что является отдельным языком. В частности, существуют дебаты по поводу того, является ли шотландский язык отдельным языком и диалектом английского.[3].

Более того — то, что считается языком, может изменяться, в том числе и по политическим причинам. В бывшей Югославии «сербохорватский язык» был создан как стандартный язык на основе диалекта Восточной Герцеговины (en:Eastern Herzegovinian dialect) в качестве зонтичного языка для многочисленных местных южнославянских диалектов, однако практически сразу же распался на сербскую и хорватскую литературные нормы (последняя была гораздо больше похожа на сербский, чем на исторически местные чакавские и кайкавские диалекты), а после распада Югославии, в свою очередь, дополнительно образовались черногорский и боснийский языки. Аналогичным образом, украинский язык длительное время рассматривался царскими властями как диалект русского языка, однако отсутствие последовательной языковой политики и запретительные меры привели к углублению различий между украинским и русским языками и окончательному закреплению статуса украинского как самостоятельного.[4]

Жители многих независимых стран с небольшой территорией или населением вынуждены осваивать иностранные языки на достаточно высоком уровне из-за необходимости международных контактов (учёба, бизнес и т. д.).[5] В частности, в Финляндии все дети обязаны изучать как минимум два официальных языка (финский и шведский) плюс один зарубежный (обычно английский). Многие финские школьники также выбирают дополнительные иностранные языки, такие, как немецкий или русский. В ряде крупных государств с многоязычным населением — в таких, как Индия — школьники вынуждены учить несколько языков в зависимости от того, где именно в стране они живут (обычно официальные английский и хинди + язык штата), и в дополнение могут говорить на родном языке, который не является ни одним из этих трёх. К примеру, ребёнок родителей-гуджарати, живущий в Бангалоре, будет говорить на языке гуджарати (родном), каннада (язык штата), английском и хинди в школе и в дальнейшем на работе.

Многоязычные люди (мультилингвы)[править | править вики-текст]

Мультилингв — человек, способный общаться более чем на одном языке, либо активно (через речь, письмо, или жесты), либо пассивно (слушая, читая, иным образом воспринимая информацию). Чаще всего распространены билингвы и трилингвы — люди, в той или иной степени владеющие 2 или 3 языками соответственно. Человек, хорошо владеющий одновременно более чем 3 языками, обычно называется полиглот.

В детстве мультилингвы приобретают как минимум один язык — такой язык называется первый язык (L1), или родной язык. До определённого периода он приобретается без формального образования, и механизмы его усвоения являются предметом серьёзных дискуссий. Дети, осваивающие таким образом два языка, обычно называются «параллельные билингвы» (англ. simultaneous bilinguals), однако даже в этом случае один из языков, как правило, занимает доминирующее положение.

Понятие «первого языка» в лингвистике обычно тесно связано с концепцией «носителя языка с рождения» (англ. native speaker). Как принято считать по умолчанию, такой носитель имеет ряд характеристик, которых весьма трудно достичь человеку, изучающему тот же язык как второй или ещё более поздний. По этой причине эмпирические дескриптивно-лингвистические исследования языков в подавляющем большинстве проводятся среди носителей с рождения (хотя существуют и объективные исключения, когда обеспечить такую среду в чистом виде невозможно — например, в крупных городах США с большим количеством мигрантов, или в Израиле, где ещё в конце XX века для более чем половины населения иврит не являлся первым языком).

Спорность такого взгляда состоит в том, что многие люди говорят на неродных языках на достаточно высоком уровне — вплоть до того, что сами вносят вклад в культуру и идентичность носителей данных языков (как писатели, учёные, политики, артисты и др.). В частности, в современном мире высок подобный вклад для английского языка, в средние века — для латинского языка.

Когнитивные способности[править | править вики-текст]

Люди, активно владеющие двумя (билингвы) или более языками, как считается, имеют более развитые исполнительные функции[6][7] и лучше проявляют себя в ряде аспектов изучения языка по сравнению с монолингвами.[8] Мозг мультилингва обычно более «ловкий», обладает более быстрой и точной реакцией и способен лучше действовать в ситуациях неоднозначности, разрешать конфликты, сопротивляться болезни Альцгеймера и другим формам деменции.[9]

Существует также такой феномен, как «рассеянный (мнимый) билингвизм» (distractive bilingualism) или «недолингвизм» («неполный, незрелый билингвизм», semilingualism). Когда усвоение первого языка прерывается на стадии, когда у человека ещё не сформировались отлаженные грамматические шаблоны и словарь, позволяющий активное грамотное общение, в результате переключения на второй язык (чаще всего это происходит с детьми мигрантов), говорящий может в конце концов прийти к тому, что обоими языками будет владеть в недостаточной мере, ниже стандартов для тех, у кого эти языки родные. Примером подобных «недолингвов» является община мусульман-бангали в индийской провинции Ассам, общающихся на бенгальском в семье, но не изучающих его в школе.

Наиболее классическим примером «недолингвизма» является ситуация для большинства говорящих на цыганском языке, словарь которого, вне зависимости от диалекта, не покрывает потребностей в современном уровне владения языка, в результате чего 100 % цыган общаются, помимо цыганского, также на языках своего окружения.

Существует качественная разница между теми, кто изучает язык в школе, и теми, кто изучает его методом полного языкового погружения, обычно при проживании в стране, где большинство говорит на втором языке.

Не имея возможности активно переводить из-за полного отсутствия общения на первом языке возможность сравнения между языками снижается. Новый язык учится практически независимо, без отсылок к опыту первого языка — аналогично тому, как изучается от матери первый язык, когда концепции переводятся на язык непосредственно, без специального изучения грамматических структур. Постоянная практика нового языка лишь усиливает приобретённое знание.

Экономические преимущества[править | править вики-текст]

Билингвы, по ряду причин, могут иметь существенные преимущества на рынке труда по сравнению с монолингвами, поскольку при прочих равных условиях могут охватить более широкий сегмент клиентов, а также выполнять ряд обязанностей, недоступных монолингвам (например, в случае технической или административной поддержки). Исследование, проведенное в Швейцарии, показало, что многоязычность положительно коррелирует с уровнем заработной платы, производительностью компании и валовым национальным продуктом; по мнению авторов исследования, ВНП Швейцарии обязан многоязычию как минимум на 10 %.[10] Исследование в США, которое провёл О. Агирдаг, показало, что многоязычие обеспечивает значительное экономическое преимущество, поскольку билингвы в среднем зарабатывают на $3000 больше в год, чем монолингвы.[11]

Пассивное двуязычие[править | править вики-текст]

Пассивные билингвы (receptive bilinguals) — люди, способные понимать второй язык, но неспособные говорить на нём, или имеющие другие (психологические) затруднения в выражении своих мыслей на втором языке. Пассивный билингвизм часто встречается среди взрослых иммигрантов — например, в США, где они не говорят на английском как на родном, но имеют детей, активно использующих английский в общении с окружением; хотя иммигранты могут понимать своих детей, говорящих по-английски, они всё же предпочитают общаться с ними на родном языке. В свою очередь, их дети тоже могут быть пассивными билингвами, но уже в другом смысле — они пассивно понимают язык своих родителей, но предпочитают (могут) общаться на английском.

Переключение кодов[править | править вики-текст]

Третью альтернативу представляет собой «переключение кодов», при котором сторона, активно владеющая двумя языками, переключает их в ходе общения. Пассивно двуязычные лица, в особенности дети, могут быстро приобрести навыки беглого устного общения, проводя значительное время в ситуациях, где им приходится высказываться на языке, которым они до тех пор владеют пассивно. До тех пор, пока оба поколения не достигнут беглого владения в устном общении, семья не является в строгом смысле двуязычной, даже несмотря на то, что различия во владении языком между поколениями семьи не создают сложностей в семейном общении.

Групповая идентичность[править | править вики-текст]

В связи со сложностью или невозможностью качественного овладения многими высокоуровневыми аспектами языка (в частности, его идиомами и эпонимами) без предварительного хорошего знания культуры и истории региона, в которых данный язык сформировался, знание других культур является практической предпосылкой и необходимым предварительным условием для высокоуровневого мультилингвизма. Такое знание культур, индивидуальное и сравнительное, или даже сам тот факт, что человек знает тот язык, нередко образует важную составную часть как того, что люди считают своей идентичностью, так и того, как эту идентичность воспринимают остальные.[12]

Согласно ряду исследований, группы многоязычных лиц получают более высокие баллы по тестам на ряд личностных особенностей — таких, как культурная эмпатия, открытость к новым идеям и социальная инициатива.[13][14]

Гипотеза Сепира-Уорфа (лингвистический релятивизм), согласно которой язык, на котором люди говорят, оказывает влияние на их восприятие мира, может интерпретироваться в том смысле, что люди, говорящие на нескольких языках, имеют более широкое, более разнообразное понимание мира, даже если они в конкретный длительный период времени говорят лишь на одном языке.[15] С другой стороны, данная гипотеза может интерпретироваться и в том смысле, что такие люди имеют более размытую групповую идентичность, отличную от идентичности монолингвов.

Личностный уровень[править | править вики-текст]

Как писал Франсуа Грожан, «то, что считают изменением личности, скорее всего представляет собой всего лишь смещение установок и привычных действий, соответствующих изменению ситуации или контекста, независимо от языка».[16]

С другой стороны, гипотеза Сепира-Уорфа, согласно которой язык оказывает влияние на мировосприятие, предполагает, что язык, изученный взрослым, будет вызывать меньше эмоциональных ассоциаций, чем язык, изученный в детском возрасте.

Изучение языка[править | править вики-текст]

Одно из представлений — представление лингвиста Ноама Хомского в том, что он называет человеческим инструментом усвоения языка (en:language acquisition device) — механизм, позволяющий человеку правильно воспроизвести правила и ряд других характеристик языка, используемых носителями, окружающими изучающего язык[17]. Этот инструмент усвоения языка согласно Чомски, ухудшается со временем, и обычно не доступен людям старших возрастов, этим и объясняются бедные результаты, которые показывают некоторые подростки и взрослые, изучая аспекты второго языка (L2).

Если изучение языка — это процесс познания, а не инструмент усвоения языка, как предполагают сторонники Стивена Крашена, может существовать лишь относительная, а не абсолютная разница между двумя типами изучения языка.

Род Эллис (en:Rod Ellis) ссылается на исследование, согласно которому, чем ранее ребёнок изучает второй язык, тем лучше он владеет обоими с точки зрения произношения (см. «теория критического периода», en:Critical period hypothesis). Европейские школы предлагают своим ученикам изучение второго языка уже на ранних этапах обучения, из-за относительно близкого расположения друг к другу стран с различными языками. Большое количество европейских студентов изучают как минимум два иностранных языка, что в свою очередь очень поощряется Европейским Союзом.[18]

Как показывает исследование Энн Фэсмен[19][20], есть разница между скоростью изучения английской морфологии, синтаксиса и фонологии в зависимости от разницы в возрасте, однако порядок усвоения второго языка не меняется с возрастом.

Изучающие второй язык обычно сталкиваются со сложностью мышления на изучаемом языке, поскольку они находятся под воздействием шаблонов родного языка и культурных стереотипов. По мнению Роберта Б. Каплана, на занятиях по второму языку работы иностранных студентов не воспринимаются адекватно, поскольку эти студенты используют риторические и стилистические приёмы, нарушающие ожидания природных носителей указанного языка.[21] Иностранные студенты, овладевшие синтаксическими шаблонами, несмотря на это, проявляли неспособность представлять развёрнутые рассуждения на определённые темы, а также представлять написанные качественным языком курсовые работы, проекты и диссертации.

Роберт Б. Каплан описал два ключевых фактора в ходе изучения второго языка:

  • логика — скорее в разговорном, чем в научном значении слова; важный компонент культуры, на котором основана риторика; логика не является универсальной.
  • риторика также не является универсальной, но отличается от культуры к культуре, а также в разные временные периоды в одной и той же культуре.[22]

Нейронаука[править | править вики-текст]

Нейронаука изучает различные аспекты многоязычия, в том числе представление различных подсистем языка в мозге, влияние многоязычия на структурную пластичность мозга (en:neuroplasticity), афазию мултилингвов, и бимодальный билингвизм (en:bimodal bilingualism — ситуация, когда человек владеет одним «обычным» языком и одним языком жестов).

Нейрофизиологические исследования многоязычия проводятся при помощи функциональной нейровизуализации, электрофизиологических методов наблюдения, а также посредством наблюдения за людьми с повреждением мозга.

Централизация языковых областей в мозге[править | править вики-текст]

Усвоение языка многоязычными людьми зависит от двух факторов: возраст, в котором произошло усвоение языка, и степень владения.[23][24] Специализация сконцентрирована в перисильвиевой коре (en:Perisylvian cortex, около Сильвиевой борозды) в левом полушарии. Различные области как правого, так и левого полушарий активируются во время языковой деятельности. Полилингвы демонстрируют подобные шаблоны активности в мозге, когда используют один, два или более языков, которыми они бегло владеют.[25] Возраст усвоения второго или последующих языков и степень владения определяют, какие именно области мозга и нейронные связи активируются при использовании языка (мысленном или активном). В противоположность тем, кто усвоил новые языки в более позднем возрасте, те, кто усвоил их в детстве-юности и примерно одновременно, показывают одинаковую активность в некоторых частях зоны Брока и в левой нижней фронтальной доле. Если же второй или более поздний язык был усвоен позднее, особенно после прохождения критического периода (см. en:Critical period hypothesis), язык локализуется в иной части зоны Брока, чем родной язык и другие языки, усвоенные в молодости.[25]

Пластичность мозга при многоязычии[править | править вики-текст]

У многоязычных людей отмечена более высокая плотность серого вещества в нижней теменной коре. Установлено, что многоязычие влияет на структуру, и главное, на клеточную архитектуру мозга. Изучение нескольких языков реструктурирует мозг и, по мнению ряда исследователей, увеличивает его адаптивность.[26] Большая часть различий в структурах мозга мультилингвов может иметь генетическое происхождение. Консенсус среди исследователей ещё далёк от достижения; возможно, речь идёт о смеси факторов, как связанных с накапливаемым опытом (усвоение языков в течение жизни), так и заданных генетически (предрасположенность к пластичности мозга).[27][28]

Афазия при многоязычии[править | править вики-текст]

Сведения о том, где хранятся языковые данные в мозге, собраны благодаря изучению многоязычных людей, страдающих той или иной формой афазии. Симптомы и серьёзность афазии мультилингвов зависят от того, каким количеством языков они владели, в каком порядке эти языки «накапливались» в мозге, как часто использовался тот или иной язык, и насколько хорошо люди владели каждым из них[29] .

Существуют два основных подхода к изучению и толкованию афазии мультилингвов: локализационный и динамический. Локализационный подход рассматривает различные языки как хранящиеся в различных участках мозга, что объясняет, почему многоязычные люди, страдающие афазией, могут забыть один язык, но при этом сохранить знания об остальных.[30] Подход, известный как динамическая теория, предполагает, что языковая система контролируется динамическим равновесием между существующими языковыми способностями и постоянным изменением и адаптацией к коммуникативным требованиям среды.[31][32] Диинамический подход предполагает, что аспекты представления и контроля языковой системы подвергаются нарушениям в результате нарушения деятельности языковых участков мозга.[33][34][35]

The dynamic approach offers a satisfactory explanation for the various recovery times of each of the languages the aphasic has had impaired or lost because of the brain damage. Recovery of languages varies across aphasic patients. Some may recover all lost or impaired languages simultaneously. For some, one language is recovered before the others. In others, an involuntary mix of languages occurs in the recovery process; they intermix words from the various languages they know when speaking.[35]

Исследования методом позитронно-эмиссионной томографии среди бимодалов[править | править вики-текст]

Проводились нейронаучные исследования бимодалов — людей, владеющих как устным языком, так и языком жестов. Как показывает позитронно-эмиссионная томография, в мозге существует отдельная область оперативной памяти, связанная с генерацией и использованием языка жестов. Те же исследования показали, что бимодалы используют различные области правого полушария, в зависимости от того, используют ли они устную речь или язык жестов.[36]

Изучение бимодальных билингвов также обеспечили некоторое понимание феномена «на кончике языка» и шаблонов нейроактивности при узнавании выражений лиц (en:facial expression).[37][38]

Роль системы исполнительного контроля в недопущении смешанного использования языков[править | править вики-текст]

В мозге существуют сложные механизмы недопущения смешанного использования языков, если человек знает более чем 1 язык.[24] The executive control system might be implicated to prevent one language from interfering with another in multilinguals. The executive control system is responsible for processes that are sometimes referred to as исполнительные функции, and among others includes supervisory attentional system, or cognitive control. Although most research on the executive control system pertains to nonverbal tasks, there is some evidence that the system might be involved in resolving and ordering the conflict generated by the competing languages stored in the multilingual’s brain.[39] During speech production there is a constant need to channel attention to the appropriate word associated with the concept, congruent with the language being used. The word must be placed in the appropriate phonological and morphological context.[40] Multilinguals constantly utilize the general executive control system to resolve interference/conflicts among the known languages, enhancing the system’s functional performance, even on nonverbal tasks. In studies, multilingual subjects of all ages showed overall enhanced executive control abilities. This may indicate that the multilingual experience leads to a transfer of skill from the verbal to the nonverbal.[39] There is no one specific domain of language modulation in the general executive control system, as far as studies reveal. Studies show that the speed with which multilingual subjects perform tasks, with and without mediation required to resolve language-use conflict, is better in bilingual than monolingual subjects.[40]

Преимущества многоязычия и двуязычия для здоровья[править | править вики-текст]

Несмотря на растущий уровень многоязычия в различных странах мира, существуют противоречивые мнения по поводу положительного или отрицательного влияния билингвизма на образование детей. Проводились исследования, в частности, следующих связанных с этим проблем:

  • является ли двуязычие причиной стресса для детей?
  • делает ли оно детей умнее?

Сторонники многоязычия утверждают, что умение говорить на более чем одном языке развивает мозг и делает его более здоровым. С другой стороны, оппоненты многоязычия настаивают, что ещё один язык не делает детей умнее, и что напротив, он может затруднить процесс их обучения.

Исследовательница Эллен Бялысток (Ellen Bialystok) исследовала влияние многоязычия на развитие болезни Альцгеймера, и обнаружила, что у многоязычных болезнь возникала в среднем на 4 года позже. Исследования показали, что у тех кто владел двумя языками проявлялись симптомы болезни Альцгеймера позже, чем у тех кто разговаривал только на одном языке[39].

Многоязычие помогает наращивать в мозгу когнитивные резервы, которые реструктурируют мозг и улучшают его работу[41].

Психология[править | править вики-текст]

Исследование 2012 г. показало, что использование иностранного языка снижает предвзятость при принятии решений. It was surmised that the framing effect disappeared when choices are presented in a foreign tongue. As human reasoning is shaped by two distinct modes of thought: one that is systematic, analytical and cognition-intensive, and another that is fast, unconscious and emotionally charged, it was believed that a second language provides a useful cognitive distance from automatic processes, promoting analytical thought and reducing unthinking, emotional reaction. Therefore, those who speak two languages have better critical thinking and decision making skills.[42]

Ещё одно исследование (2014) показало, что люди, использующие иностранный язык, с большей вероятностью принимают практически полезные решения, сталкиваясь с моральной дилеммой, как в проблеме тележки[en]. The utilitarian option was chosen more often in the fat man case when presented in a foreign language. However, there was no difference in the switch track case. It was surmised that a foreign language lacks the emotional impact of one’s native language.[43]

Многоязычие внутри общин[править | править вики-текст]

Подробное рассмотрение темы:
en:List of multilingual countries and regions
Двуязычная уличная табличка в Брюсселе, столице Бельгии, где используются оба официальных языка страны — фламандский и французский.
Многоязычный знак на пароме Гонконг-Макао в САР Макао, Китай. Сверху надписи на португальском и китайском( оффициальные языки региона). Снизу на японском и английском (языки используемые туристами)
A caution message in English, Kannada and Hindi found in Bangalore, India
Дорожные указатели в г. Вакканай (Хоккайдо, Япония) на японском, английском и русском языках.
The three-language (Tamil, English and Hindi) name board at the Tirusulam suburban railway station in Chennai (Madras). Almost all railway stations in India have signs like these in three or more languages (English, Hindi and the local language).
Multilingual sign at Vancouver International Airport, international arrivals area. Text in English, French, and Chinese is a permanent feature of this sign, while the right panel of the sign is a video screen that rotates through additional languages.
Multilingual sign at an exit of SM Mall of Asia in Pasay City, Philippines. Three or four languages are shown: Japanese/Mandarin («deguchi» or «chūkǒu», respectively), English («exit») and Korean («chulgu»). While Filipinos themselves are anglophone, such signs cater to the growing number of Koreans and other foreigners in the country.
A Train name found in South India written in four languages: Kannada, Hindi, Tamil and English. Boards like this are common on trains which pass through two or more states where the languages spoken are different.
A trilingual (Arabic, English and Urdu) sign in the UAE in the three widely spoken languages in the UAE

Widespread multilingualism is one form of language contact. Multilingualism was more common in the past than is usually supposedШаблон:Weasel-inline: В ранние времена, когда большинство людей было членами малыых языковых общин, было необходимо знать два языка или больше, для торговли и коммуникации с другими поселениями. Это до сих пор можно увидеть в местах высокого языкового разнообразия, таких как Черная Африка и Индия. Как полагает Эккехард Вольф, около 50 % населения Африки — многоязычно[44].

В многоязычных сообществах не обязательно, чтобы многоязычными были все члены сообщества. Некоторые государства проводят политику поддержки многоязычия и признают несколько официальных языков — среди них Канада (английский и французский). In some states, particular languages may be associated with particular regions in the state (e.g., Canada) or with particular ethnicities (e.g., Malaysia and Singapore). When all speakers are multilingual, linguists classify the community according to the functional distribution of the languages involved:

  • диглоссия: if there is a structural functional distribution of the languages involved, the society is termed 'diglossic'. Typical diglossic areas are those areas in Europe where a regional language is used in informal, usually oral, contexts, while the state language is used in more formal situations. Frisia (with Frisian and German or Dutch) and Lusatia (with Sorbian and German) are well-known examples. Some writers limit diglossia to situations where the languages are closely related, and could be considered dialects of each other. This can also be observed in Scotland where, in formal situations, English is used. However, in informal situations in many areas, Scots is the preferred language of choice. A similar phenomenon is also observed in Arabic-speaking regions. The effects of diglossia could be seen if you look at the difference between Written Arabic (Modern Standard Arabic) and Colloquial Arabic. However, as time goes, the Arabic language somewhere between the two have been created which we would like to call Middle Arabic or Common Arabic. Because of this diversification of the language, the concept of spectroglossia[45] has been suggested.
  • амбилингвизм (англ. ambilingualism): a region is called ambilingual if this functional distribution is not observed. In a typical ambilingual area it is nearly impossible to predict which language will be used in a given setting. True ambilingualism is rare. Ambilingual tendencies can be found in small states with multiple heritages like Luxembourg, which has a combined Franco-Germanic heritage, or Malaysia and Singapore, which fuses the cultures of Malays, China, and India. Ambilingualism also can manifest in specific regions of larger states that have both a clearly dominant state language (be it de jure or de facto) and a protected minority language that is limited in terms of distribution of speakers within the country. This tendency is especially pronounced when, even though the local language is widely spoken, there is a reasonable assumption that all citizens speak the predominant state tongue (e.g., English in Quebec vs. Canada; Spanish in Catalonia vs. Spain). This phenomenon can also occur in border regions with many cross-border contacts.
  • бипарт-лингвизм (сепаратное многоязычие): если на какой-либо территории говорят на нескольких языков, однако подавляющее большинство людей говорят только на своём языке, но не понимают язык другой общины и мало общаются с ней. Примером являются Балканы (южнославянские народы, албанцы, цыгане, турки, греки).

N.B. Вышеприведенные термины относятся к ситуациям взаимодействия двух языков. В случае, когда речь идёт о большем количестве, используются термины полиглоссия, омнилингвизм и мультипарт-лингвизм.

Многоязычие при общении между носителями разных языков[править | править вики-текст]

Переключение кодов[править | править вики-текст]

При общении любых двух людей между ними происходит обмен мнениями и согласование позиций («переговоры»). Если они хотят выразить солидарность и сочувствие, они, как правило, ищут общие характеристики в своём поведении. Если говорящие хотят выразить дистанцию или неприязнь к собеседнику, то работает противоположный принцип — поиск различий. Этот же механизм распространяется и на язык, как предполагается в рамках теории коммуникативной адаптации (en:Communication Accommodation Theory).

Некоторые люди используют переключение кодов. Данный термин относится к процессу замены одного языка другим (и обратно) в ходе общения. Иногда переключение кодов служит выражением лояльности более чем одной культурной группе (как, в частности, в ряде иммигрантских общин в Новом свете). Также переключение кодов является стратегией общения при недостаточном владении одним или обоими языками (или отдельными лексическими темами данных языков), либо когда словарь одного из языков более приспособлен к выражению мыслей на определённые темы.

Кальки[править | править вики-текст]

This code-switching appears in many forms. If a speaker has a positive attitude towards both languages and towards code-switching, many switches can be found, even within the same sentence.[46] If, however, the speaker is reluctant to use code-switching, as in the case of a lack of proficiency, he might knowingly or unknowingly try to camouflage his attempt by converting elements of one language into elements of the other language through calquing. This results in speakers using words like courrier noir (literally mail that is black) in French, instead of the proper word for blackmail, chantage.

Пиджинизация и креолизация[править | править вики-текст]

Sometimes a pidgin language may develop. A pidgin language is a fusion of two languages that is mutually understandable for both speakers. Some pidgin languages develop into real languages (such as папиаменто на Кюрасао или синглиш в Сингапуре) while others remain as slangs or jargons (such as Helsinki slang, which is more or less mutually intelligible both in Finnish and Swedish).[прояснить] In other cases, prolonged influence of languages on each other may have the effect of changing one or both to the point where it may be considered that a new language is born. For example, many linguists believe that the Occitan language and the Catalan language were formed because a population speaking a single Occitano-Romance language was divided into political spheres of influence of France and Spain, respectively. Yiddish is a complex blend of Middle High German with Hebrew and borrowings from Slavic languages.

Между близкородственными языками[править | править вики-текст]

Bilingual interaction can even take place without the speakers switching. In certain areas, it is not uncommon for speakers each to use a different language within the same conversation. This phenomenon is found, amongst other places, in Scandinavia. Most speakers of Swedish, Norwegian and Danish can communicate with each other speaking their respective languages, while few can speak both (people used to these situations often adjust their language, avoiding words that are not found in the other language or that can be misunderstood). Using different languages is usually called en:non-convergent discourse, a term introduced by the Dutch linguist Reitze Jonkman.

To a certain extent, this situation also exists between Dutch and Afrikaans, although everyday contact is fairly rare because of the distance between the two respective communities.

The phenomenon is also found in Argentina, where Spanish and Italian are both widely spoken, even leading to cases where a child with a Spanish and an Italian parent grows up fully bilingual, with both parents speaking only their own language yet knowing the other.

Другой пример можно наблюдать в бывшей Чехословакии, where two closely related and mutually intelligible languages (Czech and Slovak) were in common use. Most Czechs and Slovaks understand both languages, although they would use only one of them (their respective mother tongue) when speaking. For example, in Czechoslovakia it was common to hear two people talking on television each speaking a different language without any difficulty understanding each other. Аналогичный билингвизм (русско-украинский) существует уже длительное время на украинском телевидении и радио.

В Индии существует большое количество близкородственных языков, носители которых легко общаются друг с другом, однако это не приводит к возникновению смешанных языков из-за социальных, классовых и клановых барьеров. В то же время, когда выходцы из Индии оказываются в удалении от своей исторической родины (Фиджи, Суринам и др.), на основе этих близкородственных языков постепенно возникают новые смешанные языки (такие, как фиджийский хинди). Аналогичным образом американский английский язык гораздо более однороден, чем на своей исторической родине Британии, где существует множество диалектов и региональных вариантов, сильно отличающихся друг от друга.

Многоязычие на уровне лингвистики[править | править вики-текст]

Модели программ грамотности на родном языке[править | править вики-текст]

Sociopolitical as well as socio-cultural identity arguments may influence native language literacy. While these two camps may occupy much of the debate about which languages children will learn to read, a greater emphasis on the linguistic aspects of the argument is appropriate. In spite of the political turmoil precipitated by this debate, researchers continue to espouse a linguistic basis for it. This rationale is based upon the work of Jim Cummins (1983).

Последовательная модель[править | править вики-текст]

In this model, learners receive literacy instruction in their native language until they acquire a «threshold» literacy proficiency. Some researchers use age 3 as the age when a child has basic communicative competence in their first language (Kessler, 1984).[47] Children may go through a process of sequential acquisition if they migrate at a young age to a country where a different language is spoken, or if the child exclusively speaks his or her heritage language at home until he/she is immersed in a school setting where instruction is offered in a different language.

The phases children go through during sequential acquisition are less linear than for simultaneous acquisition and can vary greatly among children. Sequential acquisition is a more complex and lengthier process, although there is no indication that non-language-delayed children end up less proficient than simultaneous bilinguals, so long as they receive adequate input in both languages.

Двуязычная модель[править | править вики-текст]

In this model, the native language and the community language are simultaneously taught. The advantage is literacy in two languages as the outcome. However, the teacher must be well-versed in both languages and also in techniques for teaching a second language.

Координатная модель[править | править вики-текст]

This model posits that equal time should be spent in separate instruction of the native language and of the community language. The native language class, however, focuses on basic literacy while the community language class focuses on listening and speaking skills. Being a bilingual does not necessarily mean that one can speak, for example, English and French.

Результаты[править | править вики-текст]

Как показало исследование Камминса, развитие компетентности в родном языке закладывает основы владения им, которые потом переносятся и на второй язык — the common underlying proficiency hypothesis. His work sought to overcome the perception propagated in the 1960s that learning two languages made for two competing aims. The belief was that the two languages were mutually exclusive and that learning a second required unlearning elements and dynamics of the first in order to accommodate the second (Hakuta, 1990). The evidence for this perspective relied on the fact that some errors in acquiring the second language were related to the rules of the first language (Hakuta, 1990). How this hypothesis holds under different types of languages such as Romance versus non-Western languages has yet to undergo research.

Another new development that has influenced the linguistic argument for bilingual literacy is the length of time necessary to acquire the second language. While previously children were believed to have the ability to learn a language within a year, today researchers believe that within and across academic settings, the time span is nearer to five years (Collier, 1992; Ramirez, 1992).

An interesting outcome of studies during the early 1990s however confirmed that students who do successfully complete bilingual instruction perform better academically (Collier, 1992; Ramirez, 1992). These students exhibit more cognitive elasticity including a better ability to analyse abstract visual patterns. Students who receive bidirectional bilingual instruction where equal proficiency in both languages is required perform at an even higher level. Examples of such programs include international and multi-national education schools.

Многоязычие в компьютерном деле[править | править вики-текст]

Dual language Hebrew and English keyboard

Multilingualisation (or «m17n», where «17» stands for 17 omitted letters) of computer systems can be considered part of a continuum between en:internationalization and localization:

  • A localised system has been adapted or converted for a particular locale (other than the one it was originally developed for), including the language of the user interface, input, and display, and features such as time/date display and currency; but each instance of the system only supports a single locale.
  • Многоязычное программное обеспечение поддерживает одновременно ряд языков отображения и вводы информации, но, как правило, имеет интерфейс на одном языке (который можно переключить на другой, но не использовать оба одновременно). Support for other locale features like time, date, number and currency formats may vary as the system tends towards full internationalisation. Generally a multilingualised system is intended for use in a specific locale, whilst allowing for multilingual content.
  • An internationalised system is equipped for use in a range of locales, allowing for the co-existence of several languages and character sets in user interfaces and displays. In particular, a system may not be considered internationalised in the fullest sense unless the interface language is selectable by the user at runtime.

Translating the user interface is usually part of the software localization process, which also includes adaptations such as units and date conversion. Many software applications are available in several languages, ranging from a handful (the most spoken languages) to dozens for the most popular applications (such as office suites, web browsers, etc.). Due to the status of English in computing, software development nearly always uses it (but see also Non-English-based programming languages), so almost all commercial software is initially available in an English version, and multilingual versions, if any, may be produced as alternative options based on the English original.

Интернет[править | править вики-текст]

Многоязычие на рабочем месте[править | править вики-текст]

Globalization has led the world to be strongly interconnected. Consequences of this more and more companies are trading with foreign countries, and with countries that doesn’t necessarily speak the same language. English became an important working knowledge for multinational companies, but also in the small companies.

Многоязычие в англоговорящих странах[править | править вики-текст]

Согласно Хьюитту (Hewitt, 2008) предприниматели в Лондоне из Польши, Китая или Иракского Курдистана используют английский язык в основном для общения с клиентами, поставщиками и банками, однако продолжают использовать другие языки для общения с коллегами и в своей социальной среде.

Even in English speaking countries immigrants are still able to use their own mother tongue on the working place thanks to other immigrants from the same place. Kovacs (2004)[48] describe this phenomenon in Australia with Finnish immigrants in the construction industry who are speaking Finnish during the working hours. But even though foreign languages are used on the work place English is still a must-know working skill. Mainstream society justifies the divided job market, arguing that getting a low-paying job is the best newcomers can achieve considering their limited language skills.

Многоязычие в Азии, Южной Америке и Африке[править | править вики-текст]

With companies going international they are now focusing more and more on the English level of their employee. Especially in South Korea since the 1990s, companies are using different English language testing to evaluate job applicant, and the criteria in those test are constantly upgrading the level for good English. In India it is even possible to receive training to acquire an English accent, as the number of outsourced call centres has soared in India in the past decades. Not only in multinational companies English is an important skill, but also in the engineering industry such has chemical, electrical, aeronautical fields. A study directed by Hill and van Zyl (2002) shows that in South Africa young black engineers were using English most often for communication and documentation. However, Afrikaans and other local languages were used to explain concepts to workers in order to ensure understanding and cooperation.[49]

Многоязычие в Европе[править | править вики-текст]

В Европе, ввиду относительно узкого внутреннего рынка, широко развита международная торговля. Тем не менее, общеевропейский язык отсутствует. Региональными языками являются английский (Великобритания, Ирландия, Гибралтар, Мальта — второй язык), французский (Франция — единственный, Бельгия, Люксембург, Швейцария — один из официальных). Английский чаще всего используется в торговле между странами Европы, однако в странах с несколькими официальными языками люди нередко владеют одновременно двумя или тремя. Некоторые языки настолько похожи друг на друга (норвежский, шведский и датский; хорватский, сербский, черногорский и боснийский), что их носители при встрече общаются скорее на этих языках (каждый на своём), чем на английском или другом языке-посреднике.

Многоязычие в музыке[править | править вики-текст]

It is extremely common for music to be written in whatever the contemporary lingua franca is. If a song is not written in a common tongue, then it is usually written in whatever is the predominant language in the musician’s country of origin, or in another widely recognized language, such as English, German, Spanish, or French.[источник не указан 1853 дня]

The bilingual song cycles «there…» and «Sing, Poetry» on the 2011 contemporary classical album Troika consist of musical settings of Russian poems with their English self-translations by Иосиф Бродский and Владимир Набоков, respectively.[50]

Songs with lyrics in multiple languages are known as macaronic verse.

См. также[править | править вики-текст]

Политика и предложения[править | править вики-текст]

Педагогика[править | править вики-текст]

Прочее[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. The importance of multilingualism. multilingualism.org. Проверено 16 сентября 2010.
  2. Polyglot - definition of polyglot by the Free Online Dictionary, Thesaurus and Encyclopedia. Thefreedictionary.com. Проверено 10 июля 2010.
  3. A.J. Aitken in The Oxford Companion to the English Language, Oxford University Press 1992. p.894
  4. Ems Ukaz
  5. Writing With English As A Second Language. Foreign-Language.org.
  6. Bialystok E, Martin MM (2004). «Attention and inhibition in bilingual children: evidence from the dimensional change card sort task». Dev Sci 7 (3): 325–39. DOI:10.1111/j.1467-7687.2004.00351.x. PMID 15595373.
  7. Bialystok E, Craik FIM, Grady C, Chau W, Ishii R, Gunji A, Pantev C (2005). «Effect of bilingualism on cognitive control in the Simon task: evidence from MEG». NeuroImage 24 (1): 40–49. DOI:10.1016/j.neuroimage.2004.09.044. PMID 15588595.
  8. Kaushanskaya M, and Marian V (2009). «The bilingual advantage in novel word learning». Psychonomic Bulletin & Review 16 (4): 705–710. DOI:10.3758/PBR.16.4.705.
  9. Kluger, Jeffrey How the Brain Benefits from Being Bilingual. TIME (18 июля 2013). Архивировано 21 июля 2013 года.
  10. Economics of the multilingual workplace. — [S.l.]: Routledge. — ISBN 978-0-415-85106-0.
  11. Agirdag, O. (2014). «The long-term effects of bilingualism on children of immigration: student bilingualism and future earnings». International Journal of Bilingual Education and Bilingualism 17 (4): 449–464. DOI:10.1080/13670050.2013.816264.
  12. Halwachs, D.W. (1993). «Polysystem repertoire and identity». Grazer Linguistische Studien 39-40: 71–90.
  13. Dewaele, J. (2012). «Multilingualism, empathy, and multicompetence». International Journal of Multilingualism: 1–15.
  14. Dewaele, J. (2007). «The effect of multilingualism, sociobiographical, and situational factors on communicative anxiety and foreign language anxiety of mature language learners». International Journal of Bilingualism 11 (4): 391–409. DOI:10.1177/13670069070110040301.
  15. Grosjean, F (2011). «Life as a bilingual: the reality of living with two or more languages». Psychology Today.
  16. François Grosjean (author of chapter); Editor: I. Parasnis. Living with two languages and two cultures, chapter in: Cultural and Language Diversity and the Deaf Experience. — Cambridge University Press, 1996.
  17. Santrock, John W. (2008). Bilingualism and Second-Language Learning. A Topical Approach to Life-Span Development (4th ed.) (pp. 330—335). New York, NY: McGraw-Hill Companies, Inc.
  18. EurActiv: Most EU students learn two foreign languages: Study, 28 September 2009, retrieved november 2011
  19. Fathman, Ann. The Relationship between age and second language productive ability. 27 October 2006
  20. Onlinelibrary.wiley.com
  21. Kaplan, Robert B. "Cultural thought patterns in inter-cultural education language learning. 16.1-2(2006). 1-20. Wiley Online Library. Web. 9 November 2010.
  22. Kaplan,Robert B.CULTURAL THOUGHT PATTERNS IN INTER-CULTURAL EDUCATION language learning.16.1-2(2006).1-20.Wiley Online Library. Web. 9 Nov 2010.
  23. Collier, Virginia (1988). «The Effect of Age on Acquisition of a Second Language for School». The national cleringhouse for bilingual education 2.
  24. 1 2 Dehaene, S. (1999). «Fitting two languages into one brain.». A Journal Of Neurology. doi:10.1093/brain/122.12.2207.
  25. 1 2 Abutalebi, J., Cappa, S. F., Perani, D. (2001). The bilingual brain as revealed by functional neuroimaging. Bilingualism: Language and Cognition, 4, 179—190.
  26. Hyashizaki, Y. (2004). Structural plasticity in the bilingual brain. Nature, 431, 757.
  27. Poline, J. B., et al. (1996). NeuroImage, 4, 34-54.
  28. Warburton, E. A., et al. (1996). Brain, 119, 159—179.
  29. Connor L.T., Obler L.K., Tocco M., Fitzpatrick P.M., Albert M.L. (2001). Effect of socioeconomic status on aphasia severity and recovery. Brain & Language, 78(2), 254—257.
  30. The bilingual brain: Neuropsychological and neurolinguistic aspects of bilingualism. — London: Academic Press, 1978.
  31. De Bot, Kess (2007). «A Dynamic System Theory Approach to second language acquisition». Bilingualism:Language and Cognition 10: 7–21. DOI:10.1017/S1366728906002732. Проверено 12 November 2012.
  32. Wanner, Anja Review: Applied Linguistics; Language Acquisition: Verspoor et al. (2011). Проверено 13 ноября 2012.
  33. (2007) «Bilingual language production: The neurocognition of language representation and control». Journal of Neurolinguistics 20 (3): 242–275. DOI:10.1016/j.jneuroling.2006.10.003.
  34. (2008) «Understanding the link between bilingual aphasia and language control». Journal of Neurolinguistics 21 (6): 558–576. DOI:10.1016/j.jneuroling.2008.01.002.
  35. 1 2 Paradis, M. (1998). Language and communication in multilinguals. In B. Stemmer & H. Whitaker (Eds.), Handbook of neurolinguistics (pp. 417—430). San Diego, CA: Academic Press.
  36. Ronnberg, J., Rudner, M., & Ingvar, M. (2004). Neural correlates of working memory for sign language. Cognitive Brain Research, 20, 165—182.
  37. Pyers, J.E., Gollan, T.H., Emmorey, K. (2009). Bimodal bilinguals reveal the source of tip-of-the-tongue states. Cognition, 112, 323—329.
  38. Emmorey, K., & McCullough, S. (2009). The bimodal bilingual brain: Effects of sign language experience. Brain & Language, 109, 124—132.
  39. 1 2 3 Bialystok, E. (2011). «Reshaping the Mind: The benefits of Bilingualism». Canadian Journal of Experimental Psychology. 4 60: 229—235.
  40. 1 2 Costa, A. «Executive control in Bilingual contexts.» Brainglot. http://brainglot.upf.edu/index.php?option=com_content&task=view&id=86.
  41. Peterson, R. (2011). «Benefits of Being Bilingual».
  42. Boaz Keysar, Sayuri L. Hayakawa, Sun Gyu An (April 18, 2012). «The Foreign-Language Effect : Thinking in a Foreign Tongue Reduces Decision Biases». Psychological Science 23 (6). DOI:10.1177/0956797611432178.
  43. Albert Costa1, Alice Foucart, Sayuri Hayakawa, Melina Aparici, Jose Apesteguia, Joy Heafner, Boaz Keysar (April 23, 2014). «Your Morals Depend on Language». PloS ONE 9 (4). DOI:10.1371/journal.pone.0094842.
  44. Wolff, Ekkehard (2000). Language and Society. In: Bernd Heine and Derek Nurse (Eds.) African Languages — An Introduction, 317. Cambridge University Press.
  45. M.HBakalla(1984), Arabic Culture through its Language and Literature, Kegan Paul International,London
  46. Poplack Shana (1980). «Sometimes I'll start a sentence in Spanish y termino en español": toward a typology of code-switching». Linguistics 18 (7/8): 581–618. DOI:10.1515/ling.1980.18.7-8.581.
  47. One Language or Two: Answers to Questions about Bilingualism in Language-Delayed Children
  48. Australian Finns on the verge of language shift. — P. 108, 200-223.
  49. (2013) «Multilingualism in the Workplace». annual Review of applied linguistics 33.
  50. «Troika: Russia’s westerly poetry in three orchestral song cycles», Rideau Rouge Records, ASIN: B005USB24A, 2011.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

International Journal of Bilingualism International Journal of Bilingualism International Symposium on Bilingualism International S

Логотип Викисловаря
В Викисловаре есть статья «multilingualism»