Пропаганда во время Второй мировой войны

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Лицевая сторона немецкой пропагандистской листовки «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!»

Во время Второй мировой войны необходимость мобилизовать вооружённые силы и население для ведения тяжёлой войны, а также воздействовать на вражескую армию и население занятых вражеских территорий обернулась расцветом в воюющих странах различных пропагандистских технологий, которые стали неотъемлемой частью самой войны. В ход шли не только плакаты и листовки, но и звукозаписи, радиопрограммы, прямые пропагандистские аудиотрансляции на вражеские окопы, создание коллаборационистских организаций.

Уровень обработки целевых групп подчас оказывался очень высок. Например, по свидетельствам очевидцев, значительная часть населения Германии ещё в начале весны 1945 года была уверена в грядущей победе, тогда как на самом деле исход войны уже был предопределён.

Учитывая специфику условий, в которых создавались агитационные материалы, нет ничего удивительного в том, что многие из них современному человеку кажутся излишне жестокими, некоторые — слишком натуралистичными или, напротив, карикатурными.

Советская пропаганда[править | править вики-текст]

С 1933 по 1941 гг. образ нацистской Германии испытал трансформации несколько раз: 1933 — август 1939 гг. — образ Германии как врага при разделении нацистского государства и немецкого народа; август 1939 — май-июнь 1941 — снятие антифашистских акцентов; май 1941 — 22 июня 1941 г. — возвращение в пропаганду образа фашистской Германии как врага в предвоенных условиях.

Этой деятельностью занималось Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) и Отделение по работе с войсками противника Главного политического управления РККА[1].

Периодическая печать была ведущей формой советской пропаганды, отражавшей как точку зрения официальных властей, так и массовые настроения. Сформированный советской пропагандой образ врага в лице Германии, нацистской верхушки и фашизма — но не немецкого народа — явился важным фактором моральнополитической подготовки СССР к войне. Существеннейшей составляющей советской пропаганды стало резкое неприятие расизма, фашизма, антисемитизма и шовинизма как проявление общечеловеческой составляющей ценностных акцентов.

Направленная на собственное население и армию[править | править вики-текст]

Пропаганда была оборотной стороной силового воздействия воюющего государства, занятого одновременно вооружённым противоборством на фронте и обеспечением эффективной работы тыла. С началом войны жители втянутых в неё стран столкнулись с опасностью потери здоровья и жизни, резким снижением уровня потребления, разрушением привычной социальной среды. Пропагандистская работа была призвана снизить уровень социального стресса, способствовать повышению боевого духа в армии и производительности труда в тылу. Почти все материалы подобного рода можно условно разделить на две категории — изображающие «своих» и врагов.

«Свои» в пропагандистских материалах предстают сильными, уверенными в себе людьми. Как правило, широко используются изображения государственных символов, политических лидеров, популярных исторических персонажей (чаще связанных с военной историей). Сама война в таких материалах предстаёт справедливой, обусловленной необходимостью решения важной общенациональной задачи (например, «спасения европейской цивилизации от большевизма» или «защиты социалистической Родины от немецко-фашистских захватчиков»). Народ предстаёт в качестве единой и несокрушимой силы. Пребывание на фронте не связывается в пропагандистских материалах с опасностью.

В пропагандистских целях широко использовались военные успехи. В сообщениях Совинформбюро ежедневно подробно рассказывалось об удачных действиях советских подразделений, перечислялись едва ли не все населённые пункты, отбитые у врага. Большое внимание уделялось описанию потерь противника, практиковался пересказ показаний пленных-«очевидцев» о низком боевом духе неприятеля.

Издавался «Блокнот агитатора» — массовый журнал Главного политического управления Советской Армии и ВМФ в помощь армейским и флотским агитаторам. Публиковал материалы о подвигах советских людей на фронте и в тылу. Выходил с августа 1942, два раза в месяц. В годы Великой Отечественной войны «Блокнот агитатора» издавался на русском, азербайджанском, армянском, грузинском, казахском, узбекском, татарском языках. Основные задачи: разъяснение политики КПСС и Советского правительства по вопросам строительства Вооруженных Сил, пропаганда революционных, боевых и трудовых традиций советского народа и его Вооруженных Сил, разъяснение требований военной присяги и уставов, обобщение опыта армейских и флотских агитаторов[2].

В СССР в период войны в пропагандистских целях стало использоваться историческое наследие добольшевистской России, прежде всего военное. В армии была воссоздана гвардия, в изменённом виде вернулись георгиевские награды и символы, кадетские корпуса. Начиная с 1943 года советские военнослужащие стали носить погоны, были введены новые награды в честь исторических русских полководцев и флотоводцев — Александра Невского, А. В. Суворова, М. И. Кутузова, Ф. Ф. Ушакова, П. С. Нахимова. В большом количестве стали издаваться брошюры о героическом прошлом русского народа.

Предпринимались попытки использовать в пропагандистских целях Церковь. В 1943 году после большого перерыва было разрешено избрание нового Московского патриарха. О патриотической позиции Церкви широко сообщалось в печати. В частности, широкую известность получил факт создания на средства верующих танковой колонны «Дмитрий Донской».

Враги в пропагандистских материалах[править | править вики-текст]

Марка «Разгром немецких войск под Москвой». Немец-мародёр от мороза закутан в женскую одежду и платок
Кукрыниксы на фронте, 1942 год

Враги в пропагандистских материалах предстают то жалкими и беспомощными, то бесчеловечными монстрами. В некоторых случаях центральным звеном пропагандистского материала становится не сам враг, а бесчеловечность и разрушительность его действий. Это связано с необходимостью одновременно подавить в своих солдатах страх по отношению к врагу, вселить в них решительность и деперсонифицировать образ противника — сделать так, чтобы он не воспринимался как человек и в него было легче стрелять. Как правило, в таких материалах сильны мотивы защиты своей страны, своего дома, а также мотив мести.

Часто использовались в неприглядном виде образы политических лидеров вражеского государства. В пропагандистской кинопродукции боевые и личные качества вражеских солдат описываются чаще всего как очень низкие. Зачастую, находясь в безопасности, они выглядят наглыми и глупыми, но проявляют трусость в бою. Врага в таком кинофильме оказывается очень легко убить. Так, например, в заключительном эпизоде советского фильма «Два бойца» (1943) главные герои вдвоём беспрепятственно расстреливают наступающие колонны немцев.

Контрпропаганда[править | править вики-текст]

Служит для отражения пропагандистских атак и действий противника, дезавуирует слухи и домыслы, распускаемые противником в пропагандистских целях, утверждает слабость, ложность и ошибочность позиции противника. В Великую Отечественную войну частым объектом контрпропаганды служил образ министра пропаганды нацистской Германии Йозефа Геббельса (тогда же возникло идеологическое клише «геббельсовская пропаганда»).

Со времён библейской давности народы мира, не надеясь только на грубую военную силу или разум своих правителей, всегда дополняли их важным фактором психологического давления на общественное мнение противников. К сожалению, наша страна оказалась совершенно неподготовленной к тому, чтобы бороться с Геббельсом и его компанией, уже имевшей большой опыт в демагогии, признаюсь, я не раз удивлялся, как искусно в Берлине отмывали чёрного кобеля добела. С тотальным государством вообще труднее бороться.

Пикуль В. С. «Честь имею»

Пропаганда в нейтральных государствах[править | править вики-текст]

По указанию Сталина, в конце 1940 года Коминтерн и БРП(к) развернули в Болгарии одну из самых масштабных и самых успешных пропагандистских кампаний во всей Второй мировой войне — Соболевскую акцию (болг. Соболева акция). Она имела своей целью оказать нажим на мнения премьер-министра Болгарии Богдана Филова и болгарского царя Бориса III, чтобы они приняли предложение СССР о заключении пакта о взаимопомощи с Болгарией. В ходе Соболевской акции активисты БРП(к), при поддержке своих союзников из политического круга «Звено», БЗНС и БРСДП (ш.с.) добились отправления сотен обращений, телеграмм и воззваний. В них представители всей болгарской общественности − рабочие, крестьяне, интеллигенция, старшеклассники, студенты и пр., призывали Народное собрание, правительство Болгарии и царя Бориса III принять предложение СССР. Оценки количества собранных подписей варьируются в пределах от 340 000[3] до полутора миллионов[4].

Пропаганда «в стане врага»[править | править вики-текст]

Пропагандистская работа против неприятеля имела целью снизить его боевой дух, заставить отказаться от продолжения вооружённой борьбы и склонить к сдаче в плен. С этой целью стороны вели при помощи громкоговорящей аппаратуры трансляции через линию фронта пропагандистских программ, иногда чередуя их с музыкой. В расположение вражеских частей забрасывались агитационные печатные материалы (листовки, которые также служили и «пропуском» в плен)[5]. Чаще всего в таких материалах содержалась мысль об опасности или бессмысленности сопротивления. Пропагандисты сообщали солдатам противника о том, что они находятся в тяжёлом положении, непосредственно угрожающем гибелью, что в тылу у них осталась семья, которая ждёт, что они вернутся живыми и здоровыми.

Часто в качестве мотива отказа от сопротивления предлагался тезис о «неправильности» политического режима в стране, которую защищает солдат. В случае сдачи в плен противник обещал достойные, а то и роскошные условия содержания до конца войны. Многие печатные пропагандистские материалы были оформлены как «пропуска в плен» — предполагалось, что сдающийся солдат должен предъявить такую листовку первому же военнослужащему неприятельской армии. Часто агитационные материалы для противника создавались от имени коллаборационистских организаций — таких как «Русская освободительная армия» или «Свободная Германия».

Пропаганда, посвящённая союзникам[править | править вики-текст]

В силу сложившихся обстоятельств, Вторая мировая война оставила особый пласт пропагандистских материалов — посвящённый союзникам[источник не указан 2695 дней]. На время войны с общим врагом разногласия между странами Запада и Советским Союзом были забыты. Союзники, как и собственные воины, изображаются сильными, уверенными в себе. На первый план часто выходят тезисы о народах-братьях, общей борьбе за мир и свободу. Весьма примечательно, что пропагандистские штампы о «коммунистической угрозе» и «мировом империализме», которые вытеснялись «союзнической» пропагандой, после войны молниеносно оказались вновь востребованными, а плакат, на котором русский лётчик пожимает руку британскому в небе над Германией, стал восприниматься[кем?] скорее как странный.

Известные произведения[править | править вики-текст]

Пропаганда союзников[править | править вики-текст]

Вторая мировая война является одним из самых ярких примеров репрезентации образа врага в пропагандистских компаниях.  От того как политики и их пропагандисты могли изобразить своих главных военных, политических и идеологических противников, намеренно исказить их образ, подчеркнуть негативные черты этого образа, мотивировать обычного человека на защиту не только интересов своей страны, но и определённой идеологии, зависели судьбы государств и народов, а также будущее всего человечества. Не являются исключением в этом плане и пропагандистские кампании союзников по антигитлеровской коалиции, в которых плакаты активно использовались в качестве основного инструмента визуализации вражеского образа.

При анализе визуального отображения образа врага в пропаганде союзников, выделяются следующие черты:

  • Зооморфный образ врага, в особенности правящей верхушки нацистов. Эта особенность присуща большому числу советских плакатов времен Великой Отечественной войны и направлена на создание у гражданина СССР и бойца Красной Армии чувства отвращения к Гитлеру и нацистам. Эти приемы должны было привести к широкому восприятию оккупантов как зверей, неспособных на человечность. Тем самым оправдывалось отношение к захватчикам как к нелюдям, пресекалось всякое сочувствие к врагу.[7]
  • Масштаб объекта в кадре - преувеличение и преуменьшение тех или иных элементов. Данная особенность характерна для практически любой визуальной пропаганды. Художники-пропагандисты показывали ту или иную сторону в конфликте преувеличенно сильной либо слишком ослабленной. Преувеличивались и преуменьшались личности (изображение сгорбленного карлика-Гитлера и огромного бойца рядом с ним), объекты (техника, вооружение) и географические величины (размер страны мог быть скорректирован, чтобы вселить в солдата ощущение скорой победы).[8]
  • Особый акцент на больших потерях врага. Враг на пропагандистских плакатах часто изображался либо уже поверженным, либо близким к поражению.[9]
  • Использование цветового контраста. Помимо масштаба, в визуальном отображении элементов образа врага учитывалась и цветовая палитра. Так, в контрасте с яркими (красными, белыми) союзными войсками, вражеские силы и персоналии чаще всего были затемнены и исполнены в темных тонах.[10]
  • Присутствие исторических аллегорий и обращение к прошлому историческому опыту. Одним из ключевых приемов, используемых пропагандистами союзников для уничижения образа главного противника, являлось приравнивание его к уже поверженным врагам из прошлого страны. Проводя параллели между современными захватчиками и потерпевшими поражение историческими соперниками, пропагандисты стремились вызвать у человека мощный подъём патриотических чувств, возродить в его сознании миф об исторически обусловленной невозможности осуществления вражеских планов.[источник не указан 480 дней]
  • В пропаганде США и Великобритании активно использовался образ христианства как религии, противостоящей фашизму. В данном случае “добро”, представленное западными союзниками, стояло на защите христианского гуманизма от посягательств "сил зла” (германского нацизма). В основе данной плакатной тематики лежит утверждение о том, что нацисты, совершившие столько преступлений против народов мира и замышлявшие еще большие злодеяния, никак не могут быть признаны христианами. Можно заметить, что образ битвы добра и зла в христианстве переносится на схватку западных демократий и нацизма.      Так, на британском плакате времен войны изображен христианский крест, противопоставленный нацистской свастике.[11] При этом, крест свастику (которая изображена меньшей по размеру) заслоняет, донося до зрителя мысль о том, что христианство обязательно победит в этом глобальном противостоянии с нацизмом. Плакат должен был оказать воздействие на верующих в Бога солдат, показав им, что нацизм приравнивается к антихристу, несет миру лишь зло, и поэтому должен быть побежден во имя христианской веры. Американский плакат 1943 г., созданный Томасом Хартом Бентоном, также апеллирует к схватке христианства с «мировым злом». Плакатом “Снова!” автор хотел показать, что ценности христианской религии находятся в опасности из-за распространения "нацистской чумы". Изображенные на плакате германские солдаты, пронизывающие копьем тело распятого Христа и немецкий военный самолет, расстреливающий его с воздуха, олицетворяют попрание нацистами всяких норм морали и христианской этики.[12] Своими действиями по уничтожению целых народов нацистская Германия бросает вызов самому Христу, христианской религии, что по мнению автора плаката должно быть остановлено. Как и британский плакат, американский нацелен на верующих солдат, но использует более яркую аллегорию, нежели противопоставление символов. Этот плакат эксплуатирует целый библейский сюжет. Советский Союз, по идеологическим причинам, не мог использовать образ христианства как гуманистической религии, противопоставленной "нацистскому варварству". Советские пропагандисты в основном прибегали к использованию коммунистических символов и образов, а также обращались к истории России, не затрагивая при этом православную тематику.

Известные произведения[править | править вики-текст]

Нацистская пропаганда[править | править вики-текст]

Германский плакат «Победа любой ценой»

Направленная на собственное население и армию[править | править вики-текст]

Основой разработанной Геббельсом концепции было информирование и воздействие на население Рейха через радио — соответственно, практически в каждой немецкой семье имелся радиоприёмник.

За годы войны было выпущено 150—180 пропагандистских фильмов (из общего числа порядка 1300). В кинотеатрах перед каждым сеансом устраивался просмотр (обязательный, пропустить было невозможно) пропагандистского киножурнала «Die Deutsche Wochenschau» — в начале войны длительностью 10-15 мин., в конце — уже полчаса.

В пропагандистских фильмах (и речах Гитлера), разъясняющих причины объявления войны Америке, проводились параллели между ней и «еврейским» правительством Советов, еврейским характером её капитала, жидобольшевистской направленностью её политики (направленной на поглощение третьих стран), а президент Рузвельт объявлялся евреем. США рисовалась как страна низкой морали, а основным источником благосостояния её граждан являлась игра на бирже.

Направленная на армию противника[править | править вики-текст]

На передовой широко применялись громкоговорящие рупорные установки, для распространения листовок — агитацонные бомбы, снаряды и реактивные мины. Листовки Третьего рейха для СССР большей частью распространялись самолетами люфтваффе.

Активно использовались факты захвата в плен или гибели значимых фигур противника (немецкие листовки с Яковом Джугашвили, сыном Сталина, сына Хрущёва Леонида, крупных военачальников), в том числе и с элементами фальсификации материалов (фотоснимков, высказываний и т. п.).

Распространение на неоккупированной территории слухов о том, что «евреи не воюют», что на фронте их нет, что все они устроились в тылу, в снабжении и т. п.[13][14].

Пропаганда на оккупированных территориях[править | править вики-текст]

Немецкий плакат на украинском языке «Гитлер — освободитель»
Немецкий агитационный плакат «Воины Гитлера — друзья народа»
Немецкая антисоветская листовка

Во время Второй мировой войны длительную оккупацию больших и разнородных густонаселенных пространств территории врага производила только одна сторона — Германия и её союзники. Именно опыт Германии в этом смысле представляет наибольший интерес. Поскольку к различным территориям, оказавшимся в оккупации, у немцев был разный интерес, соответственно различными были способы управления подвластными странами и применявшиеся пропагандистские приёмы. Так, жители захваченной Скандинавии считались «арийцами», полноценными гражданами Рейха, которые должны принимать активное участие в его делах. Французы считались цивилизованным, но чуждым народом, в котором следовало воспитывать лояльность к оккупантам. С этой целью, например, германский министр пропаганды Йозеф Геббельс позировал перед фотокамерами вместе со звёздами французской культуры[источник не указан 2695 дней].

Политика на востоке, в Польше и захваченных районах Советского Союза была иной. Поскольку славяне считались неполноценной расой, то в перспективе предполагалось их уничтожение или онемечивание. В качестве первого шага в этом направлении проводилась работа по уничтожению наиболее сильных национальных культур и разобщению людей. С пропагандистской точки зрения это означало заигрывание с национальными движениями и натравливание граждан друг на друга. С этой целью создавались национальные протоправительственные учреждения (почти полностью безвластные — например, БЦР, Украинский национальный совет, УЦК), национальные воинские формирования (Белорусская краевая оборона, Киевский курень и др.), пропагандистские музеи (см. напр. Музей-архив переходного периода), издавалась националистическая и антисемитская литература, выпускались газеты соответствующего содержания, например, газета «За родину». Вместе с тем, немцы пытались создать на оккупированных восточных территориях ощущение, что жизнь продолжается — работали кинотеатры, выходили газеты, проводились культурные мероприятия. Населению внушалось, что грабительская большевистская власть закончилась навсегда, предъявлялись фотомонтажи, на которых германские солдаты позировали якобы в Москве и Ленинграде. Проводилась серьёзная работа по предупреждению поддержки партизанского движения. В пропагандистских материалах партизаны представали ворами и убийцами, сотрудничество с ними каралось смертью. Отдельного упоминания заслуживают пропагандистские кампании, обеспечивавшие переселение жителей оккупированных районов в Германию. Немцы создавали и показывали специальные фильмы, в которых угоняемым обещали райскую жизнь вдалеке от фронта.

Известные произведения[править | править вики-текст]

Одна из самых знаменитых немецких листовок в ходе войны была «Бей жида-политрука, рожа просит кирпича!».

См. также[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Крысько В. Г. — Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт). Минск, 1999. Глава 10. Психологические операции в годы второй мировой войны
  • Фатеев А. В. — Образ врага в советской пропаганде 1945—1954. — М.,1999
  • Григорьева О. И. — Формирование образа Германии советской пропагандой в 1933—1941 гг.: Автореф. дис. канд. ист. наук. -М., 2008
  • Директива СНК и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей и мобилизации всех средств на разгром фашистских захватчиков// КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций, пленумов ЦК. т. 7. 1938—1945. — М., 1985
  • Зульцман Р. — Пропаганда как оружие в войне. В кн.: Итоги второй мировой войны. М.: Издательство иностранной литературы, 1957. Ст. 516—545
  • Полякова А. А. — Пропаганда войны в кинематографе Третьего Рейха. — М., 2013, 2-ое изд.
  • Жуков Д. А., Ковтун И. И. Антисемитская пропаганда на оккупированных территориях РСФСР. — М.: РЕК, НПЦ "Холокост", 2015. — 351 с. — (Российская библиотека Холокоста). — ISBN 978-5-222-25580-3.

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Материалы о пропаганде, найденные в Центральном архиве Министерства обороныЧерные дыры. Белые пятна», РТР, эфир от 21 февраля)
  2. «Блокнот агитатора», также, — периодические издания обкомов КПСС, выпускаемые на местных национальных и русском языках обычно 2 раза в месяц. В 1968 в СССР было издано 76 «Блокнотов агитатора» общим тиражом 45,4 млн экз.
  3. Цанев, Стефан. Болгарские хроники = Български хроники. — первое. — София: Книгоиздателска къща «Труд». — Т. 3. — 276 с. — ISBN 978-954-528-862-3.
  4. Антифашистская борьба в Болгарии: Документы и материалы.. — София, 1984. — Т. 2.
  5. «Пропуска в плен» для немцев заработали после битвы под Сталинградом // Российская Газетаё, 11.06.2016
  6. В брошюре опубликованы передовая статья газеты Правда от 11 июля 1942 года `Ненависть к врагу`, а также публицистические заметки следующих авторов: Михаил Шолохов `Наука ненависти`, Алексей Толстой `Убей зверя!`, Илья Эренбург `Июнь`, Всеволод Вишневский `Они проклянут этот день`, Николай Тихонов `Мы ненавидим !`, Илья Эренбург `Крепость России`, Николай Тихонов `Ленинград сражается.
  7. SovMusic.ru - Советские плакаты: Геббельс врет как сивый мерин. sovmusic.ru. Проверено 18 октября 2015.
  8. [http://www.krasnoyeznamya.ru/pic.php?vrub=rm&pid=20&picid=433 Военное время - Война: 1942 - Смерть немецким оккупантам!]. www.krasnoyeznamya.ru. Проверено 19 октября 2015.
  9. Советские плакаты: Гитлеризм погибнет под тяжестью своих преступлений. sovmusic.ru. Проверено 19 октября 2015.
  10. Buy WW2 propaganda posters in superb quality!. worldwarera.com. Проверено 19 октября 2015.
  11. A British World War II poster depicts a cross over a swastika with... (en-GB). Getty Images. Проверено 19 октября 2015.
  12. DP Vintage Posters - Again, Original Thomas Hart Benton WWII Poster. www.dpvintageposters.com. Проверено 19 октября 2015.
  13. «Еврейский синдром» советской пропаганды из книги Каждая В. Почему не любят евреев — М., 2007, тираж 1000, с. 480, ISBN 978-5-8125-0862-3
  14. Шнеер А. И. Часть 3. Глава 2. Антисемитизм в годы войны в тылу и на фронте // Плен. — Гешарим — Мосты культуры, 2005. — Т. 2. — 620 с. — ISBN 5-93273-195-8.