Струве, Василий Васильевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Василий Васильевич Струве
VVStruve.jpg
Дата рождения:

21 января (2 февраля) 1889({{padleft:1889|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:2|2|0}})

Место рождения:

Санкт-Петербург,
Российская империя

Дата смерти:

15 сентября 1965({{padleft:1965|4|0}}-{{padleft:9|2|0}}-{{padleft:15|2|0}}) (76 лет)

Место смерти:

Ленинград, РСФСР, СССР

Страна:

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя →
СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР

Научная сфера:

востоковедение, египтология, ассириология

Место работы:

ЛГУ имени А. А. Жданова

Учёная степень:

доктор исторических наук

Учёное звание:

академик АН СССР

Альма-матер:

Императорский Санкт-Петербургский университет

Научный руководитель:

Б. А. Тураев,
П. К. Коковцов,
М. И. Ростовцев

Известные ученики:

М. Л. Герцель
Л. Н. Гумилёв
И. Ф. Фихман
М. И. Шахнович

Известен как:

основатель советской школы историков Древнего Востока

Награды и премии


Орден Ленина Орден Трудового Красного Знамени  — 1959

Табличка на доме по адресу Миллионная ул., 27

Васи́лий Васи́льевич Стру́ве (21 января (2 февраля) 1889, Санкт-Петербург — 15 сентября 1965, Ленинград, похоронен на Серафимовском кладбище) — крупнейший советский востоковед-марксист (египтолог и ассириолог), основатель советской школы историков Древнего Востока, академик АН СССР (1935), член Императорского Православного Палестинского Общества.

Биография[править | править исходный текст]

Ранние годы[править | править исходный текст]

Василий Васильевич Струве родился в семье, к которой принадлежал целый ряд видных представителей научно-технической интеллигенции, в том числе основатель Пулковской обсерватории Василий Яковлевич Струве. Поступив в Петербургский университет, первоначально он планировал специализироваться на истории России, однако затем учился у ведущих ориенталистов страны — египтолога Бориса Александровича Тураева и семитолога Павла Константиновича Коковцова, а также исследователя античности Михаила Ивановича Ростовцева.

Университет Струве окончил с отличием в 1911. Несколько лет провёл в Берлине, где совершенствовал своё знание египетского языка под руководством Адольфа Эрмана.

Научная работа[править | править исходный текст]

Первую свою работу по истории древнего мира он посвятил петербургским сфинксам Аменхотепа III. Пятидесятелетний (19161965) опыт преподавания в Ленинградском государственном университете способствовал созданию Струве собственного курса истории Древнего Востока, отличавшегося от своих зарубежных и предшествующих ему русских аналогов тем, что строился на основании анализа характера социально-экономических отношений и экономического базиса древневосточных обществ, а также включением в понятие «Древний Восток» древнейших государств Китая, Индии и прилегающих территорий. В 19181933 руководил Египетским отделом Эрмитажа, в 19371940 возглавлял Институт этнографии АН СССР, а в 19411950 — Институт востоковедения АН СССР, с 1959 заведовал древневосточным отделом института. Член ряда отечественных и зарубежных научных организаций (Комитета международных ассоциаций египтологов в Копенгагене).

Струве приветствовал революционные события 1917 и поддерживал социалистические преобразования в СССР. Именно ему принадлежит идея пересмотра оригинального тезиса Карла Маркса и Фридриха Энгельса относительно единства всемирного исторического процесса, проявлявшегося через чередование формаций как универсальных этапов исторического развития человечества. Согласно Марксу и Энгельсу, на стадии цивилизации общество поочерёдно проходит рабовладельческую (классическую антическую), феодальную и буржуазную (капиталистическую) социально-экономические формации, с перспективой перехода к социалистической. Однако в труде «Формы, предшествовавшие капиталистическому производству» (раздел «Экономических рукописей 1857—1859 годов») Маркс упоминал также и «азиатские производственные отношения». На этой основе некоторые учёные делали вывод о наличии особой азиатской (архаической) социально-экономической формации, предшествовавшей рабовладельческой у древневосточных обществ. Своё условное название «азиатская» формация получила не потому, что была характерна исключительно для восточных обществ, но по причине первоначального обнаружения характерных её пережитков у отдельных народов Азии (в частности, Индии). Отсюда следовали две полярные трактовки азиатского способа производства: уникальный или, наоборот, универсальный этап истории.

В 1920—1930 годы отдельные советские историки, находившиеся под влиянием теории Освальда Шпенглера, пытались объяснить уникальность азиатского способа производства, существовавшего только у восточных обществ. Им противостояли марксистские историки-универсалисты, которые расширили первоначальный географический ареал анализа производственных отношений и пришли к выводу о существовании подобного способа производства не только на начальных периодах развития восточных обществ, а и у всего человечества в целом, считая его универсальным (например, он наблюдался в крито-микенском обществе, в Риме периода царей и ранней Республики, у цивилизаций Месоамерики); с другой стороны, такие восточные общества, как Древний Египет периода Нового царства или Персидская империя Ахеменидов, могут быть определены как классические рабовладельческие. Сторонники выделения отдельного азиатского способа производства выделяли такие характерные для него черты, как функционирование разветвлённой ирригационной системы в условиях централизованого государства и этатистской политики; отсутствие частной собственности на средства производства; свободные общины, эксплуатируемые государственным аппаратом, в качестве экономической основы существования общества; восточная деспотия как особый тип монархической формы правления.

Опираясь на изданные в СССР сочинения Маркса, Василий Васильевич Струве к 1933 разработал «пятичленку», — парадигму смены пяти социально-экономических формаций: первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической, начальным этапом которой является социализм (таким образом, азиатская и античная формации сливались в одну). «Пятичленка» служила основой упрощённого понимания марксистской теории, и до известной степени — орудием вульгаризации учения Маркса. Тем не менее, её распространение способствовало утверждению материалистического понимания истории и обнаружению общих черт в политическом, экономическом и социальном прогрессе разных обществ. «Пятичленка» Струве, отождествлённая с марксистским подходом, оставалась господствующей схемой советской исторической науки для анализа всех исторических периодов, несмотря на жёсткую критику, которой она была подвергнута на Московской дискуссии об азиатских производственных отношениях (1965) видными историками СССР, Франции, Венгрии и Германии.

Струве был первым историком в мировой науке, поднявшим вопрос о характере экономического базиса и социальной иерархии древневосточных обществ, определявшихся как феодальные даже такими авторитетами, как Брэстед, Мейер и Тураев. Струве же рассматривал в качестве ключа к решению вопроса анализ производительных сил и определил, что основной формой эксплуатации труда на Древнем Востоке, как и в античном мире, было использование рабов (позже он признал, что основой экономической жизни в древневосточных странах была не эксплуатация рабов, а эксплуатация крестьян-общинников: долговое рабство у этих народов было развито неравномерно, а завоевательные походы, проводившиеся с различным успехом, ещё не стали основным источником пополнения количества рабов). Следовательно, советский востоковед определял восточные общества как раннерабовладельческие, основываясь на собственном анализе шумерского общества, изучение структуры которого проводилось на основании документов хозяйственной отчётности периода III династии Ура.

Перу Василия Васильевича Струве принадлежат более 400 работ по истории и лингвистике древнего мира. Его первые публикации, текст коптского папируса и монография «Петербургские сфинксы», увидели свет в 1912. С 1928 издавался его труд о древнеегипетском ученом Манефоне. Основные идеи Струве изложены в его фундаментальном обобщающем труде «История Древнего Востока», изданном в Москве в 1941 и продолжавшим лучшие традиции школы Тураева в марксистской трактовке. Остальные труды Василия Васильевича Струве были посвящены истории и истории культуры Древнего, персидского и эллинистического Египта, Месопотамии (Шумера, Вавилона, Ассирии), Северной Сирии (на примере Угарита), Урарту и Закавказья, Персии, Палестины, Малой Азии, Северного Причерноморья и Средней Азии. В частности, истории древних государств, расположенных на территории Советского Союза, он посвятил свои «Этюды по истории Северного Причерноморья, Кавказа и Средней Азии», изданные посмертно в 1968. Значение фактического материала, последовательно изложенного в трудах Струве, подкрепляется индуктивными обобщениями и анализом значения той или иной исторической эпохи в контексте развития стран и народов.

Василий Васильевич Струве издал несколько древнеегипетских письменных памятников, находящихся в музеях Москвы (в основном в из Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина) и Ленинграда, в том числе ряд демотических текстов Позднего периода Древнего Египта и «Московский математический папирус», текст которого был транскрибирован ещё Тураевым. Под руководством основоположника советского востоководения были тщательно изучены «речения» Ипувера и Неферреху, относящиеся к концу Среднего царства, поскольку они приводили относительно редкие для египетской литературы свидетельства всплеска классовой борьбы, интересовавшие советскую науку. Другой безусловной заслугой Струве является то, что его наследие позволило сломать безраздельно господствовавшие в исторической науке представления о древневосточных обществах как исконно феодальных.

Василий Васильевич Струве редактировал целый ряд наименований исторической периодики и коллективных трудов по всемирной истории, участвовал в подготовке энциклопедических изданий, а также инициировал начавшееся в 1961 издание Советской исторической энциклопедии, будучи членом Главной редакции энциклопедии.

Василий Васильевич скончался 15 сентября 1965 года в Ленинграде. Похоронен ученый на Серафимовском кладбище Ленинграда[1].

Оценки личности[править | править исходный текст]

Историю Древнего Востока читал Василий Васильевич Струве — высокий, крупный, чрезмерно полный человек с рыжими усиками, из-за большой, рано поседевшей головы казавшийся несколько старше своих лет: в 1934-м ему было только сорок пять. Струве до революции получил основательное образование, стажировался в Берлине. Воспитанный в дворянской семье, он попытался приспособиться к новым условиям, и не без успеха. В начале тридцатых Струве сделал блестящую карьеру. В 1935 году Струве станет академиком, в 1937-м возглавит академический Институт этнографии, а с 1941-го — Институт востоковедения. По свидетельствам слушателей, читал он скучно, запинаясь, усыпая речь бесчисленными словами-паразитами: «к сожалению», «знаете ли», «вот видите». Зато был человеком добрым, внимательным к студентам и, несмотря на карьеризм, не подлым. Когда арестуют профессора Ковалёва, заведующего кафедрой истории Древнего мира, и всех преподавателей заставят «отмежеваться» от «вредителя» и «врага народа», Струве публично откажется это сделать. Позднее он будет хлопотать и за Л. Н. Гумилёва.[2]

Награды[править | править исходный текст]

Награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени (1959).

Адреса в Санкт-Петербурге[править | править исходный текст]

1948 — 15.09.1965 года — дворец великого князя Владимира Александровича — улица Халтурина, 27.

Труды[править | править исходный текст]

Монографии и обобщающие работы:

  • Заупокойный культ древнего Египта: Путеводитель по выставке в залах Эрмитажа. Пб., 1919.
  • Происхождение алфавита. Пг.: Время, 1923.
  • История древнего Востока. М.: ОГИЗ; Госполитиздат, 1941. — 484 с. (Разделы в учебнике)
  • Очерки социально-экономической истории древнего Востока. М.-Л.: ОГИЗ; Госсоцэкгиз, 1954.
  • Государство Лагаш. Борьба за расширение гражданского права в Лагаше. XXV—XXIV вв. до н. э. — М.: ИВЛ, 1961. — 104 с.
  • Этюды по истории Северного Причерноморья, Кавказа и Средней Азии. Л.: Издательство «Наука», Ленинградское отделение, 1968.
  • Избранные труды: Ономастика раннединастического Лагаша. М.: Наука, 1984. — 216 с.
  • Манефон и его время. СПб.: Издательство «Журнала „Нева“»; Летний сад, 2003. — 480 с., ил., табл.

Статьи:

Библиография:

  • Список трудов В. В. Струве, в сборнике: Древний мир. — М., 1962. — С. 9—22.

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]