Шумер

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Энки (Эа), шумерский Бог-создатель реки Тигр, упоминаемой в Ветхом Завете. Река Тигр течёт из Эдема, рая

Шуме́р (аккад. Šumerû, шум. Ki-en-gi(-r)[1]) — историческая область в Южной Месопотамии (южная часть современного Ирака), а также название ранней цивилизации, существовавшей в указанной области и смежных районах в эпоху ранней бронзы (середина IV—III тысячелетия до н. э.). Шумерская цивилизация — составная часть единой шумеро-аккадской цивилизации Древней Месопотамии; вероятно, она является древнейшей в мире[2], а её коренную территорию традиционно называют «колыбелью цивилизации» (англ. Cradle of civilization).

Хронологические рамки шумерской цивилизации соответствуют времени, когда шумерский язык использовался в быту в качестве разговорного. С точки зрения периодизации истории Древней Месопотамии этому соответствуют периоды: протописьменный, раннединастический, аккадский, владычества кутиев и III династии Ура. Возникновение шумерской цивилизации относится к середине IV тысячелетия до н. э. (протописьменный период), когда в Южной Месопотамии фиксируются признаки городской революции: протогорода и «номовые» территориальные структуры, монументальная архитектура, концептуальные стили изобразительного искусства, письменность. Завершение городской революции относится к раннединастическому периоду (первая половина III тысячелетия до н. э.), когда в Южной Месопотамии распространяется система шумерских городов-государств (Урук, Ур, Киш, Лагаш и др.), постоянно боровшихся между собой за гегемонию. В результате этой борьбы во второй половине III тысячелетия до н. э. указанные государства были объединены в рамках крупных восточных деспотий — Аккадского царства и Державы III династии Ура (Шумеро-Аккадского царства), существование которых разделял период владычества иноземцев-кутиев и доминирования II династии Лагаша. От эпохи Шумеро-Аккадского царства III династии Ура дошёл основной объём известных нам литературных текстов на шумерском языке, вследствие чего указанный период иногда называют «ренессансом» древней цивилизации; однако именно в это время шумерский язык наиболее стремительно вытеснялся аккадским из разговорной речи. После падения III династии Ура, политический центр окончательно переместился севернее, в область Аккад, шумерский язык все больше выходил из бытового употребления, основными центрами древней культуры оставались лишь храмы и школы старых городов исторической области Шумер (прежде всего Ниппур). В первой половине II тысячелетия до н. э., во время борьбы вавилонского царя Самсуилуны с царством Приморья, эти центры подверглись разгрому; последующие попытки вавилонских правителей перенести оставшиеся очаги шумерской культуры в свою столицу привели лишь к окончательному упадку таковой: шумерский язык окончательно вымер в быту, ограниченно сохранившись лишь в храмовой среде вплоть до I века до н. э..

Шумерская цивилизация сыграла важную роль в истории человечества. С шумерами связывается изобретение колеса, письменности, древнейшей цивилизации и связанных с ней базовых научных, социальных, правовых и политических знаний исторического времени. Шумерская шестидесятиричная система счисления легла в основу современного деления времени (60 минут и секунд) и углового измерения пространства (360 градусов круга). Шумерской астрономии принадлежит честь изобретения зодиака (заимствованного позже греками и другими европейцами), разработки календаря и сопутствующие этом математические исследования. На шумерском написаны древнейшие в мире памятники законодательства — «Законы» Уруинимгины и Законы Ур-Намму (Шульги). Прообразом библейского мифа о Потопе послужил шумерский миф, прообразом библейской Вавилонской башни — зиккураты, впервые появившиеся в шумерских городах. Достижения шумерской цивилизации были восприняты последующим населением Древней Месопотамии — вавилонянами, которые развили их и вывели на новый уровень.

Название. Область Шумер (Киэнги)[править | править код]

Шуме́р[3] — название исторической области в Южной Месопотамии, на землях современного Ирака[1]. По имени этой области исследователи XIX века дали название соответствующему языку[1] и говорившему на нём населению[4]. Область Шумер занимала южную и центральную часть Южной Месопотамии[комм. 1], её название — аккадское (аккад. Šumerû), а первое известное упоминание относится к правлению Римуша, царя Аккаде (XXIII век до н. э.)[1].

По мнению А. Фалькенштейна (нем.) аккад. Šumerû воспроизводит шумерское шум. Ki-en-gi(-r) (Киэнги(р)), вернее диалектную форму этого названия[1]. При этом И. М. Дьяконов, указав на отсутствие убедительных свидетельств диалектного перехода k > š, предложил рассматривать написание Ki-en-gi как составную идеограмму KI.EN.GI с чтением Šumer[1]. Этимология самого названия «Киэнги» не имеет общепризнанного толкования: если О. Вестенхольц (датск.) возводит его к Ki-eme-gir15 (где шум. Ki — «место, земля», а шум. eme-gir15 — «шумерский язык»; получается: «земля шумерского языка»), то В. Х. Ф. Рёмер предлагает иное толкование: шум. Ki — «место», а шум. eĝi — «князь»[1]. Самое раннее упоминание топонима «Киэнги» известно из источника раннединастического времени — надписи урукского царя Эншакушанны (ок. 2450 года до н. э.), в которой последний именует себя «владыкой Киэнги, царём страны (то есть Шумера)»[1]. Предполагается, что первоначально «Киэнги» было лишь именем поселения около древнего города Ниппура, в котором находился Экур — храм общешумерского верховного бога Энлиля; однако впоследствии это название распространилось на всю центральную и южную часть Южной Месопотамии (Двуречья)[1]. В более поздние эпохи получил распространение титул «царь Шумера и Аккада» (аккад. šar Šumeri u Akkadî), использовавшийся вавилонскими царями; именно по нему и были идентифицированы область, язык и население[1].

На шумерском языке созданы древнейшие достоверно читаемые надписи из Месопотамии; на нём написаны почти все источники раннединастического и, вероятно, протописьменного периода. Как следствие, саму месопотамскую цивилизацию на ранних этапах часто именуют шумерской, подразумевая под названием «Шумер» не только одноимённую область, но и весь юг страны в целом (зону распространения живого языка[5]); при этом шумерский использовался и за пределами указанного региона: он был языком деловых документов в государствах Мари и Эбла. Это традиционное распространение термина «Шумер» за пределы одноимённой области подвергалось критике ещё И. Гельбом, который предложил рассматривать культуру упомянутых северных территорий в качестве особой традиции или цивилизации, сложившейся не на шумерской, а на протоаккадской основе.

Обзор шумерологии[править | править код]

Идентификация шумеров в клинописных источниках[править | править код]

О Шумере и шумерах исследователям ничего не было известно вплоть до середины XIX века: упоминания на этот счёт отсутствуют как в античных источниках, так и в Библии[6][7]. Лишь в конце XIX века, уже после открытия Шумера, с ним стали связывать упомянутую в Библии (Быт. 10:10, Быт. 14:1) страну Сеннаар (Šinʿār)[7], название которой якобы восходит к этому топониму; однако тщательное исследование вопроса показывает, что название «Сеннаар» восходит к имени «Шанхара» (Šanhar(a)), которым население к западу от Евфрата называло Вавилонию касситского периода (ок. 1400—1155 год до н. э.)[6]. Открытие шумеров произошло в процессе исследования аккадской (вавилоно-ассирийской) клинописи[8][7].

Первые образцы глиняных табличек с клинообразным знаками попали в Европу в XVII веке благодаря итальянскому путешественнику Пьетро делла Валле, собравшему их у холма Телль-эль-Мукайяр (исторический Ур)[9]. В течение XVII—XVIII веков европейские путешественники продолжали привозить с Ближнего Востока разнообразные древности, а в конце XVIII—начале XIX века приступили к первым раскопкам в Месопотамии[10]. Термин «клинопись» впервые был использован английским ориенталистом Томасом Хайдом (англ.), который в 1700 году обозначил им знаки одной надписи из Персеполя, полагая, однако, что они не передают осмысленной речи, а лишь являются орнаментом[11]. К середине XIX века в основном завершилась дешифровка древнеперсидской клинописи; опираясь на трёхъязычные надписи времён Ахеменидов, исследователи приступили к дешифровке другого типа клинописи — вавилоно-ассирийского; наибольший вклад в процесс становления новой дисциплины — ассириологии, изучающей эту письменность[комм. 2] — внесли: Эдвард Хинкс (англ.), Генри Роулинсон и Юлиус Опперт[12]. В 50-х—60-х годах XIX века появились первые связные переводы месопотамских клинописных текстов и основанные на них труды по языку, истории и культуре библейских царств Вавилона и Ассирии[13].

Уже в середине XIX века были отмечены странные, нечитаемые места в вавилоно-ассирийских текстах; по мнению отдельных исследователей речь шла о некоей тайнописи месопотамских жрецов; известный ориенталист Жозеф Галеви настаивал на этой точке зрения вплоть до рубежа XIX—XX веков[14][15]. Между тем, ещё в 1850 году Э. Хинкс отметил несоответствие месопотамской клинописи семитскому характеру языка вавилонян и ассирийцев[комм. 3], на основании чего он заподозрил, что последние заимствовали её у какого-то более древнего и неизвестного народа, несемитского по своему языку[13]. Почти одновременно, Г. Роулинсон, исследовавший словари-силлабарии, найденные при раскопках в Ниневии, сделал вывод об их двуязычии: в указанных текстах семитские вавилонские слова поясняли слова какого-то другого, неизвестного ранее языка несемитского характера[16]. В середине XIX века для обозначения неизвестного народа — создателя клинописи — использовались разные наименования, в частности: «халдеи» (У. Лофтус (англ.))[4], «вавилонские скифы» (Г. Роулинсон)[16]; в 1855 году Роулинсон назвал это досемитское население «аккадцами», а их язык — «аккадским», что получило распространение среди ассириологов[16]; однако спустя некоторое время выяснилось, что «аккадским» (аккад. lišān Akkadî) свой язык именовали сами вавилоняне и ассирийцы[1]. В 1869 году Ю. Опперт, опираясь на древний титул вавилонских царей — «царь Шумера и Аккада» (аккад. šar Šumeri u Akkadî), предложил именовать древнейшее несемитское население Месопотамии «шумерами», а их язык — «шумерским»[16][1]; впоследствии эти обозначения стали общепринятыми[1].

Археологическое открытие шумерской цивилизации[править | править код]

Открытые в кабинетных условиях, шумеры некоторое время оставались лишь в рамках абстрактных ассириологических построений. Подлинное открытие цивилизации произошло лишь в конце XIX века, когда французский вице-консул в Басре Эренст де Сарзек осуществил раскопки древнего шумерского города Гирсу (Телло), одной из столиц государства Лагаш. В результате этих раскопок, проводившихся в 1877—1901 гг. в распоряжение учёных поступил большой объём шумерских текстов и надписей, скульптурных изображений, предметов быта, информация о планах построек и т. д.; полученный археологический материал составил основу шумерской коллекции музея Лувра.

Развитие шумерологии[править | править код]

Французские исследователи первоначально занимали ведущие позиции в новой отрасли — шумерологии; отцом-основателем последней считается Франсуа Тюро-Данжен, создавший в начале XX в. современную систему транслитерации клинописных знаков посредством латиницы и числовых индексов. Развитие шумерологии преодолело трудный путь, обусловленный крайней сложностью шумерского языка, его двойным искажением (через аккадский, фонология которого также гипотетична), причудливой грамматикой и обилием клинописных знаков. Заслуга первой основательной разработки шумерской грамматики принадлежит немецким исследователям: первое подлинно научное описание её представлено в работе Пёбеля (1923), в следующем году вышла грамматика Даймеля, в середине XX века — труды А. Фалькенштейна и В. Кристиана. Обобщение шумерской лексики завершилось лишь в недавние годы с созданием «Пенсильванского словаря шумерского языка».

Шумеры[править | править код]

Термином «шумеры» в научной литературе принято обозначать древнейшее население Южной Месопотамии, говорившее на открытом в XIX веке шумерском языке. Название этого языка, как и название самого «народа» дано европейскими исследователями по имени исторической области Шумер. Сами шумеры не имели единого самоназвания, а различали себя прежде всего по принадлежности к тому или иному городу (территориальной общине): «люди/человек, сын города Ура», «люди/человек, сын города Лагаша» и др. При этом всё древнее население Южной Месопотамии — как шумеры, так и аккадцы — именовали себя одинаково: «черноголовые» (шум. sag-gig2, саг-ги́г; аккад. ṣalmat-qaqqadim, ца́льмат-ка́ккадим), что по сути означало «люди». Шумеры не были единственным древним населением Южной Месопотамии: помимо них там с дописьменных времён обитали упомянутые аккадцы и вероятно — гипотетические аборигены тех мест. Однако в период окончательного оформления шумерской цивилизации (эпоха РД) там безусловно доминировал лишь один язык — шумерский, на котором писали как в самой области Шумер (где соответствующее население было преобладающим), так и в более разнородной в этническом отношении области Аккад, а также — за пределами Южной Месопотамии (в Мари, Эбле и др.).

«Шумерская проблема»[править | править код]

С открытием шумерского цивилизации встал вопрос об её истоках. Важную роль в формировании научного дискурса на этот счёт сыграла так называемая «теория проградации»: ещё в 1835 году Ч. Т. Беке, проанализировав древние и поздние свидетельства, указал на процесс постепенного продвижения (проградации) Тигро-Евфратской дельты в сторону Персидского залива и постепенного отступления последнего. По мнению британского исследователя, береговая линия залива изначально находилась гораздо севернее нынешней — в центральной части Месопотамии, в районе современного города Самарра, откуда она постепенно сдвигалась на юг. Тезис о первоначальном затоплении Южной Месопотамии (территории шумерской цивилизации) водами Персидского залива оказался долгоживущим: его использование имеет место и в отечественной фундаментальной работе «История Древнего Востока» под редакцией И. М. Дьяконова, вышедшей в 1983 году. В конце XIX века, во время раскопок Э. де Сарзека в Телло шумерские находки (раннединастического времени) были древнейшими в Южной Месопотамии, отражая при этом черты зрелой, сформировавшейся цивилизации. Вопросы о том, как и когда носители этой развитой цивилизации появились на освобождавшейся от морских вод равнине Южной Месопотамии, а также где находилась изначальная прародина этого населения — стали основными компонентами сложнейшей научной проблемы, получившей название «шумерский вопрос»; впервые он был сформулирован в 1989 году Францем Вайсбахом в одноимённой книге («Die Sumeriche Frage»).

Основные исследования в рамках шумерского вопроса (или шумерской проблемы) ведутся в рамках двух научных дисциплин — лингвистики и археологии. Лингвистические исследования направлены, прежде всего, на выявление родственных связей шумерского языка. За время с момента постановки проблемы было предложено огромное количество гипотез, в совокупности связывавших шумерский едва ли не со всеми языками Евразии; в отечественной шумерологии была особенно распространена гипотеза, разрабатывавшаяся И. М. Дьяконовым, которая доказывала родство шумерского с осовремененными алтайскими языками (тюркские и др.). Несмотря на обилие предположений на сегодняшний день ни одна предложенная концепция не является общепринятой в научной среде.

Археологические исследования по шумерской проблеме получили импульс в начале XX века, когда были открыты «дошумерские» (то есть предшествующие периоду РД) культуры Южной Месопотамии — Урук, Джемдет-Наср и Убейд. Они отличались, прежде всего, особым обликом глиняной посуды: в первом случае — красноватой, во втором и третьем — расписанной особым орнаментом, в то время как «шумерская» керамика времени РД — нерасписная. Однако открытие в урукских и джемдет-насрских слоях древнейших глиняных табличек с примитивным полупиктографическим письмом (предшественником клинописи) склонило исследователей к мнению, что носителями указанных доисторических культур был всё же шумеры — несмотря на то, что упомянутые знаки не передают фонетической информации. В итоге, периоды Урук и Джемдет-Наср стали рассматриваться в качестве древнейшего, протописьменного периода месопотамской цивилизации, а гипотетический «приход шумеров» сдвинулся к более ранней, убейдской эпохе. Один из первооткрывателей Убейда, британский археолог Леонард Вулли, обнаружил (как ему казалось) свидетельства прихода шумеров в позднейших убейдских слоях Ура. Раскапывая этот важный город шумерской цивилизации, Л. Вулли исследовал два доисторических могильника, один из которых он определил как позднеубейдский, а другой отнёс к следующей, переходной фазе, (имевшей множество черт последующей, урукской эпохи). Археолог обратил внимание на особенности погребений: в то время как в позднем могильнике умершие были погребены в привычном для исторической (в том числе шумерской) эпохи скорченном положении, в раннем (собственно убейдском) могильнике положение было кардинально иным — вытянутым на спине. Этот контраст, по мнению Л. Вулли, отчётливо демонстрировал смену населения в Южной Месопотамии на рубеже периодов Убейд и Урук. Эта гипотеза, выдвинутая ещё в 20-х—30-х годах XX века, в последующее время стала традиционной.

В середине XX века геологи Лис и Фолкон опубликовали работу, опровергавшую основные положения «теории проградации»: исследователи доказывали, что в ранние эпохи территория Нижней Месопотамии не только не была затоплена водами Персидского залива, но и сама береговая линия последнего находилась далеко на юге — приблизительно на месте современной. В те же годы публиковались отчеты археологов, открывших новые «доубейдские» культуры Южной Месопотамии — Хаджи-Мухаммед и Эреду. В 1960 году вышла статья Джоан Оутс, доказывающая культурное единство керамических традиций Эреду, Хаджи-Мухаммед и Убейд: все они были объединены как фазы единой убейдской последовательности (Убейд 1-4). Тогда же, вслед за своим учителем, Генри Франкфортом, Дж. Оутс подвергла критике традиционные гипотезы о приходе шумеров откуда-то с иноземной прародины, высказав предположение, что месопотамская цивилизация, вероятно, в наименьшей степени была обязана своим возникновением неким пришельцам или внешнему влиянию, и что древнейшие основные черты её культуры сформировались ещё в первобытную убейдскую эпоху. Происхождение самой убейдской традиции также подробно исследовалось Дж. Оутс, которая пришла к выводу о связи древнейшей убейдской керамики, мелкой пластики и архитектуры с северомесопотамской традицией Хассуны-Самарры; носители которой осуществили колонизацию аридного Юга, имея в своём распоряжении навыки ирригации.

Традиционное восприятие ирригации как sine qua non для Южной Месопотамии отвергает возможность существования в этом регионе примитивного населения (не владеющего этой технологией) из-за суровых климатических условий. К концу XX века этот взгляд подвергся основательной критике, указавшей на достаточность ресурсов рек и болот исторического Шумера для существования там подвижных групп охотников-собирателей. При этом, считается, что обнаружение следов указанных гипотетических аборигенов затруднено в следствие особенностями рельефа и режима рек Евфрат и Тигр: из-за неоформленности русел те постоянно меняют направления, оставляя при неконтролируемом разливе мощный слой илистых отложений. С незапамятных времён такие первобытные коллективы могли жить среди болотистых низин, в том числе сосуществуя с более развитыми северными колонизаторами. Возможность существования среди этого аборигенного населения шумеров допускается одно из субстратных гипотез: ещё в середине XX в. Бенно Ландсбергер полагал, что важнейшие культурные термины шумерского языка не принадлежат последнему, а заимствованы из неизвестного субстрата, который он назвал протоевфратским. Собственно сами шумеры связывали происхождение человечества не с севером Месопотамии, а с неким южным островом Дильмун, имевшем архетипичные черты Потеряного Рая; уже в историческую эпоху этим именем, вероятно, называли Бахрейнский архипелаг. Попытки найти шумерскую прародину там были предприняты Дж. Бибби; однако обнаруженные в ходе раскопок древнейшие убейдские находки оказались моложе месопотамских. В 2010 году вышла статья археолога Дж. Роуза, который на основе геологических и археологических данных доказывал, что в позднеплейстоценовую эпоху на месте современного Персидского залива находился гигантский оазис (Arabo-Persian Gulf Oasis). Благоприятные природные условия указанного оазиса должны были способствовать существованию там населения — вплоть до времени около 6000 лет до н. э., когда океанические воды прорвали барьер в районе Ормузского пролива и затопили эти земли; существование оазиса объясняет расположение плейстоценовых памятников по берегам и островам Персидского залива — в Восточной Аравии, Иране и т. д.; при этом эпиграфом к своей статье Роуз сделал цитату из шумерского мифа о райской стране Дильмун. Предположение о возможной связи примитивных орудий из убейдскимх слоёв с некими бродячими коллективами Северо-Восточной Аравии высказывал, в частности, Д. Т. Поттс (1997); однако исследование образцов синхронной аравийской бифациальной культуры указало на значительные отличия её индустрии[17]. Высказывалось также предположение о возможных связях с традициями докерамического неолита Б Иордании, которые могли поддерживаться через систему вади. Тем не менее, на сегодняшний день вопрос о содержании древнейших этапов истории Южной Месопотамии остаётся открытым, а шумерский вопрос — нерешённой научной проблемой.

Язык[править | править код]

Язык шумеров имеет агглютинативную структуру. Его родственные связи в настоящее время не установлены; в разработке находится ряд гипотез.

Письменность[править | править код]

В основе шумерской письменности лежат пиктограммы. Первоначально число знаков в шумерском языке достигало тысячи. Постепенно их количество сократилось до 600. Почти половина из них использовались как логограммы и одновременно как силлабограммы, чему способствовала моносиллабичность большинства шумерских слов, остальные были только логограммами. При чтении в каждом отдельно взятом контексте знак-идеограмма воспроизводил одно определённое слово, и идеограмма становилась логограммой, то есть знаком для слова с его конкретным звучанием.

В шумерском языке существовало много односложных слов, поэтому оказалось возможным использовать логограммы, передающие подобные слова, для чисто фонетической передачи слов или грамматических показателей, которые не поддавались воспроизведению непосредственно в виде рисуночного знака-идеограммы. Таким образом, логограммы начинают применяться как силлабограммы.

История[править | править код]

Уже в середине IV тыс. до н. э. здесь возникает протописьменность. Наиболее древние тексты из городов Урук и Джемдет-Наср датируются примерно 3300 до н. э. Ранние формы клинописи появляются ок. 3000 до н. э.[18]

Достоверные надписи на шумерском языке появляются только в период правления Эн-Мебарагеси (ок. 26 в. до н. э.). Юрис Заринс считает, что шумеры селились вдоль побережья Восточной Аравии, которое оказалось затоплено в конце ледникового периода[19].

По мнению ряда современных историков, первые постоянные поселения шумеров на юге Месопотамии появляются между 5500 и 4000 до н. э., о чём свидетельствуют названия городов, рек и т. п. на шумерском языке, который представляет собой агглютинативный изолят[20][21][22].

Эти поселенцы, были они шумерами или нет, являлись носителями культуры Убейд, которая в свою очередь развилась из Самаррской культуры северной части Месопотамии (Ассирии). Хотя убейдцы (их называют также протоевфратцами) не упоминаются ни в одном шумерском тексте, именно их современные историки считают первой цивилизационной силой в Шумере: они осушали болота, занимались сельским хозяйством, торговлей и ремеслом, в том числе ткачеством, производством изделий из кожи и металлов, гончарным делом, возводили здания из камня[23][24][25][26][27].

Собственно шумерская цивилизация обрела форму в Урукский период (4 тыс. до н. э.), причём она вступает на историческую арену уже полностью сформированной, словно и не было эпохи преистории. Но уже в течение 3 тыс. до н. э. происходит синтез культур шумеров и семитов — носителей аккадского языка. Взаимное влияние шумерского и аккадского заметно во всех областях от массового лексического заимствования до синтаксической, морфологической и фонологической конвергенции. Это побудило учёных постулировать гипотезу о языковом союзе шумерского и аккадского в 3 тыс. до н. э.[28] Ок. 2270 до н. э. (короткая хронология) Шумер был захвачен семитоязычными царями Аккада, но шумерский язык в течение некоторого времени сохранял статус священного языка.

Шумеры вновь взяли власть в свои руки во время Третьей династии Ура ок. 2100—2000 до н. э., которая была уничтожена семитами-амореями и эламитами.

Во второй половине 4-го тыс. до н. э. в Южной Месопотамии появились шумеры — народ, который в более поздних письменных документах называет себя «черноголовыми» (шумер. «санг-нгига», аккад. «цальмат-каккади»). Это был народ этнически, лингвистически и культурно чуждый семитским племенам, заселившим Северную Месопотамию приблизительно в то же время или несколько позднее. Шумерский язык, с его причудливой грамматикой, не родствен ни одному из сохранившихся до наших дней языков. Попытки отыскать их первоначальную родину до сих пор оканчивались неудачей.

По всей видимости[источник не указан 1040 дней], страна, откуда пришли шумеры, находилась где-то в Азии, скорее в горной местности, но расположенной таким образом, что её жители смогли овладеть искусством мореплавания. Свидетельством того, что шумеры пришли с гор, является их способ постройки храмов, которые возводились на искусственных насыпях или на сложенных из кирпича или глиняных блоков холмах-террасах. Едва ли подобный обычай мог возникнуть у обитателей равнин. Его вместе с верованиями должны были принести со своей прародины жители гор, воздававшие почести богам на горных вершинах. И ещё одно свидетельство — в шумерском языке слова «страна» и «гора» пишутся одинаково.

Многое говорит и за то, что шумеры пришли в Месопотамию морским путём[источник не указан 1040 дней]. Во-первых, они, прежде всего, появились в устьях рек. Во-вторых, в их древнейших верованиях главную роль играли боги Ану, Энлиль и Энки. И, наконец, едва поселившись в Месопотамии, шумеры сразу же занялись организацией ирригационного хозяйства, мореплаванием и судоходством по рекам и каналам. Первые шумеры, появившиеся в Месопотамии, составляли небольшую группу людей. Думать о возможности массовой миграции морским путём в то время не приходится. В эпосе шумеров упоминается их родина, которую они считали прародиной всего человечества — остров Дильмун, однако гор на этом острове нет.

Обосновавшись в устьях рек, шумеры овладели городом Эреду. Это был их первый город. Позднее они стали считать его колыбелью своей государственности. По прошествии ряда лет шумеры двинулись вглубь Месопотамской равнины, возводя или завоёвывая новые города. Для наиболее отдалённых времён шумерская традиция является настолько легендарной, что не имеет почти никакого исторического значения. Уже из данных Бероса было известно, что вавилонские жрецы делили историю своей страны на два периода: «до потопа» и «после потопа». Берос в своём историческом труде отмечает 10 царей, правивших «до потопа», и приводит фантастические цифры их правления. Те же данные приводит и шумерский текст 21-го века до н. э., так называемый «Царский список». Кроме Эреду, в качестве «допотопных» центров шумеров «Царский список» называет Бад-тибиру, Ларак (впоследствии малозначимые поселения), а также Сиппар на севере и Шуруппак в центре.

I этап Раннединастического периода (ок. 2750—2615 до н. э.)[править | править код]

В начале 3-го тыс. до н. э. в Двуречье существовало около полутора десятков городов-государств. Окрестные, мелкие селения подчинялись центру, во главе которого стоял правитель, являвшийся иногда одновременно и военачальником и верховным жрецом. Эти мелкие государства принято в настоящее время именовать греческим термином «номы». Известны следующие номы, существовавшие к началу Раннединастического периода:

Древняя Месопотамия
  1. Эшнунна. Расположен был ном Эшнунна в долине реки Диялы.
  2. Сиппар. Расположен выше раздвоения Евфрата на собственно Евфрат и Ирнину.
  3. Безымянный ном на канале Ирнина, позднее имевший центр в городе Куту. Первоначальными центрами нома были города, расположенные под современными городищами Джедет-Наср и Телль-Укайр. Города эти прекратили своё существование к началу 3-го тыс. до н. э.
  4. Киш. Расположен на Евфрате, выше его соединения с Ирниной.
  5. Кеш. Расположен на Евфрате, ниже его соединения с Ирниной.
  6. Ниппур. Расположен ном на Евфрате, ниже отделения от него Интурунгаля.
  7. Шуруппак. Расположен на Евфрате, ниже Ниппура. Шуруппак, по-видимому, всегда зависел от соседних номов.
  8. Урук. Расположен на Евфрате, ниже Шуруппака.
  9. Ур. Расположен в устье Евфрата.
  10. Адаб. Расположен на верхнем отрезке Интурунгаля.
  11. Умма. Расположен на Интурунгале, в месте отделения от него канала И-нина-гена.
  12. Ларак (город). Расположен на русле канала, между собственно Тигром и каналом И-нина-гена.
  13. Лагаш. Ном Лагаш включал в себя целый ряд городов и поселений, расположенных на канале И-нина-гена и примыкающих к нему каналах.
  14. Акшак. Местоположение этого нома не совсем ясно. Обычно его отождествляют с позднейшим Описом и помещают на Тигре, против впадения в него реки Диялы.

Из городов шумеро-восточносемитской культуры, находившихся вне Нижней Месопотамии важно отметить Мари на Среднем Евфрате, Ашшур на Среднем Тигре и Дер, расположенный к востоку от Тигра, по дороге в Элам.

Культовым центром шумеро-восточносемитских городов был Ниппур. Возможно, что первоначально именно ном Ниппур назывался Шумером. В Ниппуре находился Э-кур — храм общешумерского бога Энлиля. Энлиль почитался как верховный бог ещё в течение тысячелетий всеми шумерами и восточными семитами (аккадцами), хотя Ниппур никогда не представлял собой политического центра ни в историческое, ни, судя по шумерским мифам и легендам, в доисторическое время.

Анализ как «Царского списка», так и археологические данные показывают, что двумя главнейшими центрами Нижней Месопотамии с начала Раннединастического периода являлись: на севере — Киш, господствующий над сетью каналов группы Евфрат-Ирнина, на юге — поочерёдно Ур и Урук. Вне влияния, как северного, так и южного центров обычно находились Эшнунна и прочие города долины реки Диялы, с одной стороны и ном Лагаш на канале И-нина-гена, с другой.

II этап Раннединастического периода (ок. 2615—2500 до н. э.)[править | править код]

Поражение Аги под стенами Урука вызвало, как кажется, нашествие эламитов, покорённых его отцом. Кишская традиция помещает после I династии Киша династию эламского города Авана, которая, очевидно, установила свою гегемонию, помимо Элама, и в северной части Двуречья. Та часть «списка», где следовало бы ожидать имена царей династии Авана, повреждена, но возможно, что одним из этих царей был Месалим.

На юге параллельно династии Авана продолжала осуществлять гегемонию I династия Урука, правителю которого Гильгамешу и его преемникам удалось, как свидетельствуют документы из архива города Шуруппака, сплотить вокруг себя ряд городов-государств в военный союз. Этот союз объединял государства расположенные в южной части Нижней Месопотамии, по Евфрату ниже Ниппура, по Итурунгалю и И-нина-гене: Урук, Адаб, Ниппур, Лагаш, Шуруппак, Умма и др. Если принять во внимание территории, охваченные этим союзом, можно, вероятно, отнести время его существования до правления Месалима, поскольку известно, что при Меселиме каналы Итурунгаль и И-нина-гена находились уже под его гегемонией. То был именно военный союз небольших государств, а не объединённое государство, ибо в документах архива нет данных о вмешательстве правителей Урука в дела Шуруппака или об уплате им дани.

Правители «номовых» государств, включенных в военный союз, титула «эн» (культовый глава нома), в отличие от правителей Урука, не носили, а обычно называли себя энси или энсиа[к] (аккад. ишшиаккум, ишшаккум). Термин этот видимо означал «господин (или жрец) закладки сооружений». В действительности, однако, энси имел и культовые, и даже военные функции, так он возглавлял дружину из храмовых людей. Некоторые правители номов стремились присвоить себе титул военного вождя — лугаля. Часто это отражало претензию данного правителя на независимость. Однако не всякий титул «лугаль» свидетельствовал о гегемонии над страной. Военный вождь-гегемон называл себя не просто «лугалем своего нома», а либо «лугалем Киша» если претендовал на гегемонию в северных номах, либо «лугалем страны» (лугаль Калама), для получения такого титула необходимо было признание военного верховенства данного правителя в Ниппуре, как центре общешумерского культового союза. Остальные лугали по своим функциям практически не отличались от энси. В некоторых номах были только энси (например в Ниппуре, Шуруппаке, Кисуре), в других только лугали (например в Уре), в третьих и те и другие в разные периоды (например в Кише) или даже, может быть, одновременно в ряде случаев (в Уруке, в Лагаше) правитель временно получал титул лугаля вместе с особыми полномочиями — военными или другими.

III этап Раннединастического периода (ок. 2500—2315 до н. э.)[править | править код]

III этап Раннединастического периода характеризуется бурным ростом богатств и имущественным расслоением, обострением социальных противоречий и неустанной войной всех номов Месопотамии и Элама друг против друга с попыткой правителей каждого из них захватить гегемонию над всеми остальными.

В этот период расширяется ирригационная сеть. От Евфрата в юго-западном направлении были прорыты новые каналы Арахту, Апкаллату и Ме-Энлила, часть которых достигала полосы западных болот, а часть полностью отдавала свои воды орошению. В юго-восточном направлении от Евфрата, параллельно Ирнине был прорыт канал Зуби, бравший начало от Евфрата выше Ирнины и тем самым ослаблявший значение номов Киша и Куту. На этих каналах образовывались новые номы:

  • Вавилон (ныне ряд городищ у города Хилла) на канале Арахту. Общинный бог Вавилона был Амаруту (Мардук).
  • Дильбат (ныне городище Дейлем) на канале Апкаллату. Общинный бог Ураш.
  • Марад (ныне городище Ванна ва-ас-Са’дун) на канале Ме-Энлила. Общинный бог Лугаль-Марада и ном
  • Казаллу (точное местоположение неизвестно). Общинный бог Нимушда.
  • Пуш на канале Зуби, в его нижней части.

Новые каналы были отведены и от Итурунгаля, а также прорыты внутри нома Лагаш. Соответственно возникли и новые города. На Евфрате ниже Ниппура, вероятно базируясь на прорытые каналы, также выросли города, претендовавшие на независимое существование и боровшиеся за источники воды. Можно отметить такой город, как Кисура (по-шумерски «граница», скорее всего, граница зон северной и южной гегемонии, ныне городище Абу-Хатаб), некоторые номы и города, упоминаемые надписями времен 3 этапа Раннединастического периода, не поддаются локализации.

Ко времени III этапа Раннединастического периода относится набег на южные районы Двуречья, предпринятый из города Мари. Набег из Мари приблизительно совпал с концом гегемонии эламского Авана на севере Нижней Месопотамии и I династии Урука на юге страны. Была ли тут причинная связь, сказать трудно. После того на севере страны стали соперничать две местные династии, как видно на Евфрате, другая на Тигре и Ирнине. Это были II династия Киша и династия Акшака. Половина сохраненных «Царским списком» имен правивших там лугалей — восточносемитская (аккадская). Вероятно, обе династии были аккадскими по языку, а то, что часть царей носила шумерские имена, объясняется силой культурной традиции. Степные кочевники — аккадцы, пришедшие, видимо, из Аравии, поселились в Месопотамии почти одновременно с шумерами. Они проникли в центральную часть Тигра и Евфрата, где вскоре осели и перешли к земледелию. Примерно с середины 3-го тыс. аккадцы утвердились в двух крупных центрах северного Шумера — городах Кише и Акше. Но обе эти династии имели мало значения по сравнению с новым гегемоном юга — лугалями Ура.

По древнешумерскому эпосу, около 2600 г. до н. э. Шумер объединяется под властью Гильгамеша, Урукского царя, позже передавшего власть династии Ура. Затем трон захватывает Лугальаннемунду, правитель Адаба, подчинивший Шумеру пространства от Средиземного моря до юго-западного Ирана. В конце XXIV в. до н. э. новый завоеватель — царь Уммы Лугальзагеси расширяет эти владения до Персидского залива.

В XXIV веке до н. э. большая часть Шумера была завоёвана Аккадским царём Шуррукином (Саргон Древний). К середине II тысячелетия до н. э. Шумер был поглощён набиравшей силу Вавилонской империей. Ещё раньше, к концу III тысячелетия до н. э., шумерский язык потерял статус разговорного, хотя и сохранялся ещё в течение двух тысячелетий как язык литературы и культуры.

Культура[править | править код]

Клинописная табличка

Шумер — одна из древнейших известных цивилизаций. Шумерам приписывается множество изобретений, таких как колесо, письменность, ирригационная система, сельскохозяйственные орудия, гончарный круг и даже пивоварение, хотя доподлинно не известно, были ли эти напитки схожи по структуре с более поздними хмельными настойками.

Философия[править | править код]

Философия начинается в Шумере, можно сказать, перефразируя мысль С. Н. Крамера относительно истории. Первый этический кодекс «Наставления мудрого Шаруппака сыну» опередил Никомахову этику Аристотеля на сотни лет.[источник не указан 662 дня]

Искусство[править | править код]

Хотя шумеры оставили после себя огромное количество произведений искусства, самого этого понятия в их культуре, как и во всех народах периода до Древней Греции, не существовало, поскольку все предметы искусства имели определённые функции: мемориальную, культовую и прагматическую. Прагматическая функция состояла в демонстрации высокого социального статуса обладателя вещи, например, печати, культовая означала участие изделия в религиозных обрядах, а мемориальная функция означала, что изделие должно было напоминать потомкам о своих предках, призывать их чтить их деяния, приносить им жертвы и т. д. Эстетической функции у шумерских изделий не существовало[29].

Архитектура[править | править код]

В Южной Месопотамии мало деревьев и камня, поэтому первым строительным материалом были сырцовые кирпичи из смеси глины, песка и соломы. Раствором служила смесь песка, ила и жидкой глины.

Основу архитектуры Южной Месопотамии составляют светские (дворцы) и религиозные (зиккураты) монументальные постройки и здания. Первые из дошедших до нас храмов относятся к IV—III тысячелетиям до н. э. Эти мощные культовые башни, называемые зиккуратами (ziggurat— святая гора), были квадратными и напоминали ступенчатую пирамиду. Ступени соединялись лестницами, по краю стены шёл ведущий к храму пандус. Стены окрашивались в чёрный (асфальт), белый (известь) и красный (кирпич) цвета.

Конструктивной особенностью монументального зодчества было идущее от 4 тысячелетия до н. э. применение искусственно возведённых платформ, что объясняется, возможно, необходимостью изолировать здание от сырости почвы, увлажняемой разливами, и вместе с тем, вероятно, желанием сделать здание видимым со всех сторон. Другой характерной чертой, основанной на столь же древней традиции, была ломаная линия стены, образуемая выступами. Окна, когда они делались, помещались в верхней части стены и имели вид узких щелей. Здания освещались также через дверной проём и отверстие в крыше. Покрытия в основном были плоские, но известен был и свод.

Обнаруженные раскопками на юге Шумера жилые здания имели внутренний открытый двор, вокруг которого группировались крытые помещения. Эта планировка, соответствовавшая климатическим условиям страны, легла в основу и дворцовых построек южного Двуречья. В северной части Шумера обнаружены дома, которые вместо открытого двора имели центральную комнату с перекрытием.[30]

Шумерская литература[править | править код]

Одним из наиболее известных произведений шумерской литературы считается «Эпос о Гильгамеше» — собрание шумерских легенд, позже переведённых на Аккадский язык. Таблички с эпосом были найдены в библиотеке царя Ашшурбанапала. В эпосе рассказывается о легендарном царе Урука Гильгамеше, его друге дикаре Энкиду и поисках секрета бессмертия. Одна из глав эпоса, история Утнапиштима, спасшего человечество от всемирного потопа, повторяется в библейской истории о Ноевом Ковчеге.

Известен также шумеро-аккадский космогонический эпос «Энума элиш», а также серия табличек «Урра-Хубуллу» (что по-шумерски и по-аккадски соответственно означает «долг» или «процентный заем»[31]), являющаяся своего рода энциклопедией из 24 книг[32].

Костюм[править | править код]

Религия[править | править код]

Шумерская богиня
Статуя 24-го века до н. э. молящегося шумерского человека (современная восточная Сирия)

Шумерский пантеон функционировал как ассамблея во главе с богом-царём. Собрание богов делилось на группы, основная из которых известна как «Великие Боги», состояла из 50 божеств и, по верованиям шумеров, вершила судьбу человечества. Также божества разделялись на творческие и не творческие. Творческие боги были ответственны за небо (Ан), землю (богиня-матерь Нинхурсаг), море (Энки), воздух (Энлиль). Космические явления и культурные феномены поддерживались в гармонии благодаря так называемым «Мэ» (или «Ме»). Мэ — это набор правил, данных каждой космической функции и культурному феномену, с целью вечного поддержания их функции соответственно кланам создавшего их божества. Правила Мэ:

  • эн — жреческая власть
  • истина
  • царская власть
  • закон
  • искусство

Человек, согласно шумерской мифологии, создан из глины, замешанной на божественной крови. Также у шумеров присутствовал миф о всемирном потопе.

Вселенная в шумерской мифологии состоит из нижнего и верхнего мира и землёй между ними. В целом нижний мир считался огромным космическим пространством под землёй, противовесом небесам. Нижним миром правили боги: Нергаль и Эрешкигаль.

Шумеры считали, что они созданы для служения богам, между ними и богами существует очень тесная связь. Своим трудом они как бы «кормят» богов, и без них боги не смогли бы существовать так же, как и шумеры без богов.

Значение шумерской цивилизации[править | править код]

Ведущий американский исследователь С. Н. Крамер называл шумеров «первой цивилизацией на Земле»[33] и полагал, что «История начинается в Шумере»[34].

Cм. также[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Северную часть Южной Месопотамии занимала другая область — Аккад (Канева, 2006, с. 8)
  2. Название «ассириология» обусловлено тем, что наиболее ранние раскопки, давшие первые массовые находки месопотамских клинописных текстов, производились в Северном Ираке, на землях, населённых ассирийским народом (Крамер, 2002, с. 28).
  3. Для семитских языков характерна неустойчивость гласных звуков, а клинопись передаёт гласные и согласные одинаково устойчивыми. Кроме того, для семитских языков характерна разница между мягкими и твёрдыми палатальными и дентальными согласными, однако клинопись не учитывает этого, передавая семитскую консонантную систему неадекватно. Наконец, если бы клинопись была изобретена семитами, то её слоговые знаки имели бы связь с конкретными семитскими словами, однако большинство знаков не имеет этой связи (Крамер, 2002, с. 30).

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Канева, 2006, с. 8.
  2. King, Leonid W. (2015) «A History of Sumer and Akkad» (ISBN 1-5228-4730-8)
  3. Емельянов, 2017.
  4. 1 2 Potts, 1997, p. 44.
  5. Канева, 2006, с. 6.
  6. 1 2 Potts, 1997, p. 43.
  7. 1 2 3 Канева, 2006, с. 7.
  8. Крамер, 2002, с. 15—16.
  9. Крамер, 2002, с. 16—17.
  10. Крамер, 2002, с. 17—19.
  11. Крамер, 2002, с. 20.
  12. Крамер, 2002, с. 25—28.
  13. 1 2 Крамер, 2002, с. 29—30.
  14. Крамер, 2002, с. 32.
  15. Канева, 2006, с. 7—8.
  16. 1 2 3 4 Крамер, 2002, с. 31.
  17. Margarethe Uepermann (2007), «Structuring the Late Stone Age of Southeastern Arabia» (Arabian Archaeology and Epigraphy Arabian Archaeology and Epigraphy Volume 3, Issue 2, pages 65-109)
  18. Joshua J. Mark. Cuneiform. Ancient History Encyclopedia.
  19. Hamblin, Dora Jane (May 1987). «Has the Garden of Eden been located at last?». Smithsonian Magazine. 18 (2)
  20. «Ancient Mesopotamia. Teaching materials». Oriental Institute in collaboration with Chicago Web Docent and eCUIP, The Digital Library.
  21. «The Ubaid Period (5500-4000 B.C.)» In Heilbrunn Timeline of Art History. Department of Ancient Near Eastern Art. The Metropolitan Museum of Art, New York (October 2003)
  22. «Beyond the Ubaid», (Carter, Rober A. and Graham, Philip, eds.), University of Durham, April 2006
  23. «Sumer (ancient region, Iraq)». Britannica Online Encyclopedia.
  24. Kleniewski, Nancy; Thomas, Alexander R (2010-03-26). «Cities, Change, and Conflict: A Political Economy of Urban Life». ISBN 978-0-495-81222-7.
  25. Maisels, Charles Keith (1993). «The Near East: Archaeology in the „Cradle of Civilization“». ISBN 978-0-415-04742-5.
  26. Maisels, Charles Keith (2001). «Early Civilizations of the Old World: The Formative Histories of Egypt, the Levant, Mesopotamia, India and China». ISBN 978-0-415-10976-5.
  27. Shaw, Ian; Jameson, Robert (2002). «A dictionary of archaeology». ISBN 978-0-631-23583-5.
  28. Deutscher, Guy (2007). Syntactic Change in Akkadian: The Evolution of Sentential Complementation. Oxford University Press US. pp. 20-21. ISBN 978-0-19-953222-3.
  29. Емельянов, 2001, с. 139—140.
  30. Кравченко А. И. Культурология: Уч. пособие для вузов. — М.: Академический проект, 2001.
  31. Журнал «Вокруг света» Открытие Зодиака.2006.
  32. Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроникиЭлектронный учебно-методический комплекс по дисциплине «Культурология». Минск, 2007.
  33. Крамер, 2002.
  34. Крамер, 1965.

Литература[править | править код]

  1. Емельянов, В. В. Древний Шумер. Очерки культуры. — СПб.: Петербургское востоковедение, 2001. — 366 с. — (Мир Востока). — ISBN 5-85803-161-7.
  2. Емельянов, В. В. ШУМЕР // Большая российская энциклопедия. — М., 2017. — Т. 35. — С. 153—155.
  3. История Древнего Востока : Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. Ч. 1. Месопотамия / Под ред. И. М. Дьяконова. — М.: Наука, 1983. — 534 с.
  4. Канева, И. Т. Шумерский язык. — второе издание, переработанное и дополненное. — СПб.: Петербургское Востоковедение, 2006. — 240 с. — («Orientalia»). — ISBN 5-85803-302-8.
  5. Крамер, С. Н. История начинается в Шумере = History begins at Sumer / Пер. Ф. Л. Мельденсона; под ред. и с предисл. В. В. Струве. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1965. — 255 с. — (По следам исчезнувших культур Востока).
  6. Крамер, С. Н. Шумеры. Первая цивилизация на Земле / Пер. с англ. А. В. Милосердовой. — М.: ЗАО Центрполиграф, 2002. — 383 с. — (Загадки древних цивилизаций). — ISBN 5-9524-0160-0.
  7. Potts, D. T. Mesopotamian Civilization: The Material Foundations. — London: Athlone Press, 1997. — XX+366 с. — ISBN 0-48593001-3.

Дополнительная литература[править | править код]

  • Антонова Е. В. Месопотамия на пути к первым государствам. — М.: Изд. фирма «Восточная литература» РАН, 1998. — 224 с.: ил. — ISBN 5-02-017934-5.
  • Бадер Н. О. Древнейшие земледельцы Северной Месопотамии. Исследования советской археологической экспедиции в Ираке на поселениях Телль Мацалия, Телль Сотто, Кюльтепе. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1989. — 368 с.: ил. — ISBN 5-02-009429-3.
  • Бардески Кьяра Децци. Месопотамия. Колыбель человечества / Пер. Т. Н. Григорьевой. — М.: Ниола-Пресс, 2008. — 128 с. — Серия «Тайны истории». — ISBN 978-5-366-00327-8.
  • Белицкий Мариан. Забытый мир шумеров / Пер. с пол. Д. С. Гальпериной. — М.: Наука, 1980. — 398 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Бибби Джеффри. В поисках Дильмуна / Пер. с англ. Н. Елисеева. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1984. — 369 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Вулли Леонард. Ур халдеев / Пер. с англ. Ф. Л. Мендельсона. — М.: Изд-во восточной литературы, 1961. — 256 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Гласснер Жан-Жак. Месопотамия / Пер. с франц. Л. С. Самуйлова. — М.: Вече, 2012. — 464 с. — Серия «Гиды цивилизаций». — ISBN 978-5-9533-3403-7.
  • Гуляев В. И. Шумер. Вавилон. Ассирия: 5000 лет истории. — М.: Алетейа, 2004. — 440 с. — Серия «Сокровенная история цивилизаций». — ISBN 5-89321-112-X.
  • Дьяконов И. М. О площади и составе населения шумерского «города-государства» // Вестник древней истории. — 1950. — № 2. — С. 77—93.
  • Дьяконов И. М. Люди города Ура. Материалы и исследования. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1990. — 430 с. — Серия «Культура народов Востока». — ISBN 5-02-016568-9.
  • Заблоцка Юлия. История Ближнего Востока в древности. От первых поселений до персидского завоевания / Пер. с пол. Д. С. Гальпериной. Под ред. В. А. Якобсона. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1989. — 416 с. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Кленгель-Брандт Эвелин. Путешествие в древний Вавилон / Пер. с нем. Б. С. Святского. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1979. — 260 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Кленгель-Брандт Эвелин. Вавилонская башня. Легенда и история / Пер. с нем. И. М. Дунаевской. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1991. — 160 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Кривачек Пол. Вавилон. Месопотамия и рождение цивилизации. MV-DCC до н. э. / Пер. Л. А. Карповой.— М.: ЗАО «Центрполиграф», 2015. — 352 с.: ил. — Серия «Memorialis». — ISBN 978-5-227-06261-1.
  • Куртик Г. Е. Звездное небо древней Месопотамии. Шумеро-аккадские названия созвездий и других светил. — СПб.: Алетейя, 2007. — 744 с.: ил.
  • Кьера Эдвард. Они писали на глине. Рассказывают вавилонские таблички. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1984. — 136 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Ламберг-Карловски К., Саблов Дж. Древние цивилизации. Ближний Восток и Мезоамерика / Пер. с англ. А. А. Пономаренко, И. С. Клочкова. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1992. — 368 с., ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Ллойд Сетон. Реки-близнецы. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1972. — 240 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Ллойд Сетон. Археология Месопотамии. От древнекаменного века до персидского завоевания. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1984. — 280 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Нуреев Р. М. Древний Шумер: учёт как основа организации государственного хозяйства // Всемирная история экономической мысли: В 6 томах / Гл. ред. В. Н. Черковец. — М.: Мысль, 1987. — 606 с. — Т. I. От зарождения экономической мысли до первых теоретических систем политической жизни. — С. 50-53. — ISBN 5-244-00038-1.
  • Оппенхейм А. Лео. Древняя Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации / Пер. с англ. М. Н. Ботвинника. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1990. — 320 с.: ил. — 2-е изд. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Флиттнер Н. Д. Культура и искусство Двуречья и соседних стран / Под ред. И. М. Дьяконова. — М.;Л.: Искусство, 1958. — 300 с.: ил.
  • Церен Эрих. Лунный бог / Пер. с нем. Б. Д. Каллистова. Под ред. А. А. Нейхардта. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1976. — 382 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Церен Эрих. Библейские холмы / Пер. с нем. Н. В. Шафранской. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1966. — 480 с.: ил.
  • Чабб Мэри. Город в песках / Пер. с англ. Н. Г. Коваленской. — М.: Наука, Главная редакция восточной литературы, 1965. — 96 с.: ил. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока».
  • Шумер: города Эдема / Пер. с англ. В. Хренова. — М.: Терра, 1997. — 168 с.: ил. — Серия «Энциклопедия Исчезнувшие цивилизации». — ISBN 5-300-01059-6.
  • Якобсен Торкильд. Сокровища тьмы. История месопотамской религии. — М.: Изд. фирма «Восточная литература», 1995. — 293 с. — Серия «По следам исчезнувших культур Востока». — ISBN 5-02-016601-4 / 5020166014
  • Ascalone, Enrico. 2007. Mesopotamia: Assyrians, Sumerians, Babylonians (Dictionaries of Civilizations; 1). Berkeley: University of California Press. ISBN 0-520-25266-7 (paperback).
  • Bottéro, Jean, André Finet, Bertrand Lafont, and George Roux. 2001. Everyday Life in Ancient Mesopotamia. Edingurgh: Edinburgh University Press, Baltimore: Johns Hopkins University Press.
  • Crawford, Harriet E. W. 2004. Sumer and the Sumerians. Cambridge: Cambridge University Press.
  • Leick, Gwendolyn. 2002. Mesopotamia: Invention of the City. London and New York: Penguin.
  • Lloyd, Seton. 1978. The Archaeology of Mesopotamia: From the Old Stone Age to the Persian Conquest. London: Thames and Hudson.
  • Nemet-Nejat, Karen Rhea. 1998. Daily Life in Ancient Mesopotamia. London and Westport, Conn.: Greenwood Press.
  • Kramer, Samuel Noah. The Sumerians: Their History, Culture and Character. — University of Chicago Press, 1963. — ISBN 0-226-45238-7.
  • Kramer, Samuel Noah. Sumerian Mythology: A Study of Spiritual and Literary Achievement in the Third Millennium BC.
  • Roux, Georges. 1992. Ancient Iraq, 560 pages. London: Penguin (earlier printings may have different pagination: 1966, 480 pages, Pelican; 1964, 431 pages, London: Allen and Urwin).
  • Schomp, Virginia. Ancient Mesopotamia: The Sumerians, Babylonians, And Assyrians.
  • Sumer: Cities of Eden (Timelife Lost Civilizations). Alexandria, VA: Time-Life Books, 1993 (hardcover, ISBN 0-8094-9887-1).
  • Woolley, C. Leonard. 1929. The Sumerians. Oxford: Clarendon Press.

Ссылки[править | править код]

Geography
Language