Сыворотка правды

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Сыворотка правды» — условное название психоактивных веществ, используемых (чаще всего спецслужбами) для получения скрываемых человеком сведений. Известны случаи применения «сыворотки правды» спецслужбами Индии к обвиняемому в участии в терактах в Мумбаи и властями США к обвиняемому в стрельбе в городе Орора[1].

История[править | править код]

История применения, изучения веществ, известных как «сыворотка правды», и само употребление этого термина начинается в начале 1920-х годов[2][3][4].

Изучение «Проблемы откровенности» в СССР[править | править код]

Михаил Любимов, бывший резидент советской внешней разведки в Копенгагене, вспомнил, как во время его командировки в Великобританию (в начале 1960-х) «центр» доставил по его просьбе в эту страну так называемый «болтунчик» — по всей видимости, наркотическое средство, позволяющее развязать язык важному собеседнику[5].

Известно, что в 1983 году КГБ применял спецпрепараты СП-26[6], СП-36 и СП-108[7] для расследования диверсии на Вильнюсском станкостроительном заводе «Жальгирис» (с санкции первого заместителя председателя КГБ Цинева). В справке КГБ отмечалось, что препараты «СП» использовались в ходе непринуждённых бесед объектов с оперативными работниками при употреблении различных напитков, а в последующие дни объекты содержание бесед пересказать не могли и в применении к ним спецпрепаратов не заподозрили.

В 1985 году подозреваемого в госизмене Олега Гордиевского негласно допрашивали в КГБ с применением спецпрепарата растормаживающего действия, однако препарат не дал результата[8].

В 2004 году Олег Калугин рассказывал о препарате СП-117[9]. Бывший офицер ПГУ КГБ Александр Кузьминов в своей книге «Биологический шпионаж» подтвердил существование, применение и эффективность СП-117 для проверки лояльности агентов[10][11]. СП-117 не имеет запаха, вкуса или цвета.

«Амиталовое интервью»[править | править код]

В психиатрии для «растормаживания» (то есть увеличения контактности, готовности к разговору с врачом[12]) пациентов при расстройствах, сопровождающихся мутизмом, и диссоциативных расстройствах рекомендовалось применение «амиталового интервью» (в этих целях использовался амобарбитал — препарат, относящийся к группе барбитуратов)[13]. Официальные показания для применения амобарбитала:

Перед применением амобарбитала следует объяснить пациенту, что препарат даст возможность расслабиться и поможет беседе. В периферическую вену вводится 5%-й раствор амобарбитала натрия медленно, со скоростью, не превышающей 1 мл/мин. Начинают интервью с нейтральных тем; в большинстве случаев пациенту подсказывают известные факты его жизни. Необходимо продолжать вливание до появления устойчивого латерального нистагма или дремотного состояния[13].

Нередко амитал натрия использовался также в сочетании с кофеином: вначале вводился раствор кофеина, а затем, спустя полчаса — раствор амитала натрия[12]. В частности, сочетание амитал натрия и кофеина применялось у недоступных, мутичных пациентов с целью исследования, последующего налаживания с этими пациентами эмоционального контакта, проведения психотерапии[14]:119—120.

В США и Англии широко применялся наркоанализ — сочетание психоаналитической психотерапии с использованием наркотических средств (амитала, пентотала и других дериватов барбитуровой кислоты), назначавшихся в целях ускорения психоанализа. «Амиталовое интервью», «пентоталовая беседа» позволяла исследователям использовать так называемую «сыворотку истины»: в течение короткого срока, пока действовало снотворное средство, наблюдался, по их мнению, быстрый контакт с бессознательным и ослаблялось «сопротивление», что позволяло приверженцам психоаналитической терапии проникнуть, как они утверждали, в содержание психотравмирующих комплексов[14]:36.

Советские диссиденты, в том числе известный психиатр С. Глузман и медики А. Подрабинек и В. Некипелов, утверждали, что амитал-натрий мог использоваться советскими психиатрами в качестве «сыворотки правды». В современной юридической литературе тоже упоминается, что метод «кофеин-барбитурового растормаживания» широко использовался для введения в состояние лекарственного опьянения и получения нужных для следствия показаний[15].

«Амиталовое интервью» в трудах советских диссидентов[править | править код]

В «Пособии по психиатрии для инакомыслящих» (1973) С. Глузман и В. Буковский упоминали о «фармакологическом» допросе, иначе называемом «амиталовым интервью». Внутривенное введение амитал-натрия вызывает опьянение, похожее на алкогольное; этот метод используется для выявления скрытого бреда и носит название «метод растормаживания». Авторы «Пособия» указывают, что метод малоэффективен и позволяет скрывать свои убеждения.[16]

А. Подрабинек в книге «Карательная медицина», опубликованной в 1979 году, писал:

Амитал-натрий (этаминал, барбамил) считается самым мощным в современной психофармакологии средством. После внутривенного введения раствора амитала-натрия через 2—5 минут наступает максимальный эффект. Пациент впадает в состояние эйфории, повышенной речевой и двигательной активности. Он охотно отвечает на все вопросы, ведет себя непринуждённо, благодушно. Такое состояние можно сравнить с лёгкой степенью алкогольного опьянения. Больные, находящиеся до инъекции в ступоре, с проявлениями мутизма, охотно рассказывают о себе, о своих мыслях, намерениях. <…> Действие этого средства продолжается полтора-два часа. Сочетание амитал-натрия с кофеином предложено Бродером, но такая модификация метода ничем существенно не отличается от первоначального. Как уже было сказано, амитал-кофеиновое растормаживание — метод диагностический, как терапевтическое средство он не пригоден. Повторные инъекции не достигают своей цели, так как эффект от них резко снижен. Поэтому метод используется в экспертной практике, в том числе и в судебно-экспертной. <…> Когда к экспортируемому применяют такой метод, пусть даже с целью выявить глубину мутизма, это становится запрещённым приемом следствия, так как налицо совершенно явное насилие над волей подследственного, не признанного еще психически больным и невменяемым в содеянном. <…> Это уже вопрос нарушения не только медицинской этики, но и уголовно-процессуальных норм.[17]

А. Подрабинек отмечал также, что метод амитал-кофеинового растормаживания применялся, по его сведениям, в том числе и к диссидентам в спецпсихбольницах и в Институте им. Сербского. Вопрос об эффективности этого препарата применительно к психически здоровым людям автор книги считал спорным, однако предполагал, что условия следствия и условия проведения стационарной судмедэкспертизы могли вызывать у диссидентов невротические состояния, при которых испытуемый в большей мере поддавался действию «растормозки». Кроме того, А. Подрабинек высказывал предположение, что под видом амитал-кофеинового растормаживания могли использоваться также и иные средства — возможно, психотомиметики типа производных лизергиновой кислоты[17].

В. Некипелов (врач по образованию), упоминая в своей книге «Институт дураков» об использовании в Институте им. Сербского инъекций барбитала натрия в сочетании с инъекциями кофеина, указывает, что во время «растормозок» заключённые рассказывали врачам о своих преступлениях больше, чем следователям, и последние, вероятно, тоже пользовались потом результатами «растормозок». В. Некипелов отрицательно оценивает метод растормаживания — как «мерзкую процедуру», «государственное насилие над личностью, над беззащитным мозгом»[18].

Современное применение[править | править код]

В 2003 году «Новая газета» сообщила[19] со ссылкой на адвокатов Алексея Пичугина о применении к нему спецпрепарата («дело Пичугина»).

В 2004 году Олег Калугин предположил, что к Ивану Рыбкину был применён спецпрепарат СП-117[9].

По мнению журналиста газеты «Вашингтон пост» Дэвида Брауна, даже если эффективная «сыворотка правды» и существует, то этот факт остаётся засекреченным[20].

В начале 2007 года применение пентотала в качестве «сыворотки правды» было официально одобрено для использования полицией города Мумбаи (Индия) при допросе подозреваемых в серийных убийствах. После сделанных инъекций серийный маньяк и его слуга-сообщник указали на места захоронения останков убитых ими детей[21].

В 2016 году Денис Никандров, первый заместитель начальника ГСУ СК РФ по Москве, рассказал о применении спецпрепарата в отношении Михаила Максименко, экс-руководителя Главного управления собственной безопасности Следственного комитета РФ[22]:

Максименко недели три назад забирали в ФСБ. Ему там чай дали, и, видимо, туда вкололи психотропное средство. В принципе, можно и в воду вколоть психотропное. Максименко после этого не помнил свое имя, не узнавал никого. Значит, очень нужно им было что-то узнать у него. Психотропные препараты — они же дорогие. Просто так их не используют. Применять их можно только с санкции директора ФСБ.


Примечания[править | править код]

  1. «Truth serum» to be used in Dark Knight shooter trial. New Scientist (13 марта 2013). Дата обращения: 20 января 2016.
  2. Winter A. The Making of Truth Serum 1920—1940 // Bulletin of the History of Medicine. — 2005. — Vol. 79. — № 3. — С. 500—533. (недоступная ссылка)
  3. Winter A. Screening Selves: Sciences of memory and identity on film, 1930—1960 // History of psychology. — 2004. — Vol. 7. — № 4. — С. 367.
  4. «Truth» Drugs in Interrogation
  5. Смертельная жара: «Меня предупредили, и даже несколькими каналами (в аппарате ГБ тоже есть люди, измученные своей судьбой), что готовятся меня убить через автомобильную аварию»
  6. Документ 1307_09k в архиве КГБ ЛССР
  7. Документ 1307_03k в архиве КГБ ЛССР
  8. Шаваев А. Г., Лекарев С. В. Разведка и контрразведка. Фрагменты мирового опыта истории и теории. — М.: БДЦ-пресс, 2003. — С. 401.
  9. 1 2 Рыбкину дали СП-117?
  10. Alexander Kouzminov. Biological Espionage: Special Operations of the Soviet and Russian Foreign Intelligence Services in the West. — Greenhill Books, 2006. — ISBN 1-85367-646-2.
  11. Snowden in Moscow: What Russian Authorities Might Be Doing With the NSA Whistle-Blower
  12. 1 2 Жмуров В. А. Психиатрия. Энциклопедия. — Montreal: Издат-во Accent Graphics Communications, 2016.
  13. 1 2 3 4 Клиническая психиатрия: [Учеб. пособие]: Пер. с англ., перераб. и доп / Х. И. Каплан, Б. Дж. Садок/ Ред. и авт. доп. Ю. А. Александровский, А. С. Аведисова, Л. М. Барденштейн и др. Гл. ред. Т. Б. Дмитриева. — Москва : Гэотар-медицина, 1998. — 505 с. — ISBN 5-88816-010-5.
  14. 1 2 Слободяник А. П. Психотерапия, внушение, гипноз. — 2-е, испр. и доп. — Киев: Здоров'я, 1966. — 16 500 экз.
  15. Мищенко Е.В. Реализация принципа уважения чести и достоинства личности в производстве по применению принудительных мер медицинского характера // Вестник Оренбургского государственного университета. — 2015. — Вып. № 3 (178). — С. 116—119.
  16. Буковский В., Глузман С.. Пособие по психиатрии для инакомыслящих (неопр.) // Хроника защиты прав в СССР. — 1975. — Январь — февраль (№ 13). — С. 36—61.
  17. 1 2 Подрабинек А.П. Карательная медицина. — Нью-Йорк: Хроника, 1979. — 223 с. — ISBN 0897200225. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 10 апреля 2018. Архивировано 24 марта 2014 года.
  18. Некипелов В. Институт дураков. — Париж : Б.и., 1999. — 164 с.: портр с.
  19. Сыворотка лжи.
  20. Дэвид Браун Некоторые верят в возвращение «сыворотки правды» Архивная копия от 29 января 2007 на Wayback Machine // Inopressa, 20 ноября 2006
  21. Truth serum for suspected Indian serial killers (англ.) — The Sydney Morning Herald, 5 января 2007 года
  22. «Украинский шпион», «полковник-миллиардер» и «либерал-губернатор»

Ссылки[править | править код]