Титульные полки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ти́тульные полки́ — полки, на которые в походах делилось русское войско в XVI и, частично, в XVII веках.

К титульным полка́м относились три или пять полков — Большой, Передовой и Сторожевой, а также полки Правой и Левой руки. К ним, в случае Государева похода, добавлялись Государев полк (состоявший из служилых людей московского чина), Ертаул (разведывательный отряд), а также Большой Наряд (артиллерия).

« А как Государев поход бывает, тогды тех пять полков, да Государев полк великой избранных людей, где Государь сам идет. А прикажет полк держать ближнему своему боярину или двум, да с ним с Государем дела болшие и полковые.
А Яртаул идет перед всеми полками вперед, изо всех (полков) сотни посылают.
А за Ертаулом идет Передовой полк.
А за Передовым полком идет Правые руки полк.
А за тем сам Государь в своем полку идет.
А за Государем полк Болшой.
Да потом Левые руки полк и Сторожевой полк.
А покрыленя по обе стороны ото всех полков.
Из записки о Царском дворе, составленной для королевича Владислава Жигимонтовича, избранного на трон в 1610 году.
»

Первоначально эти полки были связаны с боевым построением рати перед сражением. Одним из первых свидетельств о делении войска на подобные полки является Куликовская битва 1380 года, в которой оно было разделено на Большой полк, полки Правой и Левой руки, Сторожевой и Засадный полки. По мнению историка Г. В. Вернадского деление русских дружин на такие отряды не только по структуре, но и по названиям воспроизводило порядок боевого построения монголо-татарских войск и было заимствовано у них в период зависимости Руси от Золотой Орды. Старшинство полков и воевод впоследствии также соответствовало монголо-татарским представлениям о рангах[1].

Войско Ивана III во время похода на Новгород 1477 года включало четыре полка — Большой, Передовой, Правой и Левой руки; во главе каждого стоял главный воевода, им были подчинены командующие детьми боярскими из конкретных городов. Известно, что в 1520—1533 годах воеводы расписывались «на пять полков» лишь в случае дальних походов. В первой половине века на 5 титульных полков также корпуса меньшей численности (1000—1500 детей боярских), а с 1553 года — на 3 (Большой, Передовой и Сторожевой); каждый полк возглавляли два воеводы.

В течение XVI века названия полков перестают отражать их позиции на поле боя. Численности полков возрастают, поэтому они практически перестают собираться в боевые построения. Каждый из титульных полков делился на несколько (2—3) воеводских полка, возглавляемых первым воеводой и его товарищами. Определённый воевода возглавлял определённый полк в соответствии с местническим старшинством. Приговор 1550 года регламентировал эти отношения. Самым старшим считался первый (большой) воевода Большого полка. Второй воевода Большого полка и большой воевода полка Правой руки были «без мест», то есть равны. Воеводы полков Правой руки, Передового и Сторожевого, должны быть не меньше большого воеводы полка Правой руки, а воеводы полка Левой руки — не меньше воевод Передового и Сторожевого полков. Таким образом, первые воеводы Передового, Сторожевого и Правой руки по местническому старшинству приравнивались ко второму воеводе Большого полка. Воеводы полка Левой руки приравнивались к воеводам Передового и Сторожевого полков, однако признавались младшими по отношению к воеводам полка Правой руки.[2]

От старшинства полков зависела их численность. Известны численности походных ратей по данным разрядных росписей, проанализированных историком О. А. Курбатовым.

Год разряда Полки Общая численность
Большой Правой руки Передовой Сторожевой Левой руки
1558 15 сотен 10 сотен 8 сотен 8 сотен 6 сотен 47 сотен
1572 2905 2240 2040 1713 1351 10 249
1604 4097 2888 2521 2015 1600 13 121

С воцарением Михаила Фёдоровича практика выделения титульных полков прекратилась. Войско стало поручаться главному воеводе с одним или несколькими «товарищами». Однако деление на титульные полки в отдельных случаях известно и позднее. Например, в 1654 году рать делилась на 5 полков: Государев, Большой, Передовой, Сторожевой и Ертаул. В каждый полк входили солдатские, рейтарские, драгунские полки и конница сотенной службы. В 1660-х годах, в ходе Тринадцатилетней войны, старую структуру сменяет новая, походное войско стало формироваться не из воеводских, а из разрядных полков, которые набирались из ратных людей определённого разряда, и состояли из нескольких полков по родам войск. Тем не менее, Большой полк сохранился, и упоминается и в 1674, и в 1679 году. Он, в отличие от разрядных полков, формировался из ратных людей центральных городов.[3]

Этимология[править | править вики-текст]

Ертаул (др.-рус. єртулъ, єртоулъ) — название разведывательных полков (авангардов) происходит от чагат. jortağul, что значит «конный отряд, посылаемый для угона скота и вообще для добычи и для грабежа»[4].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Вернадский Г. В. Глава V. Влияние монголов на Русь // Монголы и Русь = Mongols and Russia / Перевод с английского, Е. П. Беренштейн, Б. Л. Губман, О. В. Строганова. — Тверь: ЛЕАН, 1997. — 476 с. — ISBN 5-85929-004-6.
  2. А. А. Зимин. «К истории военных реформ 50-х годов XVI в.» // Исторические записки. М., 1956. Т. 55. С. 344—359
  3. Чернов А. В. Вооруженные силы Русского Государства в XV—XVII вв. (с образования централизованного государства до реформ при Петре I), 1954.
  4. Этимологический словарь русского языка = Russisches etymologisches Wörterbuch : в 4 т. / авт.-сост. М. Фасмер ; пер. с нем. и доп. чл.‑кор. АН СССР О. Н. Трубачёва, под ред. и с предисл. проф. Б. А. Ларина [т. I]. — Изд. 2-е, стер. — М. : Прогресс, 1986—1987.

Литература[править | править вики-текст]

  • Курбатов О. А. Очерки развития тактики русской конницы «сотенной службы» с середины XVI в. до середины XVII в., 2008. // Военная археология. Сборник материалов Проблемного Совета «Военная археология» при Государственном Историческом музее. Выпуск 2. М., 2012.
  • Курбатов О. А. Отклик на статью А. Н. Лобина. // Петербургские славянские и балканские исследования. Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2009. № 1—2 (5/6). С. 104—119