Дети боярские

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Дети боярские XVI в. Раскрашенная гравюра (к изданию книги барона Сигизмунда фон Герберштейна «Записки о Московии»)

Де́ти (или сыны́) боя́рские — сословие, существовавшее на Руси в конце XIV — начале XVIII веков. В XVI—XVII веках дети боярские вместе с дворянами входили в число «служилых людей по отечеству» и несли обязательную службу, за которую получали поместья, записывались в десятни по уездам и составляли поместную конницу[2].

Дети боярские несли также и постоянную сторожевую службу по охране границ Московского государства. Командиры засечной стражи и сторожевых разъездов — «станиц» как правило были из детей боярских. «Патриаршьи» и «владычные» дети боярские несли службу в свите («дворе») высших иерархов Русской Православной Церкви — патриархов, митрополитов, архиепископов и епископов.

Упоминания[править | править вики-текст]

Впервые этот термин упоминается под 1259 годом в Великом Новгороде. Татары, испугавшись народного мятежа, попросили князя Александра Ярославича выделить им охрану. «И повеле князь стереци их сыну посадницю и и всемъ детемъ боярьскымъ по ночемъ»[1]. По мнению В. А. Кучкина[2],

«здесь эти слова характеризовали не социальный слой, а непосредственно детей новгородских бояр».

Дети боярские как участники Куликовской битвы упоминаются в поздних списках «Задонщины» середины XVII века, в «Сказании о Мамаевом побоище» (датируемом от начала XV до начала XVI веков), а также в Устюжском летописном своде, составленном на основе летописи конца XV века. Однако достоверность этих упоминаний неизвестна, они могли быть добавлены поздними переписчиками. Тем не менее в Устюжском своде упоминаются «2 сына боярския, костромичи, имя единому Сабур и имя другому Григореи Холъпищев», нашедшие раненого Дмитрия Донского[3].

В Новгородской первой летописи[4], а также в Новгородской четвёртой летописи[5], основанной на Новгородско-Софийском своде (не позднее 1418 г.), под 1386 годом сообщается о новгородских приставах, которые должны были собрать деньги для выплаты Москве в качестве компенсации за грабежи ушкуйников: «посадника Федора Тимофеевича, Тимофея Юрьевича, сына посаднича Юрья Дмитриевича, и иных детей боярьских и молодших людей»[6][3]. В Новгородской первой летописи[7] под 1398 годом у новгородского архиепископа дети боярские наряду с посадниками, боярами, житьими людьми и купеческим детьми просят благословения на выступление против московского князя в борьбе за Подвинье.

В докончании Василия II с Василием Серпуховским 1433 года подтверждалось право детей боярских выступать в поход с тем князем, которому они служили, независимо от местонахождения их вотчин, а в случае осады города, при котором они располагались, дети боярские должны были встать на сторону оборонявшихся. В последующих договорах между князьями это правило подтверждалось. Кроме этого, князья обязывались «блюсти» детей боярских, живших в их княжествах, «как и своих», собирать с них такую же дань. До конца XV века служба детей боярских была вольной — они имели право на отъезд от господина[3].

Со второй четверти XV века упоминание детей боярских в грамотах и летописях становится регулярным. К примеру, в 1445 году, когда литовское войско подошло к Суходрову, то против них выступило русское войско, которое состояло из отрядов детей боярских, каждый из которых приводился князем и возглавлялся воеводой: «слышавъ то можаичи княже Ивановы Андреевича, и събрася ихъ 100 человекъ детей боярскихъ, а воевода у нихъ князь Андрей Васильевичь Луговица Суздальского; а княжихъ Михаиловыхъ Андреевича 100 же головъ детей боярскихъ, а воевода у нихъ князь Иванъ Федоровичь Судокъ; а княжихъ Васильевыхъ Ярославича 60 человекъ детей боярскихъ на помочь пришли»[3].

Происхождение[править | править вики-текст]

Вопрос происхождения детей боярских до сих пор недостаточно изучен. М. М. Щербатов предположил, что они были потомками боярских родов[8]. Этой версии позднее придерживались многие историки. И. Д. Беляев, исходя из того, что права детей боярских и дворян были почти одинаковы, предполагал, что они ранее принадлежали к старинным воинским дружинам, и едва ли не к городовым, которые принадлежали собственно городу, а не Князю, и о которых упоминается в договорной Грамоте Василия Васильевича Темного с Дмитрием Юрьевичем Шемякою 1434 года[2]:

«А где язъ Князь Виликiй пошлю своего воеводу котораго города, а которые люди тебе служатъ того города, и темъ людемъ идши подъ твоимъ воеводою».

Другую точку зрения представлял С. М. Соловьёв. Он считал, что в XIV—XV веках младшая дружина, состоявшая из княжеских дворян, расслоилась на следующие категории: детей боярских, слуг вольных (или людей дворных), слуг под дворским и холопов[9]. Это предположение также поддержали некоторые историки.

Промежуточную позицию между ними занял В. О. Ключевский. Согласно нему, «это были те же слуги дворные, только боярского происхождения»[10].

Исследовавшая этот вопрос И. Б. Михайлова пришла к выводу, что формирование детей боярских произошло в конце XIV — начале XV века и было результатом двух процессов. Один процесс заключался в разложении городовых общин и переходу их земельных фондов к частным владельцам; другой состоял в пополнении рядов местных служилых людей представителями княжеского двора. Изначально они были не очень крупными вотчинниками, которые с начала XV века активно стали приобретать земли ослабевавших общин. В XV веке отряды детей боярских и их слуг составили основу русского войска, став опорой великих князей. Как показало исследование генеалогии, часть детей боярских действительно происходила из боярских родов, а некоторые — даже из княжеских. Немногие из них были потомками знатных иностранцев. Однако остальные роды детей боярских имели не столь знатное происхождение — они могли быть потомками дьяков, состоятельных общинников, княжеских и боярских послужильцев[3].

В XV—XVI веках, на присоединенных к Московскому государству обширных территориях Новгородской Республики,Северщины, Дикого Поля и Сибири возникли три новые территориально-обособленные корпорации «новоприборных» детей боярских:

  • новгородские дети боярские на северо-западе,
  • дети боярские «окраинных» городов на юге и
  • сибирские дети боярские на востоке страны.

Их представителей отличало от детей боярских из «коренных» московских земель менее знатное происхождение — в «украинские» же и «сибирские» дети боярские «верстались», в основном, казаки[11], а в «новгородские» даже боевые холопы (послужильцы). Вследствие этого, вышеперечисленные представители сословия детей боярских не могли сделать достойную военную или придворную карьеру. Максимум, на что они могли рассчитывать — попасть в «жилецкие» сотни.

После завоевания Казанского и Астраханского ханств, к детям боярским были приравнены тарханы — низший командный состав в отрядах служилых татар, чувашей, марийцев, мордвы, калмыков и южных удмуртов.

Преобразования Ивана III[править | править вики-текст]

С образованием централизованного государства многие дети боярские удельных князей перешли на службу к великому князю московскому. Это привело к расслоению детей боярских на дворовых («Государева двора») и городовых, которое началось с 1460-х годов. При Иване III вотчины стали делиться и активно преобразовываться в поместья, с которых несли службу служилые люди. Это привело к образованию поместного войска.

В XV веке и в первой половине XVI века в Русском государстве дети боярские считались выше звания дворян и как потомки боярских родов заносились в Боярские книги, часть которых сохранилась в государственных архивах и не была сожжена в результате борьбы с местничеством. В XVI веке дети боярские делились на дворовых детей боярских (часть верхов господствующего класса) и городовых детей боярских (провинциальные дворяне). Многие уже не помнили или просто не знали о своем знатном происхождении.

Реформы Ивана IV[править | править вики-текст]

С. Иванов. На сторожевой границе Московского государства, XVI век. 1907

«В лето 7058 учинил у себя Царь и Великий князь Иван Васильевич выборных стрельцов с пищалей три тысячи человек и велел им жити в Воробьевской слободе, а головы у них учинил детей боярских; <…> Да и жалования стрельцам велел давати по четыре рубля на год»….

Во время царствования Ивана Грозного, по указу от 1550 года, из детей боярских были учреждены жилецкие сотни. Тогда велено было в Московском и окружных уездах испоместить 1000 человек детей боярских — лучших слуг из всех детей боярских Московской земли (то есть не уезда, а всех городов, принадлежавших Московскому княжеству) и Новгородских и Торопецких и Ржевских и Луцких дворовых и городовых[2][12].

Они так же, как и дворяне владели поместьями и вотчинами, за которые обязывались службой, как лично сами, так и со своими людьми, по количеству поместной земли. Впрочем, кажется был ещё особый разряд детей боярских, которые служили на жалованье; так в 1633 году в Царском наказе воеводам Черкасскому и Пожарскому упоминается о поместных и о кормовых боярских детях из Рославля.

Английский поэт и дипломат того времени Джальс Флетчер в своей книге «Of the Russe Common Wealth» («О Русской Державе») писал: «Русские воины носят имя сынов боярских или сынов благородных. Это их звание по военным обязанностям. В России считается благородным каждый воин и таким образом сын джентльмена (который рождается воином) всегда сам джентльмен и солдат. Он не делает ничего иного, кроме дел военных. Когда он возмужает и способен владеть оружием, он является в управление — „Разряд“ или к главному местному административному начальнику. Тот его записывает и назначает в какую-либо часть страны, преимущественно туда же, где был его отец».

Дети боярские при Романовых[править | править вики-текст]

Дети боярские подобно дворянам делились на выборных, дворовых и городовых, и по Царской Грамоте 1686 года имели одинаковый с дворянами поместный оклад: выборные по 150, дворовые — по 120, а городовые по 100 четей на человека. Сверх того был особый разряд, известный под именем боярских детей украинных городов, которые равнялись с городовыми казаками и имели поместного окладу по 50 четей, как значится в той же грамоте.

В середине XVII века, по словам Григория Котошихина:

Дворяне городовые и дети боярские; бывают посыланы во всякие ж посылки, и по воеводствам, и в началные люди к рейтаром и к салдатом, и в какие чины годятца, и за службы бывают пожалованы многою честию. И тех детей боярских прозвание таково: как в прошлых давных летех у Московского государства бывала война со окрестными государствы, и в то время ратные люди збираны со всего Московского государства изо всяких чинов людей, и по покою роспущены по домом, а иные многою своею службою и полоном свободились от рабства и от крестьянства, и у кого были поместья и вотчины и ныне по прежнему за ними; а у которых людей поместей и вотчин не было, и им за службы и за полонное терпение поместья и вотчины даваны, жилые и пустые, малые, и служити им было с тех даных поместей и вотчин против прямых дворян не с чего; такъже у которых дворян были поместья и вотчины, а по смерти их те их поместья и вотчины розделены были детем их и от них дети потомуж розмножились, а дать им было из старых их отцовских поместей и вотчин и вновь не ис чего, потомуж и царских служеб не служивали — и их написали в дети боярские что беспоместны и малопоместны[13]

В ходе реформ Петра I термин потерял актуальность, поскольку все служилые люди были объединены в единый класс — дворянство.

Сочинитель книги: Ebauche pour donner une ides de la forme du gouvernment de l’empire de Russie (Copenhague, 1774. 8) на стр. 7 описывая походъ Русскихъ въ 1689 г. противъ Крымскихъ татаръ, говоритъ: " Я зналъ одного старика Васильчикова, бывшаго въ етомъ походе, который мне разсказывалъ, что все дворянство, составлявшее ето ополчение, походило на орловъ, изъ которыхъ каждый имелъ при себе по 10, 20, и 30 слугъ (боярскихъ людей), конныхъ, хорошо вооруженныхъ саблями, винтовками, луками, стрелами, дротиками и проч. " — Сихъ боярскихъ людей однако же не надобно мешать съ боярскими детьми, которые некогда также составляли часть ополчения, а после перешли в состояние дворянъ и однодворцовъ (ШМ. I, 447)[3].

На территории Европейской России сословие детей боярских было упразднено при военной реформе 1707-1708 годов и отмене Поместного войска. Дети боярские, захотевшие продолжать военную службу, были причислены к дворянам, не захотевшие - переведены в сословие однодворцев. В России нередко дворянские и однодворческие рода, носившие одну и ту же фамилию, имели общих предков из детей боярских.

В Сибири дети боярские просуществовали до 1821 года, после чего были переведены в городовые казаки с подчинением их Министерству Внутренних Дел.

Дополнительные функции детей боярских[править | править вики-текст]

Помимо непосредственного участия в боевых действиях, на детей боярских возлагались и другие задачи. В мирное время они отправляли разные полицейские должности рассыльщиков, приставов, земских и даже губных старост по городам, и целовальников. Также на них лежала обязанность вместе с городовыми дворянами оборонять пограничные города, проводить оборонительные работы. Например, в 1536 году сын боярский Данило Загряжский был «приставлен над мастеры», строившими деревянные оборонительные сооружения Устюга. Иногда им поручалось расследование земельных вопросов[3].

Дети боярские, наряду с другими служилыми людьми, могли выполнять придворные функции. Например, в июне 1536 года и в сентябре 1541 года они сопровождали Ивана IV, ездившего в Троице-Сергиев монастырь. Принимали они участие в различных обрядах, церемониях и праздниках. К царским свадьбам в 1526 и 1547 годов были составлены росписи служилых людей, которые должны были стоять в караулах в Кремле. С начала XVI века дочери городовых и дворовых детей боярских, достигшие определённого возраста, должны были участвовать в смотре невест[3][14][15].

В марте 1491 года Иммануил Грек и дети боярские Василий Иванов Болтин и Иван Брюхо Кузьмин Коробьин возглавили экспедицию из 340 человек на реку Цильму, целью которой был поиск полезных ископаемых, серебряных и медных руд[3].

На детей боярских, как и на других служилых людей, возлагались дипломатические и разведывательные функции. В 1511 году Василий III, узнав о намерении брата Семёна Ивановича бежать в Литву, заменил его бояр и детей боярских на своих людей. Аналогично в 1541 году поступил Иван Грозный с князем Владимиром Андреевичем Старицким. В начале XVI века находившиеся на службе у московского князя Тимофей Фролов сын Беклемишев с отцом отъехали в Смоленск, в то время входивший в состав Литвы. Оттуда он Василию III «служил, и вести к нему посылал, и по его службе и Смоленск взял», за что был пожалован сёлами и деревнями. Дети боярские сопровождали иностранные посольства, а также входили в состав русских посольств, отправлявшихся за границу, где выполняли дипломатические и разведывательные поручения[3].

Тобольский сын боярский Семён Ульянович Ремезов известен как русский энциклопедист Сибири — картограф, архитектор, строитель, историк, художник и писатель. Им составлены три уникальных атласа — "Хорографическая чертёжная книга", «Чертёжная книга Сибири» и «Служебная чертёжная книга», которые являются ценнейшими памятниками русской картографии.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Новгородская первая летопись под 1259 (6767).
  2. Кучкин В. А. О термине «дети боярские» в «Задонщине» // ТОДРЛ. Т. 50. СПб., 1997. С.351.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Михайлова И. Б. Служилые люди Северо-Восточной Руси в XIV — первой половине XVI века. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2003. — ISBN 5-288-032883-1.
  4. Новгородская первая летопись под 1386 (6894).
  5. Новгородская четвертая летопись под 1386 (6894).
  6. Полное собрание русских летописей. — СПб., 1848. — Т. 4. — С. 94.
  7. Новгородская первая летопись под 1398 (6906).
  8. Щербатов М. М. Примечания на ответ господина генерал майора Болтина, на письмо князя Щербатова, сочинителя Российской истории, содержащия в себе любопытныя и полезныя сведения для любителей Российской Истории, також истинныя оправдания и прямые доказательства против его возражений, критики и охулений. — М.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 1792. — С. 393—385.
  9. Соловьёв С. М. Сочинения. М., 1988. Кн. 2, т.3—4, с. 496.
  10. Ключевский В. О. Сочинения. М., 1989. Т.6, с.119.
  11. « ...история сибирских казаков, с которою в неразрывной связи находится также история сибирских дворян и детей боярских. »
     — Heволин К. А. Сибирские дворяне. — Вестник ИРГО, СПб, 1853.
  12. Зимин А. А. Тысячная книга 1550 г. и Дворцовая тетрадь 50-х годов XVI в. М.-Л. АН СССР. 1950. Проверено 13 июля 2013. Архивировано 24 июля 2013 года.
  13. Котошихин Г. К. Глава 2. О царских чиновных и всяких служилых людех. // О России в царствование Алексея Михайловича. Сочинение Григория Котошихина. — СПб.: Издание археографической комиссии, 1859. — С. 21-22.
  14. Память князю И. В. Немому-Телепневу-Оболенскому с росписью лиц, назначенных в караулы на время бракосочетания. ЦГАДА, ф. 135, отд. IV, рубр. II, № 5, л. 17. Там же (см. ниже) - Указная грамота Ивана IV князьям и детям боярским Бежецкой пятины с распоряжением об их приезде в Новгород с дочерьми для смотра невест. Проверено 13 июля 2013. Архивировано 24 июля 2013 года.
  15. Назаров В. Д. Свадебные дела XVI в. // Вопросы истории, № 10. 1976. Проверено 20 февраля 2015.

Литература[править | править вики-текст]

  • Багалей Д. И. Боярские дети // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Беляев И. Б. О русском войске в царствование Михаила Федоровича и после его, до преобразований, сделанных Петром Великим.. — М.: Университетская Типография, 1846.
  • Боярские дети // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1911—1915.
  • Лэрберг А. Х. Исследования, служащие к объяснению древней русской истории. — СПб., 1819.
  • Михайлова И. Б. Служилые люди Северо-Восточной Руси в XIV — первой половине XVI века. — СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2003. — ISBN 5-288-032883-1.
  • Михайлова И. Б. Дети боярские в XV - первой половине XVI в. // Политические институты и социальные страты России (XVI - XVIII вв.) : Тез. междунар. конф., 2-3 окт. 1998 г. / Е. А. Антонова и др. — М.: Изд. центр РГГУ, 1998. — С. 88-91. — 149 с.
  • Павлов-Сильванский Н. П. Государевы служилые люди. — 2. — СПб.: Университетская Типография, 1909.
  • Кучкин В. А. О термине «дети боярские» в «Задонщине» // ТОДРЛ. Т. 50. СПб., 1997.
  • Зимин А. А. Тысячная книга 1550 г. и Дворцовая тетрадь 50-х годов XVI в. М.-Л. АН СССР. 1950

Ссылки[править | править вики-текст]