Матушка Россия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Матушка Россия (Россия-матушка, Мать-Россия, Матушка Русь) — неофициальная, светская национальная персонификация России в России и за границей; важный компонент национальной идентичности, получивший отражение в литературе, искусстве, военной пропаганде, политической риторике, массовой культуре.

Военная пропаганда[править | править исходный текст]

В качестве национального символа «Россия-Матушка» призвана сплотить русских («сыновей и дочерей России») и мобилизовать их на коллективные действия. Мобилизационный потенциал образа России-Матушки ярко проявляется в военное время: во имя защиты Родины, страдающей от иноземных захватчиков, человек призван жертвовать и своей, и чужими жизнями, а невыполнение долга перед страной осуждается как сыновняя неблагодарность. Военная пропаганда рисует Россию в образе женщины также для того, чтобы продемонстрировать её миролюбие и тем самым обеспечить моральное превосходство над противником или подчеркнуть силу родной земли.

Политическая риторика[править | править исходный текст]

Материнский символ страны является значимым элементом российской политической культуры. Для подтверждения собственной легитимности власть использует идею иерогамии, священного брака «России-Матушки» и правителя,[1] который представлен в качестве её защитника от угрожающих ей врагов, внешних и внутренних. Политическая оппозиция, в свою очередь, привлекает образ Родины, страдающей от произвола власти, которая объявляется неправедной и зачастую национально чуждой (например, в народничестве XIX века).[2]

История[править | править исходный текст]

Средневековый период[править | править исходный текст]

Идея «России-Матушки» берет начало в образе Матери-сырой земли — русском варианте Великой Богини-матери. В древнерусской культуре получил распространение образ Русской земли, изображаемой в женском, чаще всего материнском, облике.[3] В XVI веке она приобретает вид Святорусской матери-земли (Святой Руси) под влиянием работ Максима Грека и Андрея Курбского.

« Прогрызли они чрево у матери своей, святой русской земли,
что породила и воспитала их поистине на беду свою и запустение!
Князь А. Курбский о сторонниках Иоанна Грозного[4]
»

[5]

Российская империя[править | править исходный текст]

В петровскую эпоху для обозначения государства чаще используется термин «Отечество», однако и образ России-Матери появляется в текстах Феофана Прокоповича и Гавриила Бужинского, а позднее В. Тредиаковского и М. Ломоносова.[6] В последующие два столетия образ получает широкое распространение в литературе, изобразительном искусстве, музыке, военной и политической пропаганде.[7]

Екатерина II была властной самодержицей и потакала прихотям дворян, за что Сенат предложил ей принять титул «Мать Отечества», царица отказалась, но впоследствии титул негласно закрепился за ней, и верноподданные часто обращались к ней как «Матушка». Успехи Российской Империи в последней трети XVIII столетия тоже ассоциировались с Екатериной II.

Советский период[править | править исходный текст]

В период Октябрьской революции и Гражданской войны образ активно включается в пропаганду сторонников Белого движения, интерпретировавшую борьбу с большевиками в качестве сражения с «инородцами» как «угнетателями России-Матушки».[8] Идея страдающей Родины характерна и для культуры Русского Зарубежья.[9]

« И воинство с ‘красной звездою’
Приняв роковую печать,
К кресту пригвождает с хулою
Несчастную Родину-Мать!
»

В идеологии большевизма с приоритетом классового над национальным («Пролетарии не имеют отечества») образ России-матушки игнорировался или же использовался как символ отсталости царской России, её косности, а также национального гнёта.[11]

В советскую пропаганду материнский образ страны возвращается в образе Советской Родины-Матери, ставшем ключевым элементом советского патриотизма, в середине 1930-х гг. В отличие от дореволюционной «России-Матушки» Советская Родина представлена как мать всех народов СССР.[12]

Образ стал одним из наиболее заметных в период Великой Отечественной войны, начало которой ознаменовалось появлением плаката И. Тоидзе «Родина-мать зовёт!», ставшего символом своего времени. К материнскому образу страны отсылали такие сюжеты культуры военного времени, как мать, благословляющая сына на борьбу с врагом[13]; мать, защищающая свое дитя; страдания советских женщин[14].

В период Холодной войны материнский символ страны используется в практиках коммеморации, в легитимации власти в СССР, а также в идеологической конфронтации с Западом.[15] Образ скорбящей Родины-Матери, оплакивающей своих сыновей и дочерей, павших в Великой Отечественной войне, подчеркивал роль страны в борьбе за мир против американских империалистов как «поджигателей войны» (Один из наиболее известных — на Пискарёвском мемориальном кладбище). Силу и непобедимость СССР символизировал другой лик Родины-Матери — воительницы с мечом в руках (монументы в Волгограде, Киеве, Калининграде).

Постсоветский период[править | править исходный текст]

Распад СССР сопровождался деконструкцией символов советской эпохи, включая Родину-Мать, что отразилось в возникновении альтернативных женских образов России.[16]

Оппозиция 1990-х активно использовала образ униженной России-Матушки для критики «антинародного» режима Б. Ельцина.[17]

Для 2000-х годов характерны «реабилитация» властью образа России-Матушки и включение его во внутриполитическую и внешнеполитическую пропаганду и демографическую политику,[18] а также в репрезентации страны как полиэтнического и многоконфессионального государства.[19]

Образ популярен в современной российской культуре, включая музыку и поэзию, помещается на рекламные плакаты, спортивные баннеры и др.[20]

«Россия-Матушка» в культурах Запада[править | править исходный текст]

«Россия-Матушка» является важным компонентом западного взгляда на Россию. Будучи призванным обозначить «подлинную русскость» и показать отличие России от Запада.

« Настоящий русский нам внутренне чужд… Он сам все это время сознавал,
проводя разграничительную черту между ‘матушкой Россией’ и Европой
»

С одной стороны, «Россия-Матушка» вызывает симпатию благодаря своей открытости, душевности, близости к природе, братству, преодолевающему западный эгоизм.[22] С другой стороны, этим термином пользуются, характеризуя «архаичность» России, её «нецивилизованность», русский национализм.[23] Получил широкое распространение в западной массовой культуре, появляясь в фильмах, беллетристике, карикатурах, поп-музыке, компьютерных играх.

  • Mütterchen Russland — песня из альбома Veni Vidi Vici австрийского певца Nachtmahr (кавер группы Xe-NONE на русском языке также включен в этот альбом).
  • Mother Russia — песня из альбома No Prayer for the Dying группы Iron Maiden.
  • Mother Russia — песня группы Renaissance.
  • Mother Russia — песня из альбомам Floodland группы The Sisters of Mercy.
  • Mother Russia (Doctor Who audio) — аудиодрама, поставленная по мотивам британского сериала «Доктор Кто».
  • «For Mother Russia!» — боевой клич русского борца Зангиева в популярной игре Street Fighter IV
  • Mother Russia — персонаж комикса Kick-Ass.

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Рябов О. «Россия-Матушка»: Национализм, гендер и война в России XX века. Stuttgart; Hannover, 2007; Рябова Т. Б. Пол власти: Гендерные стереотипы в современной российской политике. Иваново: Ивановский государственный университет, 2008.
  2. Песня декабристов // Красный архив. 1925. № 3. С. 319—320.
  3. Рябов О. В. Русская философия женственности (XI—XX века). Иваново, 1999. С. 35-46.
  4. Курбский А. История о великом князе Московском // Памятники литературы Древней Руси, вторая половина XVI века. М., 1986. С. 319.
  5. Максим Грек. Слово, в котором пространно и с жалостию излагаются нестроения и безчиние царей и властей последнего времени // Соч. преподобного Максима Грека в рус-ском переводе: В 3 ч. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1910—1911. Ч. 1. С. 203—205; Hubbs J. Mother Russia: The Feminine Myth in Russian Culture. Bloomington, 1988. P. 187.
  6. Феофан Прокопович. Панегирикос // Панегирическая литература петровского времени. М., 1979. С. 200. Бужинский Г. Слово о победе, полученной у Ангута галерами // Проповеди Гавриила Бужинского (1717—1727). Юрьев, 1901. С. 434—439. Тредиаковский В. Стихи похвальные России // Русские поэты: Антология русской поэзии: В 6 т. М., 1989. Т. 1. С. 42; Ломоносов М. Разговор с Анакреоном // Там же. С. 65-69.
  7. Рябов О. «Россия-Матушка»: Национализм, гендер и война в России XX века. Stuttgart; Hannover, 2007. С. 116—118, 129—166.
  8. http://www.yale.edu/annals/Steinberg/Documents/Steinberg128.htm; http://cossackweb.narod.ru/songs/liubo.htm
  9. Степун Ф. А. Родина, Отечество и чужбина // Степун Ф. А. Чаемая Россия. СПб., 1999. С. 289, 293; Федотов Г. П. Новое отечество // Федотов Г. П. Судьба и грехи России: (Избр. ст. по философии русской истории и культуры): В 2 т. СПб., 1991. Т. 2. С. 252.
  10. С. Бехтеев. «Россия». 1920, http://www.derzava.ru/stihi/behteev.html
  11. Александровский В. Русь и СССР // Правда. 1925. 13 августа; Кольцов М. Найденная Родина // Правда. 1934 19 июня.
  12. Правда. 1934. 18 июня; Советский патриотизм // Правда. 1935. 19 марта.
  13. И. Серебряный. «Бей крепче, сынок!» 1941.
  14. Ф. Антонов. «Сын мой! Ты видишь долю мою… Громи фашистов в святом бою!» 1943.
  15. Шолохов М. А. Слово о Родине // Шолохов М. А. Россия в сердце: Сборник рассказов, очерков, публицистики. М., 1975. С. 340; Шолохов М. А. Любимая мать-отчизна // Шолохов М. А. Россия в сердце. С. 319; Филимонов В. «Прощание с Матерой»: Образ Родины-матери в кинематографе 1920—1980-х годов // Историк и художник. 2005. № 3.
  16. Ранкур-Лаферьер Д. Россия и русские глазами американского психоаналитика: В поисках национальной идентичности. М., 2003. С. 61;. Goscilo H. The Gendered Trinity of Russian Cultural Rhetoric Today — or The Glyph of the H[i]eroine // Condee N. (Ed.) Soviet Hi-eroglyphics: Visual Culture in Late Twentieth-Century Russia. London, 1995. P. 78-80; Резаев А. Грудью проложит себе, http://www.russianposter.ru/archive.php?rid=31020150100001; http://win.cea.ru/~ellya/funnypic29.htm
  17. Зюганов Г. А. Верю в Россию! Воронеж, 1995. С. 165, 206. http://www.sovnarkom.ru/aharch1.htm
  18. http://www.lenta.ru/russia/2000/03/07/zhenschiny/_Printed.htm; http://www.mironov.ru/for_print.phtml?id=6868
  19. http://www.russlavbank.ru/content.phtml?prcenter.newsdetail.236; http://www.kp.ru/daily/24169/380743/print/
  20. Жители Коми возмущены рекламой «Родина-мать в пейнтбол зовет играть» 22:17 14/04/2009; Наши болельщики покажут немцам «Родину-мать»!; [1]; [2]; [3]; [4]
  21. Прусская идея и социализм. Берлин, б.г. С. 151.
  22. Hubbs J. Mother Russia: The Feminine Myth in Russian Culture. Bloomington, 1988; Рябов О. В. «Mother Russia»: гендерный аспект образа России в западной историософии // Общественные науки и современность. 2000. № 4. С. 116—122.; Santa Madre Russia // Il Giornale dell Arte
  23. Brezna I. Matuschka Rossija und ihr Sohn // Freitag. 2000 22.9.; Tome J. Madre Rusia // Diario de Leon. 28 de Marzo de 2005; Viktor Yanukovych, Mother Russia’s favorite son // Time Europe. 2004. November 29; Pipes R. Give the Chechens a land of their own // The New York Times. 2004. September 9; Фред Уэйр | Украина возвращается в объятья матушки-России // The Christian Science Monitor. 2010. 10 февраля; Брукс П. Русский медведь возвращается // New York Post. 2004. 8 декабря.

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]