Чалдоны

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Челдо́н (употребляется также вариант Чалдо́н) — название первых русских поселенцев в Сибири и их потомков. Постоянное население из числа переселенцев из Европейской России сложилось в Западной Сибири в конце XVIXVII вв[1][2].

История[править | править вики-текст]

Ещё в конце XX века коренное (сельское) население Сибири имело в быту чёткое представление, кто такие чалдоны, какие деревни являлись чалдонскими и кого собственно относили к чалдонам. В противопоставление более поздним переселенцам, например, беглым, вольным переселенцам, ссыльным, каторжникам, крепостным помещичьим крестьянам и редким сибирским переселенцам в результате реформ Столыпина.

Этимология[править | править вики-текст]

Слово «Ча(е)лдон» было впервые пояснено в 1866 году в словаре В. И. Даля — бродяга, беглый, варнак, каторжник с указанием на заимствование из монгольского языка.

В настоящее время история происхождения слова «чалдон» («челдон») считается неясной и не связанной с заимствованием из монгольского языка.[3][4]

Слово «чалдон» не является самоназванием русских старожилов. Известны несколько различных самоназваний неясного происхождения у коренных русских сибиряков: «сарьмяты» (возможно искажённое «сарматы»), «самарцы». Сарьмяты в прошлом проживали в районе Тобольска и Усть-Ишима, самарцы жили вблизи Сургута. Существует несколько гипотез возникновения этих самоназваний среди сибирских старожилов: к примеру, происхождение самоназвания «сарьмяты» может быть связано с занятием определённым ремеслом по выделке шкур («сарьмятничество» как искаженное от «сыромятничество»), с прозвищем, данным другим народом за какую-то схожесть с известным ему в прошлом соседним народом, а также с ассимиляцией одного народа с другим близким народом при сохранении своего самоназвания; происхождение самоназвания «самарцы» может быть связано с местом проживания до переселения в Сибирь. Быт, традиции и верования чалдонов, их различия, на настоящий момент не исследованы.

Время появления в Сибири чалдонов по современным научным историческим данным точно не определено, согласно исследованиям части историков многие названия рек и поселений в Сибири имеют русские и славянские корни задолго до общепринятого завоевания Сибири Ермаком, а многие до сих пор применяющиеся в обиходе чалдонами слова относятся ко временам до XIV века. Например, устаревшее и до сих пор применяющееся чалдонами славянское слово «комони» (кони), зафиксированное в «Слове о Полку Игореве» и «Задонщине», а также другие типично славянские сибирские названия рек и местностей, закрепившиеся в некоторых сибирских названиях задолго до прихода туда русского населения после 1587 года, ставят под сомнение традиционно принятую историю появления чалдонов в Сибири после её завоевания Ермаком. Среди чалдонов до сих пор бытуют передающиеся от предков из рода в род легенды про их жизнь в Сибири до прихода Ермака, а домашний уклад чалдонов скорее характерен для времен жизни славян до возникновения княжеской власти — времен славянского уклада общинного землевладения без четко выраженной централизованной власти. В связи с данными историческими исследованиями в настоящее время историками серьёзно рассматривается достаточно спорная гипотеза про славянское происхождение чалдонов от сибирских поселенцев арийского и славянского происхождения до прихода в Сибирь татар и монгольских племен.[3]

Некоторыми современными омскими историками выдвигается довольно сомнительная версия происхождения слова «чалдон» от слова «челядь» (слуга)[1], что опровергается исторически сложившимся в Сибири местонахождением чалдонских деревень вдали от властных центров, в труднодоступных местах, где властное управление затруднено.

Иногда слово использовалось с негативным оттенком. В данном случае, видимо, сказалась взаимная нелюбовь между «коренными», то есть челдонами, и новыми переселенцами. [5].

Народная этимология часто определяет это слово как сокращение, обозначающее: «человек с Дона» либо «люди, пришедшие на ЧЕЛнах с Дона». Данное слово широко использовалось как самоназвание коренных сибиряков, отличающее их от самоходов — переселенцев из западных областей Российской империи, пришедших в Сибирь в XIX—XX веках.[6]

Существует гипотеза, согласно которой обозначение чалдонов произошло от переселенцев с южных рубежей России — жителей, населявших местность между рекой Чалкой и Доном. Отсюда и обозначение — чалдоны (чалдонцы).

«Дон» на скифо-сарматском «Река». «Человек» статус в иерархии русской общности. Соответственно из логики словообразования названия рода по его специализации «человек реки», что соответствует поселениям на берегу рек челдонов по всей Сибири.

Говор и традиции[править | править вики-текст]

Речь челдонов по всей Сибири правильная в сравнении с другими региональными группами. Слово «чалдон» традиционно произносят в обиходной речи через А в Тобольском и Ишимском районе, и севернее (как ни странно — среди наиболее «окающих» русских сибиряков), «чолдон» через О и «челдон» через Е — в Омской области, в Башкирии и в Казахстане, наиболее часто такое произношение слова «чолдон» встречается среди русских — беженцев из Казахстана (в прошлом заселявших Акмалинскую область из Тобольской губернии). Коренные русские сибиряки произносят это слово с ударением на втором слоге. Произношение «челдон» с ударением на первом слоге (чЕлдон) характерно для сибирских казаков и их потомков, заселявших Сибирь после превращения ее в каторгу и конвоировавших в Тобольскую губернию ссыльных и каторжников. Причина разницы произношения слова «чалдон» и «чолдон» («челдон») по территориальному признаку расселения русских сибиряков на настоящее время не установлена.

В обиходе «красный угол» с иконами у коренных русских сибиряков часто называется «божница» как пережиток славянских времен и времен «двоеданства», когда в красном углу стояли статуэтки «божков». Уронить икону до сих пор считается дурной приметой — «божа обидится». После установления власти русского царя в Сибири чалдонов-язычников облагали двойной данью до перехода их в христианство, впрочем, как и православных христиан староверов («кержаков»). Во времена Сибирского ханства часть русских сибиряков так же платила «двойную дань»: одну русскому царю, другую — хану, поэтому вновь переселившиеся в Сибирь после Ермака русские часто называют коренных русских сибиряков «сибирские двоеданы».

В настоящее время в сибирских деревнях, включая татарские поселения, стала традиционной большая сибирская «чалдонская изба», состоящая из двух объединённых в один дом частей и напоминающая «гармошку», с расположенной справа возле входа за сенями женской кухней и «божницей» в дальнем левом от входа, «красном» углу избы. Возникновение традиции постройки большой срубленной чалдонской избы связано с приходом в Сибирь Ермака и новых русских поселенцев, от которых чалдоны переняли срубы и деревянные избы. До прихода в Сибирь «самоходов» из «Расеи» чалдоны ставили в Сибири дома, чем-то напоминающие малозаметные на местности насыпные землянки и блиндажи, прикопанные в землю и которые при необходимости можно было легко и быстро построить при переселении чалдонов на новое место или в местах охоты и рыбалки. В настоящее время привычку строить такие «охотничьи дома» в местах охоты и рыбалки переняли все охотники и рыбаки, включая сибирских татар, в которых принято оставлять спички, небольшие запасы еды, одежды, примитивной посуды для других охотников и рыбаков, называемое «заимкой». Это название показывает глубокое уважение русской общности к природе, человек бравший место для жизни в окружающем его мире как бы «взаймы» как правило у реки.

На время бесчинств гнуса и комаров сибиряки закрывают свои кровати в избе подвешенным к потолку на веревочках «пологом», защищающим людей от насекомых.

Традиционно чалдонские женщины носят черные платки с красной узорной вышивкой, заплетеные косы, молодые незамужние девушки могут носить нарядные белые платки и платки светлых тонов, красные платки, появление в обществе без платка или с распущенными волосами не заплетенными в косу называется «опростоволоситься» и считается постыдным. Под божницу за большой чалдонский стол принято усаживать стариков и уважаемых авторитетных людей. Гостей и приезжих, «новых» людей садить в «красный угол» не принято, даже если приезжий обладает большой властью и является каким-то начальником, руководителем. Друзей и близких родственников принято сажать за стол рядом, собеседника или противника сажают напротив, чтобы можно было его видеть при разговоре. Детей и молодежь усаживают напротив красного угла, возле выхода. Нередки случаи, когда приезжих начальников чалдоны усаживают напротив стариков, «в детский угол».

Необычной особенностью чалдонских традиций является в настоящее время редко соблюдаемый табуированный запрет захода мужчины «на женскую половину» избы, в том числе на кухню, когда мужчине не разрешается ничего трогать на кухне, «чтобы не осквернить»: мужчина не имеет права взять на кухне даже кружку, чтобы попить воды. Что вообще говоря очень неудобно: хочешь пить — приходится ждать пока кто-то из женщин нальет и подаст тебе воды, поэтому нередко возле кухни ставят бачок с водой и ковшом, чтобы мужчина без женщины мог попить. Право приготовления пищи, лекарственных отваров, мытья посуды и приборки на кухне у сибирских чалдонов имеет только женщина, поэтому, чтобы не допустить захода мужчины на кухню женщина обязана накормить и напоить пришедшего мужчину, подать ему воды, если он хочет пить. Любой мужчина, попытавшийся зайти на кухню, тут же будет отруган женщинами. В свою очередь, женщина не должна пользоваться «мужскими инструментами» и заходить на хозяйственную «мужскую половину», обычно — в сарай с инструментами: брать в руки косу, молоток. Таким образом, несмотря на «равноправие» мужчин и женщин, когда не считается предосудительным, если девочки бегают вместе с пацанами рыбачить на речку и пасти скот, а женщины ходят на охоту, в чалдонских традициях заложено распределение женских и мужских семейных обязанностей по половому признаку.

У чалдонов женщина подает посуду и блюда на стол с кухни, наливает чай и приносит на стол приготовленную еду, потому что мужчинам запрещено заходить на кухню, и, хотя женщинам не запрещено садиться за стол вместе с мужчинами, однако женщины никогда не садятся за стол до того момента, когда стол готов и мужчины начали есть — у сибирских чалдонов женщины редко сидят и едят за одним столом вместе с мужчинами, обычно женщины сидят за одним столом с мужчинами только во время праздников.

Несмотря на принятие чалдонами христианства из-за схожести старой языческой веры чалдонов с христианством, в которой роль «богов» заменили «святые» и ангелы, в суевериях русских сибиряков сохраняются языческие пережитки, и среди икон в красном углу на божнице вполне может случайно затесаться какой-нибудь вырезанный из кости божок одного из местных сибирских народов.

Поскольку предки чалдонов различаются по времени своего заселения в Сибирь, традиции, говор и суеверия чалдонов серьёзно отличаются, сибирские традиции не повсеместны.

Мифы и легенды о чалдонах[править | править вики-текст]

Чалдоны сами действительно часто определяют свое самоназвание именно как происходящее от «люди, выходцы из местности между Чалой (Чалкой) и Доном».

Однако эта версия самоназвания относится к народному фольклору с юмористическим оттенком, и связана с игрой слов, возникшей после появления в Сибири первых ссыльных каторжников. «Человеком с Дона» в Сибири принято называть любого представителя казачьего сословия, «вольных людей»; а «людьми с реки Чалый» иносказательно называли каторжан, ссыльных и разбойников, которых так же относили к «вольным людям», то есть к людям, не склонным подчиняться власти.

Таким образом, народная легенда в шутливой форме намекает на происхождение первых сибирских поселенцев от «вольных людей», казаков и разбойников, каторжников, сосланных в Сибирь за вольнолюбие, намекая на то, что предки чалдонов были «свободными» — «вольными людьми», в противовес «крепостным крестьянам» и «холопам». Так чалдоны сами себя относят к «вольным людям», к тем, кто не обязан подчиняться власти как свободный человек и потомок «вольных людей». Нередко у чалдонов бытует пословица «чалдон шапку не ломает», что значит — чалдон перед властью не снимает шапки, не кланяется.

Именно с этой чертой чалдонов связаны легенды про их глупость и лень, поскольку чалдоны традиционно не торопятся выполнять приказы власти, считая себя не обязанными кому-либо подчиняться: чалдоны медлительные добросовестные работники, но не любящие исполнять чьи-либо приказы, поскольку подчинение и холопство у чалдонов традиционно считается позорным.

Поздними русскими поселенцами и местными племенами принято дразнить чалдонов выражением «чалдон желтопупый», что является серьёзным оскорблением для чалдонов, которые гордятся своим вольным происхождением и своей «исконной сибирской русскостью» как коренные русские сибиряки, поскольку это выражение является намеком на то, что чалдоны когда-то в своем роду имели представителей монголоидной расы и представителей татар во времена малой численности в Сибири русского населения. Несмотря на славянские традиции, сохраняющиеся в среде чалдонов с дохристианских времен и внешний типично русский облик с традиционными для сибиряков голубыми глазами, чалдоны к старости приобретают весьма характерные монголоидные черты: узкие глаза и желтоватый оттенок кожи, что и является поводом дразнить чалдонов «желтопупыми» как местным татарским, так и пришлым русским населением.

Существует гипотеза, что в прошлом само слово «чалдон» принадлежало к мату, нецензурной сибирской брани, непонятной несибирякам, являлось оскорбительным идиоматическим выражением, значащим на языке местных коренных жителей «пришлый», «неместный», «бродяга», но со временем смысл слова изменился до противоположного значения, обозначающего коренного сибиряка для пришлого русского населения благодаря противопоставлению среди русских сибиряков «расейских» (самоходов) и «чалдонов» (самоедов).[1]

В настоящее время на основании антропометрических данных, отличающих сибирские народы как имеющие и европеоидные и монголоидные черты, и принадлежности языков самодийцев вместе с финно-угорской языковой группой к уральской языковой семье учеными, сторонниками теории советского ученого Г. Н. Прокофьева, выдвигается версия о возникновении самодийцев как малой расы в результате скрещивания местного коренного населения аборигенов-европеоидов заселявших Север с древнейших времен с пришлыми монголоидами, в результате которого возникли ненцы, нганасаны, энцы, селькупы, сибирские татары; в связи с чем чалдоны могут быть остатками сибирских аборигенов-европеоидов, однако эта версия пока не имеет достаточно доказательств и является спорной.

Мнения и мифы сибиряков в отношении чалдонов и происхождения самого слова «чалдон» так же рознятся:

«Со слов моей прабабушки Ермаковой Матрены, которая была из чалдонов, и проживала в урмане на севере Омской области, в Тарском районе, чалдонами их называли потому, что чалились (шли)они с устья реки Дон. И ее предки пришли с Дона в Сибирь во второй половине шестнадцатого века спасаясь от церковных реформ, потому как были они старообрядцами. Я склонен верить ей. Вы ведь не врете своим детям, потомкам о происхождении вашего рода?» (Смотри Кержаки)

В Новосибирской области, в Сузунском районе в сороковые годы XX века ещё были чалдонские и «россейские» сёла и со смешанным населением. В каждой чалдонской семье имелся ведерный самовар. Каждое воскресение его ставили и пили чай всей семьёй вёдрами. Поэтому чалдонов дразнили «сибирскими водохлёбами» или «жёлтопупыми». А почему «жёлтопупыми?- „Потому, что чалдоны пьют чай, до тех пор, пока пуп не пожелтеет“.»

«Кровосмешение русских казаков с местным населением, конечно, было. Казачьи отряды двигались в Сибирь, наверное, без женщин (за исключением может быть атаманов). Казаки брали жён из местного населения.» (Смотри Сибирский поход Ермака)

Отличительные признаки[править | править вики-текст]

К антропометрическим особенностям этнической группы чалдонов относят большую широколицость, чем у представителей этнической группы славянских народов, желтоватый оттенок кожи, монголоидную узкоглазость в детстве, в старости, несмотря на характерные славянские этнические черты и отличие от монголоидных народов:[1]

«не совсем так…. меня (родилась и выросла на Украине) в 1986 году водили по деревне Малышанка Голышмановского р-на… „желтопупая“ это звучало не обидно — поднимая майку все радовались, что область возле пупка действительно наиболее смуглая… глаза зеленые, веки опущены… отец мамы Черепанов из „чалдонов“»

В поведенческом плане чалдоны характеризуются медлительностью, добросовестностью, плохими способностями к запоминанию, упрямством, добродушием, независимостью, склонностью к неподчинению власти и приоритетом общественного, коллективного. В прошлом чалдонов в деревнях определяли по пословице: «Крыльцо блестит — чалдоны живут.», то есть по отличительным особенностям выполнения ими какой-либо работы из-за упрямства и добросовестности, характерных для представителей данной этнической группы.

Демография[править | править вики-текст]

В настоящее время чалдоны являются вымирающей этнической группой, сохраняющей свою обособленность и традиции только в отдалённых сибирских деревнях. Однако по всей России можно встретить выходцев из Сибири, которые на вопрос о происхождении назовут себя Ча(е)лдоном.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 М. Л. Бережнова Bот повести минувших лет, или откуда пошли челдоны в земле сибирской сайт кафедры этнографии и музееведения Омского государственного университета
  2. Материал кафедры этнографии Омского университета о чалдонах и кержаках
  3. 1 2 Сергей Трусов «Сургут: происхождение названия»
  4. Кафедра этнографии и музееведения ОмГУ «Группы русских Сибири»
  5. С. Есенин ПОЭМА о 36
  6. Л. А. Пиманова Чалдоны и самоходы Краеведческий альманах «Коркина слобода» N 1 1999
  7. Государственный ансамбль песни и танца «Чалдоны», г. Новосибирск