Монгольский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Монгольский язык
Самоназвание:

Монгол хэл
ᠮᠤᠨᠭᠭᠤᠯ ᠬᠡᠯᠡ

Страны:

Монголия, Китай, Россия, Афганистан, Тайвань, США

Официальный статус:

Монголия, Китай (Внутренняя Монголия)

Общее число говорящих:

5,7 млн.

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Алтайская семья

Монгольская ветвь
Северомонгольская группа
Центральномонгольская подгруппа
Письменность:

монгольские письменности, в том числе:
в Монголии кириллица (монгольский алфавит)
в КНР старомонгольская письменность

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

мон 463

ISO 639-1:

mn

ISO 639-2:

mon

ISO 639-3:

mon

См. также: Проект:Лингвистика

Монго́льский язы́к — язык монголов, государственный язык Монголии. Термин может употребляться шире: для монгольского языка Монголии и Внутренней Монголии в Китае, для всех языков монгольской группы, в историческом контексте для таких языков как древний общемонгольский и старописьменный монгольский языки.

Монгольский язык в узком смысле[править | править вики-текст]

Язык монголов, основного населения Монголии, а также Внутренней Монголии и в Российской Федерации. По основному диалекту часто называется халха-монгольским или просто халхаским.

Халха-монгольский язык имеет литературную норму и статус государственного языка в Монголии. Число говорящих на нём — около 2,3 млн чел. (1995). Халхаский диалект входит в центральную группу диалектов монгольского языка. Наряду с ней выделяются также восточная и западная группа. Различия между диалектами носят в основном фонетический характер.

Как национальный язык Монголии начал складываться после Монгольской народной революции (1921) на основе халхаского диалекта. С 1943 года — письменность на основе кириллицы.

Группа монгольских языков[править | править вики-текст]

Халха-монгольский язык, вместе с языком монгольской письменности, входит в монгольскую семью языков. Эта семья делится на следующие группы:

По своему строю это — агглютинативные языки с элементами флективности. Для большинства (кроме калмыцкого и бурятского) характерным является безличное спряжение. В области морфологии они характеризуются кроме того отсутствием резкой грани между словоизменением и словообразованием: так, например, разные падежные формы одного и того же слова часто функционируют лексически как новые слова и допускают вторичное склонение, основой которого является не первичная основа, а падежная форма. Роль притяжательных местоимений играют особые суффиксы: личные и безличные. Наличие предикативных суффиксов создаёт впечатление, будто имена могут спрягаться. Части речи слабо дифференцированы. Различают следующие части речи: имя, глагол и неизменяемые частицы. Существительное и прилагательное в большинстве живых языков и языке письменности не дифференцированы морфологически и различаются лишь в плане синтаксиса.

В области синтаксиса характерным является положение определения перед определяемым, сказуемого обычно в конце предложений и отсутствие согласования в падеже определения и определяемого, а также разных членов предложения.

Различия между языком монголов МР и языком монголов Внутренней Монголии затрагивают фонетику, а также такие весьма вариативные в пределах монгольской семьи морфологические параметры, как набор деепричастных форм и наличие/отсутствие некоторых периферийных падежных форм. Такого же типа различия имеются между диалектами внутри как монгольского языка МР, так и внутри языка монголов Внутренней Монголии. Реально это один язык, разделённый государственной границей, причём многие говоры представлены по обе её стороны. К этому относится обобщающий термин современный монгольский язык; всего на нём говорит свыше 5 млн. (по другим оценкам — до 6 млн.) человек, то есть более 3/4 всего монголоязычного населения. Около 6 тыс. монголов живут на Тайване; 3 тыс., по переписи 1989, жило в СССР. Разделённость имеет следствия в основном внешнелингвистического характера: в МР и во Внутренней Монголии различны литературные нормы (в последнем случае норма основана на чахарском диалекте), кроме того, диалекты Внутренней Монголии испытали на себе ощутимое влияние китайского языка (в области лексики и интонации).

Исторические монгольские языки[править | править вики-текст]

При ещё более широкой трактовке понятие «монгольский язык» расширяется не только географически, но и исторически, и тогда в него включается общемонгольский язык, существовавший примерно до XII века, а также старописьменный монгольский язык — общий литературный язык всех монгольских племен с XIII по XVII век. Диалектная основа последнего неясна; фактически он всегда был наддиалектной формой сугубо письменной коммуникации, чему способствовала не слишком точно передававшая фонетический облик слов письменность (в основе своей уйгурская), нивелировавшая междиалектные различия. Возможно, этот язык сформировался у какого-то из монгольских племён, уничтоженных либо полностью ассимилированных при возникновении империи Чингисхана (предположительно, найманов, кереитов или киданей). Принято считать, что старописьменный монгольский язык отражает более древний этап развития монгольских языков, чем любой из известных монгольских диалектов; этим объясняется его роль в сравнительно-историческом изучении монгольских языков.

В истории письменного языка выделяют древний (XIII—XV века), преклассический (XV—XVII вв.) и классический (XVII — начало XX века) этапы. Часто встречающиеся термины «древнемонгольский язык» и «среднемонгольский язык» применяются для обозначения общего, хотя и диалектно раздробленного языка монгольских племён до XIII века и в XIII—XV вв. соответственно.

С XVII века в связи с созданием Зая-Пандитой так называемого ясного письма (тодо бичиг), приспособленного к особенностям ойратских диалектов, и формированием ойратского литературного языка, классический старописьменный монгольский язык стал употребляться в основном в восточной части монгольского ареала — в Халхе (внешняя Монголия) и Внутренней Монголии; у бурят в Российской империи постепенно сформировался особый бурятский извод старописьменного монгольского языка.

Во Внутренней Монголии старописьменный язык используется и поныне. В Бурятии была введена письменность сперва на латинской (в 1931), а потом на кириллической (в 1939) основе; в МНР кириллический алфавит был введён с 1945; там сложились новые литературные языки. В посткоммунистической Монголии, а отчасти и в Бурятии интерес к старописьменному языку возрождается; активно ведётся его преподавание.

Язык памятников так называемой «квадратной письменности» XIII—XIV вв. в силу наличия ряда структурных особенностей иногда рассматривается в качестве особой разновидности широко понимаемого монгольского языка.

Монгольский язык и кириллица[править | править вики-текст]

В алфавите монгольского языка 35 букв.

Pos. Cyrillic Name IPA[1] ISO 9 Standard THL Library of
Congress
1 Аа а a a a a a
2 Бб бэ p, pʲ, b b b b b
3 Вв вэ w, wʲ v v w v
4 Г г гэ ɡ, ɡʲ, k, ɢ g g g g
5 Дд дэ t, tʲ, d d d d d
6 Ее е jɛ~jɜ, e e ye, yë ye, yö e
7 Ёё ё ë yo, yö yo ë
8 Жж жэ tʃ, dʒ ž j j zh
9 Зз зэ ts, dz z z z z
10 Ии и i i i i i
11 Йй хагас и i j ĭ i ĭ
12 (Кк) ка (k, ) k k k k
13 Лл эл ɮ, ɮʲ l l l l
14 Мм эм m, m m m m
15 Нн эн n, , ŋ n n n n
16 Оо о ɔ o o o o
17 Өө ө o ô ö ö ö
18 (Пп) пэ (, pʰʲ) p p p p
19 Рр эр r, r r r r
20 Сс эс s s s s s
21 Тт тэ , tʰʲ t t t t
22 Уу у ʊ u u u u
23 Үү ү u ù ü ü ü
24 (Фф) фэ, фа, эф (f) f f f f
25 Хх хэ, ха x, h x kh kh
26 Цц цэ tsʰ c c ts ts
27 Чч чэ tʃʰ č č ch ch
28 Шш ша, эш ʃ š š sh sh
29 (Щщ) ща, эшчэ (stʃ) ŝ šč shch shch
30 Ъъ хатуугийн тэмдэг ʺ ı ʺ ı
31 Ыы эр үгийн ы i y y î y
32 Ьь зөөлний тэмдэг ʲ ʹ ʹ ĭ i
33 Ээ э e è e e ê
34 Юю ю , ju û yu, yü yu, yü iu
35 Яя я ja, j â ya ya ia

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Svantesson, Jan-Olof, Anna Tsendina, Anastasia Karlsson, Vivan Franzén. 2005. The Phonology of Mongolian. New York: Oxford University Press: 30-40.

Ссылки[править | править вики-текст]

Логотип «Википедии»

«Википедия» содержит раздел
на монгольском языке
«Нүүр хуудас»

Логотип «Викисловаря»
В Викисловаре список слов монгольского языка содержится в категории «Монгольский язык»

Литература[править | править вики-текст]

  • Большой академический монгольско-русский словарь, в 4 томах. Под ред.: А. Лувсандэндэв, Ц. Цэдэндамб, Г. Пюрбеев. Издательство: Academia, 2001-2004. ISBN 5-87444-047-X, 5-87444-141-7, 5-87444-143-3
  •  (монг.) Amaržargal, B. 1988. BNMAU dah' mongol helnij nutgijn ajalguuny tol' bichig: halh ajalguu. Ulaanbaatar: ŠUA.
  • Apatóczky, Ákos Bertalan. 2005. On the problem of the subject markers of the Mongolian language. In Wú Xīnyīng, Chén Gānglóng (eds.), Miànxiàng xīn shìjìde ménggǔxué [The Mongolian studies in the new century : review and prospect]. Běijīng: Mínzú Chūbǎnshè. 334—343. ISBN 7-105-07208-3.
  •  (яп.) Ashimura, Takashi. 2002. Mongorugo jarōto gengo no -lɛː no yōhō ni tsuite. TULIP, 21: 147—200.
  •  (монг.) Bajansan, Ž. and Š. Odontör. 1995. Hel šinžlelijn ner tomjoony züjlčilsen tajlbar tol. Ulaanbaatar.
  •  (монг.) Bayančoγtu. 2002. Qorčin aman ayalγun-u sudulul. Kökeqota: ÖMYSKQ. ISBN 7-81074-391-0.
  •  (монг.) Bjambasan, P. 2001. Mongol helnij ügüjsgeh har’caa ilerhijleh hereglüürüüd. Mongol hel, sojolijn surguul: Erdem šinžilgeenij bičig, 18: 9-20.
  • Bosson, James E. 1964. Modern Mongolian; a primer and reader. Uralic and Altaic series; 38. Bloomington: Indiana University.
  • Brosig, Benjamin. 2009. Depictives and resultatives in Modern Khalkh Mongolian. Hokkaidō gengo bunka kenkyū, 7: 71-101.
  • Chuluu, Ujiyediin. 1998. Studies on Mongolian verb morphology. Dissertation, University of Toronto.
  •  (монг.) Činggeltei. 1999. Odu üj-e-jin mongγul kelen-ü ǰüi. Kökeqota: ÖMAKQ. ISBN 7-204-04593-9.
  •  (монг.) Coloo, Ž. 1988. BNMAU dah' mongol helnij nutgijn ajalguuny tol' bichig: ojrd ajalguu. Ulaanbaatar: ŠUA.
  •  (англ.) Djahukyan, Gevork. (1991). Armenian Lexicography. In Franz Josef Hausmann (Ed.), An International Encyclopedia of Lexicography (pp. 2367–2371). Berlin: Walter de Gruyter.
  •  (кит.) [Dobu] Dàobù. 1983. Ménggǔyǔ jiǎnzhì. Běijīng: Mínzú.
  •  (монг.) Garudi. 2002. Dumdadu üy-e-yin mongγul kelen-ü bütüče-yin kelberi-yin sudulul. Kökeqota: ÖMAKQ.
  • Georg, Stefan, Peter A. Michalove, Alexis Manaster Ramer, Paul J. Sidwell. 1999. Telling general linguists about Altaic. Journal of Linguistics, 35: 65-98.
  • Guntsetseg, D. 2008. Differential Object Marking in Mongolian. Working Papers of the SFB 732 Incremental Specification in Context, 1: 53-69.
  • Hammar, Lucia B. 1983. Syntactic and pragmatic options in Mongolian — a study of bol and n'. Ph.D. Thesis. Bloomington: Indiana University.
  • [Köke] Harnud, Huhe. 2003. A Basic Study of Mongolian Prosody. Helsinki: Publications of the Department of Phonetics, University of Helsinki. Series A; 45. Dissertation. ISBN 952-10-1347-8.
  •  (яп.) Hashimoto, Kunihiko. 1993. <-san> no imiron. MKDKH, 43: 49-94. Sapporo: Dō daigaku.
  •  (яп.) Hashimoto, Kunihiko. 2004. Mongorugo no kopyura kōbun no imi no ruikei. Muroran kōdai kiyō, 54: 91-100.
  • Janhunen, Juha (ed.). The Mongolic languages. — London: Routledge, 2003. — ISBN 0-7007-1133-3
  • Janhunen, Juha. 2003a. Written Mongol. In Janhunen 2003: 30-56.
  • Janhunen, Juha. 2003b. Para-Mongolic. In Janhunen 2003: 391—402.
  • Janhunen, Juha. 2003c. Proto-Mongolic. In Janhunen 2003: 1-29.
  • Janhunen, Juha. 2003d. Mongol dialects. In Janhunen 2003: 177—191.
  • Janhunen, Juha. 2006. Mongolic languages. In K. Brown (ed.), The encyclopedia of language & linguistics. Amsterdam: Elsevier: 231—234.
  • Johanson, Lars. 1995. On Turkic Converb Clauses. In Martin Haspelmath and Ekkehard König (eds.), Converbs in cross-linguistic perspective. Berlin: Mouton de Gruyter: 313—347. ISBN 978-3-11-014357-7.
  •  (кор.) Kang, Sin Hyen. 2000. Tay.mong.kol.e chem.sa č-uy uy.mi.wa ki.nung. Monggolhak [Mongolian Studies], 10: 1-23. Seoul: Hanʼguk Monggol Hakhoe [Korean Association for Mongolian Studies].
  • Karlsson, Anastasia Mukhanova. 2005. Rhythm and intonation in Halh Mongolian. Ph.D. Thesis. Lund: Lund University. Series: Travaux de l’Institut de Linguistique de Lund; 46. Lund: Lund University. ISBN 91-974116-9-8.
  • Ko, Seongyeon. 2011. Vowel Contrast and Vowel Harmony Shift in the Mongolic Languages. Language Research, 47.1: 23-43.
  •  (монг.) Luvsanvandan, Š. 1959. Mongol hel ajalguuny učir. Studia Mongolica [Mongolyn sudlal], 1.
  •  (монг.) Luvsanvandan, Š. (ed.). 1987. (Authors: P. Bjambasan, C. Önörbajan, B. Pürev-Očir, Ž. Sanžaa, C. Žančivdorž) Orčin cagijn mongol helnij ügzüjn bajguulalt. Ulaanbaatar: Ardyn bolovsrolyn jaamny surah bičig, setgüülijn negdsen rjedakcijn gazar.
  •  (яп.) Matsuoka, Yūta. 2007. Gendai mongorugo no asupekuto to dōshi no genkaisei. KULIP, 28: 39-68.
  •  (яп.) Mizuno, Masanori. 1995. Gendai mongorugo no jūzokusetsushugo ni okeru kakusentaku. TULIP, 14: 667—680.
  •  (монг.) Mönh-Amgalan, J. 1998. Orčin tsagijn mongol helnij bajmžijn aj. Ulaanbaatar: Moncame. ISBN 99929-951-2-2.
  •  (монг.) Nadmid, Ž. 1967. Mongol hel, tüünij bičgijn tüühen högžlijn tovč tojm. Ulaanbaatar: ŠUA.
  •  (монг.) Norčin et al. (eds.) 1999. Mongγol kelen-ü toli. Kökeqota: ÖMAKQ. ISBN 7-204-03423-6.
  • Okada, Hidehiro. 1984. Mongol chronicles and Chinggisid genealogies. Journal of Asian and African studies, 27: 147—154.
  •  (монг.) Öbür mongγul-un yeke surγaγuli. 2005 [1964]. Odu üy-e-yin mongγul kele. Kökeqota: ÖMAKQ. ISBN 7-204-07631-1.
  • Poppe, Nicholas. 1955. Introduction to Mongolian comparative studies. Helsinki: Finno-Ugrian Society.
  • Poppe, Nicholas. 1970. Mongolian language handbook. Washington D.C.: Center for Applied Linguistics.
  •  (монг.) Pürev-Očir, B. 1997. Orčin cagijn mongol helnij ögüülberzüj. Ulaanbaatar: n.a.
  • Rachewiltz, Igor de. 1976. Some Remarks on the Stele of Yisuüngge. In Walter Heissig et al., Tractata Altaica — Denis Sinor, sexagenario optime de rebus altaicis merito dedicata. Wiesbaden: Harrassowitz. pp. 487–508.
  • Rachewiltz, Igor de. 1999. Some reflections on so-called Written Mongolian. In: Helmut Eimer, Michael Hahn, Maria Schetelich, Peter Wyzlic (eds.). Studia Tibetica et Mongolica — Festschrift Manfred Taube. Swisttal-Odendorf: Indica et Tibetica Verlag: 235—246.
  •  (монг.) Rinchen, Byambyn (ed.). 1979. Mongol ard ulsyn ugsaatny sudlal helnij šinžlelijn atlas. Ulaanbaatar: ŠUA.
  • Rybatzki, Volker. 2003. Middle Mongol. In Janhunen 2003: 47-82.
  •  (монг.) Sajto, Kosüke. 1999. Orčin čagyn mongol helnij «neršsen» temdeg nerijn onclog (temdeglel). Mongol ulsyn ih surguulijn Mongol sudlalyn surguul' Erdem šinžilgeenij bičig XV bot', 13: 95-111.
  •  (монг.) Sanžaa, Ž. and D. Tujaa. 2001. Darhad ajalguuny urt egšgijg avialbaryn tövšind sudalsan n'. Mongol hel šinžlel, 4: 33-50.
  •  (рус.) Sanžeev, G. D. 1953. Sravnitel’naja grammatika mongol’skih jazykov. Moskva: Akademija Nauk USSR.
  •  (монг.) Sečen. 2004. Odu üy-e-yin mongγul bičig-ün kelen-ü üge bütügekü daγaburi-yin sudulul. Kökeqota: ÖMASKKQ. ISBN 7-5311-4963-X.
  • Sechenbaatar [Sečenbaγatur], Borjigin. 2003. The Chakhar dialect of Mongol: a morphological description. Helsinki: Finno-Ugrian society. ISBN 952-5150-68-2.
  •  (монг.) Sečenbaγatur, Qasgerel, Tuyaγ-a [Туяa], Bu. Jirannige, Wu Yingzhe, Činggeltei. 2005. Mongγul kelen-ü nutuγ-un ayalγun-u sinǰilel-ün uduridqal [A guide to the regional dialects of Mongolian]. Kökeqota: ÖMAKQ. ISBN 7-204-07621-4.
  •  (кит.) Siqinchaoketu [=Sečenčoγtu]. 1999). Kangjiayu yanjiu. Shanghai: Shanghai Yuandong Chubanshe.
  • Slater, Keith. 2003. A grammar of Mangghuer. London: RoutledgeCurzon. ISBN 978-0-7007-1471-1.
  • Starostin, Sergei A., Anna V. Dybo, and Oleg A. Mudrak. 2003. Etymological Dictionary of the Altaic Languages, 3 volumes. Leiden: Brill. ISBN 90-04-13153-1.
  • Street, John C. 1957. The language of the Secret History of the Mongols. New Haven: American Oriental Society. American Oriental series; 42.
  • Street, John C. 2008. Middle Mongolian Past-tense -BA in the Secret History. Journal of the American Oriental Society 128 (3): 399—422.
  • Svantesson, Jan-Olof. 2003. Khalkha. In Janhunen 2003: 154—176.
  • Svantesson, Jan-Olof, Anna Tsendina, Anastasia Karlsson, Vivan Franzén. 2005. The Phonology of Mongolian. New York: Oxford University Press. ISBN 0-19-926017-6.
  •  (монг.) Temürcereng, . 2004. Mongγul kelen-ü üge-yin sang-un sudulul. Kökeqota: ÖMASKKQ. ISBN 7-5311-5893-0.
  •  (монг.) Toγtambayar, L. 2006. Mongγul kelen-ü kele ǰüiǰigsen yabuča-yin tuqai sudulul. Liyuuning-un ündüsüten-ü keblel-ün qoriy-a. ISBN 7-80722-206-9.
  •  (монг.) Tömörtogoo, D. 1992. Mongol helnij tüühen helzüj. Ulaanbaatar.
  •  (монг.) Tömörtogoo, D. 2002. Mongol dörvölžin üsegijn durashalyn sudalgaa. Ulaanbaatar: IAMS. ISBN 99929-56-24-0.
  •  (монг.) Tsedendamba, Ts., Sürengijn Möömöö (eds.). 1997. Orčin cagijn mongol hel. Ulaanbaatar.
  • Tserenpil, D. and R. Kullmann. 2005. Mongolian grammar. Ulaanbaatar: Admon. ISBN 99929-0-445-3.
  •  (монг.) Tümenčečeg. 1990. Dumdadu ǰaγun-u mongγul kelen-ü toγačin ögülekü tölüb-ün kelberi-nügüd ba tegün-ü ularil kögǰil. Öbür mongγul-un yeke surγaγuli, 3: 102—120.
  • The end of the Altaic controversy (review of Starostin et al. 2003)
  • Walker, Rachel. 1997. Mongolian stress, licensing, and factorial typology. Rutgers Optimality Archive, ROA-172.
  •  (нем.) Weiers, Michael. 1969. Untersuchungen zu einer historischen Grammatik des präklassischen Schriftmongolisch. Wiesbaden: Otto Harrassowitz. Asiatische Forschungen, 28. (Revision of 1966 dissertation submitted to the Universität Bonn.)
  • Yu, Wonsoo. 1991. A study of Mongolian negation. Ph. D. Thesis. Bloomington: Indiana University.