Финно-угорские языки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Финно-угорская
Таксон:

ветвь

Ареал:

Венгрия, Норвегия, Россия, Финляндия, Швеция, Эстония и др.

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Уральская семья

Состав

угорская подветвь, финно-пермская подветвь

Коды языковой группы
ГОСТ 7.75–97:

фиу 742

ISO 639-2:

fiu

ISO 639-5:

fiu

См. также: Проект:Лингвистика

Фи́нно-уго́рские языки́ (встречается также вариант у́гро-фи́нские) — группа родственных языков, образующих ветвь в составе уральской языковой семьи. Распространены в Венгрии, Норвегии, России, Финляндии, Швеции, Эстонии и других странах.

В древности носители финно-угорских языков образовали несколько археологических культур на севере Европы — ямочной керамики и ямочно-гребенчатой керамики.

История изучения[править | править исходный текст]

Уральские народы впервые упоминаются в «Германии» древнеримского историка Публия Корнелия Тацита, где сказано о народе фенни (обычно этот народ идентифицируют как древних саамов) и о двух предположительно финно-угорских племенах, живших в отдалённых регионах Скандинавии.

Георг Шернъельм

В конце XV века европейские исследователи отметили сходство названий «Хунгария» и «Югрия» (область, находившаяся к востоку от Урала). Они предположили связь, но не нашли лингвистических доказательств. В 1671 году шведский учёный Георг Шернъельм[sv] (1598—1672) описал сходство саамского (лапландского), финского и эстонского языков, а также отметил несколько похожих слов в финском и венгерском. В это же время немецкий учёный Мартин Фогель попытался найти связь между финским, саамским (лапландским) и венгерским языками. Таким образом, эти два исследователя были первыми, кто указал на то, что позднее стали называть финно-угорской языковой семьёй.

Иоганн Георг фон Экхарт

В 1717 году шведский профессор Улоф Рудбек младший (1660—1740) предложил около 100 этимологических связей между финским и венгерским языками, из которых около 40 и в настоящее время считаются верными (Коллиндер, 1965). В этом же году немецкий учёный Иоганн Георг фон Экхарт?! (работа которого была опубликована в Collectanea Etymologica Лейбница) впервые предположил связь с самодийскими языками.

Все языки, составляющие финно-угорскую семью, были известны уже к 1770 году, то есть за 20 лет до появления индоевропеистики. Тем не менее результаты исследований не сразу получили признание. В частности, среди венгерской интеллигенции была распространена теория о связи венгров с тюркскими племенами, что было охарактеризовано Рюленом в 1987 году как следствие «дикого и неудержимого романтизма эпохи». И всё же, несмотря на враждебное отношение, венгерский иезуит Янош Шайнович в 1770 году предположил связь между венгерским и лапландским (саамским) языками. В 1799 году венгр Шамуэль Дярмати[hu] опубликовал результаты наиболее полного на тот момент исследования финно-угорских языков.

К началу XIX века финно-угорские языки были изучены лучше, чем индоевропейские. Но развитие сравнительной лингвистики индоевропейских языков привлекло такое внимание, что изучение финно-угорских языков отошло на второй план. В Венгрии, единственной в то время европейской стране, которая могла бы иметь повышенный интерес к изучению финно-угорской семьи (так как Финляндия и Эстония были тогда частью Российской империи), политическая обстановка не способствовала развитию сравнительной лингвистики. Некоторый прогресс произошёл с выходом работы немецкого лингвиста Йозефа Буденца, который на протяжении 20 лет был ведущим специалистом Венгрии по финно-угорским языкам. В конце XIX века вклад в изучение внёс венгерский лингвист Игнац Халас, опубликовавший в 1890-х годах значительный сравнительный материал по финно-угорским и самодийским языкам. Его работа стала основой для широкого признания родства между этими языками.

В 1990-е годы лингвисты Калеви Виик, Янош Пустай и Аго Кюннап, а также историк Кюёсти Юлку объявили о «прорыве в современном изучении уральских языков», датировав прото-финский язык 10 000 годом до н. э. Но эта теория практически не получила поддержки в научном сообществе.

Особенности[править | править исходный текст]

Все финно-угорские языки имеют общие особенности и общий базовый словарный запас. Эти особенности берут начало в гипотетическом прото-финно-угорском языке. Было предложено около 200 основных слов этого языка, в том числе корней слов для таких понятий, как названия родственных отношений, частей тела, основных числительных. Этот общий словарный запас включает, по Лайлу Кэмпбеллу, не менее 55 слов, относящихся к рыбалке, 33 — к охоте, 12 — к оленям, 17 — к растениям, 31 — к технологии, 26 — к строительству, 11 — к одежде, 18 — к климату, 4 — к обществу, 11 — к религии, 3 — к торговле.

Большинство финно-угорских языков относится к агглютинативным, общими особенностями которых является изменение слов с помощью добавления суффиксов (вместо предлогов) и синтаксическая координация суффиксов. Кроме того, в финно-угорских языках отсутствует категория рода. Поэтому существует только одно местоимение со значением «он», «она» и «оно», например, hän в финском, tämä в водском, tema в эстонском, ő в венгерском, ciйӧ в языке коми, тудо в марийском языке, со в удмуртском языке.

Во многих финно-угорских языках притяжательные прилагательные и местоимения, такие, как «мой» или «твой», употребляются редко. Обладание выражается склонением. В тех языках, которые развивались в сторону флективных, для выражения обладания используется личное местоимение в родительном падеже. Например, «моя собака» на эстонском mu koer, на разговорном финском mun koira, на северносаамском mu beana (дословно «собака меня») или beatnagan (дословно «собака-моя»), на языке коми — менам пон (моя собака) или менам понмӧй.

В других языках для этого используются суффиксы, иногда вместе с местоимением в родительном падеже: «моя собака» на финском minun koirani (дословно «меня собака-моя»), от слова koira — собака. Также в марийском языке мыйын пием, от слова пий — собака. В венгерском языке местоимения в именительном падеже могут добавляться к слову с притяжательным суффиксом. Например, «собака» — kutya, «моя собака» — az én kutyám (дословно «(это) я собака-моя», az — определённый артикль) или просто a kutyám (дословно «(это) собака-моя»). Тем не менее, в венгерском существуют и самостоятельные притяжательные местоимения: enyém (мой), tiéd (твой), и т. д. Они также могут склоняться, например, enyém (им. п.), enyémet (вин. п.), enyémnek (дат. п.), и т. д. Эти местоимения употребляются в роли именного сказуемого: неправильно было бы сказать enyém kutya, но на вопрос Kié ez a kutya? («Чья это собака?») можно ответить Ez a kutya az enyém («Эта собака — моя») или просто Az enyém («Моя»).

Классификация[править | править исходный текст]

В составе финно-угорских языков обычно выделяют следующие группы и языки:

См. также[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]