Шанхайская организация сотрудничества

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)
上海合作组织

SCO (orthographic projection).svg

Территория: 30,2 млн км²

Членство:

  6 государств-членов
  5 государств-наблюдателей
  3 государства со статусом «партнёр по диалогу»

Официальные языки:

русский, китайский

Руководители
Генеральный секретарь

Россия Дмитрий Мезенцев
(назначен 7 июня 2012; занимает должность с 1 января 2013 по 31 декабря 2015)

Основание

15 июня 2001

sectsco.org
Логотип Викисклада Шанхайская организация сотрудничества на Викискладе

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) — региональная международная организация, основанная в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. За исключением Узбекистана, остальные страны являлись участницами «Шанхайской пятёрки», основанной в результате подписания в 1996—1997 гг. между Казахстаном, Киргизией, Китаем, Россией и Таджикистаном соглашений об укреплении доверия в военной области и о взаимном сокращении вооружённых сил в районе границы.

Общая территория входящих в ШОС стран составляет 30 млн км², то есть 60 % территории Евразии. Общая численность населения стран ШОС равна 1 млрд. 455 млн человек (2007 год),[1] четвёртая часть населения планеты.[2] Экономика КНР — вторая в мире по ВВП после США (также уступает суммарному ВВП Евросоюза).

ШОС не является военным блоком (как, например, НАТО) или открытым регулярным совещанием по безопасности (как, например, АРФ АСЕАН), а занимает промежуточную позицию.[3] Главными задачами организации провозглашены укрепление стабильности и безопасности на широком пространстве, объединяющем государства-участников, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом[4], наркотрафиком, развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия.

Предыстория ШОС[править | править исходный текст]

Предпосылки к созданию Шанхайской организации сотрудничества были заложены ещё в 60-е годы XX века, когда СССР и КНР вступили в переговоры по разрешению территориальных споров. После распада Советского Союза появились новые участники переговоров в лице России и государств Центральной Азии. После того как КНР разрешил территориальные споры с соседними государствами СНГ (Россией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном), появилась возможность дальнейшего развития регионального сотрудничества.[5]

В 1996 году была образована «Шанхайская пятёрка». Последующие ежегодные саммиты участников «Шанхайской пятёрки» проходили в Москве в 1997 году, Алма-Ате (Казахстан) в 1998 году, в Бишкеке (Киргизия) в 1999 году и в Душанбе (Таджикистан) в 2000 году. Ко времени проведения бишкекского саммита началось создание постоянных механизмов сотрудничества: встреч министров и экспертных групп. Начала складываться новая международная организация. Появились национальные координаторы, назначаемые каждой страной.[5]

В 2001 году встреча была проведена в Шанхае. Тогда пять стран-участниц приняли в состав организации Узбекистан, что повлекло переименование организации в Шанхайскую организацию сотрудничества или «Шанхайскую шестёрку».

Первыми документами, принятыми ШОС, стали «Декларация о создании Шанхайской организации сотрудничества», «Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» и «Совместное заявление о подключении Узбекистана к механизму „Шанхайской пятёрки“».

Vladimir Putin 5 July 2000-9.jpg
Vladimir Putin 5 July 2000-7.jpg
Vladimir Putin 5 July 2000-6.jpg
Главы стран — участниц Шанхайской пятёрки на саммите в Душанбе и Президент Узбекистана Ислам Каримов (5 июля 2000 года)

Образование[править | править исходный текст]

Встреча глав государств в июне 2002 года в Санкт-Петербурге продолжила институциональное оформление ШОС. Декларация о создании организации получила практическое воплощение в подписании двух актов — Декларации глав государств — членов ШОС,[6] названной министром иностранных дел России итоговым политическим документом,[7] и Хартии ШОС[8] — базового уставного документа.

По итогам московского саммита (28-29 мая 2003 года) были созданы Секретариат ШОС со штаб-квартирой в Пекине и Региональная антитеррористическая структура (РАТС) (соглашение о её создании было подписано годом раньше в Санкт-Петербурге). Главами стран-участниц были затронуты вопросы борьбы с терроризмом и экстремизмом, в частности особое внимание ими было уделено деятельности Хизб ут-Тахрир. Среди 30 подписанных тогда документов были положения, определяющие функционирование органов организации — положения о Совете глав государств, Совете глав правительств и Совете глав МИД.[9]

Встречи глав государств-членов ШОС
Дата Место проведения
1 14-15 июня 2001 Китайская Народная Республика Шанхай
2 7 июня 2002 Россия Санкт-Петербург
3 28-29 мая 2003 Россия Москва
4 17 июня 2004 Узбекистан Ташкент
5 5 июля 2005 Казахстан Астана
6 14-15 июня 2006 Китайская Народная Республика Шанхай
7 16 августа 2007 Киргизия Бишкек
8 28 августа 2008 Таджикистан Душанбе
9 15-16 июня 2009 Россия Екатеринбург
10 10-11 июня 2010 Узбекистан Ташкент
11 14-15 июня 2011 Казахстан Астана
12 6-7 июня 2012 Китайская Народная Республика Пекин
13 13-14 сентября 2013 Киргизия Бишкек
14 запланировано 2014 Таджикистан Душанбе
15 запланировано 2015 Россия Уфа

По итогам московского саммита организационный период ШОС завершился, и с 1 января 2004 года она начала функционировать как полноценная международная структура, обладающая собственными рабочими механизмами, персоналом и бюджетом.

По итогам ташкентского саммита (июнь 2004 года) были подписаны Ташкентская декларация по итогам заседания[10], Конвенция о привилегиях и иммунитетах ШОС, а также ряд других документов. Состав организации расширился за счёт приёма в качестве наблюдателя нового члена — Монголии.

На встрече глав государств ШОС, проведённой в 2005 году помимо нового пакета договоров и конвенций была подписана Декларация глав государств — членов Шанхайской организации сотрудничества,[11] которая зафиксировала дальнейшую консолидацию усилий и укрепление координации.

Главными итоговыми документами бишкекского саммита (август 2007 года) стали Договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов Шанхайской организации сотрудничества и Бишкекская декларация глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества. В работе форума приняли участие также президенты двух стран-наблюдателей при ШОС — Президент Монголии Намбарын Энхбаяр и Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Ещё два государства-наблюдателя Организации были представлены Министром иностранных дел Пакистана Хуршидом Касури и Министром нефти и природного газа Индии Мурли Деором.

В 2009 году на встрече в Екатеринбурге главы государств — участников ШОС приняли решение о предоставлении статуса партнера по диалогу ШОС Шри-Ланке и Белорусии.

28 апреля 2010 года был подписан Меморандум о предоставлении Белорусии статуса партнера по диалогу ШОС, официально оформивший этот статус для Белорусии.

7 июня 2012 года лидеры стран-участниц ШОС также подписали решение о предоставлении Афганистану статуса наблюдателя при ШОС и решение о предоставлении Турции статуса партнера по диалогу.[12]

Цели ШОС[править | править исходный текст]

Согласно ст. 1 основополагающего документа ШОС - Хартии от 7 июня 2002 года основными целями и задачами ШОС являются:

  • укрепление между государствами-членами взаимного доверия, дружбы и добрососедства;
  • развитие многопрофильного сотрудничества в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и стабильности в регионе, содействия построению нового демократического, справедливого и рационального политического и экономического международного порядка;
  • совместное противодействие терроризму, сепаратизму и экстремизму во всех их проявлениях, борьба с незаконным оборотом наркотиков и оружия, другими видами транснациональной преступной деятельности, а также незаконной миграцией;
  • поощрение эффективного регионального сотрудничества в политической, торгово-экономической, оборонной, правоохранительной, природоохранной, культурной, научно-технической, образовательной, энергетической, транспортной, кредитно-финансовой и других областях, представляющих общий интерес;
  • содействие всестороннему и сбалансированному экономическому росту, социальному и культурному развитию в регионе посредством совместных действий на основе равноправного партнерства в целях неуклонного повышения уровня и улучшения условий жизни народов государств-членов;
  • координация подходов при интеграции в мировую экономику;
  • содействие обеспечению прав и основных свобод человека в соответствии с международными обязательствами государств-членов и их национальным законодательством;
  • поддержание и развитие отношений с другими государствами и международными организациями;
  • взаимодействие в предотвращении международных конфликтов и их мирном урегулировании;
  • совместный поиск решений проблем, которые возникнут в ХХI веке.


Члены организации[править | править исходный текст]

Страны-участницы ШОС

Государства-наблюдатели

Партнёры по диалогу

Получавшие приглашение на саммиты глав государств ШОС

Отличие ШОС от других региональных образований на территории бывшего СССР состоит в том, что помимо стран СНГ в неё входит Китай. Помимо того, ШОС имеет соглашения о партнёрстве с ООН, СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и АСЕАН.

Пересечения интересов[править | править исходный текст]

Российский экономист Р. Андреещев отметил, что в случае ШОС нет очевидных предпосылок для сотрудничества. По его мнению, цементирующим фактором является нежелание стран Центральной Азии, а также России и Китая принимать политику администрации США, активная экономическая и политическая экспансия которых, с его точки зрения, не отвечает интересам данных стран. Не менее важным, по его мнению, является и вопрос стабильности, которым по-прежнему остаётся нерешённым для региона.

По мнению А. А. Кольтюкова, начальника Института военной истории Министерства обороны России, Китай, Пакистан, Иран и Индия не в последнюю очередь рассматривают ШОС как инструмент противодействия американскому военному присутствию в данном регионе, что, с его точки зрения, составляет угрозу безопасности этих стран[13].

Интересы стран-участниц и их расхождения[править | править исходный текст]

Несмотря на внешний монолитный вид, эксперты отмечают ряд вопросов, по которым наблюдаются противоречия в политике членов ШОС, самое серьёзное из которых касается расхождения политических и экономических интересов России и Китая. Китай, рассматривая страны ШОС как перспективный рынок сбыта[14], считает, что приоритеты ШОС между антитеррористической и экономической деятельностью должны делиться поровну, а в перспективе экономическая стратегия может занять главное место в деятельности организации. Россия, напротив, настаивает на сохранении традиционной активности ШОС в области борьбы с проявлениями «трёх зол» (по терминологии ШОС): терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом и, опасаясь установления экономической гегемонии Китая в постсоветской Азии, предпринимает усилия для того, чтобы сдерживать предложения Пекина по интенсификации экономического сотрудничества в рамках ШОС. Впрочем, Китай может быть не заинтересован в наращивании военной, антитеррористической составляющей в отличие от России и стран Центральной Азии, поскольку Китай в основном решил проблему (уйгурского) терроризма.[15] Кроме того Китай во внешней политике на первый план ставит исторические территориальные проблемы, выходящие за рамки ШОС, — объединение с Тайванем, для чего ему необходимо достичь соглашения о невмешательстве со стороны США. Россия стремится к более тесной интеграции на основе делегирования части суверенитета государств региона наднациональным органам (ОДКБ, ЕврАзЭС), Китай же не намерен делить суверенитет ни с кем другим.

«Как сказал Лао-цзы: „Кто умеет крепко стоять — того нельзя опрокинуть. Кто умеет опереться — того нельзя свалить“. И мы с вами опираемся друг на друга в течение столетий. Уверен, Россия и Китай всегда могут опереться друг на друга, могут рассчитывать на помощь и взаимную поддержку»[16].
 — Владимир Путин, выступление в преддверии саммита СГП ШОС, Пекин, октябрь 2009 г.

Москва рассматривает экономическую интеграцию в зоне ШОС как более отдалённую цель, тогда как в настоящее время речь может идти только об отдельных субрегиональных интеграционных проектах между двумя или тремя странами с сопоставимыми экономиками. Пекин же настаивает на создании единого интеграционного пространства в рамках ШОС уже в ближайшее время[15]. Снятие торговых барьеров между странами ШОС создаст благоприятные условия для резкого увеличения предложения китайских товаров[17] и откроет перед Центральной Азией не радужную перспективу стать придатком китайской экономики.

По мнению российского исследователя А. Ю. Баранова, «американские эксперты уповают на то, что Пекин, идя на контакт с Россией, в первую очередь стремится разыграть в своих целях „российскую карту“, но не заинтересован в расширении российского политического влияния в АТР. Но ежегодные встречи глав государств ШОС и двусторонние контакты на высшем уровне демонстрируют стремление и российской, и китайской стороны к взаимодействию в ряде ключевых сфер в политике и экономике в АТР и за его пределами»[18].

Кандидаты в члены и страны-наблюдатели[править | править исходный текст]

Среди прочих стран региона Средней Азии Монголия стала первой страной, которая получила статус страны-наблюдателя на саммите в Ташкенте (2004 год). Пакистан, Индия и Иран получили статус наблюдателей в следующем году на саммите в Астане. 6 июня 2012 года на саммите в Пекине Афганистан получил статус наблюдателя.

Встреча Президента РФ В. Путина с Первым вице-президентом Ирана Парвизом Давуди и Премьер-министром Монголии Цахиагийном Элбэгдоржем перед началом встречи с участниками Совета глав правительств государств — членов Шанхайской организации сотрудничества (26 октября 2005 года)

Откладывая расширение на неопределённый срок, члены ШОС опасаются попыток «размыва» организации и, как результат, уменьшения её «веса» в мировом сообществе. Во-вторых, вхождение в ШОС Индии и Пакистана может снизить эффективность её работы, поскольку внешнеполитические интересы этих стран существенно расходятся. В-третьих, вступление Ирана на фоне обострения ситуации вокруг иранской ядерной программы может позиционировать ШОС как блоковое объединение и стать причиной ухудшения отношений с Европой и США, сотрудничеством с которыми дорожат Индия и Китай.

На серии встреч в феврале 2006 года с китайскими чиновниками и журналистами президент Пакистана Первез Мушарраф привёл доводы готовности Пакистана к присоединению к организации как полноправного участника. Руководители Китая и Узбекистана изъявили намерение поспособствовать этому[19], однако с 2005 года Пакистан всё ещё остаётся лишь страной-наблюдателем. Тем не менее, отказ в «повышении статуса» не явился препятствием для сотрудничества этой страны с остальными участниками ШОС. Пакистан подписал соглашение об экстрадиции террористов с Узбекистаном, активно сотрудничал в Контактной группе ШОС — Афганистан, проводит активную идеологическую и военную борьбу с Аль-Каидой и Талибаном и т. д. В плане экономики с помощью ШОС страна укрепляет свои позиции традиционного экспортёра текстиля, обуви, риса, качественного медицинского оборудования, а также импортёра тонковолокнистого хлопка и энергоресурсов (по производству энергии Пакистан занимает одно из последних мест в мире)[19].

Некоторые страны ШОС одобряют возможность присоединиться к организации Индии. Так, например, Россия, установившая тесное экономическое сотрудничество с данной страной, в свою очередь неоднократно заявляла, что согласна на присоединение Пакистана (поддерживаемого в этом Китаем), только если одновременно с ним к организации присоединится Индия[20].

Как отмечает профессор Института востоковедения РАН Н. М. Мамедова, проблема участия Ирана в ШОС во многом сопряжена с проблемой ядерного вооружения страны и взаимоотношениями ШОС с США. Для стран Шанхайской организации Иран не представляет какой-либо угрозы, куда большую обеспокоенность стран — участниц вызывает ядерная программа КНДР. К тому же Иран привлекает ШОС как важный транспортный узел и ведущей экспортёр энергоресурсов.[21]

Некоторые противоречия стран — участниц ШОС и Ирана лежат в сфере территориальных споров. В частности по-прежнему не решён вопрос о разделе акватории Каспийского моря. В то время как Иран соглашается на часть, не менее чем 20 %, Россия, Казахстан и Азербайджан подписали Соглашение «О точке пересечения линий раздела сопредельных участков дна Каспийского моря», согласно которому по линии раздела по обычной срединной линии Иран получит менее 14 %, Россия, Азербайджан и Туркмения — почти 20 %, а Казахстан — 29 %.[21]

Белоруссия также подала заявку на статус страны-наблюдателя, однако получила отказ по той причине, что «не является азиатской страной»[20]. 16 июня 2009 года, по завершении саммита стран-участниц ШОС в Екатеринбурге, было принято решение предоставить не применявшийся ранее в практике организации статус «партнёра по диалогу» двум странам: Шри-Ланке и Белоруссии.

В октябре 2011 года Турция подала официальный запрос на статус партнера в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС)[22].

Тогда же стало известно, что Россия и Китай хотят видеть Пакистан и Индию как полноправных членов Шанхайской Организации Сотрудничества. Главным образом потому, что и Индия и Пакистан так-же обладают ядерным оружием и проявили заинтересованность в его дальнейшем нераспространении. Решить этот вопрос планируется на следующем заседании Совета глав государств.

7 июня 2012 года на СГГ ШОС было принято решение предоставить статус наблюдателя Афганистану и статус партнёра по диалогу Турции. Также Владимиром Путиным было предложено утвердить к 2013 году официальный порядок приёма в ШОС новых членов, по которому в следующем году планируется принять Монголию, Индию и Пакистан.

В августе 2012 года президент Украины заявил о её желании стать страной-наблюдателем в ШОС[23].

Направления сотрудничества[править | править исходный текст]

Сотрудничество в сфере безопасности[править | править исходный текст]

Деятельность ШОС первоначально лежала в сфере взаимных внутрирегиональных действий по пресечению террористических актов, а также сепаратизма и экстремизма в Средней Азии. По мнению министра иностранных дел Китая Тан Цзясюаня, она стала первой международной организацией, сделавшей идею борьбы с терроризмом стержнем своей деятельности[24]. Уже среди первых документов, подписанных участниками установочного саммита ШОС в Шанхае (2001 год) была Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом[25], которая впервые на международном уровне закрепляла определение сепаратизма и экстремизма как насильственных, преследуемых в уголовном порядке деяний. С того времени страны — участницы отводят первоочередное место вопросам урегулирования внутренних конфликтов, достижения консенсуса в противодействии экстремизму и наркомафии, свидетельством чего вначале стало создание Региональной антитеррористической структуры, а затем и подписание Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

23 мая 2002 года в Астане (Казахстан) было проведено очередное заседание руководителей правоохранительных ведомств и спецслужб государств-членов ШОС, на котором было подписано «Решение о проекте Соглашения между государствами-членами Шанхайской организации сотрудничества о Региональной антитеррористической структуре». Также был принят проект данного Соглашения и было рекомендовано ускорить на его основе разработку других соответствующих документов с тем, чтобы в максимально сжатые сроки задействовать антитеррористическую структуру. 7 июня того же года в Санкт-Петербурге на состоявшейся встрече глав государств-участников Шанхайской организации сотрудничества было подписано Соглашение о Региональной антитеррористической структуре[26]. Основные задачи и функции Исполнительного Комитета РАТС ШОС определены по трём приоритетным направлениям:

  1. координационно-оперативное направление (координация и взаимодействие компетентных органов стран — участниц в борьбе с терроризмом, экстремизмом, проведении антитеррористических учений и пр.);
  2. международно-правовое направление (участие в подготовке международных документов по вопросам борьбы с терроризмом, в том числе в рамках ООН, содействие Совету Безопасности ООН и пр.);
  3. информационно-аналитическое направление (формирование и пополнение банка данных РАТС, сбор и анализ информации по вопросам борьбы с терроризмом и др.)[27].

В 2004 году в интервью первый заместитель МИД России Вячеслав Трубников, отвечая на вопрос об отсутствии видимых результатов антитеррористической деятельности ШОС, отметил, что нельзя требовать от молодой организации сколько-нибудь решительных действий. Кроме того, Трубников заявил, что ШОС не военная организация и её деятельность не направлена на исключительно военную защиту[28]:

« Повторю, что ШОС — не военный альянс. Поэтому здесь нужно четко понимать, что речь идет о функции ШОС по обеспечению безопасности государств-членов перед лицом так называемых нетрадиционных угроз, а не некой эвентуальной внешней агрессии. …
…Адекватный ответ вызовам, с которыми приходится сталкиваться, неизбежно должен иметь политическое, социально-экономическое и гуманитарное измерения. В этом, собственно, и состоит основное предназначение ШОС как механизма многопрофильного сотрудничества государств-членов — обеспечение мира, спокойствия, благополучия и совместного процветания шести стран, стабильности и безопасности в регионе и за его пределами.
»

Тем не менее деятельность РАТС уже приносит свои плоды. По свидетельству исполнительного директора этой организации В. Касымова только за период между двумя саммитами ШОС (5 июля 2005 года — 15 июня 2006 года) в результате деятельности РАТС на территории ШОС было предотвращено более 450 терактов[19], 15 главарей террористических организаций были задержаны или уничтожены спецслужбами стран Организации, ещё 400 находятся в розыске[29].

Подписанный на бишкекском саммите (16 августа 2007 года) Договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве был призван укрепить добрососедские отношения между странами — участницами. По мнению видного российского политика и политолога А. А. Кокошина «этот Договор может сыграть весьма важную роль в становлении новой системы мировой политики, нового миропорядка, более справедливого, менее чреватого острыми кризисам, чем та, которая возникла после распада биполярной системы, когда доминирующей силой попыталась стать единственная оставшаяся сверхдержава — США»[30].

Shanghai Cooperation Organisation Summit Bishkek 2007.jpg
Shanghai Cooperation Organisation Bishkek 2007.jpg
Putin and Hu JintaoPeace Mission 2007.jpg
Бишкекский саммит и антитеррористические учения 2007 года (слева направо): сессия глав государств; лидеры стран — участниц перед началом сессии (16 августа); главы государств ШОС на полигоне в Чебаркуле наблюдают за ходом завершающей фазы «Мирной миссии-2007»

21 апреля 2006 года ШОС анонсировала планы борьбы с международной наркомафией как финансовой опорой терроризма в мире[31]. 1 октября 2007 года генеральный секретарь ШОС Болат Нургалиев призвал государства — члены организации активизировать сотрудничество в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, акцентируя особоё внимание на борьбе с наркоэкспансией в афганском направлении[32].

С момента основания организации странами-участницами было проведено несколько совместных антитеррористических учений. Первое из них состоялось в августе 2003 года (Узбекистан в учениях участия не принимал). Первая фаза учений проводилась в Казахстане, вторая — в Китае. Китай не принимал участие в первой фазе учений, что эксперты объяснили осторожностью, вызванной не только нежеланием участвовать в военных акциях, но и малым опытом участия в международных манёврах.[33].

В большем масштабе, но за пределами основной структуры ШОС, в августе 2005 года началась первая совместная тренировка военных сил КНР и России, получившая название «Мирная миссия — 2005»[33].

В дальнейшем учения проводились в 2006 и 2007 годах («Востокантитеррор-2006» и «Мирная миссия—2007»). В сентябре 2008 года прошли командно-штабные учения «Волгоград-Антитеррор-2008», а в 2009 году — «Мирная миссия—2009».[34]

Несмотря на регулярное проведение совместных антитеррористических учений, функционерами ШОС неоднократно подчёркивалось, что организация не является военным альянсом. Вслед за российским министром обороны Сергеем Ивановым, отметившим, что ШОС не является военным союзом, но может проводить совместные учения[35].

Экономическое сотрудничество[править | править исходный текст]

Несмотря на то, что ШОС изначально создавалась с целью совместной защиты границ соседних государств, практически сразу её деятельность получила и экономическую направленность. Через несколько месяцев после начала работы ШОС на своей первой встрече в Алма-Ате премьер-министры государств-членов Шанхайской организации сотрудничества обсудили вопросы регионального торгово-экономического сотрудничества, развития ШОС и другие проблемы, подписали Меморандум между правительствами государств-участников ШОС об основных целях и направлениях регионального экономического сотрудничества и запуске процесса по созданию благоприятных условий в области торговли и инвестиций.[36]

В мае следующего года в Шанхае прошло первое заседание министров экономики и торговли государств-членов ШОС. Стороны официально запустили механизм проведения встреч министров экономики и торговли и создания благоприятных условий в области торговли и инвестиций. По итогам совещания был подписан протокол к Меморандуму между правительствами государств-участников ШОС об основных целях и направлениях регионального экономического сотрудничества и запуске процесса по созданию благоприятных условий в области торговли и инвестиций и совместное заявление по итогам первой встречи министров, отвечающих за внешнеэкономическую и внешнеторговую деятельность.

В сентябре 2003 года главы правительств стран — членов ШОС подписали Программу многостороннего торгово-экономического сотрудничества на 20 лет. В качестве долгосрочной цели предусматривается создание зоны свободной торговли в ШОС, а в краткосрочной перспективе — увеличение потока товаров в регионе. Сотрудничество должно охватывать области энергетики, транспорта, сельского хозяйства, телекоммуникаций, защиты окружающей среды и др. План действий по развитию сотрудничества был подписан год спустя, в сентябре 2004 года[37].

По мнению ряда аналитиков, организационное строительство ШОС слишком затянулось, а многочисленные меморандумы и декларации долгое время не получали должного воплощения на практике. Кроме того при выполнении программ действий по различным направлениям экономического сотрудничества, выяснилось, что их реализации мешает ряд трудностей, обусловленный различиями в структурах и функционировании хозяйственных систем. В итоге не удалось запустить практически ни одной из уже одобренных программ экономического сотрудничества.[29] Завершением процесса формирования системы многостороннего экономического сотрудничества в рамках Организации, по мнению президента Российского союза промышленников и предпринимателей А. Н. Шохина, послужило создание в июне 2006 года Делового совета, который, являясь не правительственной структурой, объединяет правительственные и финансовые круги стран — участниц ШОС. Реальный же толчок развитию двух крупных проектов (развитию транспортной инфраструктуры и энергоресурсов) был дан на Совете глав правительств в Душанбе 15 сентября 2006 года.

Особое место в экономических отношениях стран ШОС занимает Китай. Он с каждым годом всё серьёзнее влияет на экономическую ситуацию в регионе, стимулирует сотрудничество стран ШОС в этой сфере, настаивая на создании свободной торговой зоны, а вместе с тем и создании инфраструктуры для торговли и инвестиций[38]. Втягивая экономики стран центрально-азиатского региона (ЦАР) в орбиту своих экономических интересов, КНР рассматривает их в первую очередь как надёжные рынки сбыта своих товаров. Именно с точки зрения расширения торгового сотрудничества Китай активно поддерживает вступление стран Шанхайской организации сотрудничества во Всемирную торговую организацию[39]. И хотя одни эксперты указывают, что во внешнеторговом обороте Китая доля ШОС на протяжении 2001—2006 гг. не превышала 2 %[40], другие специалисты отмечают, что уровень товарооборота между Китаем и странами Центральной Азии, в частности, Казахстаном неуклонно растёт[41].

На Первом саммите глав государств группы БРИК, Екатеринбург, 2009 г.

26 октября 2005 года на московском саммите ШОС исполнительный секретарь организации Чжан Дэгуан заявил, что ШОС сосредоточит внимание на совместных энергетических проектах, включая развитие нефтегазового сектора, разведку запасов углеводородов и совместное использование водных ресурсов. Идея, выдвинутая президентом России В. В. Путиным на шанхайском саммите в июне 2006 года о создании Энергетического клуба ШОС как механизма, объединяющего производителей, потребителей и транзитёров энергоресурсов, была поддержана остальными главами государств. Конкретные решения по реализации были приняты на встрече глав правительств в Душанбе, в частности глава правительства России М. Фрадков предложил создать в рамках ШОС Международный центр по предоставлению услуг ядерного топливного цикла. Кроме России активные шаги по развитию энергетики в регионе предпринимают также Китай и Казахстан. Не исключена возможность, участия Ирана в энерготранзите, в случае чего, удельный вес газового рынка ШОС уверенно перевалит за половину мирового объёма[29].

По завершении саммита в Екатеринбурге, а также проходившей на следующей день встрече глав государств группы БРИК, 17 июня 2009 года Россия и Китай заключили беспрецедентное соглашение в энергетике на сто миллиардов долларов. О самой крупной в истории двусторонних отношений России и Китая сделке объявил президент России Дмитрий Медведев после переговоров с лидером КНР Ху Цзиньтао. Первые лица договорились разработать механизм взаиморасчетов в рублях и юанях. Пока все сделки между Россией и Китаем оцениваются в долларах. Но если будет реализована инициатива КНР и РФ, — она может повлиять не только на российско-китайские отношения, но и на всю мировую торговлю. Москва и Пекин намерены заменить доллар юанем и рублем.[42]

Культурное и гуманитарное сотрудничество[править | править исходный текст]

Монета Киргизии, посвящённая ШОС

В Декларации о создании ШОС страны — участницы заявили и о необходимости развивать и культурное сотрудничество.

Впервые министры культуры стран-участниц встретились в Пекине 12 апреля 2002 года. Правительства государств активно поддержали проведение Дней культуры, участие художественных коллективов и деятелей искусств. С того времени гуманитарное сотрудничество постепенно интенсифицируется: проводятся совместные мероприятия, приуроченные к знаменательным историческим датам стран, входящих в ШОС, практикуются обмен студентами и профессорско-преподавательским составом, предпринимаются попытки создать совместные учебные центры.[43]. В 2008 году был сформирован Университет ШОС как единое сетевое образовательное пространство, базирующееся на университетах, ведущих исследования в направлениях регионоведение, IT-технологии, нанотехнологии, энергетика, экология — к 2010 году это 53 университета из 5-ти стран ШОС[44].

Развиваются связи и в сфере искусства. Начиная с 2005 года ежегодно регулярно проводятся выставки детских рисунков «Дети рисуют сказки». Идея инициаторов проекта, заключавшаяся в том, чтобы через народные сказки стимулировать интерес детей к культуре соседних стран, а также национальному достоянию, была активно поддержана Секретариатом ШОС, который обратился к представителям Казахстана, Киргизии, Китая, России, Таджикистана и Узбекистана с предложением организовать совместную выставку детского рисунка. Предложение получило широкий отклик, и в июне 2009 года вернисаж детских рисунков, представленных всеми странами — участницами ШОС, был проведён в двадцать первый раз.[45]

Как и другие сферы взаимодействия, гуманитарное сотрудничество в рамках ШОС имеет широкие перспективы.

Критика деятельности[править | править исходный текст]

Критика Шанхайской организации сотрудничества во многом касается несостоятельности её деятельности, в частности в борьбе с терроризмом и защите региональной безопасности. Некоторые зарубежные аналитики (например, Мэтью Оресман (англ. Matthew Oresman) из американского Центра стратегических и международных исследований) предполагают, что ШОС является не более, чем дискуссионным клубом, претендующим на нечто большее.[46] Такого же мнения придерживается начальник Института военной истории МО РФ А. А. Кольтюков, утверждающий, что «анализ достигнутых этой Организацией результатов позволяет охарактеризовать её как политический клуб, в котором двустороннее сотрудничество всё ещё превалирует над решением общерегиональных и мировых проблем. … реального сотрудничества в этих сферах противодействие угрозам терроризма, сепаратизма и борьба с наркоторговлей на региональном уровне не наблюдается»[47].

Внешнеполитическое окружение[править | править исходный текст]

Взаимоотношения с США[править | править исходный текст]

До крушения Советского Союза Центральная Азия не играла существенной роли в отношениях между США, СССР и другими державами региона. Прежде плохо изученное американцами пространство начало их по-настоящему интересовать с 1991 года. С тех пор США остались единственной сверхдержавой, чьи интересы проникают во все регионы мира, в том числе и в Центральную Азию, где они сегодня являются одними из основных игроков. Вначале США было трудно определить четкие приоритеты в ЦАР: Вашингтон был озабочен угрозой коммунистической реставрации на постсоветском пространстве, что заставляло его не посягать на влияние России в странах «ближнего зарубежья» (за исключением Балтии, в которых Россия почти сразу утратила всё свое влияние).

В 1997 году Вашингтон объявил государства Центральной Азии зоной своих долгосрочных стратегических интересов. А в марте 1999 года Конгресс США принял «Акт о стратегии Шелкового пути», в котором говорилось о поддержке экономической и политической независимости стран Центральной Азии, которые смогут уменьшить энергетическую зависимость Соединённых Штатов от нестабильного Персидского залива. Делая ставку на развитие двусторонних контактов со странами постсоветской Средней Азии, США, очевидно, оставили без должного внимание создание в 1996 году «Шанхайской пятёрки» — прообраза ШОС.

В целом, отношение США к Шанхайской Организации Сотрудничества постепенно изменялось: от пассивного наблюдения за её деятельностью до активной заинтересованности. В настоящее время среди западных исследователей широко распространено мнение, что ШОС имеет антиамериканскую направленность и создана в противовес блокам США и западных стран.

Первоначальное отношение США к ШОС характеризовалось пассивностью, практически минимальным реагированием на её развитие. США рассматривали на тот момент ещё «шанхайскую пятерку» как структуру, деятельность которой не представляла никакой угрозы его интересам, а, напротив, свидетельствовала о снижении роли Москвы в Средней Азии вследствие появления там нового крупного игрока — Китая. Кроме того, первоначальные цели создания организации отвечали целям США в регионе. Вашингтон приветствовал любые шаги, направленные на ослабление угрозы исламского экстремизма, снижение конфликтного потенциала и достижения стабильности в Средней Азии. Поэтому на официальном уровне США не придавали «шанхайской пятёрке» особого внимания. Но уже в конце 90-х многие аналитики выражали обеспокоенность по поводу сближения России и КНР, обвиняя Президента Билла Клинтона, что он недооценил всю опасность заключения договоров и поставок оружия в Китай.[48][49][50]

Несмотря на то, что ШОС позиционирует себя как региональная организация, которая выстраивает свою политику на позициях поддержания безопасности в Центральной Азии и остальном мире, некоторые западные исследователи подчёркивают очевидное противостояние организации странам НАТО, в частности США[29]. Американцы в последнее время обращают всё более пристальное внимание на ситуацию в регионе, что может быть обусловлено стремлением к контролю энергоресурсов, а также целями по борьбе с терроризмом. Это подтверждает разработка американского плана «Большой Центральной Азии» — проекта, созданного при помощи США, но без участия России и Китая.[51]. Аналитик Чжао Хуашэн, подчёркивая, что ШОС не имеет антиамериканской направленности, вместе с тем приводит факты, свидетельствующие, что и «Шанхайская пятёрка», и Шанхайская организация сотрудничества были созданы в период наибольшего обострения отношений между Америкой, Китаем и Россией[52].

5 июля 2005 года в Астане на саммите ШОС была принята декларация с призывом к США определить сроки вывода американских баз из Центральной Азии, размещённых в этом районе (в Киргизии и Узбекистане) для поддержки действий американских войск против режима «Талибан» в Афганистане.

Д. У. Буш и Д. Г. Рамсфелд

Ответом на астанинскую декларацию стала принятая 19 июля 2005 года резолюция палаты представителей Конгресса США с выражением озабоченности в связи с заявлением ШОС, которое расценивалось как «явная попытка Китая и России выдавить США из этого региона».[53]

Вскоре после этого Узбекистан заявил, что американцы должны будут покинуть базу Карши-Ханабад на его территории в течение полугода[54].

Эти шаги вызвали серию ответных высказываний со стороны высокопоставленных чиновников с обеих сторон, что и послужило точкой отсчёта в официальных взаимоотношениях между ШОС и США.

Так, министр обороны США Дональд Рамсфелд выступил с резкой критикой российской внешнеполитической доктрины. По его словам Россия, Китай и Северная Корея могут помешать сотрудничеству в сфере безопасности между странами Юго-Восточной Азии. Критику в адрес внешней политики трех стран, претендующих на усиление влияния в регионе, министр обороны США аргументировал тогда «попытками России ограничить свободу соседних стран, недостаточной прозрачностью военных расходов Китая, а также угрозой Северной Кореи в ядерной сфере»[55].

По мнению Рамсфелда, сотрудничество Тегерана с ШОС нелогично. Выступая в Сингапуре на конференции по вопросам безопасности, глава Пентагона назвал Иран главным террористическим государством. В дополнение он заявил, что считает странным участие этой страны в работе организации, борющейся с терроризмом. «Как можно было принимать его в ряды организации, ставящей своей целью борьбу с терроризмом? Ведь Иран — это самое террористическое государство в мире». Вообще, все встречи лидеров ШОС вызывают неодобрение у Вашингтона, где считают, что ШОС все более становится антиамериканской. Особенное раздражение у США вызвал визит в Шанхай президента Ирана Махмуда Ахмадинежада. «Непонятно, почему организация, декларирующая неприятие терроризма, зовет на свое заседание ведущего спонсора террора в мире», — сказал глава Пентагона Дональд Рамсфелд.[55]

Кондолиза Райс (выступление в Джорджтаунском университете 18 января 2006 года)

В ответ ШОС заявила, что недопустимо называть одну из её стран-наблюдателей спонсором терроризма. А помощник Владимира Путина, Сергей Приходько, подчеркнул, что «ШОС способна самостоятельно решать проблемы, возникающие в зоне её ответственности. Организация не намерена ни с кем конкурировать, но для решения стоящих перед ней задач подсказки со стороны ей не требуются». Вместе с тем, российская сторона заверила «американских партнёров», что «иранская проблема» рассматриваться на саммите не будет, и более того, ШОС в ближайшей перспективе расширяться не будет.

В октябре 2005 государственный секретарь США Кондолиза Райс посетила Киргизию и договорилась с президентом Курманбеком Бакиевым о переводе американского контингента из Узбекистана на авиабазу Ганси в Киргизии. А в феврале 2009 года киргизская сторона объявила о намерении закрыть авиабазу «Манас»,[56] сославшись на отказ США обсуждать вопрос увеличения арендной платы за использование базы. Через несколько дней, парламент одобрил решение правительства Киргизии. В марте 2009 года запрет на использование авиабазы распространился ещё на 11 других стран, союзников США.[57]

Вместе с тем, противоречия между Россией, Китаем и США ещё не созрели, не приобрели остроты, и почва для сотрудничества Москвы и Пекина для противодействия Вашингтону является достаточно зыбкой. Как Россия, так и, в особенности, Китай слишком дорожат своими отношениями с США, чтобы ставить их под удар, реализуя некий вариант военно-политического альянса-антагониста НАТО[29].

Европейский союз[править | править исходный текст]

Во взаимоотношениях Евросоюза и стран Центральной Азии также огромное значение приобретает энергетическая составляющая, а также вопрос о транспортных коридорах. Кроме того, Евросоюз рассматривает ЦАР как «буферный фильтр», смягчающий возможную угрозу терроризма, исламского экстремизма, наркотрафика и неконтролируемой миграции на территории стран-членов ЕС.[58] Эксперт из Королевского института международных отношений Эдмунд Херциг (нем. Edmund Herzig) отметил, что Центральная Азия «является важным, и потенциально очень важным регионом для энергетической безопасности Европы, если мы хотим диверсифицировать источники энергопоставок. Этот регион кажется нам далеким. Но так как Европа идет на восток, он становится постепенно ближе». Он указал на то, что Центральная Азия уже практически находится «по соседству» с Европой.[59]

В апреле 2007 года в Берлине состоялась представительная международная конференция на тему «Шанхайская организация сотрудничества: возможности партнерства с ЕС». Конференция была организована по инициативе Германского совета по внешней политике и Восточного комитета германской экономики. В ней приняли участие генсек ШОС Болат Нургалиев, спецпредставитель ЕС по Центральной Азии Пьер Морель (фр. Pier Morel), эксперты из стран — участниц ШОС, представители германских политических структур и фондов, а также посольств, аккредитованных в немецкой столице. В ходе конференции состоялся заинтересованный обмен мнениями по актуальному состоянию и перспективам ШОС, о возможностях кооперации с международными организациями, включая ЕС. После конференции на экспертном уровне генеральный секретарь ШОС Болат Нургалиев вместе с заместителем министра иностранных дел Германии, председательствовавшей на тот момент в Евросоюзе, Гернотом Эрлером (нем. Gernot Erler) и председателем Восточного комитета немецкой экономики Клаусом Мангольдом (нем. Klaus Mangold) принял участие в дискуссии на тему «ШОС — возможности партнерства с ЕС».[60]

Дмитрий Медведев, Клаус Мангольд и Франк-Вальтер Штайнмайер (справа) (Берлин, 5 июня 2008 года)

Клаус Мангольд подтвердил большую заинтересованность не только германской, но и европейской экономики в приобретении Евросоюзом в лице ШОС «коллективного партнера для осуществления широкомасштабных планов ЕС по освоению довольно нового и очень емкого рынка Центральной Азии». Центрально-азиатский регион, по его словам, интересует ЕС не только как рынок сбыта продукции, но и как большой энергодобывающий регион. Особый интерес вызывает в этой связи, как отметил Мангольд, идея ШОС по созданию Энергетического клуба. Он считает, что на этой базе у ЕС и ШОС может возникнуть «интересный и взаимовыгодный диалог».[60]

Сильной стороной ШОС в ЕС считают созданную в организации антитеррористическую структуру «с вполне современным европейским пониманием задачи борьбы с терроризмом — не только репрессии, но и создание условий для повышения жизненного уровня людей, их шансов на будущее».[60]

На вопрос, почему для регионального сотрудничества в Центральной Азии европейцы выбрали именно ШОС, а, например, не ЕврАзЭС в ЕС подчёркивают, что при всей важности экономических задач «политический аспект в центрально-азиатском регионе имеет гораздо большее значение, особенно с учетом борьбы за влияние в нём Китая, России, США и в последнее время Японии».[61]

Однако, ЕС, в настоящем своём виде, не представляет собой такого монолита, каким была «Европа 9-ти» или даже «Европа 15-ти» в начале своего пути. Это справедливо как для внешней, так и для внутренней политики объединённой Европы. В этой связи, развитие ситуации в области сотрудничества со странами Центральной Азии, скорее всего, будет проходить по следующим сценариям: налаживание двухсторонних связей и вложение инвестиций национальных кампаний (по примеру Германии), либо следование в фарватере внешнеполитического курса Соединённых Штатов. На данный момент чёткой линии направленной на партнёрство с ШОС, с центральноазиатскими странами, ЕС не выработало. Хотя, по всей видимости, понимание этого «пробела» налицо.[62]

Япония[править | править исходный текст]

Активность Японии в центрально-азиатском регионе резко возросла с конца 1990-х гг.. Основной интерес Японии лежит в сфере экономики: будучи на 100 % зависимой от импорта энергоресурсов, она стремится получить доступ к центральноазиатским углеводородам, особенно в условиях растущей нестабильности на Ближнем Востоке. Япония — единственная[58] страна, оказывающая «безвозмездную помощь» постсоветским странам Центральной Азии, объём которой исчисляется миллиардами долларов.

Ещё в 2003 году Япония предложила всем центральноазиатским странам формат сотрудничества «Япония плюс Центральная Азия». По мнению политологов, диалог в таком формате явился откровенным вызовом ШОС. В своё время японцы заверили МИД РФ, что не намерены трансформировать Диалог в некую организацию, конкурирующую с ШОС, а намерены использовать эту структуру лишь для оказания содействия странам Центральной Азии и Афганистану. Однако не исключено, что США попытаются посредством Японии использовать Диалог для усиления собственного влияния в Центральной Азии.[58]

Стремление Токио к интеграции в центрально-азиатском регионе наглядно проявилось 5 декабря 2006 года во время заседания круглого стола, проведенного Казахстанским институтом системных исследований при правительстве Казахстана совместно с японским фондом Сасакава на тему «Казахстанско-японское сотрудничество». По мнению японского ученого Акихиро Ивасита из Центра славянских исследований университета Хоккайдо, ШОС изначально отличается от блоков образца «холодной войны», однако «организации необходимо избавиться от негативного отношения к себе, которое усиливается на Западе». По мнению профессора, это возможно за счет приглашения в ШОС новых членов — развитых стран. Для этой цели Ивасита предложил использование статуса «партнера по диалогу» (такой статус предоставлен в 2009 году Белоруссии и Шри-Ланке).[63]

И всё же на данный момент влияния и уровня участия Японии в региональных делах Центральной Азии явно недостаточно, чтобы стало возможным создание новой международной организации в регионе. Это потребовало бы от лидеров центральноазиатских государств политического решения, которое противоречило бы их политическим обязательствам, взятым в рамках уже существующих организаций, таких как ЕврАзЭС и прежде всего ШОС.[64] К тому же маловероятно, что ради достижения собственных целей Япония, главная задача которой на геостратегическом уровне заключается в сдерживании влияния КНР, да и России, в Юго-Восточной Азии, пойдёт на открытую конфронтацию, — скорее, «страна восходящего солнца» продолжит искать своё место в рамках трёхстороннего формата сотрудничества.[58]

Международное влияние ШОС[править | править исходный текст]

В условиях формирования новой системы международных отношений выстраивание коллективной системы региональной безопасности является весьма актуальной задачей. Рассматривая различные аспекты обеспечения региональной безопасности Центральной Азии, особое внимание необходимо уделить внешнеполитическому измерению, играющему важную роль в безопасном развитии государств с учетом современной усиливающейся взаимозависимости в глобализирующемся пространстве международных отношений.

Основные военно-политические альянсы современной системы международных отношений

По итогам 10-летнего существования ШОС можно утверждать, что Организация выдержала испытание временем. В настоящее время внутри Шанхайской организации сотрудничества нет таких центробежных сил, которые, допустим, наблюдаются в СНГ. Можно сказать больше — на постсоветском пространстве ШОС явилась наиболее мощной и перспективной организацией международного сотрудничества. Серьёзным вызовом ШОС в эти годы явились российско-грузинский конфликт августа 2008 года и массовые беспорядки в Киргизии летом 2010 года.

Однако организация с ними справилась. На данный момент всё говорит о том, что хорошие российско-китайские отношения в Центральной Азии сохранятся. Они являются фактором стабильности, фактором сдерживания угроз безопасности в регионе. Сегодня ни Китай, ни Соединенные Штаты, ни Россия самостоятельно не могут единолично играть ключевую роль в Центральной Азии.

И хотя между государствами ШОС есть некоторые противоречия и трения, внешне ШОС выглядит достаточно монолитной структурой: есть нечто, что объединяет эти государства, даже несмотря на то, что страны-члены ШОС во многом различаются по основным показателям.

На Китай и Россию приходится 98 % населения и 97 % суммарного ВВП интеграционного объединения, однако, несмотря на мировой финансово-экономический кризис, взаимный товарооборот стран-членов ШОС характеризуется высокой динамикой роста. Положительный внешнеторговый баланс из стран ШОС имеют Китай (196 млрд долл.), Россия (134,3 млрд долл.), Казахстан (14,8 млрд долл.) и Узбекистан (2,4 млрд долл.). И пусть относительное влияние России в ШОС меньше, чем в СНГ, ШОС играет важную для России роль по подключению Китая к многостороннему сотрудничеству в Центральной Азии, а в перспективе и других крупных стран региона, таких как Индия, Иран, Пакистан и Монголия.

Для государств Центральной Азии, где одностороннее влияние России или Китая воспринимается с некоторым опасением, их совместное присутствие в рамках ШОС, где равноправными членами являются сами центральноазиатские государства, а все вопросы решаются консенсусом, является наиболее эффективным механизмом взаимодействия.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Иван Дмитриев. Один — за всех и шесть — за одного. Российская газета (23 августа 2007). Проверено 14 августа 2010.
  2. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.251
  3. Зимонин В.П. Шанхайская организация сотрудничества и евразийское измерение безопасности // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития : Материалы кругл. стола. — М.: Ин-т Дальн. Вост. РАН, 2008. — С. 202. — ISBN 978-5-8381-0143-3.
  4. «ШОС была создана из соображений нанесения ударов по „трем силам“ — терроризму, сепаратизму и экстремизму» (официальный представитель МИД КНР Кун Цюань, 2004) [1].
  5. 1 2 Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.252
  6. Добро пожаловать на сайт ШОС
  7. Выступление И. С. Иванова на совместной пресс-конференции по итогам совещания // Дипломатический вестник. — 2002. — № 5. — С. 66.
  8. Добро пожаловать на сайт ШОС
  9. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.256
  10. Добро пожаловать на сайт ШОС
  11. Добро пожаловать на сайт ШОС
  12. Мезенцев стал генсеком ШОС — Политика — Интерфакс
  13. Кольтюков А.А. Влияние Шанхайской организация сотрудничества на развитие и безопасность Центрально-Азиатского региона // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития : Материалы кругл. стола. — М.: Ин-т Дальн. Вост. РАН, 2008. — С. 257-258. — ISBN 978-5-8381-0143-3.
  14. Куртов А. Неоднозначность активности Китая в Центральной Азии (рус.). Агентство политических новостей (7 декабря 2006). Проверено 3 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  15. 1 2 Лузянин С.Г. Пятеро против одного. Приоритеты России и Китая в рамках Шанхайской организации сотрудничества не совпадают (рус.). Независимая газета (28 сентября 2004). Проверено 3 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  16. Председатель Правительства Российской Федерации В. В.Путин выступил на торжественном концерте по случаю 60-летия установления дипломатических отношений между Россией и Китаем и официального закрытия Года русского языка в Китае.  (рус.), Интернет-портал Правительства Российской Федерации (13.10.2009). Проверено 14 октября 2009.
  17. Взаимодействие России с Китаем и другими партнерами по Шанхайской организации сотрудничества. — С.57
  18. Баранов А.Ю. Треугольник США-РФ-КНР и ШОС // Азия и Африка сегодня. — 2009. — № 9. — С. 57-59.
  19. 1 2 3 Москаленко В.Н. Проблемы безопасности: ШОС и Пакистан // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития : сборник материалов "круглого стола", апрель 2007 г.. — М.: Изд-во Института Дальнего Востока РАН, 2008. — С. 351-368. — ISBN 978-5-8381-0143-3.
  20. 1 2 К. Лантанов, Б. Орозалиев, М. Зыгарь, И. Сафронов. «Шестерка» выходит блоком. Коммерсантъ (27 апреля 2006). Проверено 4 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  21. 1 2 Мамедова М.Н. Проблемы безопасности: ШОС и Иран // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития : сборник материалов "круглого стола", апрель 2007 г.. — М.: Изд-во Института Дальнего Востока РАН, 2008. — С. 329-350. — ISBN 978-5-8381-0143-3.
  22. Турция подала заявку на статус партнера в ШОС
  23. Украина хочет стать наблюдателем в ШОС, заявил Янукович. // ria.ru. Проверено 26 августа 2012. Архивировано из первоисточника 15 октября 2012.
  24. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.261
  25. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом
  26. История РАТС (рус.). Региональная Антитеррористическая Структура Шанхайской Организации Сотрудничества (03.03.2004). Проверено 4 июля 2009. Архивировано из первоисточника 21 августа 2011.
  27. Осетров А. В. Деятельность Региональной антитеррористической структуры ШОС по противодействию терроризму в Центральной Азии (2004—2005 гг.) // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития : Материалы кругл. стола. — М.: Ин-т Дальн. Вост. РАН, 2008. — С. 246—255. — ISBN 978-5-8381-0143-3.
  28. Может ли ШОС защитить от террористов? Интервью 1-го зам. МИД России В.И.Трубникова (рус.). ЦентрАзия (23.04.2004). Проверено 4 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  29. 1 2 3 4 5 Болятко А.В. Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития : Материалы кругл. стола. — М.: Ин-т Дальн. Вост. РАН, 2008. — С. 12-41. — ISBN 978-5-8381-0143-3.
  30. К справедливому миропорядку (рус.). сайт фракции Единая Россия (27.05.2008). Проверено 4 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  31. Luan Shanglin. SCO to intensify fight against cross-border drug crimes (англ.). Xinhua News Agency (22 April 2006). Проверено 4 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  32. Генсек ШОС призвал к активизации сотрудничества государств-членов организации в борьбе с незаконным оборотом наркотиков
  33. 1 2 Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.268-270
  34. При крушении истребителя на российско-китайских учениях погибли два человека. Lenta.ru. 19.07.2009.  (Проверено 19 июля 2009)
  35. Известия. 28.04.2006
  36. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.281
  37. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.288
  38. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С. 281, 287
  39. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С. 282
  40. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С. 284
  41. Китайская экспансия в Среднюю Азию: игра на опережение или наступление? Мнение экспертов (рус.). Среднеазиатская редакция ИА REGNUM (05.08.2007). Проверено 7 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  42. Дмитрий Петров. Россия и Китай заключили «сделку века» (рус.). Вести (17 июня 2009 г.). Проверено 7 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  43. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.291
  44. См. материалы и документы Университета ШОС на сайте EduWeek.ru.
  45. В Астане состоялся 21-й вернисаж "Дети рисуют сказки" (рус.). Сайт Шанхайской организации сотрудничества (2009-6-30). Проверено 23 августа 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  46. Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества. — С.257
  47. Кольтюков А.А. Влияние Шанхайской организация сотрудничества на развитие и безопасность Центрально-Азиатского региона // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития : Материалы кругл. стола. — М.: Ин-т Дальн. Вост. РАН, 2008. — С. 259. — ISBN 978-5-8381-0143-3.
  48. См. Robert Patterson — Dereliction of Duty: The Eyewitness Account of How Bill Clinton Endangered America’s Long-Term National Security, Regnery Publishing, March 2003
  49. Christopher Ruddy — Russia and China Prepare for War, Newsmax, March 9, 1999 // URL: http://archive.newsmax.com/articles/?a=1999/3/9/63500
  50. Joseph Farah — Russian threats: then and now, WorldNetDaily, June 06, 2000 // URL: http://www.wnd.com/news/article.asp?ARTICLE_ID=14984
  51. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок .D0.B0.D0.B7.D0.B8.D1.8F_.D0.B8_.D0.B0.D1.84.D1.80.D0.B8.D0.BA.D0.B0 не указан текст
  52. Чжао Хуашэн. Китай, Центральная Азия и Шанхайская организация сотрудничества. — М.: Московский Центр Карнеги, 2005. — 63 с. — (Рабочие материалы ; N5)
  53. А.Дубнов — Узбекские интересы пролоббируют в Вашингтоне — http://www.freeas.org/?nid=4802&print=1
  54. Сергей Строкань. Винтами вперед (рус.). Коммерсантъ (01.08.2005). Проверено 21 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  55. 1 2 Рамсфелд включил Россию в «ось зла»
  56. Би-би-си. Президент Киргизии обещает закрыть базу США 3 февраля, 2009
  57. Би-би-си. Киргизия закроет авиабазу для союзников США. 6 марта, 2009
  58. 1 2 3 4 В.С. Фроленков Политико-экономические интересы в Центральной Азии главных мировых и региональных акторов // Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития : Материалы кругл. стола. — М.: Ин-т Дальн. Вост. РАН, 2008. — С. 63-90. — ISBN 978-5-8381-0143-3.
  59. M. K. Bhadrakumar. A new dividing line in Europe (англ.). Asia Times Online (24 марта 2007). Проверено 17 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  60. 1 2 3 Евросоюз изучает возможности сотрудничества с ШОС по широкому кругу вопросов (рус.). Новости — Армения (04/ 04/ 2007). Проверено 14 сентября 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  61. Новости-Армения, 04.04.07
  62. А. Ю. Баранов — Шанхайская организация сотрудничества: становление и пути развития, стр.76, Международный институт социальных наук, 2007 год
  63. Руслан Бахтигареев. Япония просится в ШОС. Экспресс-К (6 декабря 2006). Проверено 22 августа 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.
  64. А.К. Нурша. Визит премьер-министра Японии Дзюньитиро Коидзуми в Казахстан: ожидания и итоги (рус.). Центр «Разумные решения» (август 2006). Проверено 22 июля 2009. Архивировано из первоисточника 11 августа 2011.

Литература[править | править исходный текст]

На русском языке (использованная в статье)

  • Шанхайская организация сотрудничества: к новым рубежам развития / Сост.: А.Ф. Клименко. — 1-ое. — М.: Ин-т Дальн. Вост., 2008. — 400 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-8381-0143-3
  • Взаимодействие России с Китаем и другими партнерами по Шанхайской организации сотрудничества / Болятко Анатолий Викторович. — 1-ое. — М.: Ин-т Дальн. Вост. РАН, 2008. — 180 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-8381-0149-5
  • Комиссина И. Н.; Куртов А. А.. Шанхайская организация сотрудничества // Кокарев К. А. Россия в Азии: проблемы взаимодействия : сборник статей. — М.: Изд-во Российского института стратегических исследований, 2006. — С. 251—316. — ISBN 5-7893-0080-4.
  • Чжао Хуашэн. Китай, Центральная Азия и Шанхайская организация сотрудничества. — М.: Московский Центр Карнеги, 2005. — 63 с. — (Рабочие материалы ; N5)

На русском языке (дополнительно)

  • Комиссина И. Н., Куртов А. А. Шанхайская организация сотрудничества: становление новой реальности / Комиссина И. Н.; Куртов А. А.. — 1-ое. — М.: Российский институт стратегических исследований, 2005. — 117 с. — ISBN 5-7893-0064-2
  • Г. А. Тусупбаева, Т. Т. Шаймергенов — Роль международных структур в обеспечении региональной безопасности в Центральной Азии: перспективы для ШОС и НАТО, сборник материалов «Третья ежегодная алматинская конференция по вопросам безопасности и регионального сотрудничества» г. Алматы, 2005 г.
  • З. Бжезинский — «Новый бросок Китая на Запад», Центром стратегических и международных исследований США (Center for Strategic&International Studies), 2003 г.
  • Дж. У. Гэрвер — Новое российско-китайское стратегическое партнерство. Дальневосточное Рапалло // Перспективы сотрудничества России, Китая и других стран Северо-Восточной Азии в конце XX — начале XXI века. Тезисы докладов VIII Международной научной конференции «Китай, китайская цивилизация и мир. История, современность, перспективы» (Москва, 7-9 октября 1997 г.)
  • А.Писарев «Два берега Китая» и интересы России // Pro et Contra, Том 3, № 1, 1998
  • В. Е. Петровский Азиатско-Тихоокеанские режимы безопасности после «холодной войны»: Эволюция, перспективы рос. участия/Рос. АН. Ин-т Дал. Востока.-М.:Памятники ист. мысли, 2004
  • А. Г. Арбатов — Российская национальная идея и внешняя политика. — М.: МОНФ, 2002
  • А. Д. Воскресенский — Китай и Россия: теория и история межгосударственных отношений. М.2004

На английском языке (дополнительно)

  • Allison, Roy — Regionalism, regional structures and security management in Central Asia, International affairs 80, no. 2 (2004).
  • Antonenko, Oksana — The EU should not ignore the Shanghai Co-operation Organisation, Policy Brief, Centre for European Reform // URL: http://www.cer.org.uk/pdf/policybrief_sco_web_llmay07.pdf
  • Bailes, Alyson & Dunay, Pal — The Shanghai Cooperation Organization as a regional security institution // SCO, Stockholm International Peace Research Institute, Policy Paper No. 17, (May 2007) // URL: http://www.sipri.Org/contents/publications/Policypaperl7.html#download
  • Blank, Stephen — The Shanghai Cooperative Organisation: Post-Mortem or Prophecy // CEF Quarterly, The Journal of the China-Eurasia Forum (Summer 2005) // URL: http://ww\v.chinaeurasia.org/files/CEF_Quarterly_August_2005.pdf
  • Boahen, Albert Adu — African Perspectives of Colonialism. Baltimore 1987
  • Brzezinski Z.K. — China’s New Journey to the West, CSIS, 1 aug 2003 // URL: http://csis.org/publication/chinas-new-journey-west
  • Brzezinski Z.K. — The Grand Chessboard: American Primacy and Its Geostrategic Imperatives, New York: Basic Books (October 1997), ISBN 0-465-02726-1
  • Burles, Mark — Chinese Policy toward Russia and the Central Asian Republics // Peace Research Abstracts. — 2001. — Vol. 38. — №. 1
  • Chung, Chien-peng — SCO: China’s changing influence in Central Asisa, The China quarterly No. 180 (Dec., 2004), pp. 989–1009, School of Oriental and African Studies, University of London, 2004 // URL: http://www.jstor.org/pss/20192414
  • Clark, John — The National Conference as an Instrument of Democratization in Francophone Africa, Journal of Third World Studies 11, no.1 (Spring 1994): 304—335
  • Cohen, Ariel — The Russia-China Friendship and Cooperation Treaty: A Strategic Shift in Eurasia? // The Heritage foundation, July 18, 2001
  • Cohen, Ariel. (18 July 2001). «The Russia-China Friendship and Cooperation Treaty: A Strategic Shift in Eurasia?». The Heritage Foundation.
  • Cohen, Ariel. (24 October 2005). «Competition over Eurasia: Are the U.S. and Russia on a Collision Course?». The Heritage Foundation.
  • Cohen, David William — The Combing of History, University of Chicago Press (1994).
  • Colson, Charles. (5 August 2003). «Central Asia: Shanghai Cooperation Organization Makes Military Debut». Radio Free Europe / Radio Liberty.
  • Daly, John. (19 July 2001). «'Shanghai Five' expands to combat Islamic radicals». Jane’s Terrorism & Security Monitor.
  • Davis, Jacquelyn & Sweeney, Michael — Central Asia in U.S. Strategy and Operational Planning: Where Do We Go From Here? // The Institute for Foreign Policy Analysis, Washington DC, 2004 // URL: www.ifpa.org/pdf/S-R-Central-Asia.pdf
  • Deutsch K. — The Analysis of International Relations. New Jersey: Prentice-Hall, Inc, 1978.
  • Dezalay, Yves — Regionalism, Globalization, and 'Professional Society'. Between State, Law, and the Market for Professional Services // Regionalism and Global Economic Integration. Ed. by William D.Coleman and Geoffrey R.D. Underhill. London, NY: Routledge, 1998. P.197-219.
  • Dougherty J. E., Pfaltzgraff R. L. Contending Theories of International Relations. A Comprehen-sive Survey. Third edition, New York, 1990, ch. 10
  • Douglas,John Keefer/Nelson, Matthew B./Schwartz,Kevin (October 2006); "Fueling the Dragon's Flame: How China's Energy Demands Affect its Relationships in the Middle East." PDF (162 KiB), United States-China Economic and Security Review Commission.
  • Escobar, Arturo — The Making of Social Movements in Latin America: Identity, Strategy, and Democracy. (1992). (Boulder: Westview Press). Co-edited with Sonia Alvarez.
  • Etzioni, Amitai — The Spirit of Community: Rights, Responsibilities and the Communitarian Agenda. New York: Crown Publishers, Inc. 1993 ISBN 0-517-59277-0
  • Feigenbaum, Evan — The Shanghai Cooperation Organization and the Future of Central Asia, The Nixon Center, September 6, 2007 // URL: http://merln.ndu.edu/archivepdf/centasia/State/91858.pdf
  • Felgenhauer, Pavel — Russia is Stronger and More Aggressive, Eurasia Daily Monitor, The Jamestown Foundation, vol. 5, No. 136 (July, 2008)
  • Fels, Enrico (2009), «Assessing Eurasia’s Powerhouse. An Inquiry into the Nature of the Shanghai Cooperation Organisation», Winkler Verlag: Bochum. ISBN 978-3-89911-107-1
  • Feng, Han & Ji, Cheng — ASEAN Integration and Its Effects, 28 Nov 2008, Beijin // URL: http://www.carnegieendowment.org/events/?fa=eventDetail&id=1233
  • Fishlow, Albert — The United States and the Americas: A Twenty-First Century View, co-editor James Jones (Norton 1999) ISBN 978-0-393-97447-8
  • Garnett, Sherman — Rapprochement or rivalry: Russia- China relations in a changing Asia / Ed.by Garnett Sherman W. — Washington: Carnegie Endowment for International Peace, 2000. — X, 437 p.
  • Gill B., Blumenthal D., Swaine M., Mathews J.T. — China as a Responsible Stakeholder, Monday, June 11, 2007 — Washington, D.C., the Carnegie Endowment // URL: http://www.carnegieendowment.org/events/?fa=eventDetail&id=998
  • Gill, Bates and Oresman (August 2003), Matthew, China’s New Journey to the West: Report on China’s Emergence in Central Asia and Implications for U.S. Interests, CSIS Press.
  • Gleason, Gregory. "The Uzbek Expulsion of US Forces and Realignment in Central Asia, " Problems of Post-Communism, vol. 53, No. 2 (March-April, 2006), pp. 49–60.
  • Gonidec P.-F., Charvin R. — Relations internationales. Paris, 1984. P.435.
  • Guang Pan, Bailes Alyson, Dunay Pál & Troitskiy Mikhail — The Shanghai Cooperation Organization, Stockholm International Peace Research Institute Policy Paper No. 17, May 2007. — 60. ISSN 1652-0432 // URL: http://books.sipri.org/files/PP/SIPRIPP17.pdf
  • Guangcheng, Xing — Sunzhuangzhi, Shanghai hezuo zuzhi yanjiu (SCO studies). Changchun: Changchun chubanshe, 2007
  • Guangcheng, Xing — Zhongguo he xin duli de Zhongya guojia guanxi (China PR and Independent Central Asia), Harbin, 1996, p. 98.
  • Haas, Ernst — Beyond the Nation State: Functionalism and International Organization. Stanford: Stanford University Press. (1964) ISBN 978-0-8047-0187-7
  • Haas, Еrnst — The Uniting Europe: Political, Social and Economical Forces. 1950—1957, London, 1958
  • Huasheng, Zhao — Dui shanghai hezuo zuzhi fazhan qianjing de ji dian kanfa (SCO prospects: some ideas) // Guoji wenti yanjiu (Foreign research), 2006, № 3.
  • Hyman, Anthony. — Moving out of Moscow’s Orbit: The Outlook for Central Asia // International Affairs. 1993. V. 69. N 2. P. 288—304.
  • Jian, Wang — Shanghai hezuo zuzhi de weilai fazhan Iujing xuanze — cong diqu gonggongchanpin de shejiao (Public goods approach to the SCO future) // Shehui kexue (Social science), 2007, № 8. 67-73
  • Keidel, Albert — China’s Economic Rise — Fact and Fiction, the Carnegie Endowment / Policy Brief No. 61 July 2008 // URL: http://www.carnegieendowment.org/files/pb61_keidel_final.pdf
  • Klingemann, Hans-Dieter ed. (2007) The State of Political Science in Western Europe. Opladen: Barbara Budrich Publishers. ISBN 3-86649-045-3
  • Kotkin, Stephen — The Unbalanced Triangle: What Chinese-Russian Relations Mean for the United States, Foreign Affairs, September/October 2009 URL: http://www.foreignaffairs.com/articles/65230/stephen-kotkin/the-unbalanced-triangle?page=show
  • Kubicek, Paul — Regionalism, Nationalism, and Realpolitik in Central Asia// Europe-Asia Studies, June 1997, Vol. 49, #4. P. 629—647.
  • Kuchins, Andrew — Russia’s Strategic Partnership and Global Security // Policy Memo Collection (PONARS/Council on Foreign Relations, Policy Memo Series No. 146—181), November 2000, pp. 103–107
  • Lindberg L.N., Scheingold S.A. (eds.) (1971). Regional Integration: Theory and Research. Cambridge: Harvard University Press. ISBN 978-0-674-75326-6
  • Lipsitz, George — American Studies in a Moment of Danger, University of Minnesota Press, 2001, ISBN 0-8166-3949-3
  • Maddox, Lucy — Locating American Studies: The Evolution of a Discipline, Johns Hopkins University Press 1998, ISBN 0-8018-6056-3
  • McDermott, Roger — Kazakhstan’s Partnership with NATO: Strengths, Limits and Prognosis / China and Eurasia Forum Quarterly, Volume 5, No. 1 (2007) p. 7-20, Central Asia-Caucasus Institute & Silk Road Studies Program, ISSN: 1653-4212
  • Menéndez, Agustín José — Altiero Spinelli: From Ventotene to the European Constitution / RECON Report No 1, ARENA Report 1/07, Oslo, January 2007
  • Meunier, Sophie & McNamara, Kathleen — The State of the European Union, Oxford, 2007 ISBN13: 9780199218684
  • Mitrany, David — Working Peace System. An Argument for the Functional Development of International Organization. London, 4-th ed., 1946
  • Navrozov, Lev. (17 February 2006). «The Sino-Russian 'Shanghai Cooperation Organization'». NewsMax.com.
  • Oresman , Matthew — The Shanghai Cooperation Summit: Where Do We Go From Here?// The Journal of The China-Eurasia forum: Special Edition: The SCO at One (July 2005), // URL: http://w\vw.silkroadstudies.org/new/docs/CEF/CEF_QuarterIy_JuIy_2005.pdf
  • Oresman, Matthew (August 2004) "Beyond the Battle of Talas: China's Re-emergence in Central Asia"PDF (4.74 MiB), National Defense University Press.
  • Patterson, Robert — Dereliction of Duty: The Eyewitness Account of How Bill Clinton Endangered America’s Long-Term National Security, Regnery Publishing, March 2003
  • Pollack, Mark — The Engines of European Integration: Delegation, Agency and Agenda Setting in the EU, 1998; Oxford University Press Oxford and New York, Realignment in Central Asia, « Problems of Post-Communism,
  • Roberts, Peter & Lloyd, Greg. Regional Development Agencies in England: New Strategic Regional Planning Issues? // Regional Studies. Journal of the Regional Studies Association. Volume 34, N 1, February 2000. Pp. 75-80.
  • Rosamond, Ben — Theories of European Integration, Palgrave Macmillan, 2000 ISBN ISBN 978-0-312-23120-0
  • Ross, George — European integration and globalization. Globalization and Europe: Theoretical and Empirical Investigations, 1998; Pinter p. 164. London — in; ed R. Axtmann
  • Rougemont, Denis — L’Aventure occidentale de l’Homme, Paris, Albin Michel, 1957
  • Rywkin, Michael — Security and Stability in Central Asia: Differing Interests and Perspectives, American Foreign Policy Interests, vol. 28, No. 3 (June, 2006), pp. 193—217
  • Schmitter, P., Haas, E. Economics and Differential Patterns of Political Integration: Projections about Unity in Latin America. — International Organization, 1964. — Vol. 18. — No. 4;
  • Skidmore, Thomas — Bi-Racial U.S.A. vs Multi-Racial Brazil: Is the Contrast Still Valid?,» Journal of Latin American Studies 25, no. 2 (1993): 373—385
  • Stakelbeck, Frederick W., Jr. (8 August 2005). «The Shanghai Cooperation Organization». FrontPageMagazine.com.
  • Stolz, Klaus. The Political Class and Regional Institution Building: Conceptual Framework, Methodological Problems and (some) Ideas for Empirical Applications. Paper for ECPR Workshop: Regionalism Revisited: Territorial Politics in the Age of Globalization. Mannheim, 26-31 March 1999. P. 9.
  • Swanstrom, Niklas — China and Central Asia: A new Great Game ot traditional vassal relations?// Journal of contemporary China, Abingdon, 2005, Vol. 14, № 45, P. 569—584.
  • Swanstrom, Niklas — The prospects for multilateral conflict prevention and regional cooperation in Central Asia // Central Asian survey.Oxford, 2004, Vol. 23, № 1, P. 41-53;
  • Sznajder, Ariel Pablo, «China’s Shanghai Cooperation Organization Strategy» University of California Press, May 2006
  • Tallbott, Stroube — Defines U.S. Central Asia Policy «The Gazette. The newspaper of The Johns Hopkins University» Volume 26, Number 41, August 4, 1997 // URL: http://www.jhu.edu/~gazette/julsep97/aug0497/04strobe.html
  • VanDeveer, Stacy & Dabelko, Geoffrey — Redefining Security Around the Baltics: Environmental Issues in Regional Context // Global Governance (1999) 5, 224. vol. 53, No. 2 (March-April, 2006), pp. 49–60.
  • Waver, Ole. — Culture and Identity in the Baltic Sea Region. Centre for Peace and Conflict Research, Copenhagen. Working Paper N 18, 1990; Neonationalism and Regionality. The Restructuring of Political Space Around the Baltic Rim. Edited by Pertti Joenniemi. Aaland Peace Research Institute and COPRI, 1995; Bo Petersen. A Tale of Four Cities: Studying National Self-Images Among Russian Regional Politicians in Perm, St.Petersburg, Volgograd and Khabarovsk // The Soviet and Post-Soviet Review, 23, N 3 (1996), pp. 251–284. VanDeveer, Stacy & Dabelko, Geoffrey — Redefining Security Around the Baltics: Environmental Issues in Regional Context // Global Governance (1999) 5, 224. vol. 53, No. 2 (March-April, 2006), pp. 49–60.
  • Yom, Sean L. (2002). «Power Politics in Central Asia: The Future of the Shanghai Cooperation Organization». Harvard Asia Quarterly 6 (4) 48-54.

Ссылки[править | править исходный текст]