Экономические реформы в России (1990-е годы)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Экономические реформы в России, проводившиеся в 1990-е годы в Российской Федерации, включали либерализацию цен, либерализацию внешней торговли и приватизацию бывших союзных госпредприятий.

Экс-министр финансов России А. Л. Кудрин в своей статье («Вопросы экономики», 2007) весь постсоветский период указывает как период реформ, «отправной точкой которых можно считать либерализацию цен в начале 1992 г.»[1] По данным, приводимым депутатом Госдумы Александром Коржаковым (середина 2006 года), «за годы реформ около 70 % населения России стали жить беднее, чем прежде».[2].

Предыстория[править | править вики-текст]

В 1960-е — 1980-е годы СССР наращивал объёмы добычи и экспорта нефти и газа. Экспорт нефти и нефтепродуктов вырос с 75,7 млн т. в 1965 г. до 193,5 млн т. в 1985 г.; экспорт в долларовую зону составил 36,6 и 80,7 млн т., соответственно. По утверждению М. В. Славкиной, полученная в результате экспорта валютная выручка отразилась преимущественно не на модернизации экономики (приобретение высоких технологий или переоснащение оборудования), а на импорт продовольствия и товаров народного потребления. Как утверждает М. В. Славкина, импортные закупки зерна, мяса, одежды и обуви забирали более 50 % (в отдельные годы до 90 %) валютной выручки[3] (по утверждению С. Г. Кара-Мурзы, импорт продовольствия составлял не более 7 % суммарного импорта[4]). Доля импортного оборудования в промышленности СССР, по данным В. Шлыкова, в 1990 г. была 20 %[5].

Секретарь ЦК КПСС В. Медведев в 1994 году писал, что к 1989 году развился «настоящий экономический кризис», оказавший значительное влияние на потребительский рынок со сбоем поставок продовольствия и ажиотажным спросом населения, в том числе на продукты первой необходимости. По утверждению Медведева, денежные доходы населения не контролировались, нарастала инфляционная спираль, а также «фактически оказалась похороненной» программа экономических реформ 1987 года.[6]

Вместе с тем, экс-председатель Совета министров СССР Н. И. Рыжков в 2010 году заявил, что дефицит преднамеренно создавался некоторыми представителями власти (в частности, по его словам, Ельцин инициировал одновременный ремонт 24 табачных фабрик, что спровоцировало дефицит табака).[7]

В середине ноября 1991 года Ельцин возглавил первое правительство реформ в России, после чего подписал пакет из десяти президентских указов и правительственных распоряжений, которые намечали конкретные шаги в сторону рыночной экономики. В конце ноября 1991 года Россией были взяты обязательства по долгам СССР.[8]

По мнению академика РАН В. М. Полтеровича, дефицит товаров, наблюдавшийся в конце 1991 года, был «в значительной мере порожден ожиданием будущих изменений, в частности, резкого повышения цен в результате либерализации, о которой было фактически объявлено ещё в октябре 1991».[9]

Ряд учёных в начале девяностых предупреждали об опасности наступления в результате проведения рыночных реформ «варварского капитализма», по меньшей мере в ближайшие годы[10].

В 1990—1991 годах было создано несколько программ проведения экономических реформ в СССР и России. Это программа «500 дней» Г. А. Явлинского, «Программа стабилизации экономики и перехода к рыночным отношениям в РСФСР», представленная Верховному Совету РСФСР И. С. Силаевым, и подготовленная группой Н. А. Чуканова программа «Предельно радикальная экономическая реформа»[11].

Попов, Гавриил Харитонович в интервью 2010 года отмечал, что «после победы над путчем (ГКЧП — Прим.), когда Ельцин принял гайдаровский вариант преобразований в экономике… В окончательном варианте реформ были по максимуму учтены интересы номенклатуры. И интересы Запада. Потому что без помощи Запада Ельцин и новая власть в целом удержаться бы не смогли»[12].

Предпосылки реформ[править | править вики-текст]

Экономические реформы в России 1990-х гг. были обусловлены затяжным экономическим кризисом, имевшим место в СССР в последние годы его существования. Падение цен на нефть в условиях неэффективность жесткой государственно-плановой системы экономики и чрезвычайно высоких затрат на оборонный комплекс обусловили нарастание продовольственного и общеэкономического кризиса в стране[13]. Как отмечал идеолог рыночных реформ Егор Гайдар, описывая ситуацию середины 1980-х гг.: "Нам казалось, что советская экономика относительно самостоятельна и именно поэтому устойчива. На самом деле она к середине 80-х годов была сильно интегрирована в мировую и крайне от нее зависела. Причем в кооперации огромную роль играли экспорт нефти и импорт продовольствия" [14]

К 1990-му г. продовольственный кризис начал вступать в острую фазу. Все острее ощущался дефицит товаров первой необходимости, возникали громадные очереди. Обострение ситуации находит свое отражение и в многочисленных отчетах в центральных органах управления. Так, например, в марте 1991 года первый заместитель министра Минхлебпродукта РСФСР А.Куделя предоставлял республиканскому правительству отчету о тяжелой ситуации с поставками хлеба и, что "в сложившейся ситуации" необходимо "срочно решить вопрос об источниках оплаты предусмотренного к закупкам импортного зерна и поставке его в РСФСР в алреле-мае не не менее 4 млн.тонн ежемесячно"[15]. Все больше поступает и писем с мест с информацией о напряженной ситуации со снабжением продовольствием [16]

Августовский путч 1991 г. и победа про-президентских сил над ГКЧП само по себе не привнесло изменения динамики в сфере экономического развития. Тенденция к дефициту продовольствия и даже голоду становилась все более явной. Теперь уже на имя президента Б.Ельцина начинают поступать многочисленные письма с информацией о тяжелом положении с продовольствием на местах[17]. Так, например о непосредственной опасности срыва снабжения населения хлебом пишут из Екатеринбурга[18]. В декабре 1991 года Госкомстат, например, сообщает о фактическом провале поставок овощей: "Только пятая часть предусмотренных госзаказом объемов картофеля поставлена в г.Санкт-Петербург, Республику Карелия, Волгоградскую область. Ни одной тонны его не отгружено в Красноярский край. Срывают поставки картофеля в эти регионы Новгородская, Псковская, Тульская, Тверская, Смоленская области, Татарская ССР. В г.Москву отгружено чеснока 12% от предусмотренных объемов, лука - 31%, в г.Санкт-Петербург свеклы - 23%, лука 2,4%"[19].

Именно в таких сложнейших условиях начинаются рыночные экономические реформы.


Хронология[править | править вики-текст]

  • 19 декабря 1991 — постановление Правительства РСФСР № 55 «О мерах по либерализации цен».
  • январь 1992 — либерализация цен, гиперинфляция, начало ваучерной приватизации.
  • 29 января 1992 — Указ о свободе торговли.
  • 11 июня 1992 — постановлением Верховного Совета Российской Федерации № 2980-I утверждена «Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 г.».
  • июль-сентябрь 1993 — падение темпов инфляции, отмена рубля СССР (денежная реформа).
  • 1 января 1998 — 1000-кратная деноминация рубля.
  • с 17 августа 1998 — экономический кризис, дефолт по внутренним обязательствам (ГКО, ОФЗ), четырёхкратный обвал курса рубля.

Либерализация цен[править | править вики-текст]

В начале 1992 г. в стране начала проводиться радикальная экономическая реформа, в частности, 2 января 1992 г. вступил в силу Указ Президента РСФСР «О мерах по либерализации цен»[20][21]. Уже в первые месяцы года рынок стал наполняться потребительскими товарами[22][23], но монетарная политика эмиссии денег[24] (в том числе и в бывших союзных республиках[25]:142-148) привела к гиперинфляции: резкому снижению реальных зарплат и пенсий, обесцениванию банковских накоплений, резкому падению уровня жизни[источник не указан 1463 дня].

По мнению академика РАН Н. П. Шмелёва, Егор Гайдар фактически ограбил страну тем, что не ввёл инфляционный коэффициент на вклады в сберегательных кассах.[26] По словам Шмелёва, была возможность через акционирование предприятий распродать основные фонды самим предприятиям и работникам, это позволило бы наполнить предприятия оборудованием: «Не отнимать, а потом делить между мошенниками, а дать людям через акционирование гораздо больше»[26].

Экономика, вышедшая из-под контроля правительства, страдала от финансовых спекуляций, падения курса рубля по отношению к твёрдой валюте. Кризис неплатежей и замена денежных расчётов бартером ухудшали общее состояние хозяйства страны. Результаты реформ стали очевидны к середине 1990-х годов. С одной стороны, в России начала формироваться многоукладная рыночная экономика, улучшились политические и экономические связи со странами Запада, была провозглашена в качестве приоритета государственной политики защита прав и свобод человека. Но в 1991—1995 гг. ВВП и промышленное производство упали более чем на 20 %, уровень жизни большинства населения резко снизился, инвестиции за 1991—1998 годы упали на 70 %.[27]

Разрушение советского государственного аппарата регулирования цен и либерализация цен привели к огромным диспаритетам в ценах и финансовом положении предприятий и отраслей.[28] В условиях практически полной монополизации производства, либерализация цен фактически привела к смене органов, которые их устанавливают: вместо государственного комитета этим стали заниматься сами монопольные структуры, следствием чего являлось резкое повышение цен и одновременное снижение объёмов производства.[28][29][30] Таким образом проявился типично монопольный эффект.[28][30] В результате, государственная система ценообразования была фактически заменена не рыночной, а монопольной, свойством которой является повышенный уровень рентабельности при низком объёме выпуска продукции, что в свою очередь приводит к ускорению инфляции и к сокращению производства.[30]

Либерализация цен привела к галопирующей инфляции,[28][31] росту неплатежей,[28][29] обесценению заработной платы,[31] обесценению доходов и сбережений населения,[31] росту безработицы,[31] а также к усилению проблемы нерегулярности выплаты заработков.[31]

Вследствие либерализации цен к середине 1992 года российские предприятия остались практически без оборотных средств.[29][32]

Либерализация цен привела к тому, что рост цен значительно обогнал рост денежной массы, следствием чего являлось её реальное сжатие.[33][34] Так, за 1992—1997 годы индекс-дефлятор ВВП и индекс потребительских цен выросли примерно в 2400 раз, в то же время агрегат денежной массы М2 увеличился примерно в 280 раз.[33] В результате «реальная» денежная масса сократилась в 8 с лишним раз.[33][34] При этом не произошло такого же увеличения скорости оборачиваемости денег, что могло бы компенсировать сжатие.[33] Положение усугублялось тем, что в результате приватизации на денежную массу легла дополнительная нагрузка по обслуживанию акций, облигаций и т. п., которые ранее не являлись объектами сделок.[33][34] Вследствие этих процессов к 2000 году денежная масса стала составлять около 15 % ВВП, при том, что в странах с переходной экономикой она составляла тогда 25-30 % ВВП, а в развитых странах — 60-100 % ВВП.[33] При нехватке денег они стали настолько дорогими, что реальный сектор экономики оказался оголён от финансовых ресурсов.[33] Отсутствие денег в экономике также ускорило развитие других негативных процессов: падения экономического роста, восполнения недостающей денежной массы суррогатами и усиления натурализации обмена (бартерных операций).[33][34]

Либерализация внешней торговли[править | править вики-текст]

В 1992 году одновременно с либерализацией внутренних цен была произведена либерализация внешней торговли.[9] Она была осуществлена задолго до того, как внутренние цены пришли к равновесным значениям.[9] Как следствие, продажа некоторых сырьевых ресурсов (нефти, цветных металлов, топлива) в условиях низких экспортных тарифов, разницы внутренних и мировых цен, слабого контроля на таможне, стала сверхприбыльной.[9] Как писал академик РАН В. М. Полтерович, при такой доходности внешних операций с сырьём, инвестиции в развитие производства потеряли смысл, а «целью стало получение доступа к внешнеторговым операциям».[9] По мнению В. М. Полтеровича, «это способствовало росту коррупции и преступности, росту неравенства, повышению внутренних цен и спаду производства».[9] Другим следствием либерализации торговли стал поток дешёвых импортных потребительских товаров, устремившийся на российский рынок.[9] Этот поток привёл к обрушению отечественной лёгкой промышленности, которая к 1998 году стала производить менее 10 % от уровня до начала реформ.[9] Сотрудник ИЭОПП СО РАН, чл.-корр. РАН экономист-исследователь В. И. Суслов отмечал, что ставившиеся ими в 90-е годы модельные эксперименты показывали, что происходившая либерализация внешней торговли делает экономику открытой, при этом многие отечественные отрасли не выдерживают конкуренции с соответствующими отраслями развитых стран, что ведёт к обширному вымыванию их из структуры народного хозяйства, прежде всего страдает обрабатывающая промышленность, лёгкая и пищевая, где и произошло значительное падение производства, как это известно теперь; помочь отечественной экономике могли бы протекционистские меры, но приняты они не были[35].


Достижения политики экономической либерализации[править | править вики-текст]

При всей неоднозначности последствий экономических реформ в 1992 году, правительству Егора Гайдара удалось достигнуть запуска рыночных механизмов и наполнить продовольственные рынки, (сторонники реформ отмечали существование до этого угрозы голода, противники их - отрицали)[23]. Известный экономист Евгений Ясин отмечал, что либерализация запускает механизмы структурной перестройки экономики. Эта перестройка неизбежно сопровождается кризисом и спадом, закрытием неконкурентноспособных производств. Однако новые цены реально отражают спрос и стимулируют переход ресурсов, высвободившихся из планового хозяйства, в конкурентоспособные отрасли. Во второй фазе перестройки начинается реконструкция и подъём производств, рост доходов и инвестиций.[36]

В то же время многие положительные последствия перехода к рыночной системе имели долгосрочный эффект. В том числе сам Егор Гайдар писал в конце 1990-х гг., что в полной мере эффект реформ станет очевиден только к 2005 году [37]. Одновременно, не стоит забывать, что "правительство Егора Гайдара" находилась непосредственно "у руля" чрезвычайно небольшое время, а уже кабинет возглавляемый Черномырдиным, стал во многом сворачивать либеральные реформы. Именно с подобными ослаблениями либеральных экономических реформ, с их непоследовательностью связывают многие экономисты затяжные негативные последствия. Так, в статье бывшего сотрудника МВФ, экономиста Олега Гаврилишина, на основе сравнения результатов рыночных реформ в разных странах, утверждается, что негативные эффекты перехода к рынку не следует связывать с либерализацией, наоборот, эти последствия в России усилились из-за прерванного характера «шоковой терапии» и незавершённой финансовой стабилизации.[38] Гаврилишин пишет, что «наилучший путь с точки зрения институционального развития — не медлить с либерализацией. Страны, уже на первом этапе предпринявшие быстрые шаги по макроэкономической стабилизации и либерализации, построили и более совершенные институты».[38]

Приватизация[править | править вики-текст]

Стоимость основных фондов всей промышленности РСФСР по состоянию на 1990 год оценивается в $1,1 трлн.[28]

3 июля 1991 года Верховный Совет РСФСР принял закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», в статье 17 которого было записано: «определение начальной цены для продажи предприятия по конкурсу (на аукционе) или величины уставного капитала акционерного общества» должно производиться «на основании оценки предприятия по его предполагаемой доходности (в случае его сохранения)».[28] Вопреки этому Госкомимущество с января 1992 года стало разрабатывать методику оценки приватизируемых предприятий по остаточной стоимости их имущества без учёта инфляции.[28] В результате многие предприятия были проданы по ценам, в десятки раз меньшим их реальной стоимости.[28]

Летом 1992 года началось осуществление программы приватизации. К тому времени в результате проведённой либерализации цен российские предприятия остались практически без оборотных средств.[32] Реформаторы стремились провести приватизацию максимально быстро, потому что главной целью приватизации они видели не создание эффективной системы хозяйствования, а формирование слоя собственников как социальной опоры реформ.[28] «Обвальный» характер приватизации предопределил её практически бесплатный характер и массовые нарушения законодательства.[28]

В 1990-х годах ряд крупнейших российских предприятий были приватизированы на залоговых аукционах и перешли в руки новых владельцев по ценам, многократно заниженным по сравнению с их реальной стоимостью. 145 тыс. государственных предприятий было передано новым владельцам по в десятки тысяч раз заниженной общей стоимости всего около $1 млрд. Из 500 крупнейших российских предприятий примерно 80 % были проданы по цене менее $8 млн каждое.[28]

В результате приватизации в России сформировался класс так называемых «олигархов». В то же время, появилось колоссальное количество людей, живущих ниже уровня бедности.

Одним из основных аргументов за приватизацию и ликвидацию структур хозяйственного управления в СССР и в России были слишком большие размеры предприятий, а также монополизация и централизация советской экономики.[28] Ради демонополизации любому входящему в объединение предприятию было разрешено приватизироваться отдельно от этого объединения.[28] Как правило это приводило к тяжким негативным последствиям.[28]

Большая часть населения России негативно относится к итогам приватизации. Как показывают данные нескольких социологических опросов, около 80 % россиян считают её нелегитимной и выступают за полный или частичный пересмотр её итогов. Около 90 % россиян придерживаются мнения, что приватизация проводилась нечестно и крупные состояния нажиты нечестным путём (с этой точкой зрения согласны 72 % предпринимателей). Как отмечают исследователи, в российском обществе сложилось устойчивое, «почти консенсусное» неприятие приватизации и образованной на её основе крупной частной собственности[39].

Результаты реформ[править | править вики-текст]

График годового изменения реального ВВП России с 1991 года [источник не указан 1363 дня]
График годового реального ВВП России с 1991 года[источник не указан 1363 дня]
Динамика реальной начисленной заработной платы в России в 1991—2008 годах, в % к уровню 1991 года.[40]
  • В результате реформы 1990-х годов в России не была создана полноценная рыночная экономика.[41] Созданная экономическая система скорее носила черты государственного капитализма, её называют, в частности, «квазирыночной». По мнению академика РАН А. Д. Некипелова, особенностями данной системы, созданной в результате максимальной либерализации экономической деятельности, произвольного распределения госсобственности, финансовой стабилизации за счёт жёсткого ограничения совокупного спроса, были «беспрецедентная натурализация хозяйственной деятельности, устойчивое значительное превышение процентной ставкой уровня отдачи капитала в реальном секторе и неизбежная в этих условиях ориентация всей экономики на финансово-торговые спекуляции и растаскивание ранее созданного богатства, хронический фискальный кризис, вызванный возникновением „дурной последовательности“: „дефицит бюджета — сокращение государственных расходов — спад производства и разрастание неплатежей — сокращение налоговых поступлений — дефицит бюджета“».[42]
  • Под влиянием гиперинфляции произошла глубокая деформация всех стоимостных пропорций и соотношения цен на продукцию отдельных отраслей, изменившая стоимостные основания финансовой, бюджетной и кредитно-денежной системы. Индекс потребительских цен с 1992 г. по 1995 г. увеличился в 1187 раз, а номинальная зарплата — в 616 раз. Тарифы на грузовые перевозки увеличились за те годы в 9,3 тыс. раз, а индекс цен реализации продукции сельского хозяйства производителями продукции повысился всего в 780 раз, в 4,5 раз меньше, чем в промышленности. Неравновесие доходов и расходов достигло за годы преобразований такого уровня, что механизм неплатежей перестал справляться с его сбалансированием.[43]
  • Заметное обеднение едва ли не большинства населения России в начале 90-х годов: жизненный уровень основной массы населения снизился по многим характеристикам в 1,5-2 раза — до показателей 60-70-х годов[44]. Как отмечал в 2002 году академик Д. С. Львов, зарплата в реальном исчислении сократилась с 410 рублей (1990 г.) до 168 рублей (2000 г.)[45].
  • Структура промышленного производства за годы преобразований также изменилась. Произошло снижение наукоемких производств, техническая деградация экономики, свертывание современных технологий.[46] Падение производства в России по своим масштабам и длительности значительно превысило все известные в истории кризисы мирного времени. В машиностроении, промышленном строительстве, легкой, пищевой промышленности и во многих других важнейших отраслях производство сократилось в 4—5 раз, расходы на научные исследования и конструкторские разработки — в 10 раз, а по отдельным направлениям — в 15—20 раз.[источник не указан 1982 дня] Главным источником экспортных доходов являлись сырьевые ресурсы. Удельный вес сферы услуг вырос, однако доля личных услуг сократилась, а доля услуг сферы обращения увеличилась.[источник не указан 1982 дня] Экспорт сырья позволял финансировать первоочередные бюджетные нужды, но внешнеэкономические связи выступали скорее как текущий конъюнктурный стабилизатор экономики, а не механизм повышения конкурентоспособности. Иностранные кредиты, полученные Россией на преобразования и стабилизацию экономики являлись важным средством сбалансированности бюджета.[источник не указан 1982 дня] За 15 лет, прошедших с начала рыночных реформ в России, один из наиболее существенных спадов по сравнению с другими отраслями промышленности испытало судостроение[47].
  • При переходе к рыночной экономике появился рынок труда, увеличилась безработица. По методологии Международной организации труда (МОТ), на начало 2003 г. безработными были 7,1 % экономически активного населения (без учёта скрытой безработицы). Разрыв между минимальными и максимальными уровнями безработицы по регионам составил 36 раз.
  • В конце 1998 и начале 1999 годов обозначилась тенденция к экономическому росту. После девальвации августа 1998 г. была резко снижена конкурентоспособность импорта, что увеличило спрос на отечественные товары пищевой промышленности и других отраслей. Важнейшим фактором экономического роста являлся рост объёмов производства на всех предприятиях топливно-энергетического комплекса, где стремились компенсировать убытки от падения цен на мировых рынках — экспорт по стоимости сокращался в течение 1998 г., в физических объёмах — увеличивался.
  • Либерализация ценообразования сняла проблемы товарного дефицита конца 80-х, но вызвала снижение жизненного уровня большинства населения, гиперинфляцию (ликвидации сбережений).
  • Ряд экономистов полагает, что причиной экономического подъёма в России (и других странах бывшего СССР) начиная с 1999 года является, прежде всего, переход от плановой к рыночной экономике, осуществлённый в 1990-е годы[48].
  • Как полагает доктор экономики, профессор Гарвардского университета Янош Корнаи, в России произошло развитие «абсурдной, извращённой и крайне несправедливой формы олигархического капитализма»[49]. Руслан Гринберг, член-корреспондент РАН, директор Института экономики РАН также отмечал, что в результате политики Ельцина и реформаторов сформировался «олигархический капитализм»[50].
  • Либерализация цен и новая налоговая политика оказали разрушительное воздействие на частное предпринимательство.[51] За 1992 год в России число малых предприятий в сфере производства резко сократилось.[51]
  • Либерализация цен и либерализация внешней торговли привели к высоким темпам роста цен в российской экономике, а также к кардинальным и негативным для развития экономики изменениям ценовых пропорций.[52]

Наука и НИОКР[править | править вики-текст]

Во время реформ было резко сокращено финансирование науки и НИОКР[53]. В 1992—1997 годах расходы на науку сократились в 6 раз.[46] В 1990 году расходы на науку составляли 5,5-6 % ВВП, а в 1992 году — 1,9 %[53]. В издании РАН отмечалось, что это было сознательной установкой:[53]

Резкое сокращение финансирования НИОКР было связано не только с кризисными процессами в экономике. Оно обосновывалось теоретически. Из «экономического детерминизма» следовал вывод (и воплощался на практике в России в первой половине 90-х годов, когда экономические реформы проводились без социальных амортизаторов) о необходимости сокращения бюджетных расходов на образование, медицину, науку и другие отрасли социальной сферы, о достаточности для населения нашей страны обязательного семилетнего образования и т. д.

В годы реформ ухудшился социальный статус научного работника, снизился престиж научного труда[53]. Существенно сократилась оплата труда научных работников[53]. Сотрудник ГУ-ВШЭ Наталия Кутепова отмечает[53]:

Научные сотрудники и члены их семей с начала реформ попали в число бедных слоёв населения. Более 70 % дохода в среднем научным работникам приходилось тратить на покупку минимального набора продуктов и коммунальные платежи, в то время как в промышленности эта доля составляла около 40 %. Таким образом, социальное положение сферы НИОКР ухудшалось с начала реформ более ощутимо по сравнению с положением многих других групп.

При этом выплата небольших заработков нередко задерживалась[53].

За два года после начала реформ только в академической науке произошло сокращение численности работников на 32 %[53]. Сокращение численности научных работников было связано, в частности, со снижением оплаты труда, спадом производства на протяжении 90-х годов, структурными сдвигами экономики (сокращением спроса на высокотехнологичную продукцию)[53].

Директор Института США и Канады РАН Сергей Рогов в 2010 году писал[54]:

В результате непродуманных реформ в 1990-е годы значительная часть отраслевой науки была приватизирована и бесследно исчезла. Резко сократилось бюджетное финансирование НИОКР. Уменьшилась почти в три раза численность научных исследователей. Произошла утрата целых научных школ. Сложившаяся ситуация — это результат применения в России неолиберальных экономических концепций, согласно которым любое государственное вмешательство в экономику ведёт к негативным последствиям.

По его словам, «последние двадцать лет мы жили за счёт научно-технологического задела, созданного в Советском Союзе»[54].

Д.э.н. А. Е. Варшавский и д.т. н. О. С. Сироткин считают, что в 1990—1997 годах научный потенциал страны сократился на 35-40 %[55]. Денежная оценка потерь научного потенциала в течение переходного периода (до 1997 года), по их расчётам, составляет, как минимум, 60-70 млрд долл.[55]

В отраслях экономики[править | править вики-текст]

Агропромышленный комплекс[править | править вики-текст]

Реформы привели к значительному сокращению объёмов производства в сельском хозяйстве.[56] За годы реформ произошло сокращение посевных площадей, сбора зерна, поголовья скота[56]. Так, за 1990—1999 годы поголовье крупного рогатого скота сократилось с 45,3 до 17,3 млн, поголовье свиней — с 27,1 до 9,5 млн.[56]

Производство зерна за 1990—1999 годы сократилось со 113,5 до 47,8 млн тонн, молока — с 41,4 до 15,8 млн тонн.[56] Площадь сельскохозяйственных угодий сократилась с 202,4 до 152,7 млн га, посевная площадь — с 112,1 до 73,0 млн га.[56]

В результате либерализации цен и приватизации предприятий замыкающей стадии агропромышленного производства (хранение, переработка и транспортировка сельхозпродукции), которые являются региональными монополистами, в первые же годы c начала реформ розничные цены на мясо и молоко выросли примерно в 4 раза больше, чем мясокомбинаты, молокозаводы и посредники платили сельским жителям.[28]

В годы реформ власти проводили раздробление и изменение организационного типа большинства крупных сельскохохяйственных предприятий (колхозов и совхозов).[56]

В животноводстве происходил регресс в технологии и санитарии[56]. В «Государственном докладе о состоянии здоровья населения Российской Федерации в 1992 году» (М., 1993) отмечалось: «Настораживает расширение ареала синантропного трихинеллеза и увеличивающееся число заражающихся… Заболеваемость трихинеллезом, имеющая вспышечный характер, регистрировалась в 40 административных территориях Российской Федерации. Все вспышки трихинеллеза возникли в результате бесконтрольной торговли свининой подворного убоя без проведения санитарно-ветеринарной экспертизы… Прогноз по заболеваемости населения гельминтозами неблагоприятный. Отсутствие лечебных средств сводит на нет многолетние усилия учреждений здравоохранения и санитарно-эпидемиологической службы по оздоровлению очагов гельминтозов. Развитие и интенсификация индивидуальных хозяйств (частное свиноводство, выращивание овощей, зелени, ягодных культур с использованием необезвреженных нечистот для удобрения) приводит к загрязнению почвы, овощей, ягод, инвазии мяса и мясопродуктов»[56].

Транспорт[править | править вики-текст]

В докладе Межгосударственного совета по антимонопольной политике от 2008 года отмечалось:[57]

До начала 90-х годов XX века авиационное сообщение в бывшем СССР развивалось очень высокими темпами, и в 1989 году показатели находились на уровне развитых стран. Экономический и политический кризис в 90-е годы привёл к резкому сокращению авиаперевозок. В это время произошло примерно четырёхкратное сокращение как объёмов перевозки пассажиров, так и пассажирооборота. Основной спад пришёлся на начало 90-х годов.

Социальные последствия[править | править вики-текст]

Ухудшение здоровья и рост смертности[править | править вики-текст]

Средняя продолжительность жизни в России в 1990—2009 годах[58]

В 90-е годы произошло значительное ухудшение здоровья населения и роста смертности. Так, в докладе Комиссии по вопросам женщин, семьи и демографии при Президенте Российской Федерации «О современном состоянии смертности населения Российской Федерации» отмечалось: «С 1989 года по 1995 год число умерших увеличилось в России с 1,6 млн человек в 1989 году до 2,2 млн человек в 1995 году, то есть в 1,4 раза»[59]. В докладе говорилось: «Беспрецедентный рост смертности населения России в 90-е годы проходит на фоне резкого ухудшения здоровья населения». Как отмечалось в докладе, на ситуацию повлияли долговременные и современные факторы. Доклад резюмировал, что «наиболее ощутимой жертвой негативных сторон реформирования общества» стало население и его здоровье. В основе скачкообразного и обвального роста смертности в 90-е годы лежало ухудшение качества жизни большинства населения, связанное с затяжным социально-экономическим кризисом: ростом безработицы, длительными задержками выплаты заработной платы, пенсий, социальных пособий, ухудшением качества питания, снижением доступности социальных услуг, затяжным психологическим стрессом, неуверенностью в своём будущем и будущем детей, ростом криминализации, алкоголизма и алкоголизации общества в целом, как реакции на устойчивое чувство незащищённости и неуверенности[60], наркомании[59].

Директор Института социально-экономических проблем народонаселения Наталья Римашевская, обобщая исследования медиков, отмечала, что «реформы, безусловно, нанесли ущерб состоянию здоровья людей, спровоцировав рост смертности прежде всего трудоспособного населения». Главную причину ухудшения демографического воспроизводства она видит не в инерционности демографических процессов, а в «существенном снижении качества условий и уровня жизни, социальных напряжениях и нестабильности, непреодолимых трудностях адаптации перехода к рынку»[61].

Наиболее негативным последствием системного, прежде всего экономического кризиса в России явился рост смертности населения. В 1990-е гг. число умерших превысило уровень 1980-х гг. на 4,9 млн человек, а по сравнению с семидесятыми годами возросло на 7,4 млн. Если взять возрастные показатели смертности населения в 1980-е гг. и числа умерших в тех же возрастах в 1990-е, то можно получить излишек умерших в последнем десятилетии в сравнении с предшествующим. Этот излишек, а вернее сверхсмертность в 1991—2000 гг. составила примерно 3-3,5 млн человек, а вместе с потерями, приходящимися на трехлетие XXI века — около 4 млн человек. Для сравнения д.э.н. из ИСПИ РАН Л. Л. Рыбаковский приводит данные, что сверхсмертность в годы Великой Отечественной войны, включая гибель населения в блокадном Ленинграде, составила примерно 4,2 млн человек. Среди умерших в мирные девяностые годы возросла доля предотвратимых в других социально-экономических условиях смертей[62]. При этом, сокращение рождаемости в 1990-е гг. было столь значительным, что также уместны аналогии с Великой Отечественной войной.[62]

Ухудшение питания[править | править вики-текст]

Юрий Лужков, Гавриил Попов. «Еще одно слово о Гайдаре»

<…>
Был февраль 1992 года. На совещании, которое вел Егор Тимурович, рассматривались неотложные меры по финансированию социальных программ. <…>

Шло обсуждение социальных вопросов по строительству школ, по пенсиям, к тому времени почти обнуленным, по сбережениям граждан, тоже превратившимся в пыль. И все тот же один из авторов этой статьи проинформировал Гайдара о том, что в Зеленограде наша медицина зафиксировала 36 смертей из-за голода. На это Гайдар ответил просто: идут радикальные преобразования, с деньгами сложно, а уход из жизни людей, неспособных противостоять этим преобразованиям, — дело естественное.

За годы реформ сократилось потребление ряда важнейших продуктов питания[63]. Главный научный сотрудник Института экономики РАН Ренальд Симонян, характеризуя изменение питания за годы реформ, говорит о резком ухудшении его структуры, недостатке белков и витаминов[64].

В СССР во второй половине 80-х годов потребление мяса и мясопродуктов увеличилось с 67 кг в 1985 году до 75 кг в 1990 году (при физиологическом минимуме — 26,6 кг и норме сбалансированного питания — 78 кг на человека в год)[63]. В течение 90-х годов оно быстро снижалось и к 1999—2000 годам упало до 45 кг, или в 1,7 раза[63]. Потребление рыбы и рыбопродуктов в начале 90-х годов сократилось вдвое и затем оставалось на уровне 10 кг в год (что меньше минимального размера потребления)[63]. Потребление молока и молочных продуктов сократилось за 90-е годы в 1,8 раза[63].

В Государственном докладе «О состоянии здоровья населения Российской федерации в 1999 году» говорилось, что «структура питания населения характеризуется продолжающимся снижением потребления биологически ценных продуктов питания»[65].

Академик РАМН Борис Величковский отмечал: «Ведущим фактором в детской возрастной группе является недостаточное питание. Отсутствие полноценного питания привело к тому, что в 1999 г. 10 % призывников отличались дефицитом веса; более 40 % беременных женщин страдали анемией, а большинство детей и молодёжи не получало необходимого набора пищевых веществ и витаминов»[65].

Социолог Сергей Кара-Мурза обращал внимание, что общий спад потребления продуктов распределился неравномерно среди разных групп населения. Больше всего пострадали группы с небольшими доходами: «В этой части населения потребление самых необходимых для здоровья продуктов упало до крайне низкого уровня, при котором начинаются физиологические изменения в организме и деградация здоровья. В результате реформ произошло резкое расслоение населения РФ по типу питания — не только в качественном, но и в количественном отношении. В обедневшей части населения возникло массовое недоедание»[64][66]. Так, в 1997 году 20 % населения с самыми низкими доходами потребляли мяса 26 кг в год, молока — 130 кг в год, овощей — 44 кг в год на человека[64][66]. По оценкам Ренальда Симоняна, доля населения, питание у которого упало до уровня физиологической деградации, достигает 30 %[64].

Кроме того, в результате реформ значительная часть продуктов питания, поступавших в торговлю, была фальсифицирована[65].

Рост преступности[править | править вики-текст]

Динамика числа тяжких и особо тяжких преступлений в России в 1992—2010 годах, в тысячах.[67]

«Либеральные» реформы, как отмечают исследователи, вызвали значительный рост преступности в России.[68][69][70] Факторами роста преступности являлись, в частности, обнищание населения, ослабление милиции и судебной системы в результате недофинансирования, ослабление моральных норм.[68]

Серьёзную роль в жизни страны стала играть организованная преступность.[68] Преступники стали более агрессивными и жестокими, возросло число повторно совершённых преступлений (рецидивов).[68] Доля безработных среди осуждённых преступников за 1990—1999 годы выросла с 17 до 56 %.[68]

В издании ИСЭПН РАН говорилось, что в советское время уровень преступности был на «довольно низком уровне», а рыночные реформы повлекли её рост.[69] Опросы общественного мнения показывали, что население утрачивало чувство защищённости от преступных посягательств: так, в 1993—1994 годах доля людей, сильно обеспокоенных ростом преступности, выросла до 64-68 %.[69] Издание констатировало: «В постсоветские времена большинство граждан страны жило в состоянии постоянного беспокойства за свою жизнь, имущество, жизнь родных и близких».[69]

В 1991—1999 годы, по данным МВД, погибло в результате различных преступлений более 740 тысяч человек.[69] При этом специалисты отмечают высокий уровень латентной преступности: реальное число преступлений было гораздо выше официальных данных статистики. Это происходило из-за того, что потерпевшие или свидетели не обращались в милицию, кроме того, милиция сама старалась занижать число преступлений.[69] Реальное число преступлений могло быть выше в два раза.[69]

Как отмечалось в издании, деформация деятельности правоохранительных органов была вызвана, в первую очередь, «либеральной стратегией реформирования», проводимой властями в 90-е годы[69]. Слом прежней экономической системы, перераспределение госсобственности в частную и другие реформы не учитывали необходимость защиты прав большинства населения посредством сильных правоохранительных органов: «напротив, для проведения реформ в интересах узкой группы людей выгодно было как раз ослабить, поставить в зависимое положение органы правопорядка»[69]. Были изменены условия труда работников правоохранительных органов, сокращено финансирование и произошло резкое снижение зарплаты. Негативными результатами этого стали резкое снижение качества кадров в связи с оттоком профессионалов и коммерциализация правоохранительных органов[69]. Как подчёркивали учёные, «за годы реформ произошла дискредитация самого института милиции в глазах населения, между милицией и населением страны сложилась острая конфликтная ситуация»[69].

Расслоение по доходам[править | править вики-текст]

Диспаритеты между секторами экономики, возникшие в результате либерализации и обвальной приватизации, привели к быстрому росту дифференциации доходов населения.[28] При этом, как отмечал академик Д. С. Львов, от реформ малообеспеченные граждане проиграли в наибольшей степени[45].

Критика[править | править вики-текст]

Председатель Конституционного Суда России Валерий Зорькин утверждал, ссылаясь на данные РАН, что помимо «ловушки неравенства», на фоне появления сверхбогатых людей[71], «за годы реформ самые бедные стали в два раза беднее, а в целом 80 % населения в материальном плане от реформ больше потеряли, чем приобрели»[72].

Говоря о российских реформаторах и результатах их политики, профессор Колумбийского университета и лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц отмечал: «Величайший парадокс в том, что их взгляды на экономику были настолько неестественными, настолько идеологически искажёнными, что они не сумели решить даже более узкую задачу увеличения темпов экономического роста. Вместо этого они добились чистейшего экономического спада. Никакое переписывание истории этого не изменит»[73][74].

В книге «Белая книга. Экономические реформы в России 1991—2001» С. Ю. Глазьев и С. А. Батчиков пишут, что «…за годы реформы страна по уровню социально-экономического развития оказалась отброшенной на десятилетия назад, а по некоторым показателям — в дореволюционный период. Никогда за обозримый период, даже после разрушений от гитлеровского нашествия, не наблюдалось столь продолжительного и глубокого снижения уровня производства почти во всех отраслях отечественной экономики»[75]

Экономический советник Гайдара Джеффри Сакс позднее говорил: «Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями… И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей»[76].

По мнению Наоми Кляйн экономисты причастны к тому, что кризисные ситуации в разных странах мира были использованы. В частности, в 2007 году Наоми Кляйн представила результаты социологического расследования последствий шоковой терапии в экономике, приводит сравнительный анализ между опытами по введению человека в состояние шока при помощи шоковой терапии в медицине и шоковой терапии в экономике, которую экономисты Милтон Фридман, Джеффри Сакс проводили в отношении СССР и в других странах для углубления ситуации с кризисом и развития в этих странах гуманитарной катастрофы.

— Наоми Кляйн. Доктрина шока — М.: Добрая книга, 2009. — 656 с.

В произведениях искусства[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

  1. В.Федорин. Выбор пути. Почему осенью 1991 года Ельцин сделал ставку на Гайдара
  2. Симонян Р. Х. О некоторых социокультурных итогах российских экономических реформ 90-х годов // Мир перемен. 2010. № 3. С.98-114.
  3. Гайдар Е. Т., Чубайс А. Б. Экономические записки. — М.: «Российская политическая энциклопедия», 2008. — 192 с. — ISBN 978-5-8243-1066-5.
  4. Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России. 1991—1997 / под ред. Е. Т. Гайдара — М.: ИЭПП, 1998. — 1096 с.
  5. Экономика переходного периода. Очерки экономической политики посткоммунистической России. 1998−2002/ под ред. Е. Т. Гайдара. — М.: Дело, 2003. — 832 с. — ISBN 5-7749-0340-0.
  6. С.Г. Кара-Мурза (2002), «Белая книга. Экономические реформы в России 1991—2001», «Алгоритм-Книга», <http://www.situation.ru/app/rs/books/whitebook/whitebook_content.htm>. Проверено 24 июня 2011. 
  7. Экономика России и реформы. Сетевая библиотека
  8. Бабашкина А. М. Государственное регулирование национальной экономики: Учеб. пособие. — М: Финансы и статистика, 2005
  9. И.Г.Калабеков (2011), «Российские реформы в цифрах и фактах», <http://refru.ru/>. Проверено 24 июня 2011. 

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Инфляция: российские и мировые тенденции
  2. АНДРОПОВА УБИВАЛИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ
  3. Развитие нефтегазового комплекса СССР в 1960-1980-е гг.: большие победы и упущенные возможности
  4. С. Г. Кара-Мурза. Советская цивилизация
  5. В. Шлыков. Что погубило СССР.
  6. Медведев В. В команде Горбачева. Взгляд изнутри. М: Былина. 1994. С. 87, 103.
  7. Николай Рыжков: «Инициативам Горбачева предшествовала огромная работа» // Независимая газета, 20 апреля 2010
  8. Биография Б. Н. Ельцина
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 В. М. Полтерович «Стратегии институциональных реформ. Китай и Россия» // Журнал «Экономика и математические методы», 2006, Т. 42, № 2
  10. ШАПОВАЛОВ В. Ф. — д. ф. н., МГУ им. М. В. Ломоносова. ОТКУДА ПРИДЕТ «ДУХ КАПИТАЛИЗМА»?(О ДУХОВНО-КУЛЬТУРНЫХ ПРЕДПОСЫЛКАХ РАЦИОНАЛЬНЫХ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ)1994 год
  11. Чуканов Н. Как это было (из истории 90—х)
  12. Совершенно секретно
  13. Кризис советской экономики.
  14. Кризис советской экономики.
  15. Минхлебопродукт РСФСР Куделя А. - Кабинет Министров СССР Сенько Ф.П. О крайне тяжелом положении с государственными ресурсами зерна // Архив Егора Гайдара
  16. В Президиум Верховного Совета РСФСР – Тверской областной исполком. О крайне серьезной обстановке с продовольствием в области. // Архив Егора Гайдара
  17. 10 телеграмм о приближающемся голоде
  18. Президенту Ельцину Б.Н. – Администрация Екатеринбургской области. Об угрозе срыва снабжения населения хлебом. // Архив Егора Гайдара
  19. Госкомстат. О поставках картофеля и плодоовощной продукции потребителям общесоюзного и республиканского (РСФСР) фондов // Архив Егора Гайдара
  20. Указ Президента РСФСР от 03.12.1991 N 297 «О мерах по либерализации цен»
  21. Постановление Правительства РСФСР от 19.12.1991 N 55 «О мерах по либерализации цен»
  22. Лопатников Л. И. Ч. 2 Гл. 1 О «шоковой терапии», инфляции и точности прогнозов // Перевал. — М.-СПБ.: Норма, 2006. — С. 78-117. — ISBN 5-87857-114-5.
  23. 1 2 Г. И. Герасимов, «История современной России: поиск и обретение свободы (1985—2008)», с. 89-91
  24. Мороз О. П. II Геращенко торпедирует реформу // Так кто же расстрелял парламент? — М.: Русь-Олимп, 2007.
  25. Е. Т. Гайдар. Смуты и институты // Власть и собственность. — СПБ.: Норма, 2009. — ISBN 978-5-87857-155-5.
  26. 1 2 Страна к Горбачеву несправедлива // Независимая газета, 20 апреля 2010.
  27. Д. С. Львов, Ю. В. Овсиенко «Об основных направлениях социально-экономических преобразований» // Экономическая наука современной России. 1999. № 3. С. 99-114.
  28. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 В. А. Волконский «Драма духовной истории: внеэкономические основания экономического кризиса» Раздел «Экономические основания многополярного мира» // М., «Наука», 2002
  29. 1 2 3 Д. Б. Кувалин «Экономическая политика и поведение предприятий: механизмы взаимного влияния» Глава «Способы адаптации российских предприятий к трансформационному экономическому кризису» // М.: МАКС Пресс, 2009
  30. 1 2 3 Б. И. Смагин Экономический анализ и статистическое моделирование аграрного производства: монография // Мичуринск: Изд-во Мичурин. гос. аграр. ун-та, 2007
  31. 1 2 3 4 5 «Социальная защита населения. Российско-канадский проект». Глава «Социальные проблемы переходного периода» // Под ред. Н. М. Римашевской. — М.: РИЦ ИСЭПН, 2002
  32. 1 2 «Экономические субъекты постсоветской России (институциональный анализ)» Глава «Откуда пошёл российский бизнес, или как возникла „экономика физических лиц“» // Под ред. Р. М. Нуреева. — Москва: Московский общественный научный фонд, 2001, серия «Научные доклады»
  33. 1 2 3 4 5 6 7 8 М. В. Ершов Денежно-кредитная сфера и экономический кризис // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2000. № 113. С. 20
  34. 1 2 3 4 А. К. Мансуров Подходы к созданию системы ранней идентификации валютно-банковских кризисов в России // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. Гл. ред. А. Г. Коровкин. М,:МАКС Пресс, 2006
  35. Наука в Сибири
  36. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок .D0.AF.D1.81.D0.B8.D0.BD-7 не указан текст
  37. Гайдаp Е.Т. Эффект от реформ наступит к 2005 году. // Архив Егора Гайдара
  38. 1 2 О. Гаврилишин Пятнадцать лет преобразований в посткоммунистических государствах
  39. Капелюшников Р. Собственность без легитимности? // polit.ru, 27 марта 2008
  40. http://www.gks.ru/doc_2009/year09_pril.xls
  41. Джозеф Стиглиц о российских протестах и глобальном «кризисе госуправления»
  42. VIVOS VOCO: Акад. А. Д. Некипелов, Рецензия на книгу «Путь в XXI век»
  43. Бабашкина А. М. Государственное регулирование национальной экономики: Учеб. пособие. — М: Финансы и статистика, 2005
  44. Г о р д о н Л. А. — д.и.н., профессор, заместитель руководителя Центра сравнительных политических и экономических исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН. Социально-экономические права человека: содержание, особенности, значение для России
  45. 1 2 Крест над Россией
  46. 1 2 Некоторые направления повышения эффективности российских высоких технологий. — Менеджмент в России и за рубежом — Теория и практика финансового анализа, инвестиции, менеджмент …
  47. Судостроение " Рынки " Бизнес-справочник " RB.ru
  48. Гурвич Е. Два срока
  49. Доклад на ежегодной конференции Всемирного банка, посвященной проблемам экономического развития (World Bank. Annual Bank Conference on Development Economics — ABCDE). Вашингтон, 18-20 апреля 2000 г.
  50. Новая Газета | № 16 от 6 Марта 2008 г. | Руслан Гринберг: Не нужно никаких реформ
  51. 1 2 П.Нельсон, И.Кузес «Экономическая диалектика и строительство демократии в России» // Социологические исследования. 1996. № 1. С. 37-45
  52. Н. В. Лукьянова Ценовые пропорции и развитие российской экономики // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН / Гл. Ред. А. Г. Коровкин. — М.:МАКС Пресс, 2004
  53. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Кутепова Н. И. Социальная политика в сфере НИОКР // «Научное, экспертно-аналитическое и информационное обеспечение национального стратегического проектирования, инновацмонного и технологического пазвития России». Ч.1, Москва: ИНИОН РАН, 2009. (Кутепова Н. И. — к.э.н., доцент ГУ-Высшей школы экономики)
  54. 1 2 Невостребованность науки — угроза безопасности страны. Независимая газета (8 февраля 2010). Проверено 12 февраля 2013. Архивировано из первоисточника 15 февраля 2013.
  55. 1 2 Критика российских реформ
  56. 1 2 3 4 5 6 7 8 Белая книга. Экономические реформы в России 1991—2001 (Автор-составитель С. Г. Кара-Мурза, Научное руководство: С. Ю. Глазьев С. Л. Батчиков)
  57. Доклад «О состоянии конкуренции на рынке авиаперевозок государств — участников СНГ». Сайт ФАС, 2008.
  58. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, лет, лет
  59. 1 2 К сведению г-на Ельцина: Доклад о смертности в России
  60. http://www.ecsocman.edu.ru/data/418/414/1224/Zaigraev.pdf Социологические исследования, № 8, Август 2009, C. 74-84 АЛКОГОЛИЗМ И ПЬЯНСТВО В РОССИИ. ПУТИ ВЫХОДА ИЗ КРИЗИСНОЙ СИТУАЦИИ. Автор: ЗАИГРАЕВ Григорий Григорьевич — доктор социологических наук, профессор, главный научный сотрудник ИС РАН.
  61. Человек и реформы: Секреты выживания :: Федеральный образовательный портал — ЭКОНОМИКА, СОЦИОЛОГИЯ, МЕНЕДЖМЕНТ
  62. 1 2 http://ecsocman.edu.ru/images/pubs/2006/01/24/0000247508/010_rybakovskij.pdf РЫВАКОВСКИЙ Леонид Леонидович — доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института социально-политических исследований РАН: ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ БУДУЩЕЕ РОССИИ И МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ
  63. 1 2 3 4 5 За годы реформ снизилось потребление продуктов питания животного происхождения
  64. 1 2 3 4 http://www.isras.ru/files/File/Publication/O_nekotorih_soc_demograf_rezultatah_Simonyan.pdf
  65. 1 2 3 Раздел 2 Производство и потребление продуктов питания в РФ
  66. 1 2 Куда идёт Россия. Белая книга реформ. М., 2008, с. 60.
  67. Число тяжких и особо тяжких преступлений, единица
  68. 1 2 3 4 5 Ю. В. Андриенко, Р. Аренд. Преступность — проклятие свободы? (Как развивалась преступность в России в переходный период) // Экономическая теория преступлений и наказаний, № 4, 2006.
  69. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Коленникова О. А. Рыночные реформы и ослабление безопасности населения (полностью опубликовано в книге «Россия: 10 лет реформ. Социально-демографическая ситуация». Москва, РИЦ ИСЭПН, 2002 -с. 272—281.).
  70. Есипов В. М. Причины теневых экономических отношений и роста экономической преступности в современной России. 2007.
  71. «Выступление Председателя КС РФ» 01 ноября 2008, В. Д. Зорькин: «Преодоление „ловушки неравенства“ для России — это критерий её дееспособности как социального государства. С одной стороны, Россия — страна, где самыми высокими темпами в мире растет количество долларовых миллиардеров. А с другой — по данным Российской академии наук, за годы реформ самые бедные стали в два раза беднее, а в целом 80 % населения в материальном плане от реформ больше потеряли, чем приобрели».
  72. В. Д. Зорькин, «Конституция и права человека в XXI веке», стр. 161, ISBN 978-5-468-00282-7
  73. Joseph Stiglitz. The ruin of Russia // guardian.co.uk, 9 April 2003
  74. Стиглиц Д. Разрушение России // The Guardian, 9 апреля 2003 (перевод inosmi.ru)
  75. С. Ю. Глазьев, С. А. Батчиков Белая книга. Экономические реформы в России 1991—2001
  76. Алексей Кива. «У России есть выход». Цитата из Независимая газета, 31 декабря 1998.